Электронная онлайн библиотека

 
 Юридическая деонтология

4.4. Нормы юридической деонтологии, юридической этики и профессиональной культуры


Профессиональная культура юриста основывается на морально-этических и правовых нормах, где существует единство, различие, взаимодействие, противодействие. Конечно, эти положения актуальны в том случае, когда за основу норм права берутся нормы естественного права. Между нормами естественного права и нормами морали существенных различий нет. Здесь погрешность выражает субъективное понимание естественных норм и выработки на этой основе собственной нормы, которая постепенно воспринимается обществом. Есть разница между действующими естественными законами человеческого общества и законами искусственными - юридическими и моральными, что имеют конвенциональный характер, хотя и неодинаков в праве и морали.
В соотношении с позитивным правом отображается неконтролируемая творчество законодателя. Самым необходимым является использование именно морально-этических норм. Они повышают уровень профессиональной культуры юриста, создавая тем самым нормативную этику, предметом которой является закономерности нормативной регуляции поведения, проблемы кодификации и систематизации норм и правил морали и которая изучает содержание понятий добра и зла, долга, совести, ответственности, чести и достоинства, определяет границу поступков, мотивы поведения людей. Ужитковою отраслью нормативной этики является нормативная правовая этика, которая исследует закономерные действия правовой морали.
Профессиональную этику часто определяют как отрасль этической науки, изучающая систему моральных норм и принципов, которые действуют в специфических условиях взаимоотношений людей в сфере определенной профессии; как специфическое действие общеэтическим и особых норм профессиональной морали, имеющих аналитически-рекомендательный характер, возникают и функционируют в определенной профессиональной группе. Действие моральных норм в юридической области - это один из предметов исследования юридической этики. Безусловно, морально-этические нормы носят рекомендательный содержание, но умелое их использование формирует уровень профессиональной культуры юриста.
Наибольшую ценность имеют морально-этические нормы в юридическом процессе. Административно-процессуальные нормы создает государство в виде правил поведения участников процесса, в соответствии с которыми устанавливаются их права, обязанности, ответственность, а также условия возникновения и реализации правоотношений при осуществлении юридических дел. А юридическая этика трансформирует морально-этические нормы в отношении внутреннего мировоззрения юриста. Речь идет о восприятия, уровень осознания, творческое использование государственных морально-этических норм правового характера в юридической деятельности. Качественное воплощение таких в практику определяет их ценность.
Издавна одним из центральных сугубо теоретических задач этики было обоснование определенной устойчивой системы моральных норм и ценностей, поиск рациональных оснований, которые бы доводили их преимущество, мотивированность и надежность. В течение веков подобное обоснование вибудувалося, впрочем, внутри собственно религиозных представлений о человеке и его обязанности. Современная этика выдвигает аксіологічні, онтологические и трансцедентальні обоснования морали. В частности, в странах, возникших на территории бывшего Советского Союза, к споров вокруг методологических проблем современной философии и человекознания прилагается острый кризис основных жизненных ориентаций, связанная с затяжным и болезненным процессом ломки традиционных форм существования при отсутствии ясной перспективы впереди. Люди нередко впадают в отчаяние, давая выход лихим страстям, или охладевают. В противовес такой дезориентированность и унынию возникает острая потребность в обновленной надежной системе моральных и духовных ориентиров, которая бы соответствовала запросам времени и полноте нынешнего опыта. Сделать свой вклад в удовлетворение этой потребности современная этика может только на основе теоретического постижения морали как таковой, ее глубинных основ [96, с. 30].
Современный период создания государства в Украине характеризуется моральным диалогом между существующими моральными .нормами и национальным правом, которое формируется. Но вчерашние нормы, рожденные на другом почве, в новых условиях, оказались несостоятельными. Также они не могут регулировать общественные отношения, влиять на создание правовых норм. В этом случае появление суверенного государства Украины-это юридический факт. Некоторые факты приобретают нормативного значения или отменяют нормы, тем самым отвечая на историко-психологическое вопрос о том, в силу чего меняется содержание данных норм; описывают психологические переживания и мотивы поведения. То есть сегодняшний связь демократии с правом демонстрирует фактичность моральной нормы относительно способности возможной идеальной действия осуществить морально-нормативный подход к анализу юридической деятельности. Если государство - это закон моральный и юридический, а судья государства - история, возможная норма ее оценки, то действия юриста должны основываться на нормах общечеловеческой закономерности, не допуская запрограмованості рациональных действий. Дело в том, что именно теория нормативных фактов дает возможность значительно расширить учение о видах позитивного права по сравнению с общепринятыми взглядами.
Появилась возможность реализовать естественное право, естественные закономерности, которые гарантируют крепкие моральные нормы.
Образованные таким образом моральные нормы получат оценку значительно позже, но они положительно влияют на цивилизованность украинского общества и, в частности, юриста уже сейчас. Юрист имеет возможность творчески использовать духовно-нравственные государственные стандарты, приспосабливаться к кому-какого правового явления или общественной среды. Главное - это выверенная духовно-нравственная политика государства, которая определяет основные направления формирования норм, предоставляет общественным фактам цивилизованной нормативности, побуждает юриста к нормативной самоорганизации.
Действительно, юридическая этика производит основу для морального нормотворчества юриста, его нормативного мышления в сфере морали, стандартизирует ее, снимая с человека бремя индивидуального выбора, а значит, и ответственность за этот выбор. Даже в позитивном праве это недопустимо, поскольку юрист окажет шаблонно, однотипное, без внутреннего на то убеждения. Человеку свойственно видеть в праве установку, которая зависит от личной воли и мысли, составляющей части морального субстанции. Отсюда его стремление повлиять на право в смысле приближения к моральных идеалов. То есть юрист не подвержен правовым нормам, у него должна быть альтернатива, собственное видение сути дела. Конечно, это рискованное и ответственно. Однако индивидуальный выбор в пределах, которые ставят положительные нормы, всегда больше ценится обществом. Свобода предъявляет высочайшие требования к человеческой совести и ответственности. Именно в свободе выбора правовых норм, в “бремена индивидуального выбора” заключается, если целесообразно, социальная сущность юриста, его служение обществу.
Отрасль права не исчерпывается позитивным законодательством, которым определяются те юридические нормы, которые действуют в определенное время и в определенном месте. Но юридические законы не остаются вечными и неизменными, как законы природы, которые нужно только изучать и всегда обращать на них внимания. Позитивные законы - это творение человеческой воли, которая требует оценки. Кроме этого, они изменяются в соответствии с изменениями потребностей и взглядов. Т.е. для оценки и изменения позитивного права нужны высшие соображения, общее мерило, руководящие принципы, которые может дать только философия. Невозможно установить права и обязанности лиц, не зная, что такое право, где его источники и которые возникают из него требования. Эти принципы тесно связаны с собственно человеческой личностью, а потому нужно исследовать природу человека, его свойства и назначение. Моральноетичні нормы юридической этики помогают юристу в его поисковые правомерного поведения. Стандартное, шаблонное, заранее определенное мышление юриста здесь недопустимо.
Итак, в исследовании морально-этических норм важную роль играет философия права. Естественно-правовые системы определяют основной вопрос философии права: исследование основ высших юридических установок, которые вытекают из природы человека и общества. Другими словами, юридическая этика, руководствуясь достижениями философии права, производит такие морально-этические нормы, которые бы совершенствовали, приближали позитивное право в естественных норм служебного поведения юриста. Такой подход предостерегает юридический позитивизм от консерватизма, авторитаризма, развивает человеческую личность, нацеливает на благородные чувства, которые формируют так называемую философию сердца юриста.
Конечно, философия права, исследуя морально-этические нормы профессиональной культуры юриста, дает ответ на вопрос о назначении норм позитивного права в регулировании общественных отношений. Существуют подходы к правовых норм с позиций силы, интереса, “порядка мира” и морали, которые доказывают, что ни одна из этих позиций не дает исчерпывающего обоснование правовых норм. Отмечается, что когда право сводится к силы, то не может быть никаких обязательных правил поведения, которые бы связывали произвола сильнейшего. Тогда люди обязаны подчиняться нормам права лишь до того времени, пока они не имеют достаточной силы, чтобы оказать им сопротивление. Фактически правовая норма выступает как принуждение, пренебрегая природными задатками человека, утверждая силу любой власти. Возникновение норм права всегда сопровождается полным интересом, который служит мощным фактором правотворчества. Но это не означает, что каждая норма права тождественна интересу, который ее вызвал, важно, чтобы интерес составлял содержание права. Часто такие интересы наносят значительный ущерб обществу, тормозят его развитие. Правовой порядок определяется целью установления мира между людьми. Но это далеко не единственная цель права: есть много правовых норм, которые определяются задачами, которые не имеют ничего общего с “целью мира”.
Право не всегда является частью морали, ее более низкой степенью.
Право - внешний закон, порядок, который должен господствовать в человеческом обществе.
Сожалению, сочувствие - это внутренний закон человеческого сердца. Как внешний закон права, так и внутренний закон жалости или сострадания к ближнему - это два отдельных проявления одной и той же моральной основы. Существует много правовых норм, которые не только не представляют минимума морали, а, наоборот, в значительной мере аморальные. Также существует немало юридических норм, которые не содержат ни морального, ни аморального содержания и равнодушны к морали. Поэтому право лишь служит нравственной цели, хотя это требование идеала, которому действительность далеко не всегда отвечает, а часто и прямо противоречит. Отсюда мораль и право в их взаимных отношениях можно сравнить с двумя кругами, которые пересекаются. У них есть, с одной стороны, общая сфера пересечения, в которой содержание предписаний совпадает, и вместе с тем две отдельные участки, в которых требования часто не сходятся между собой, часто даже противоречат друг другу.
Объективное свойство объективных внешних событий зависит от психики тех, кто с ними имеет дело, и от их склонности к тем или других психических реакций на соответствующие представления.
Морально-этические нормы профессиональной культуры юриста имеют реальное существование, как и общая часть моральных и правовых норм (пересечение двух кругов). Но именно неперетин двух кругов символизирует правовые и моральные нормы. Ситуацию скорее можно интерпретировать концентрированными тремя кругами с общим центром - духовными, нравственными, правовыми нормами. Духовные и моральные нормы как нормы естественного права является ориентиром для норм позитивного права. Поэтому позитивное право не всегда совпадает с естественным, часто ему противоречит.
Задача юридической этики заключается в том, чтобы приблизить юридическую деятельность к действиям по природным законам.
Однако такие действия часто сопровождаются определенными упущениями, а иногда ошибками и нарушениями.
Как известно, нарушение права - это крайнее проявление свободы, который переступает собственную границу и утверждается в противоречии с законом. Это нарушение может быть двояким: субъективным и объективным, что соответствует двояком значению права. Первое - это свобода, определенная законом, а второе-закон, который определяет свободу. Все зависит от личности юриста как носителя свободной воли. Ведь его гуманность свободы волеизъявления обратно пропорциональна к проявлениям принуждения.
Именно в примусах возникает больше всего нарушений правовых норм. Психическая реакция юриста в применении правовых норм бывает разной, но если она контролируется морально-этическими требованиями, то возникают обоснована основание для наказания и право осуществлять его.
Хотя юридической основой наказания является защита общества, допускается появление такой категории, как запугивание. Это - обобщение содержания теории запугивания, которая существует в правоведении, и обоснование методов пытки и казни. Отсюда возникают вопросы: какое место занимают морально-этические нормы профессиональной культуры юриста в теории запугивания; или смертная казнь “вписывается” в морально-этические нормы; какой должна быть поведение юриста в вынужденном применении высшей меры наказания?
Эти вопросы приобрели особую актуальность именно сейчас, когда Украина вступила в Совет Европы, где предпочтение отдается европейскому праву. Нынешняя ситуация характеризуется бурным обсуждением такой правовой нормы, как смертная казнь.
Разумеется, существует много альтернативных мнений и предложений, которые обобщают в основном три-четыре позиции:
Отменить смертную казнь; сохранить смертную казнь; сохранить, но применять очень редко; применять условные приговоры. Украина еще не готова к решению данной проблемы. Главный смысл этих позиций состоит по меньшей мере в двух аспектах: уничтожение человека, которая является очень общественное опасной, по ее зверские деяния; запугивание как профилактическое средство к возможных преступных действий другими лицами.
Однако наличие смертной казни и довольно частое его применение не способствует формированию цивилизованного правопорядка. Уровень преступности не уменьшается, наоборот, усиливается агрессивность, цинизм отдельных злостных нарушителей правовых норм. А карательные репрессии через лишение жизни, которые применяются при этом, - это следствие антикультурного управления обществом.
Много преступников идут на смерть вполне безразлично. Будут ли они иметь возможность покаяться во время многолетнего лишения свободы? Это единственная точка зрения, с которой можно защищать отмены смертной казни. Она касается уже не права, а морального отношения к человеческой душе. Здесь перед человеческим законом открывается внутренний закон, который неподвластен первом. Человеческий закон не управляет совестью, и ему неизвестна минута, когда под влиянием внутренней высшей силы у человека могут проснуться лучшие чувства. Это может произойти и перед лицом смерти, и во время многолетнего лишения свободы. Поэтому с этой точки зрения вопрос остается и еще останется открытым. Есть мнение, что появление в уголовном кодексе высшей меры наказания - это один из признаков правового бессилие государства. Это самый легкий выход из положения, который не требует особых усилий в регулировании общественных отношений.
Юридическая этика подчеркивает духовно-правовую преимущество человека над животным. В человеческом обществе царит действенность человеческой души, ума, благоразумия. Ведь нормы позитивного права должны согласовываться с нормами духовного (природного) права. Согласуется ли с ними смертная казнь - человеку неизвестно. Поэтому сомнения должны быть на пользу правонарушителя. Кроме этого, запугивания не свойственно человеку. Этот прием направлен больше на инстинкт, а не на интеллектуальные чувства. Для дальнейшей духовно-правовой социализации нужно создать такую систему профилактически-воспитательных мер, которая бы эффективно проявляла лиц, склонных к тяжких преступлений.
Конечно, вопрос применения смертной казни связано с лицом юриста (судьей), его профессиональными действиями. Переход от внешнего резонанса тяжкого преступления до внутреннего самоопределения судьи, внутренней убежденности, что принятое решение соответствует законам Вселенной, взятие ответственности на себя определяют естественную правомерность его поведения.
Следовательно, морально-этические нормы профессиональной культуры юриста связанные с человеческой психологией, которая сформировалась в результате правовой социализации. Эти нормы характеризуются значительной индивидуальностью в зависимости от степени социализации. Для профессиональной культуры социально-этические нормы ценны тем, что они или лишены альтернативности вообще, или выбор юристом альтернативной нормы все равно приведет к положительной оценки его действий. Заметим, что появление морально-этических норм не является стихийным, случайной, это результат уровня профессиональной культуры юриста, логическое следствие согласованности внутренних и внешних процессов, которые возникают в результате понимания законов природы. Естественность морально-этических норм профессиональной культуры требует от юриста глубокого осмысления ентології и ексимології человека, приспособления к миру, а также активной преобразующей духовной деятельности. Мысль о необходимости бороться за право справедливая, самая значимая и в чем очень острая и тревожная именно тогда, когда в праве видится объективное бытие народа, когда оно утверждается как право человека, призвано быть регулятором общественных отношений.
В целом юридическая этика - это внешнее проявление профессиональной культуры, средство решения этических проблем юриспруденции, следствие реализации внутреннего императива служебного долга.
Именно благодаря нормам и обязанностям можно обнаружить природную силу юридической этики, поднять уровень человеческой цивилизации, которая утвердилась благодаря формированию римского частного права и появлению духовных основ к христианской культуры и морали. Тем самым юридическая этика создает прочный фундамент для юридической деятельности, необходимую духовную основу для критического осмысления догм позитивного права, утверждение его нормативно-ценностных критериев. Но это станет возможным при условии пересмотра устоявшихся взглядов на позитивное право (юридический позитивизм). Такой подход определяет ключевое звено развития правовой науки и в современных условиях и в перспективе. Сегодня становится все очевиднее, что научная правовая мысль по “основным запросам эпохи” не сможет определенным образом существенно продвинуться вперед, если будут оставаться на дальней дистанции друг от друга, с одной стороны, практическая юриспруденция (юридический позитивизм) - отрасль знаний, как традиционно считается, незначительного научного уровня, а с другой - философия права, которая оперирует категориями высшего смысловой порядке.



Назад