Электронная онлайн библиотека

 
 История учений о государстве и праве

1. Демократия в постиндустриальном, информационном, глобализированном мире


Вопрос о том, какие именно изменения происходят в обществе и политической системе, наиболее подробно разработаны в трудах представителей технократического направления политической мысли.

Одним из первых к анализу особенностей современного общества обращается известный американский исследователь Д.Белл Он называет его постиндустриальным. Постиндустриальное общество, - пишет Белл, - это общество интеллектуалов, в котором первостепенное значение уделяется всестороннему развитию его членов. В нем главную роль играют теоретические знания.

Социальные отношения, создаваемые новыми сетями информации (от обмена информацией между исследователями с помощью компьютерных терминалов к широкой социальной однородности, создаваемой национальным телевидением), не более трудовыми отношениями индустриального общества и ведут к возникновению совершенно нового типа социальной структуры. Основные классы индустриального общества с переходом к информационному обществу постепенно исчезают, и формируются разнообразные локально-профессиональные группы.

В экономике определяющим является факт, что частная собственность перестает быть центральным институтом, а ведущее значение приобретает сфера услуг. Д. Белл много внимания уделяет выяснению особенностей продукции постиндустриального производства - информации. Она физически не потребляется и не изнашивается. Таким образом, информация является «коллективным товаром», что не может отчуждаться как другая материальная продукция. Даже в случае ее продажи, информация остается с производителем.

Интересны выводы Белла относительно культурной сферы, которая отмечается на его мнению экстраординарным свободой, поглощением любых стилей. Автор отмечает: «Такая свобода происходит из того факта, что осевым принципом современной культуры является выражения и преобразования «Я» ради достижения самореализации и самоздійснення».

В то же время, Белл предостерегает, что новое общество не будет бесконфликтным. Источники напряженности, по его мнению, кроются в следующих противоречиях:

1) бюрократически-иерархическое управление научной элиты;

2) формальное произнесении равенства и участия;

3) социальная структура, основанная на выполнении профессиональной роли, специализации с одной стороны, и культурным подъемом человека как целого с ее самореализацией - с другой.

Продолжил размышления в этом направлении один из самых известных футурологов и политических исследователей, автор труда «Третья волна» Е. Тоффлер. По его мнению, в будущем информационная технологизация социального жизни повлечет за собой появление концепции демократии, в которой информация олицетворяет власть.

Такое общество будет иметь, по Тоффлеру, следующие особенности. Прежде всего, типичным становится не массовость, а разнообразия. Это требует пересмотра традиционных взглядов на понятие политического большинства. «Вместо високостратифікованого общества, в котором несколько крупных блоков образовывали большинство, - утверждает автор, - мы имеем конфигуративное общество - общество, в котором тысячи меньшинств, существование которых носит временный характер, находятся в непрерывном коловороте, создавая совершенно новые переходные формы, изредка составляют коалицию, которая обеспечивает консенсус в 51% по основным вопросам».

Кроме того, будущая политическая система, по Тоффлеру, должна базироваться на таких принципах как власть меньшинства, напівпряма демократия, распределение решений. Власть меньшинства означает, что отдельные граждане в результате определенного жеребьевка случайно получают по крайней мере 50% голосов для принятия политических решений. Такая мера, по мнению Тоффлера, может помешать давления специальных групп интересов и лобби. Напівпряма демократия означает возможность рядовых граждан благодаря современным информационным технологиям участвовать в голосовании. Их голоса должны прилагаться к количеству голосов, полученных в рамках законодательного органа. Сущность принципа распределения решений означает децентрализацию власти, принятия решений на разных уровнях от местного до транснационального.

Собственную концепцию информационного общества выдвигает также и франко-испанский исследователь М.Кастельс. Он говорит о том, что глобализация капитала, процесс увеличения количества сторон, представленных в политических институтах, децентрализация властных полномочий, их переход в локальных и региональных представительств существенно меняют характер власти. Распоряжение государства не всегда могут быть полностью приведены в действие.

Характерными особенностями политики постиндустриальной эпохи становятся:

1) стратегические игры, модифицированные на заказ правительства;

2) персонализированного лидерство, которое заменяет класс объединения;

3) идеологическая мобилизация

4) партийный контроль.

Управление осуществляется с помощью манипулирования символами в СМИ. Политика становится театром, институты государства агенствами по оформлению договоров. Граждане голосуют скорее для того, чтобы устранить зло государства, чем для того, чтобы реализовать свои требования.

Все перечисленные условия дают Кастельсу основания для вывода о приближении новой формы политического устройства - сетевой государства. Она понижается в статусе, но не исчезает, а локализуется в форме местных и региональных представительств.

Важной является его мнение о сущности власти: власть будет тесно связана с культурными кодами. Этот тезис он объясняет следующим образом: «Культурные битвы суть соревнования за власть в информационную эпоху. Они ведутся в целом в СМИ и с их помощью, но СМИ не являются держателями власти. Власть - как возможность навязывать поведение - содержится в сетях информационного обмена и манипуляции символами, которые соотносят социальных актеров, институты и культурные движения с помощью пиктограмм, представителей, усилителей».

Социальные изменения происходят, по мнению автора, в направлении создания автономных идентичностей, особенность которых самоопределение и дистанцирования от политических институтов и общественных ценностей. В будущем тенденция удаленности от лица власти, разочарование в классических институтах гражданского общества только усилится. Люди будут все более индивидуальны в своем труде и жизни.

В культурной сфере Кастельс отмечает кризис патриархальности, переосмысление роли семьи, отношений между полами, и, как следствие, упадок личности. Кроме того, невероятные научные достижения обусловят возникновения новых границ и стандартов духовности, утверждение альтернативного набора ценностей.

В 90-гг. эти идеи получают развитие в американского экономиста П. Дракера в работе «Посткапіталістичне общество» (1993), где он анализирует социальную сторону постиндустриальных преобразований и характеризует новое общество как общество знаний. В нем формируется социальная структура, где работники, обладающие знаниями, является ведущей силой. Меняется также, считает Дракер, способ налаживания партнерских отношений. Главным становится внедрение новых бригадных методов труда, наделение рабочих ответственностью и контролем над своей деятельностью.

Также есть исследователи, что основным фактором изменений демократического строя считают глобализацию. К ним относится немецкий политолог У.Бек. Он говорит о сложности реализации основных принципов демократии в связи со сменой главного политического актера. Теперь это не народ или нация, а человечество. Глобальную политику нельзя понимать только как продолжение политики национальных государств.

В процессе принятия решений на международном уровне существует много пробелов, через что функционирования политической системы не может обеспечиваться демократическим методом. Так, например, не понятно, кто должен определять основные вопросы повестки дня, которые выносятся на голосование в пределах наднациональных институтов. Противоречия возникают также через разнообразие ценностей и культурных особенностей участников решения транснациональных вопросам.

Политика таких общественных организаций требует внедрения новой этики демократии и прав человека. Такую необходимость можно доказать тем фактом, что темы глобального гражданского общества обеспечивают глобально действующем Мероприятия идеологическое оружие для вмешательства в мировые экономические отношения и военной интервенции. Международные организации под видом неправительственных уполномочивают себя и заменяют демократию диктовку своих требований. Западные ценности и образ жизни распространяются в качестве космополитических.

Бек продолжает направление размышлений технократов, признавая усиление профессионального влияния экспертов и функционеров, ведущее значение научного сообщества.

Близкими к технократического направления является размышления В.Іноземцева. Исследователь отмечает изменение классовой структуры современного общества заключается в переходе от общества, построенного вокруг владельцев капитала общества владельцев интеллекта и знаний. Он утверждает переходный характер ценности демократии. По его мнению, она, как любая другая общественная форма, неизбежно становится средой формирования новых способов управления. Это утверждение Иноземцев объясняет такими изменениями как усиление исполнительных структур в противовес представительным, опасность популизма, локализация демократии в западном мире.

Западная цивилизация подлежит как внутренним трансформациям, так и внешним влияниям других культур. Этот процесс должен углубляться, - говорит Иноземцев, - даже если он приведет к полному отрицанию демократического принципа.

Таким образом, исследователи констатируют необходимость существенно реформировать демократию в западноевропейских странах и осознать невозможность распространить ее в мировых масштабах. Для осмысления желаемого направления изменений демократической политической системы в будущем, очертим специфику понимания политической свободы, обусловленную описанными общественно-политическими трансформациями.



Назад