Электронная онлайн библиотека

 
 Юридическая деонтология

4.2. Понятие “юридическая этика”


Предметом исследования юридической этики является мораль - реальное явление, что оправдывает свое назначение тогда, когда чего требует от человека, дает определенный идеальный образец, в чем даже превосходит реальное состояние человеческого поведения. То есть мораль не пассивная, а существует как определенные требования. Имеем в виду органическое единство общечеловеческих и национальных морально-этических ценностей.
Обычно мораль связывают с человеком. Исторически морали предшествуют обычаи, однако между моралью и обычаю есть существенная разница. Отличие морали от обычая в том, что мораль вмещает наличие свободы выбора поступка, вариантность поведения, а обычай обнаруживает зависимость, которая существует между настоящим и прошлым. Мораль требует от человека поступка по мерке должного. Обычай характеризуется локальностью, этнической ограниченностью, а мораль является общечеловеческим явлением. Хотя с последним утверждением нельзя полностью согласиться. Дело в том, что человеческое творчество всегда имеет национальный оттенок, хотя в ней присутствует общечеловеческое. Другими словами, мораль отмечается широкой локальностью, хотя при этом и связывается с общечеловеческими нормами.
Учитывая юридическую этику наибольший интерес представляет профессиональная мораль юриста, основой которой является правовая мораль. Право принято рассматривать как знание, что обеспечивает жизненный успех в системе мировоззрения, создавая тем самым формальное право как внешний (видимый) сторону права, не связан с первоначальными источниками. Существует три группы источников правовой морали:
1) аксиологического, ценностного содержания (обычаи, мифы, религия), которые формируют протомораль, а следовательно, протоправо ли передправо, что постепенно превращалось в естественное право - в правовую мораль;
2) гносеологические познания (анализ правовых систем, правовых феноменов: положительное и живет право, антропология);
3) праксіологія - практика (социально-культурные и социально-экономические процессы) [48, с. 27-28].
Юрист, используя правовую мораль, ее источники, осуществляет правовую деятельность, принимая правовые решения, активно включается в процесс разработки новых правовых задач, придерживаясь определенной цели и методики.
Негативное влияние на деятельность юриста может оказывать абсолютизация рационального подхода. Юрист, руководствуясь рациональной правовым действием, способен грубо вмешиваться в закономерны, синергетические процессы общественного развития. Вследствие этого профессиональная деятельность юриста приобретает нежелательного характера, а действие проявляется в обратном направлении. Вот почему возникает необходимость генерировать поступки психологически красивые, профессионально гармоничные. Это означает, что юрист должен постоянно руководствоваться благородными чувствами.
Условия социума, бесспорно, требуют постоянного совершенствования профессионально-правовой культуры юриста. Речь идет о совершенствовании самой человеческой индивидуальности, профессиональную воспитанность, глубокое познание самого себя, интеграцию рационального и чувственного, всего того, что важно в правоохранительной деятельности, что исследует наука этика, в частности, юридическая этика.
С точки зрения герменевтики понятие “юридическая этика” приближенное к понятиям “юридическая этика”, “правовая этика”, “профессиональная этика юриста”, “этика права”. Однако между этими понятиями существуют существенные различия.
Так, юридическая этика в целом исследует юридический процесс, который включает даже те моменты, когда отсутствуют действия юриста. То есть на основе законов логики, особенно юридической логики, можно вывести закономерности юридической этики, достичь ожидаемого результата. Другими словами, юридическая этика обосновывает существование и вне сознанием, чувствами и профессиональной деятельностью юриста, хотя основой является эффективность реализации юристом норм права.
Правовая этика присуща не только специалистам в области права, но и тем лицам, которые находятся в определенных правовых отношениях. Например, гражданин Украины, пересекая границу как турист, следовательно, и как субъект права, в определенной степени испытывает влияние правовой этики. Этот вид этики не обязательно профессиональный, юридический, а, прежде всего, универсальный для всех правослухняних граждан.
Профессиональная этика юриста приближенное к его профессиональной культуры. Однако понятие “профессиональная этика юриста” предусматривает и действия юриста, не связанные с правом, его профессией или выполнением служебных обязанностей.
Этика права выполняет своеобразную функцию. Она рассматривает не право, и человека в праве, анализирует ценностное отношение человека к праву. Это отношение предусматривает такую оценку человеком правовых реалий, которая всегда индивидуально выбрана и внутренне свободна, оценку, которая имеет моральный характер и связана с представлением человека о свободе, справедливости, добре и зле, о долге перед другими и перед собой. То есть этика права касается не только лица юриста, но и любого человека, на которую влияет этический дух права, что в определенной степени приближается к правовой этики, юридической этики юриста.
Юридическую этику (и правовую этику) можно отождествлять с профессиональной этикой, которая является практическим выражением и воплощением этики права в юридическую деятельность. Причем, у субъекта правовой этики доминирует ценностное отношение к праву. Функция субъекта правовой этики в нормативной правовой творчества минимальная и очень опосредованное. А у субъекта юридической этики наоборот, доминирует знание нормативных документов, умение их практически применять, т.е. знания “буквы закона”. Исходя из этого, сделаем попытку определить предмет юридической этики. Понятно, что основное внимание здесь будет уделяться лице юриста и этике права.
Юридическая этика рассматривается как учение о морально-правовые требования относительно деятельности юриста. Речь идет о влиянии позитивного права, моральных норм, естественного права на поведение юриста, который формирует нравственный мотив его профессиональных поступков.
Такой подход к определению юридической этики, целесообразно обусловлен требованиями социума, общечеловеческими моральными ценностями.
Целесообразно рассмотреть юридическую этику как этику человеческого достоинства, как моральный мировоззрение, в котором существует тесная связь между внешними действиями юриста и его сознанием. Такая связь называют социальным натурализмом, что заключается в согласовании социальных явлений с законами природы [79, с. 132]. Профессиональные действия юриста будут иметь наивысшую ценность тогда, когда они будут результатом, адекватным осознанию им законов Вселенной. В этом случае оказывается этическая норма в юридической деятельности. Она получает общественное одобрение и воспринимается гражданами как норма, установленная позитивным правом. Этика является внешним определению ценности или ценность есть внутреннее определение этики.
Профессиональная деятельность в значительной мере влияет на юридическую творчество. Профессиональные действия юриста, будучи зависимыми от такого творчества на внутреннем уровне, сами становятся творчеством, но уже производной, вторичным. В этом заключается глубинная суть юридической этики высшей степени. Ведь творчество юриста - это мастерство, профессионализм, который прежде всего получает этическую оценку. Тем самым человек создает для себя моральный самозащита, “иммунитет” к зла во всех его проявлениях, что становится основой формирования духовного защиты. Другими словами, профессиональная творчество юриста (как и каждого человека) должна быть защищена общественными законами и моральными нормами.
Связь юридических действий с сознанием юриста можно рассматривать и с позиций акмеологии, которая определяет вершину, предел способности юриста к осмыслению сущности права и силы его действия. Характерным в этом случае является то, что творческая возможность определяет потенциальные профессиональные возможности юриста, которые ассоциируются с ожидаемой этической нормой. Юридическая этика отражает индивидуальную объективную оценку юриста. То есть акмелогічний подход становится определяющим фактором взаимосвязи сознания и действия, создавая реальное этическое основание. Ведь требовать от юриста можно лишь то, что он сможет выполнить, не переступая грани совершенства и дозволенного. Это будет этической требованием.
Главной во взаимосвязи сознания и действия есть внутренняя сущность юридической этики, которая проявляется в умении юриста оценить собственные профессиональные поступки. Неслучайно этика является особым видом познания. Этика определяет особый общечеловеческое измерение познание и творчество. Действительно познания - это действие “на себя”, а творчество - “от себя”. Точкой отсчета (серединой) для юриста является профессиональная этика. Именно здесь имеет ярко проявляться логическую связь: юридическая деонтология - юридическая этика - профессиональная культура как единичное, особенное и всеобщее. Процесс познания - это в основном деонтологические действия, которые основываются на использовании сознания (единичное), а процесс творчества - это культурный процесс. Общечеловеческое измерение этих процессов осуществляет этика как критерий оценки творчества юриста.
Лицо как философская категория юридической этики имеет возможность оценить право в общечеловеческом масштабе. Феномен правового субъекта сочетает носителя законов и его деятельность. Ведь с позиции позитивного права не всегда можно объективно оценить профессиональные действия юриста, поскольку оно не отражает внутреннего пульса жизни человека. Поэтому юридическая этика как профессиональная этика разумной воли, что имеет духовно-нравственную основу, выступает справедливой характеристикой юриста. В ней будто зашифрована вся тайна профессиональной культуры юриста, его профессиональная гармония. “Разгадать” ее можно только благодаря духовно-нравственной образованности, которая дополняет этический рационализм, этический позитивизм. Она дает возможность юристу осознать свою ответственность перед социумом, правомерности собственных действий, не нарушать духовно-профессиональную гармонию. Этично образованный юрист развивать индивидуальное нравственно-правовое поле - источник юридической этики. Хотя это поле создается самим юристом, все же оно является питательной средой, поскольку в нем царит не рационализм или позитивизм (как разовое явление), а нравственно-правовой дух. Эти рассуждения подводят нас к определению понятия юридической этики.
В настоящее время еще отсутствует эта дефиниция, но в современных юридических источниках является попытка определить понятие профессиональной этики отдельных юридических специальностей. Однако это в основном рациональные, позитивистские соображения. Для понимания юридической этики целесообразно использовать известную структуру: принципы, нормы, деятельность, правосознание. Причем эти принципы надо классифицировать на практические (фактически действующие) теоретические и научные, випереджувальні (возможно действующие). Учитывая это юридическую этику можно рассматривать в двух аспектах: как систему практических принципов и как науку о випереджувальні принципы. Соблюдению практических принципов дается соответствующая акмеологическая оценка, которая учитывает индивидуальные возможности.
С точки зрения первого аспекта юридическая этика - это акмеологическая оценка влияния правосознания на соблюдение установленной системы принципов, проявления его свободы волеизъявления, соблюдение духовно-нравственных предписаний и сохранения профессиональной гармонии в сфере этики права.
То есть юридическая этика отражает синтез сознания, воли и морали права как их гармонию, не отдавая предпочтения ни одному, а учитывая только естественную (синергетическую) действие. При этом профессиональное бытия юриста должно при активном его желании самореализоваться, найти место в социуме, быть признанным, согласованному с естественными законами.
Конечно, акмеологическая оценка профессиональной деятельности юриста связана с его возможностями (интеллектуальными и психологическими), природными способностями. Здесь не существует однотипного подхода, который в основном “предлагает” позитивное право. Кроме обязательных позитивістських требований к личности юриста нужно применить дополнительные требования, которые обеспечиваются природным правом.
Общество в основном идет по пути прогресса в области морали, а отсюда - и в области естественно-правовых мировоззрений. Поэтому человеческие убеждения или сознание людей является непосредственным источником естественного права. Другими словами, юридическая этика характеризует профессиональную деятельность через сознание юриста, его правосознание, поскольку речь идет об урегулировании общественных отношений, которое нельзя осуществить одними лишь нормами позитивного права.
Позитивное право является конкретно-исторической формой выражения естественного права. И между положительным и естественным правом на некоторых исторических этапах развития общества может существовать гармония или соответствие. Это возможно в тех ситуациях, когда норма позитивного права более или менее адекватно выражает моральный закон человеческого ума или позитивное право. Естественное право формирует позитивное право и находится с ним некоторое время в гармонии или соответствия, однако затем опережает его в своем развитии и вступает в противоречие с ним.
Синтез естественного и позитивного права, морали и права является составным элементом юридической этики. Сознание и воля юриста отражают его профессиональную культуру, умение регулировать общественные отношения. В этом, как надо, заключается сущность профессиональной жизнедеятельности юриста. Жизнь - это совокупность норм поведения, которые определяют теоретические вопросы ума. Но совокупность норм и само определение ими теоретических форм знания все еще остаются этическими проблемами. Суть проблемы заключается в том, что жизнь является связью переживаний, внутренне осознанной причинностью, реальной целесообразностью, совокупностью норм практического разума, однако законы этой связи неизвестны. Поэтому юридическая этика учит мудрости профессиональной жизни. Ведь биологическая жизнь требует определенных регуляторов, которыми являются нормы. Для юриста их создает профессиональная этика, а юридическая этика призвана трансформировать разрешения и запреты во внутреннюю потребность юриста.
Конечно, нормы юридической этики учитывают синергетические процессы, дают возможность юристу разобраться в процессах самоорганизации. То есть необоснованность служебных действий, поспешность принятия правовых решений свидетельствуют о пренебрежении процессами самоорганизации, которых позитивное право не учитывает. Дополняя государственные требования к личности юриста, юридическая этика становится регулятором его профессиональной деятельности, культурным достижением в области права.
Следовательно, юридическая этика основывается на единстве чувственного и рационального (вспомним “философию сердца” Г. Сковороды), а не только на профессиональных знаниях и нормах.



Назад