Электронная онлайн библиотека

 
 История учений о государстве и праве

1. Демократизация как предмет исследований транзитології


Для науки и для политической науки в частности, эта проблема не является новой, потому что нет в мире страны, которая не пережила бы периода реформирования политического режима. Поэтому, этот вопрос актуален. Так, еще в середине XIX века выдающийся французский ученый А. Токвиль сформулировал закон политического развития, согласно которому сверхбыстрый путь к свободе ведет к худшей формы рабства. Он считал, что нет ничего хуже для страны, чем слабые традиции демократии и свободы, чем быстрые изменения и реформы. В этих условиях процесс реформирования может выйти из под контроля, потому что политические институты общества не могут обеспечить баланс интересов граждан, различных социальных слоев, а бурный поток политической энергии и действий направлен на разрушение старого режима не удается остановить, направить его в разумные демократические рамки. Токвиль предупреждал, что этот процесс неизбежно ведет к охлократии, то есть к наихудшей форм тирании, которая может быть заменена еще более жестокой тиранией.

С развитием общего политического вопросы, вопросы реформирования и трансформации политических режимов не теряет своей актуальности. Оно актуально и сегодня для целого ряда стран, особенно стран Центральной и Восточной Европы, Украины, которые находятся на этом этапе и прикладывают немало усилий, чтобы пройти его как можно быстрее.

Однако единства во взглядах на проблемы реформирования и трансформации политических режимов у ученых нет. В 60-х годах прошлого века ряд ученых пришли к мысли, что недемократические режимы является достаточно длительным феноменом политической реальности. Представители этой группы ученых С. Бжезинский и С. Хантингтон в своей книге “Политическая власть: США и СССР” определяют общую особенность крупных государств, что эти государства принадлежат к группе успешно действующих, и что тоталитарный режим сверхдержавы может развиваться лучше и функционировать эффективнее чем демократический.

Подтверждение своей мысли ученые находят в политической жизни в период между двумя мировыми войнами, в 60-х годах, когда демократия отступала, а тоталитаризм воспринимался чуть ли не как политический режим будущего. В следующее десятилетие К. Фридрих и С. Бжезинский в книге “Тотальная диктатура и демократия” сделали вывод, что тоталитарный режим не способен меняться, эволюционировать и что его можно только уничтожить извне. И поэтому, тоталитарные государства обречены на гибель. Примером для них служил тоталитарный режим в Германии, развязавшей мировую войну, и проиграла ее. Однако жизнь показала ошибочность такой точки зрения и подтвердило способность трансформации политических режимов. Подтверждением этого тезиса является СССР после 1953 года, когда политический режим начал эволюционировать от тоталитаризма к авторитаризму.

Американский политолог С. Хантингтон рассматривает три модели перехода от авторитаризма к демократии. Первой является классическая линейная модель (Великобритания, Швеция). По этой модели в стране проходит постепенное ограничение монархической власти, расширяются права парламента и граждан. Сначала граждане получают гражданские, личные права, затем политические и в завершение - социальные права. Постепенно ограничиваются, а затем и исчезают избирательные цензы, парламент становится высшей законодательной властью и контролирует правительство.

Второй является циклическая модель перехода (некоторые страны Азии, Африки, Латинской Америки). Она предполагает чередование демократических и авторитарных форм правления, формально позитивного отношения политической элиты к демократии. В этом случае выбранные народом чиновники или устраняются военными, или сами захватывают и узурпируют власть лично, опасаясь потерять ее, сталкиваясь с растущей оппозицией и непопулярностью. Эта модель перехода свидетельствует о недостаточной зрелости демократических убеждений, о слабости позиций этих убеждений в господствующей политической культуре.

Следующей является диалектическая модель перехода (Испания, Греция, Португалия). Эта модель так же, как и циклическая характеризуется нестабильностью политических режимов. Но за этой моделью переход к демократии осуществляется под постоянным влиянием уже сложившихся внутренних предпосылок (высокая індустрїалізація страны, сформированный многочисленный средний класс, высокий образовательный уровень граждан, рационализация и индивидуализация массового сознания). Концентрация этих и других предпосылок приводит к быстрой гибели и краха авторитарного режима, и в результате устанавливается стабильная демократия.



Назад