Электронная онлайн библиотека

 
 Международное частное право

3. Правосубъектность вторичных субъектов международного права


Правосубъектность вторичных субъектов международного права:

а) наций и народов, борющихся за свою независимость;

Анализ теории и практики международного права по этому вопросу свидетельствует о следующем:

1. Международная правосубъектность признается за участниками национально-освободительного движения. Именно такое понятие употребляется в рамках ООН. Термины „нация”, „народ” считаются такими, что трудно подлежат определению. А попытки определения или останутся тщетными, или могут только усилить международное напряжение.

2. Правосубъектность участника национально-освободительного движения по своей сути является переходной к государственной (конечная цель - создание независимого государства). В основе правосубъектности является принцип преемственности политического образования: государство после обретения независимости обязана придерживаться обязательств, которые она взяла на себя в правовых актах, принятых к независимости.

3. Правосубъектность народа, нации, которые борются за создание независимого государства, имеет переходный, временный характер. С прекращением такой борьбы меняется статус ее участника. В процессе борьбы на нацию, народ, которые ее ведут, распространяются все права и обязанности участника международного конфликта, то есть принципы и нормы международного гуманитарного права, права вооруженных конфликтов и т.п. За такими субъектами признается право вступать в правовые отношения, в частности заключать международные соглашения с другими государствами или другими сторонами, которые воюют или которые восстали.

5. Нации, народы, которые борются за создание независимого государства, не являются универсальными (как государство) субъектами международного права. Они могут быть участниками только тех правоотношений, которые возникают на основе принципа самоопределения.

6. Международно-правовой субъектностью обладает не только нация (народ), которая борется за независимое государство, а каждая, в частности, даже и те, которые уже завоевали эту независимость. Если борьба за независимость государства завершается актом провозглашения незаможності, то необходимо правосубъектность продолжать на неких других принципах, нежели борьба за независимое государство.

Каждый народ имеет право на отношения с другими субъектами международного права. Осуществляет он это право через государство, а в случае отсутствия государственности - через органы квазигосударственного характера. Это же правило вытекает из права народа заключать международные договоры и реализовывать их, получать защиту и помощь от других субъектов международного права и др.

б) международных организаций;

В отечественной науке на сегодня преобладает признание за международными организациями свойств субъекта международного права. Эта правосубъектность вторичная. Международные организации обладают правосубъектностью в пределах, установленных международными соглашениями - учредительными актами этих организаций.

Международные организации обладают специальной международной правосубъектностью. Специальная правосубъектность международных организаций является функциональной, поскольку определяется их функциями. Как правило, предел правосубъектности международных организаций указывается в их учредительных актах.

Кроме специфических прав и обязанностей международных организаций, их учредительные акты и формулируют общие типичные права и обязанности - составляющие международной правосубъектности. Это: а) право заключать договоры с государствами и международными организациями; б) право признание государств и правительств (через прием в организацию); в) право на сотрудничество с субъектами международного права и др.

Права и обязанности международной организации как субъекта международного права не следует путать с ее правами и обязанностями как юридического лица: а) право заключать контракты, договоры найма; б) право на приобретение движимого и недвижимого имущества и распоряжаться им; в) право заключать договоры об аренде; г) право быть стороной в судебном расследовании и др.

Международные организации не могут быть стороной в деле, которое рассматривает Международный Суд ООН. На их запросы Суд дает лишь консультативные заключения. Международные организации не осуществляют юрисдикции в отношении преступлений, совершенных на территории расположения организации. Это - функция государства пребывания организации, которая в то же время не может без согласия Генерального секретаря Организации проводить обыски, аресты и т. п. в пределах расположения организации.

Для международных организаций характерно одностороннее представительство; они, как правило, не посылают своих представителей в государства-члены (исключение составляет практика деятельности ООН, ОБСЄ и миссии некоторых других организаций).

Формально имея право заключать международные договоры, фактически (и юридически) международные организации ограничены относительно сферы реализации этого права. В основном учредительные акты международных организаций предусматривают их право заключать договоры о сотрудничестве с другими международными организациями, о штаб-квартиру организации, из административных и финансовых вопросов, о предоставлении технической помощи и по вопросам правопреемства. И хотя Венская конвенция о праве договоров с участием организаций (1986) закрепляет универсальное правило: «Правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации», количество таких договоров еще довольно незначительна.

Пятьдесят государств, составляя значительную большинство членов международного общения, имеют возможность в соответствии с международного права создавать организацию, которая владеет объективной международной правосубъектностью, а не только правосубъектностью, которую признают только они. Подтверждением тому является заключение международной организацией соглашения с государствами, которые не являются ее членами.

Международные организации делятся на межправительственные (ММУО) и неправительственные (МНПО).

Наиболее полно урегулированы международно-правовой статус ММУО, членами которых являются государства. Деятельность МНПО регулируется международным правом частично. Так, наиболее широкий международно-правовой статус имеет Международный комитет Красного Креста в соответствии с Женевскими конвенциями 1949 г. о защите жертв вооруженных конфликтов. Взаимоотношения ММУО и МНПО урегулирован так называемым консультативным статусом, который устанавливается для каждой ММУО отдельно. На региональном уровне было принято Европейскую конвенцию о признании правосубъектности МНПО от 24 апреля 1986 г.

г. Державоподібні образования.

Сегодня к государствоподобных образований принадлежит только центр католической церкви - Ватикан, - международно-правовой статус которого определяется Латеранськими соглашениями с Италией от 11 февраля 1929 г., что были пересмотрены 18 февраля 1984 г. Ватикан является членом МАГАТЭ, имеет статус наблюдателя при ООН и ее специализированных учреждениях, его представители (нунції) имеют дипломатические иммунитеты и привилегии (Украина установила дипломатические отношения с Ватиканом 8 февраля 1992 г.)

г) физических лиц;

Вопросы международной правосубъектности физического лица является одним из наиболее дискуссионных в современной науке международного права. До середины XX в. большинство ученых считали, что правосубъектность индивида полностью поглощается правосубъектностью государства, гражданином которого он является. Начиная с принятия 10 декабря 1948 г. Всеобщей декларации прав человека научное направление по признание международной правосубъектности человека приобретает все большее распространение. В советской доктрине признание человека субъектом международного права рассматривался как попытка вмешательства во внутренние дела государства. Такие взгляды местами сохранились и в отечественной науке международного права.

Международная практика все чаще доказывает, что индивид имеет международные права и обязанности. На основании многих международно-правовых актов по правам человека физическое лицо имеет право обращаться в внесудебные (Комитет по правам человека, Комиссия по правам человека и др.) и судебные (Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека) международные органы за защитой своих прав. Физическое лицо может нести международную уголовную ответственность за совершение международных преступлений.

Достаточно четко международная правосубъектность физического лица отмечается в решениях Суда Европейского Союза. В частности, Суд отметил: «Сообщество констатирует новый правовой порядок в международном праве, по которому преимущества государств по их суверенных прав ограничиваются, и субъектами признаются не только государства, но и граждане». Суд, в частности, установил, что многочисленные договора о Европейском Союзе прямо формулируют права и обязанности как государств, так и физических лиц.

Конечно, определенные в многочисленных международно-правовых актах по правам человека права и свободы физических лиц является, прежде всего, проявлением суверенной воли государств. Но для международной правосубъектности существенным является не то, кем разработаны права и обязанности, а их суть. Скажем, обязанности физических лиц не прибегать к пиратства, не использовать незаконно флаг вытекали из международных обычаев, которые лишь в 1982 г. были кодифицированы в конвенциях. За преступления против мира, против человечности ответственность в уставе Международного военного трибунала (Нюрнберг) было предусмотрено уже после их совершения. Ответственность за воздушное пиратство и похищение самолетов предусмотрена целой системой международных конвенций.

д) транснациональных компаний.

Сегодня ТНК, в которых доля внутрифирменной торговли составляет более трети мировой торговли решают не только экономические, но и принципиальные политические вопросы международного сотрудничества. Государственные мятежи, экономические кризисы в странах, объявления платежной несостоятельности, банкротства и т.д. часто является результатом, выполненным на заказ определенной ТНК.

В то же время ТНК, не обремененные бюрократическими структурами, достаточно оперативно могут решить как собственные, так и государственные проблемы. Благодаря собственным капиталам и технологиям они способны поднять экономику даже тех стран, которым не смогло помочь межгосударственное сотрудничество. Проблемы долгов развивающихся стран, сегодня решить практически невозможно без участия ТНК.

Через то, что некоторые ТНК, например «многонациональные компании», могут принадлежать государствам ли эффективно контролироваться ими, некоторые западные ученые, по аналогии с международными экономическими организациями, высказывают мнение о приобретении такими ТНК правосуб'єктних свойств.

Попытки регулировать деятельность ТНК осуществляются как отдельными государствами, так и группами государств и через международные организации. Общим положением является принцип, закрепленный в Хартии экономических прав и обязанностей государств (ст. 2): каждое государство имеет право регулировать и контролировать деятельность транснациональных корпораций в пределах своей национальной юрисдикции и принимать меры для того, чтобы такая деятельность не противоречила ее законам, нормам, постановлениям и отвечала ее экономической и социальной политике. Транснациональные корпорации не должны вмешиваться во внутренние дела государства, что ее принимает. В последнем заявлении сторонники международно-правовой субъектности ТНК видят прямое для них международно-правовое обязательство. Но такие утверждения вызывают сомнения. Значительное большинство международных документов, принятых государствами и межгосударственными организациями относительно статуса и деятельности ТНК, имеют рекомендательный характер. А тому из них нельзя выводить юридические права или обязанности.

Самостоятельно, благодаря давления на государства ТНК добились немного большего: право участия в работе ряда международных организаций, право участия в подготовке документов некоторых международных форумов, участия на паритетных началах в решении проблемы «север-юг» и др. Кроме того, существуют договоры, которые заключают транснациональные компании с государствами, порой эти соглашения имеют большую юридическую силу, чем законодательные акты. В случае конфликта между государством и транснациональной компанией в международном арбитраже применяется не национальный законодательный акт высшей юридической силы, а нормы международного права.

Однако, по мнению большинства ученых эти и подобные им права далеки от прав, присущих института международной правосубъектности. Следовательно, вывод может быть только один: транснациональные компании не являются субъектами международного права.



Назад