Электронная онлайн библиотека

 
 Юридическая деонтология

2.2. Юридическая деонтология в онтологічному измерении


Юридическая деонтология имеет онтологический (онтология - от греч - учение о бытии) измерение. Философия юридической деонтологии связана с объяснением содержания, закономерностей, основных направлений и методов познания деонтологічного процесса в юридической деятельности. Поскольку Юридическая деонтология - это наука о служебный долг юриста ее философия исследует содержание этого долга (особенно его внутреннего императива), а также лицо юриста как профессионала.
Служебный долг тесно связан с различными явлениями. Его познания требует умения отличить существенное явление от второстепенного, определить общие закономерности, необходимые для юридической деятельности и предназначены для регулирования определенных общественных отношений.
(Явление обязанности имеет различные проявления, которые постоянно видоизменяются. Но в каждом таком проявлении могут быть моменты обязанности юриста, связанные с правовыми отношениями. Поэтому нужно взвешенно подходить к характеристике служебного долга, его признаков, свойств и ожидаемых последствий непризнания.
Существует существенная разница между сущностью и явлением обязанности юриста. Аналогично философии права, сущность служебного долга характеризуется общими закономерностями, отражает внутренние, глубинные процессы юридической деятельности. Кроме этого, сущность обязанности является устоявшимся понятием, выраженное как в правовых, так и в неправовых явлениях.
В свою очередь явление возможного долга имеет единичные, специфические закономерности, характеризуется второстепенными, неосновними признаками, свойствами, чертами. В отличие от сущности обязанности, явление обязанности является внешним, поверхностным и в основном случайно. Оно отличается из-среди других явлений изменчивостью, варіантністю и предопределяется стихійністю и непосредственностью возникновения, независимо от общественной ситуации.
Поэтому каждый юрист должен самостоятельно определить сущность своего служебного долга в различных правовых и неправовых явлениях возможного долга.
Сущность служебного долга не надо отождествлять с закономерностями, которые имеют многочисленные проявления. У них важно выделить прежде всего доминанту служебного долга - волю государства или юридических инстанций. На явление возможного обязанности доминанта не влияет. Влияние государства и институтов может не соответствовать сущности служебного долга. Основу его сущности составляет внутренний императив, который отражается в возможных явлениях обязанности.
Сущность служебного долга является внешним проявлением любого явления, которое отражает внешний сторону сущности. Чтобы проникнуть в сущность обязанности, необходимо глубоко осмыслить внешнее проявление явления. Для глубинного понимания надо преодолеть некоторые стереотипы мышления, которые оказываются особенно на так называемой внешней орбите общественного явления. Иногда такие стереотипы преодолеваются довольно сложно, особенно, когда внутренний проявление явления не содержит в себе сущности служебного долга юриста.
Однако изменение явления происходит более динамично, чем изменение сущности. Иначе говоря, явление деформируется под воздействием различных общественных факторов и является промежуточным звеном между юристом и его служебным долгом. В некоторых случаях, когда одно явление обязанности стихийно сменяется другим, сущность долга может быть неизменной. Это подчеркивает стабильность служебного долга, его ценность для членов общества, надежность в обеспечении нормальной жизнедеятельности.
Нет сомнения в том, что сущность служебного долга юриста содержится в явлениях. Однако нужно выяснить, в каких именно - правовых и неправовых явлениях. Конечно, относительно правовых, то это - аксиома, потому что служебные обязанности юриста) (прежде всего связанные с правовыми явлениями в связи с социальным назначением юриста в обществе. В неправовых явлениях сущность служебного долга юриста также приобретает реальной об'єктності. Что правда, существуют явления, в которых сущность служебного долга юриста отсутствует (например, очевидны стихийные бедствия.
Заметим, что не только явление обязанности должен проявлять всю сущность служебного долга. Это могут быть его части и даже черты, а также особые или отдельные моменты сущности обязанности. То есть явление обязанности является только проявлением сущности обязанности или сущностью в его существовании Учитывая то, что не каждое явление обязанности нормативное (не предусмотренное законодательством, ведомственными нормативными документами), юрист должен руководствоваться внутренним императивом служебного долга. В зависимости от конкретной специализации юриста одна и та же сущность служебного долга воспринимается (и сама она проявляется по-разному.
Следовательно, Сущность и явление обязанности не тождественны, не совпадают. Это разные понятия. Но сущность обязанности будто спрятана в явлениях обязанности. Задача состоит в том, чтобы ее обнаружить. Это одна из теоретико-методологических проблем в области научного анализа служебного долга юриста.
Познание сущности служебного долга зависит от личности юриста, уровня его образованности, профессиональной культуры. Ведь во всех явлениях сохраняется большой потенциал обязанности, существуют различные типологии обязанности. Поэтому выявление сущности обязанности в явлении непосредственно влияет на качество юридической деятельности, на состояние правозаконности в обществе.
Методологическое значение имеет выявление возможных противоречий в служебной обязанности юриста. Они возможны в таких случаях.
Во-первых, тогда, когда сформирован внешний императив служебного долга отстает от развития общественной жизни. То есть государство ставит перед юристом задачи, общественное не актуальны. Выполнение таких обязанностей негативно влияет на юридическую практику, правозаконність общества.
Во-вторых, определенный внешний императив служебного долга может не соответствовать уровню цивилизованного общества. То есть государство опережает события и ход развития общества, поэтому юрист объективно не в состоянии выполнить поставленные перед ним задачи. Подобные ситуации характерны для переходного периода развития государства (преодоление последствий тоталитаризма, становления рыночной экономики и др.).
В отдельных случаях во внешнем імперативі служебного долга оказывается конфликтность. Она обусловлена прежде всего разногласиями между требованиями законодательства и ведомственными нормативными актами, а также пробелами в позитивном праве.
Чтобы разрешить противоречие, юрист должен прибегнуть к внутреннего императива служебного долга, познать сущность собственного долга в каждом явлении. Именно внутренний императив играет роль метода приближения теории конфликтологии обязанности. Эффективность этого метода зависит от уровней познания обязанности. Среди них выделяем: 1) практический, аналитический, социологический (социология обязанности); 2) философию юридической деонтологии. Перед юристом возникает проблема выбора уровней познания своего долга.
Профессиональный долг важно не только почувствовать, но и воспринять как психологическое явление. Практически у каждого юриста есть желание действовать так, чтобы усилить свои положительные чувства определенной мотивацией. А положительное чувство всегда связано с внутренним императивом служебного долга. Юрист способен почувствовать его подсознательное, что не всегда оправдано, потому что не всегда на подсознательном уровне заложена положительная информация. Здесь могут существовать некоторые препятствия восприятия служебного долга. Так, мнение “Для чего мне это нужно?” может стать предпосылкой игнорирование внутренним императивом служебного долга, предоставление приоритета выполнению лишь внешнего императива.
Причины такого явления очевидны. Негативную роль играет также определенная традиционность отображения целостной системы явления обязанности, неразумная принципиальность. Речь идет о нежелании юриста изменить собственное мнение, даже несмотря на изменения в законодательстве. Такая контрастность восприятия внутреннего императива служебного долга не развивает творческое мышление юриста, деформирует последствия его юридической деятельности. Третья причина заключается в том, что юрист может не увидеть взаимосвязи между служебным долгом, его внутренним императивом и своим социальным назначением. Поэтому и возникает сомнение относительно целесообразности восприятия обязанности.
Эти рассуждения наводят на мысль, что, кроме ощущения и восприятия, действенность внутреннего императива служебного долга в значительной мере зависит от сформированности представлений юриста.
Под представлением надо понимать содержание явления обязанности, сущность обязанности, определенную модель поведения юриста и особенно осознание им последствий невыполнения добровольно взятых на себя обязанностей. Представление воспроизводит образцы служебного долга, дает возможность сравнить свои действия с действиями коллег. В психологии различают такие виды представлений: активное, пассивное, творческое (продуктивное) и відтворювальне (репродуктивное). В правоохранительной деятельности важную роль играет именно активное, творческое представление служебного долга. Такие виды представления характеризуют профессиональную направленность отношение юриста к выполнению внешнего императива служебного долга и др. Они тесно связаны с совестью и мышлением юриста, его профессиональной культурой, а также с правовым чувством.
Представление о служебный долг юриста органично связано с фантазией, осознанием цели. Конечно, цель должна быть подчинена интересам службы и народа, а не собственной выгоде. В понимании цели активирующий функцию выполняет фантазия. Она помогает юристу очертить перспективы, предсказать будущие результаты своей деятельности, целенаправленно планировать и управлять ею.
Для представления служебного долга важное значение имеют определенные стимулы, т.е. побуждение к действию. К ним относятся, в частности, условия труда и жилищно-бытовые условия.
Но основным стимулом желание быть нужным людям, творить нечто новое, полезное. Это - наивысшее чувство служебного долга юриста.
В целом представление помогает юристу предотвратить неправомерным действиям, нарушению правового чувства, глубже познать правовую действительность, утвердить справедливость в принятии решений и т.п. Конечно, уровень представления о служебный долг зависит от многих факторов, в частности от уровня интеллекта юриста.
Итак, чувственное отражение обязанности в правовой действительности характеризует познания юриста на стадии восприятия явления обязанности, когда произошло накопление эмпирических сведений.
Процесс познания явления обязанности связывают с последовательностью определенных действий (определенными этапами).
Первый этап - это выделение в явлении обязанности в определенной степени самостоятельных элементов. Главное здесь предположить хотя бы на некоторое время существования независимых мікроявищ обязанности. Конечно, эти отдельные части не могут функционировать самостоятельно в исследуемом явлении, поскольку они создавали бы свое явление обязанности. Хотя такая ситуация вероятна в сложных явлениях, где вместо мікроявищ довольно емкое явление служебного долга.
На втором этапе процесса познания происходит более подробный анализ каждой части явления обязанности. Анализ позволяет установить отношения частей явлений к личности юриста, их значение для юридической деятельности, очередность принятия к исполнению. Принимаются во внимание и возможные последствия невыполнения каждой части, учитывается влияние общественного мнения и главное - результат решения юридической ситуации. Причем этого результата не следует достигать любой ценой, любым способом. Анализ должен проводиться в соответствии с нормами духовности и морали.
На третьем этапе осуществляется синтез ранее искусственно выделенных частей явления служебного долга юриста. Это дает возможность снова увидеть целостность правовой действительности и почувствовать ее динамику. Воссоздана совокупность мікроявищ по-другому воспринимается юристом, для него открывается своеобразный пространство, поле юридической деятельности, возникает ощущение социального назначения и т.д.
Четвертый этап - это повторный анализ. Юрист должен дать объективную характеристику явления служебного долга из новых, ранее не виденных позиций. Иначе говоря, нужно посмотреть на изучаемое явление под новым углом зрения. Фактически повторный анализ дает возможность устранить негативные эмоции и профессиональные амбиции. Он отражает правовую действительность и здравый смысл. При этом происходит адекватное понимание сущности явления служебного долга и возникает чувство его внутреннего императива. Таким образом сформирован внутренний императив служебного долга будет достаточно обоснованным.
Явление служебного долга юриста не является суммой отдельных мікроявищ поскольку, кроме них, существуют другие факторы, которые формируют целое. И Это могут быть определенные идеи, концепции,? Даже социальная атмосфера. Юрист не может охватить весь комплекс факторов, которые определяют явление обязанности. Однако ему нужно осуществить как можно мельче разделение (выделение) с последующим качественным анализом. Такие действия являются обязательными.
Однако нельзя суммировать все свойства мікроявищ, поскольку в любом случае выделения является далеко не полным. Важно установить диалектическая связь между частями исследуемого явления и почувствовать дух собственного долга в каждой части целого.
Более глубокое познание явления обязанности основывается на таких философских категориях, как абстрактное и конкретное. Абстрактные понятия проходят стадию чувственного познания явлений, они являются логической основой конкретного. Понятия возникают на основе конкретных случаев. Поэтому в педагогической деятельности часто после ознакомления с понятиями прибегают к примеров, к конкретному, к практике. То есть здесь налицо известный в науке связь теории с практикой.
В процессе познания понятие служебного долга и чувственное восприятие служебного долга надо воспринимать целостно. Однако юридическая практика выявляет их различное соотношение.
В первом случае юрист сначала воспринимает юридические понятия служебного долга, как правило, его внешний императив. То есть он действует при обстоятельствах, когда не хватает времени для размышлений, или не обнаруживает сущности в явлении обязанности. Так или иначе, юрист принял повинность долга к исполнению, поскольку эти юридические понятия является одним из проявлений его правосознания. Но следующий этап должен быть связан с чувственным восприятием служебного долга. Если эмоционально-чувственная сфера сознания юриста недостаточно развита, то он бездумно, даже будет автоматически выполнять требования внешнего императива обязанности.
Примером творческого познания явления обязанности является положение, когда юридическому понятию служебного долга предшествует его чувственное восприятие. Юрист чувствует как внутренний, так и внешний императивы служебного долга. Это предотвращает нарушение правового чувства, однако вызывает опасения, нежелание идти на профессиональный риск.
Разумеется, наиболее эффективным является познания, при котором юридическое понятие служебного долга и чувственное восприятие возникают одновременно. В основном это характерно для опытных юристов с высокой интеллектуальной и эмоциональной культурой. Юридические понятия и чувственное восприятие служебного долга одинаково важны для правоохранительной деятельности.
Следовательно, процесс познания явления обязанности основывается на философской методологии. Важно также руководствоваться достижениями психологической науки. На философско-психологических основах осуществляется функционирования служебного долга юриста, что положительно влияет на развитие правовой деятельности в целом.
В познании сущности обязанности юриста методологическую функцию выполняет юридическая абстракция. Так, в процессе изучения деонтологии математическая абстракция преимущественно переносится на юридическую деятельность. А юридическая абстракция - есть результат мышление юриста.
В юридической абстракции происходит своеобразный процесс восхождения от абстрактного к конкретному. Собственно говоря, в этом и заключается суть абстракции. Ведь конкретное в юридической деятельности - оказывается как потребность практики, это результаты внедрения правовых норм в практику. Чтобы разобраться в правовой действительности, юрист должен найти определенную закономерность, присущую тому или иному явлению.
Абстрагируясь от конкретных условий, он направляет свое мышление на теорию и философию права. При этом важно сочетать ранее приобретенные знания с новейшими с целью познания конкретных проявлений правовой действительности. Это сложный, но необходимый процесс теоретического разграничения главного и второстепенного.
Юридическую абстракцию целесообразно согласовывать с теоретическими положениями правовой действительности, с законностью, с возможными последствиями. Это, по сути, начало формирования внутреннего императива служебного долга юриста. Он может быть кратковременным и длительным, в зависимости от теоретической подготовки юриста, уровня его профессионализма и отведенных законодательством сроков. Фактически в этом случае происходит постепенный переход к конкретного проявления действительности.
В философии под конкретным понимают реально существующий объект (отдельную вещь или систему вещей) как целостное образование во внутренний существенном единстве всех его сторон, связей и отношений, единое целое во всех его частичных и особых проявлениях. То есть конкретное в познании является воспроизведением объективной реальности исследуемого объекта относительно целостной системы теоретического знания.
В праве конкретное отражает саму сущность явления. Речь идет о правовое явление, в котором все составляющие элементы являются конкретным отражением действительности, фактическим материалом для деятельности юриста. Конечно, сначала он может и не выявить всех конкретных признаков правового явления, но сделать это нужно.
Осмысление конкретного в правовом явлении предусматривает следующий этап, когда юрист должен сопоставить полученную ранее абстракцию с конкретным. При этом происходит сочетание теории с практикой, точнее - применение (реализация) правовых знаний в служебной деятельности. Юрист должен уметь перейти от уединенности, изолированности к реально существующих юридических фактов, что будет характеризовать уровень его мышления. Важно осознать, что абстрактное не существует само по себе, а является своеобразным инструментом осмысления конкретного в правовой действительности. Такое движение познания правового явления тесно переплетается с анализом.
Моделирование юридического абстракции - не единственный способ познания правового явления. Но он наиболее качественный и ценный. Применение метода моделирования свидетельствует о высокий уровень теоретической и профессиональной подготовленности юриста.
В целом юридическая абстракция - необходимый процесс в служебной деятельности. С одной стороны, она выступает как анализ правового явления, с другой - как синтез, определенные обобщения.
Умение использовать юридическую абстракцию, способность решать противоречия между абстрактным и конкретным активизирует развитие профессионального мышления юриста.
Подчеркнем, что противоречия возникают тогда, когда не учитываются все особенности правового явления. То есть конкретное может противоречить абстрактном, поскольку остается вне поля зрения полное и конкретное. Это объясняется тем, что конкретное в праве постоянно дополняется новыми особенностями, которые связаны с развитием общества.
Решение возможных противоречий зависит от уровня мышления юриста. Именно оно обеспечивает способность охватить конкретное со всеми его имеющимися и потенциальными чертами, признакам, подробностями. Это единственно правильный путь восхождения от сущности служебного долга к конкретному его проявления.
В процессе познания формируется способность юриста осмысливать самые элементарные проявления сущности служебного долга. Прежде всего это касается внешнего императива, то есть тех требований, которые относятся к юристу: знание правовых норм, готовность их реализовать, недопущения нарушения правового чувства и т.д. С учетом этих характерных признаков деятельности юриста должным образом будет формироваться и внутренний императив служебного долга. Важно, чтобы юрист сопоставлял эти два императивы, устанавливал их соотношение.
Безусловно, в процессе юридического мышления юрист сталкивается с новыми понятиями и юридическими категориями служебного долга. Каждое из них способствует глубокому пониманию сущности служебного долга, дополняет и уточняет его. Следовательно, и сам процесс познания возникает прежде всего как целостная система.
Творческое мышление юриста всегда оригинальное, неповторимое, нестандартное. Нет даже двух юристов, которые мыслили бы одинаково.} _Кожен юрист имеет свое мнение относительно служебного долга, он по-своему воспринимает не только внешний, но и внутренний императив служебного долга. Кроме этого, творческое восприятие внутреннего императива - это интеллектуальная собственность юриста.
Итак, методологическая функция юридической деонтологии направлена на глубокое проникновение в сущность служебного долга, выработка собственного варианта внутреннего императива на основе анализа, синтеза, восхождение от конкретного к абстрактному.
Онтологическое измерение юридической деонтологии мы связываем с культурологическим опытом юриста. Рассмотрим ту часть проблемы, которая касается общих закономерностей культуры, ее содержания и сути как социально-исторического явления, в частности значение для становления такого вида субкультуры, как юридическое.
Под юридической субкультурой надо понимать систему правовых ценностей, норм и эталонов правомерного поведения.
Развитие юридического субкультуры основывается на общей культуре и морали, с учетом специфических особенностей юридической профессии.
Предмет юридической деонтологии условно можно представить в следующей зависимости: философия - право - чувственная норма - профессиональная действие. Из нее следует, что нормы естественного права пронизывают чувство юриста, на основе чего формируются комплексные чувственные нормы, которые вместе с позитивным правом оказываются в профессиональных действиях.



Назад