Электронная онлайн библиотека

 
 Международная экономика

Экономика Латинской Америки


Латинская Америка - общее название стран, возникшие в первой половине XIX в. на месте бывших испанско-португальских колоний в Центральной и Южной Америке.

Страны Латинской Америки прошли сложный и тернистый путь социально-экономического развития - от колоний в конгломерат независимых государств, отличающихся по уровню социально-экономического развития, характером и степенью участия в мирохозяйственных связях. Сегодня данный регион, прежде всего, его ведущие государства и в первую очередь три гиганта - Бразилия, Мексика и Аргентина занимает промежуточное состояние между развитыми странами Севера и странами Юга Америки, которые развиваются. Причем состояние экономики трех латиноамериканских гигантов (на них приходится 2/3 регионального ВВП и в т.ч. доля Бразилии 31%) оказывает решающее влияние на динамику региональных макроэкономических показателей.

Серьезные сдвиги в экономическом развитии большинства стран латино-американского региона начались почти сразу после Второй мировой войны. Социальное положение в регионе - бедность, хроническое безработицы и аграрное перенаселение - требовали ускорения социально-экономического развития на базе индустриализации. В то же время обеспечения такого роста мешал слишком низкий уровень внутренних накоплений. Это объяснялось недостаточностью не только иностранных инвестиций, но и экспортных доходов через резкие колебания мировой конъюнктуры и тенденции к ухудшению условий сбыта традиционных товаров Латинской Америки в 50-те pp.

Стратегией развития большинства стран была выбрана последовательная индустриализация с учетом национальных особенностей.

Акцент в экономической политике был сделан на импортозамещающую индустриализацию на базе богатых сырьевых ресурсов и с помощью протекционизма внутреннего рынка с одновременным повышением экспорта товаров и услуг.

В связи со слабостью национального предпринимательства решающую роль в претворении в жизнь этой стратегии в жизнь играли государства, которые в 90-х гг. были основным предпринимателем и регулятором всей хозяйственной жизни в Латинской Америке. За счет инфляционного финансирования был создан большой государственный сектор, прежде всего промышленности (энергетика, металлургия, химия, машиностроение), производственный потенциал которого составил основу латиноамериканской промышленности. Благодаря этому существенно возросла вес внутренних факторов развития, хотя зависимость от внешних источников финансирования до сих пор остается высокой.

В итоге, несмотря на серьезные расходы (инфляция, низкая конкурентоспособность готовых изделий и т.д.) Латинская Америка создала достаточный производственный потенциал, при этом наибольших успехов в этом отношении достигли Мексика и Бразилия. Последняя по абсолютному объему ВВП (740 млрд. долл. США) занимает 9-10 место в мире. Наряду с развитием традиционных отраслей тяжелой индустрии в Бразилии ускорилось формирование наукоемких производств (электроники и робототехники, производства новых материалов, биотехнологий, атомной и авиакосмической промышленности). Вместе с тем реализация государственных программ индустриализации привела к хронического дефицита государственного бюджета, нестабильности финансового состояния и рост внешнего долга, по величине которого Бразилия вместе с Мексикой являются лидерами в мире. В латиноамериканском регионе расположено большое количество средних и малых государств. Большинство из них до сих пор придерживаются экспортоориентированной модели развития с узкой товарной специализации. Заметное развитие в этом субрегионе получил туризм.

Важным фактором экономического развития Латинской Америки в последние десятилетия стало рост внутрирегиональной сотрудничества, прежде всего в рамках интеграционных объединений. Вообще экономическая интеграция в этом регионе во второй половине XX в. проходила в несколько этапов. В 1960-1970 гг. региональные объединения, которые возникали тогда, характеризовались замкнутостью структур и их стремлением защитить себя высокими пошлинами, главным образом от конкуренции высокоразвитых индустриальных государств. Уже тогда актуальным было задачи по созданию отдельного латиноамериканского рынка. В таких группировок следует отнести Центральноамериканский общий рынок (САСМ), Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли (LAAFT), которая позже превратилась в Латиноамериканской ассоциации интеграции (МАРИНА), Карибский ассоциацию свободной торговли, которая превратилась в Карибский общий рынок (CARICOM), Антську группу и наибольшую Латиноамериканскую экономическую систему (LAES), которая включала в себя 26 стран Латинской Америки.

Содержание и цели интеграции, которая проводилась странами региона в 1990-е годы, в корне изменились. Это объяснялось событиями, которые произошли в Южной Америке, укреплением и ростом экономики крупнейших стран региона - Бразилии, Аргентины, Чили. Интеграция, которая осуществляется на новом этапе, проходит при значительно большей открытости национальных экономик, существенном сокращении государственного вмешательства и устранении многих видов бюрократического контроля, а также в условиях более жесткой конкуренции. Новые подходы и новые обстоятельства, в которых осуществляется интеграция, позволили достичь рекордных темпов роста товарооборота за весь почти 40-летний период развития интеграционных процессов на континенте.

МЕРКОСУР в 1999 г. исполнилось 4 года, однако, первую попытку объединиться некоторые страны, которые входят сегодня в него, сделали еще в 1991 г. Тогда в столице Парагвая четыре страны: Аргентина, Бразилия, Уругвай и Парагвай подписали договор о создании общего рынка. Это соглашение предусматривало совместное развитие свободной торговли и повышения конкурентоспособности экономик четырех государств, которые вместе составили рынок в 200 млн. чел. с общим ВВП на сумму примерно 1 трлн. долл.

Укрепление интеграции шло поэтапно. Сначала было заключено соглашение о проведении переговоров относительно гармонизации налоговой и таможенной политики. В 1994 г. страны-участницы приступили к созданию таможенного союза, а также начали обсуждение деталей будущей торговой соглашения о создании МЕРКОСУР. Согласование проходило в тяжелых условиях, поскольку в странах-участницах до 1990-х годов было разное законодательство, они проводили разную политику в сфере индустриализации и не имели опыта регионального сотрудничества. Некоторым странам было выгодно снижение пошлины, а крупнейшей участницы - Бразилии, которая имела в 2 раза больше, чем в других, потенциал, было важно сохранить высокие таможенные ставки для защиты своего внутреннего рынка.

Страны-члены МЕРКОСУР, не форсируя событий, все еще пытаются найти оптимальные подходы, не затрагивая коренных интересов друг друга. За 4 года пока удалось ликвидировать пошлины на 90% товаров, перемещаемых в пределах союза. Также удалось согласовать судьбу остальных 10% произведенной продукции, пошлины на которую будет устранено лишь после 2001 г. Что касается общих внешних тарифов для стран-членов, то уже согласовано уровне тарифов для 85% продукции, а на оставшиеся 15%, уточнения должны быть сделаны до 2006 г. Тарифная система МЕРКОСУР использует 11 уровней тарифов, размещенных в сетке от 0 до 20%. По товарам, которые наиболее чувствительны к колебаниям конъюнктуры на мировых рынках, были заключены специальные соглашения о последовательность решения таких задач:

• в 2001 г. установить импортный тариф на основные средства производства на уровне 14%;

• в 2006 г. установить импортный тариф на компьютеры и телекоммуникационное оборудование на уровне 16%;

• к 2011 г. устранить пошлины на импорт в Чили продуктов питания из стран МЕРКОСУР.

Постепенное ослабление ограничений во внешней торговле, сокращение и ликвидация таможенных пошлин на многие виды товаров позволили значительно увеличить объемы торговли в пределах союза.

Так, за период 1990-1996 гг. рост товарооборота между странами-членами МЕРКОСУР ежегодно составлял в среднем более 30%, тогда как торговля стран-членов с остальным миром в эти годы росла на 7,5% в год. Внешняя торговля четырех участниц МЕРКОСУР на 20% сконцентрирована внутри блока, в то время как до создания МЕРКОСУР в 1990 г. этот показатель составлял 9%.

Торговля между Бразилией и Аргентиной выросла в 4 раза и составила более 15 млрд. долл. Как прогнозируют специалисты, торговля между этими странами в ближайшие пять лет должна, как минимум, удвоиться.

Через динамичность и перспективность этого сравнительно молодого регионального объединения к нему приковано внимание многих аналитиков и представителей делового мира. Наиболее критически настроенные эксперты видят в расширении бразильсько-аргентинской торговли будущую серьезное препятствие для развития интеграции, аргументируя это тем, что внутренняя торговля в регионе ускоренно развивается за счет медленных темпов развития внешней торговли с другими регионами. Сторонники же МЕРКОСУР объясняют такое быстрое расширение внутренней торговли в регионе недавним открытием границ и устранением многих барьеров.

Конечно, еще сохраняется много трудностей в становлении действительно свободной зоны торговли, поскольку последствия протекционистской политики в регионе очень живучи. Обнадеживает то, что МЕРКОСУР имеет большой объем внешней торговли. Увеличение экспорта Бразилии и Аргентины помогло этим странам пройти тяжелые испытания в ходе реализации антиинфляционной программы, связанной с преодолением последствий финансового кризиса в Мексике в 1995 г.

Однако кризис, начавшийся в Юго-Восточной Азии в 1997 г. и постепенно перекинулась на другие страны, включая Россию в августе 1998 г., в конце 1999 г. охватила и Латинскую Америку. Несмотря на предоставление Бразилии через МВФ пакета финансовой помощи в 41 млрд. долл. в ноябре 1998 г., администрации только недавно переизбранного президента Кардосо не удалось сохранить стабильность в экономике. Через падение стоимости акций многих компаний более чем на 20% и стремительного оттока из страны иностранного капитала правительство пошло на сравнительно скромную девальвации реала, которая, однако, вызвала массу негативных побочных явлений во многих странах мира. После этого прошли заседания председателей групп стран G-7 и G-22, на которых рассматривались вопросы о предоставлении срочной финансовой помощи странам, которые наиболее пострадали от глобального кризиса, а также обсуждались варианты кардинального изменения путей развития мировой экономики.

В самих же странах Южной Америки все более активно обсуждается концепция создания валютного союза с США с постепенным замещением песо, реала и других валют долларами США. Инициатором выступило правительство Аргентины, который предложил на первом этапе ввести общую денежную единицу для экономического блока Бразилия-Аргентина-Уругвай-Парагвай. Считается, что такой денежной единицей вполне способен выступить доллар США, который можно было бы противопоставить евро.

Анализируя возможные последствия долларизации латиноамериканских стран, профессор Университета Мэриленд Дж. Калво разработал несколько сценариев развития региона и мировых финансовых рынков в целом. По его мнению, в начале следующего столетия реальным является функционирование двух или трех валютных зон. Наиболее вероятным кандидатом на загальноамериканську валюту на всем континенте, безусловно, является доллар США. Предполагается, что евро будет иметь тенденцию распространяться на восток, все больше охватывая страны Центральной и Восточной Европы. Зато в Азии предполагается доминирование японской иены. Степень ускорения развития этих процессов, думаем, будет зависеть от того, насколько евро будет ограничивать существующую сейчас в мире гегемонию доллара.

С развитием МЕРКОСУР трудности интеграции становятся более очевидными. Нужны новые усилия для достижения главной цели - превратиться в объединение, которое способно обеспечить стабильный экономический рост стран-участниц на основе крупномасштабной внутренней торговли, коренного обновления технологии и эффективного использования инвестиций. Старое утверждение о том, что МЕРКОСУР имеет большее значение для Аргентины и юга Бразилии, Уругвая, Парагвая, а также менее развитой севере Бразилии, постепенно отпало. Создателям МЕРКОСУР в целом удалось объединить интересы всех его членов, заметно ослабить конкуренцию между аргентинскими и бразильскими товарами, найти для каждого из четырех партнеров свою нишу.

Изменения были органическими. Если ранее члены МЕРКОСУР предпочли искать партнеров за пределами Южной Америки, то сейчас картина изменилась. Ранее в крупнейших торговых партнеров южноамериканских стран входили, как правило, заморские партнеры. Теперь же, за несколько лет деятельности МЕРКОСУР, в круг важнейших торговых партнеров вошли страны-члены союза. Сотрудничество участников общего рынка не ограничилось только торговлей. Резко возросла их взаимная инвестиционная деятельность. В страны МЕРКОСУР потоком пошли прямые иностранные инвестиции. К наиболее весомых можно отнести инвестиции в автомобилестроения. Со значительными инвестициями в эту отрасль пришли такие компании, как Renault, Daimler-Benz, Volkswagen, Hyundai, Toyota, Chrysler, Honda, KIA, ФИАТ и др. Эти фирмы объявили о своих планах до 2000 г. вложить около 12 млрд. долл. в строительство автомобильных заводов в Бразилии и Аргентине для производства 2,5 млн. автомобилей в год.

Успехам МЕРКОСУР во многом способствовала его финансово-экономическая политика. Уже в 1998 г. почти 95% объема торговли между четырьмя участниками блока не облагалось пошлинами, которые в 2004-2006 гг. будут полностью отменены. Ранее считалось, что позаблокові латиноамериканские страны проявляют больший интерес к NAFTA, однако, события пошли по другому сценарию. Соглашение о экономическую взаимодополняемость с МЕРКОСУР первой заключила Чили в 1995г. За ней статус ассоциированного члена МЕРКОСУР оформила Боливия. Заявили о своих намерениях и подготовку к ассоциирование с МЕРКОСУР также Венесуэла, Колумбия, Перу и Эквадор. В октябре 1997 г. они утвердили базовый проект договора об ассоциации с МЕРКОСУР и продолжают согласование позиций с официальными структурами общего рынка по ряду вопросов, связанных с перемещением товаров и организацией импортного контроля.

Такое развитие событий явно приведет к созданию в недалеком будущем SAFTA - южноамериканской зоны свободной торговли, которая охватит территорию от Панамы до мыса Горн. Однако, как уже отмечалось, это - не конечная цель в интеграционных усилиях на американском континенте.

В календарях лидеров всех стран американского континента 2005 г. обозначен как год начала функционирования зоны свободной торговли Америки - FTAA. На континенте с нарастающей активностью готовится база для реализации идеи Дж. Буша о создании всеамериканской зоны свободной торговли. Консультации и переговоры по этому вопросу продолжаются на перманентной основе с участием первых лиц государств.

Для стран Центральной и Восточной Европы, а также для Украины стоит внимательно присмотреться к многогранного латиноамериканского опыта экономической интеграции, к положительных и отрицательных сторон становления МЕРКОСУР. Следует учитывать трудности, которые до недавнего времени преодолевали эти страны при создании соответствующей правовой базы. Крайне важно не упускать из виду то, что интеграционные процессы затрагивают не только экономики, но и социально-гуманитарных аспектов. Исключительно интересным является удачный опыт МЕРКОСУР в наиболее рациональном распределении сфер деятельности между всеми участниками общего рынка без ограничения их интересов при соблюдении принципа взаимодополняемости экономик стран-участниц.

Из опыта интеграционных процессов в Южной Америке напрашивается вывод, что различные по уровню своего развития государства могут не только сосуществовать в едином общем рынке, но и успешно сотрудничать. Тем, кто пытается создать подобные торгово-экономические союзы, можно дать следующие рекомендации - необходима тщательная подготовка всех деталей такого объединения, обеспечение его высококвалифицированным руководством. Крайне важно каждой стране найти свое место в интеграционном процессе, обойти противоречия и за необходимости идти на разумный компромисс.

Глобализация международной торговли, поиск новых ниш для экспорта на мировые рынки, новые информационные технологии сближают даже самые отдаленные страны. Украина имеет реальные шансы принять участие во многих проектах на южноамериканском континенте (в области развития морского и авиационного транспорта, освоения космоса, горно-шахтной и металлургической промышленности, энергетике, специальных технологий и т.п.). С реализацией таких программ инвестиции в Украину с севера и юга американского континента вступят стабильного характера.

Важным новым моментом латиноамериканской интеграции является ее все больше столкновения с североамериканской. Идея интеграции между двумя американскими регионами становится все более популярной. Развитие этой идеи будет зависеть от того, насколько успешно будет идти интеграция между США и одним из латиноамериканских гигантов - Мексикой - в рамках НЕФТЬ. Пока же реальна реализация первого шага на этом пути - создание панамериканской зоны свободной торговли от Аляски до Огненной Земли.

80-е гг. стали «потерянным десятилетием» для большинства стран Латинской Америки. Курс на импортозамещение при высоком уровне протекционизма и форсировании экспорта уже к середине 70-х гг. почти исчерпал свои возможности, экономический рост Латинской Америки стало терять свой динамизм. На это наложилась долговой кризис и огромные платежи в счет погашения внешнего долга, что поглощали 1/3 экспортной выручки региона. Ситуация ухудшалась также через падение цен на основные экспортные товары. К снижению темпов роста ВВП прибавилось увеличение дефицита государственного бюджета (дефицит бюджета центрального правительства увеличился с 1-2% от ВВП во второй половине 70-х гг. до 4-9% в 80-е гг.) и увеличенная на этой основе и без того немалая инфляция (12,5% - в 1970, p. 55% - в 1980 г. и 521% - в 1990г.).

На рубеже 80-90-х гг. в большинстве стран Латинской Америки были проведены радикальные реформы по либерализации экономической политики в соответствии с Вашингтонского консенсуса, направленные на стабилизацию финансов и ускорения экономического роста.

Большая волна приватизации, которая охватила Латинскую Америку в 80-90-е гг., привела к тому, что процесс приватизации до конца 90-х гг. почти завершился в Мексике и близок к завершению в Бразилии. Уменьшился дефицит государственного бюджета - до 0-2% от ВВП. Одновременно снизилась инфляция: 44% - в 1995 г., и около 10% - в 1998 г. В результате либерализации импортного режима среднеарифметический уровень импортной пошлины снизился в середине 90-х гг. в Бразилии до 12%, в Аргентине - до 11%, в Мексике - до 13%.

Уменьшение государственного вмешательства в экономику, приватизация значительной части государственного сектора (часть его активов была приобретена иностранными инвесторами), ужесточение финансовой политики и совершенствование налоговой системы, а также возобновлено экономический рост усилили приток в Латинскую Америку иностранного капитала. Внешний долг большинства латиноамериканских стран во второй половине 80-х гг. был реструктурирован, в результате чего он снизился более, чем на 55%.

Между прочим, хронической проблемой Латинской Америки остается ситуация в ее финансовой и валютной сферах. В связи с ростом в 90-е годы дефицита торгового баланса, что снова увеличивает внешний долг (758,5 млрд. долл., по прогнозу МВФ, в 1999 г., по сравнению с 441 млрд. долл. в 1990 г.) и быстро растущих на этой основе расходов по его обслуживанию (около 100 млрд. долл. в год, то есть около 46% экспортной выручки по сравнению с 33% в 1990 г.) платежный баланс Латинской Америки по операциям систематически сводится к все более отрицательного сальдо.

Значительно изменилась внешняя торговля стран региона. Темпы роста латиноамериканского экспорта в 90-е годы составили 9%, то есть они гораздо больше опережали темпы роста ВВП, при этом происходили прогрессивные сдвиги в структуре экспорта: росла доля машин и оборудования, и снижалась доля сырья и топлива. Экспорт был ориентирован в первую очередь (70%) на развитие государства (в т.ч. почти 50% - на США), а во вторую (21%) - на взаимную торговлю. Между прочим, острой проблемой Латинской Америки остается быстро растущий в условиях либерализации внешней торговли отрыв от импорта экспорта и нарастающий дефицит внешнеторгового баланса.

Изменения произошли и в импорте капитала. В 90-е гг. резко увеличились поступления прямых иностранных инвестиций в Латинскую Америку. Так, из среднегодовой в 1986-1991 гг. величины в 9,5 млрд. долл. он вырос до 56 млрд. долл. в 1997 г., прежде всего за счет Аргентины (6,3 млрд. долл.), Бразилии (16,3), Венесуэлы (4,9), Колумбии (2,4), Чили (5,4) и Мексики (12,1 млрд. долл.). В результате объем накопленных на континенте прямых иностранных инвестиций вырос с 48 млрд. долл. в 1980 г. и 124 млрд. долл. в 1990 г. до 375 млрд. долл. в 1997 г., причем 1/3 из них приходится на Бразилию (126 млрд. долл.) и 1/4 - на Мексику (87 млрд. долл.). В результате прямые иностранные инвестиции обеспечивают около 15% всех капиталовложений в основной капитал на континенте.

Между прочим, основным видом капитала, который приезжает на континент, вплоть до последнего времени были портфельные инвестиции.



Назад