Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Онтологические, натурфилософские, космогонические и космологические концепты


В философии онтологию понимают как философское учение о бытии, а также те аспекты мировоззренчески-философских представлений, где содержатся или исследуются предельные основы бытия; натурфілософію - как философское умозрительное учение о природе как целостность; космогонию - как учение о происхождении и эволюции космических объектов, вещества, а космологию - как науку, которая исследует происхождение, эволюция, структуру Вселенной, его временных и пространственных масштабов.

За исключением таких трактатов, как «Христианская топография» Козьмы Індикоплова, «Шестиднев» Иоанна экзарха Болгарского, и отдельных апокрифических текстов, эти вопросы в других русских рукописных книгах не рассматриваются, поскольку христианское мировоззрение основывается на учении о Боге как творце Вселенной и всего, что его наполняет. Поэтому изложенные в Священном Писании знания о происхождении и устройстве Космоса и мира считались абсолютно истинными и достаточными. Христианское видение онтологически-натурфилософских и космогонічно-космологических проблем в корне отличалось от античных ученик.

Согласно основного догмата, который определял картину мира, первым действием Бога относительно задуманного им способа существования конечного бытия было создание самого этого бытия. Церковные догматы учили, что Бог - «творец неба и земли, всего видимого и невидимого», единственная первопричина мира, которая не возникла сама собой, беспричинно или случайно. Считалось, что ответ на вопрос о способе, которым был создан мир, дает одкровенне христианское учение. Созданием в этом учении считается такое действие всемогущества Божия, которой продуковано все существующее вне Бога не из чего, а из абсолютного небытия. Таким креаціоністським учению о происхождении мира через творения из ничего, инспирированным представлениями о Боге как высшее личность, которая собственным творческим актом создает мир, человека с их историей, христианство опровергало все другие учения. К ним относились: дуализм - учения о создании Богом мира из готовой материи (подчеркивало двух першоначал мира); пантеизм, за которым Бог и мир являются тождественными, а Бог создал мир из своего собственного естества; материализм - учение о сотворении мира из вечной материи; деизм, что признавал бытие Бога как первопричину, но ограничивал его деятельность лишь актом первоначального сотворения мира; натурализм, за которым все сотворенные вещи, их происхождения, порядок и развитие берут свое начало от самой природы, а мир существует сам по себе.

Уже в первых словах первой библейской Книги Бытия провозглашается выходная и базовая истина о Боге как Творца мира: «В начале сотворил Бог Небо и землю» (Быт. 1,1). Словами «небо» и «земля» здесь сказывается весь объем бытия созданного. В Новом Завете подтверждается ветхозаветное учение о творении, но оно дополняется указанием на участие в этом творческом акте Сына Божьего.

Тогдашняя человек была убеждена, что побуждения и цель творения заключается в преблагості и предосконалості Бога. Он поступал так, чтобы творение, прославляя его, принимало участие в его благости. Итак, побуждением была бесконечная благость Бога или желание иметь причастников (таких, которые причащаются славой Божьей) Божьей славы вне его внутренней жизнью, а целью - блаженство твари и слава Творца. Еще одним толчком к творения была любовь. Все последующие действия Бога по миру - промысл, искупление и спасение - имеют целью блаженство твари. Все созданное (природа, небо, земля, ангелы и люди) должна стать отражением добродетелей и совершенств Божьих, екстрапольованих (распространенных) во внешнем бытии и таких, которые существуют для славы Божьей. Второе пришествие Господа на землю также будет ради славы. Итак, слава Творца, совмещенная с совершенством и блаженством, является общей и последней целью всего созданного бытия.

Бог призвал к бытию три рода божия: мир духовный, мир вещественный и человека. Сначала был создан мир духовный (невидимый) - царство бесплотных (нематериальных) сил и энергий, затем мир чувственный (материальный). Закончилось мироустройства созданием человека (мужчины и женщины), которая по своей телесной природе примыкает к чувственного мира и является его высшим элементом (венцом творения), а по духовной - до сверхчувственного мира (духовного). В ней находится центр столкновения и единения двух миров - мира чистых духов и мира чистой материи (макрокосма и микрокосма).

Христианская онтология и космология различают різноприродні сферы: 1) идеальное, трансцендентное, неизменное, вечное, надчуттєве и сущностное небо; 2) речовинна, видозмінювана, преходящая, чувственная и феноменальная земля. Такая онтологическая дуальность прокламувала иерархичность нижнего уровня мироздания и ее вертикально-нисходящую аксиологическая градацию.

По представлениям христианских мыслителей, заимствованными в античных философов, вещество, которую Бог создал в первый день и использовал для следующих творений, состоит из четырех природных стихий (першоначал). В «Шестидневі», с учетом учения Аристотеля, речь идет о том, что в первый день Богом было создано першоматерію, а в другие дни - образы и формы, что видоизменяют першоматерію, придают ей зримые контуры. Творец производит основную простую вещество - четыре первоэлементы: воду, воздух, землю и огонь, размещая их в определенном порядке. Все они могут находиться в автономном состоянии, однако дополняют друг друга и взаємотрансформуються. В «Богословії» Иоанна Дамаскина разъясняется, что эта физическая основа вещей располагается в пространстве за своим весом. Самый легкий огонь достигает небес, ниже него воздух, а еще ниже земля и вода. Дамаскин говорит на особом онтологічному статусе огня - эта самая могущественная стихия, способна уничтожить другие. Неслучайно создано оно было в первый день, ведь свет и было огнем.

Как и во многих других рукописях, в «Шестидневі» онтологический первоэлементы теологізується. Природа священного света является сквозной в этом произведении. Прежде всего отмечается на его нематериальности. Высший огонь имманентно связан с сущностью ангелов (созданных с огня), с душой человека (она имеет огненную природу), со знамениями Бога, Солнцем. Он имеет всепроникающей и неречовинну качество, неописуемую красоту и освещает Вселенную. Огонь нижней - материальный, связанный с светилами, молнией. Два вида этого огня были действующими как в Старом (например, уничтожение Содома и Гоморры), так и в Новом Заветах. В новозаветное время развивается учение о том, что произойдет мировой пожар и христианская вера должна быть очищенной в ожидании этого эсхатологического огня. Об два вида огня говорится и в «Откровении» Иоанна Богослова: огонь, через который представляет себя Бог, и огонь суда (огонь адский).

В «Шестидневі» прокламується геоцентрическая концепция мироустройства: Земля имеет центральное расположение в сферическом Пространстве. Создана мироздание делится на понадпростір - сферу (надчуттєву, сверхъестественное, высшее, вечную, совершенную) идеальных сущностей, и пространство - сферу (чувственную, естественную, мировую, мимолетное, несовершенную) материальных сущностей. Второе небо (надпростір, твердь), в соответствии с античными учениями о шарообразности неба, представляется таким, что имеет сферический вид. Крайняя льодово-водная граница природного мира подвешена на воздушном мягком естестве. За геоцентричною концепцией Вселенной, здесь происходит круговращения неба. Воды на поверхности твердые, что кругообертається, содержатся божественной силой.

Там, где у «Шестидневі» разъясняется природа особого пятого элемента - небесного тела, что кругообертається и качественно отличается от сущности четырех первоэлементов, речь идет о арістотелівську идею небесного эфира. Под влиянием критических античных космологических теорий в этом произведении утверждается о шарообразности земли и ее срединную локализацию в небесной сфере. Несмотря на определенное признание геоцентрической концепции Парменида, Эмпедокла и Аристотеля, в этом тексте она не считается вполне истинной.

Речь идет в «Шестидневі» также о плоскую, четырехугольную Землю. Такой (с некоторыми отличиями), как сказано в произведении, представляли ее Фалес, Демокрит и Анаксагор. На этом отмечали некоторые христианские мыслители. В произведении утверждается, что земля подвешена «ни на чем же» на равноудаленном расстоянии от окружности небесной сферы. Небес есть трое, хотя и не исключается большее их количество. Одновременно откидывается учения атомістів о существовании множества миров. Правда, в некоторых распространенных в Движении апокрифических речь идет о памятниках семь, девять и более небес. В одном из многочисленных экскурсов в историю космологических идей составитель «Шестиднева» замечает, что многие их заимствовано христианскими учеными в эллинских философов.

Другой взгляд на мироустройство представлен в популярной в Движении «Христианской топографии» Козьмы Індикоплова, в предисловии которой есть такие слова: «Христианская топография, что охватывает весь мир, берет доказательства из Писания, в котором христианам сомневаться нельзя». Автор опровергает взгляды относительно шарообразной формы неба и то, что оно вращается по кругу. Он высмеивает платонівське учение о том, что небо состоит из четырех элементов, аристотелевское - за то, что добавляет к этому пятый элемент. Отрицает учение о самостоятельность движения звезд, неба, земли, мира. Бессмысленным называет утверждение о антиподов (людей, живущих на противоположной стороне Земли). «Как они будут стоять вниз головой?» - спрашивает он, ведь дожди не могут падать снизу вверх. В произведении критикуется положение, что земля наполнена воздухом, а причиной землетрясений является его колебания. Байкой называет «ум софистические философов», что небо телом, которое окружает весь мир и что за ним ничего не существует.

Наличие разных взглядов на мироустройство подтверждает стремление русских переводчиков «Шестиднева» и «Христианской топографии» к раскрытию противоположных концепций, мировоззренчески-научной толерантности. Распространены в Движении натурфилософские и космологические представления основывались на христианской картине мира и античных философских учениях. В текстах бытовали античные, но доминировали христианские идеи. «Шестиднев» демонстрирует близость к греческой традиции, «Христианская топография» - к христианской. Отвергая античный гелиоцентризме, «Христианская топография» описывает мир по аналогии к земным зданий (как двухъярусное сооружение), разделяет его на божественный (верхний) и человеческий (нижний), одомашнює его, доказывает, что Земля четырехугольная. В «Шестидневі» отмечается, что Солнце вращается вокруг Земли, которая имеет форму шара.

В других тогдашних рукописях утверждается, что небо как место пребывания Бога недоступно ни одному человеку. Неприступные ей и земные глубины. Распространенным было представление о множественности небес, над которыми расположено помещение Бога. Там находится его воинство - ангелы. За Апокалипсисом («Откровение» Иоанна Богослова), неотвратимый конец земного существования приведет к созданию «новых небес и новой земли». Старый вселенная (прежнее небо и прежняя земля) исчезнет, «свернувшись, как свиток». Будет совершенно новый мир для праведников, созданный для общения с Богом.

Тогдашнюю человека манил сверхчувствителен, сверхъестественный мир, где находились Бог и мир чувственный, природный. Мир первый возник значительно раньше второго, поэтому ему приписывали онтологічне господства. Свет естественный, земной не является самодостаточным. Второстепенность его предопределяла второстепенность натурфилософии. Поэтому смысл бытия заключался не в том, как проникнуть в тайны мироустройства, а как спастись в нем. Природа и ее явления считались тайным знаком, символом, намеком и толковались по определенным герменевтичними правилам, что свидетельствует о телеологическое восприятия окружающей природной среды. Ієрархізований и упорядоченный мир, что подчиняется единому Богу, мыслился по аналогии с земной Церковью, храмом, что защищает, спасает человеческий род, объединяет человечество в единое тело.

Такой подход к миру (миров) вызвал определенную онтологізацію категорий «добро» и «зло». Их представляли как реальные космические факторы, определяющие жизнь вселенной, которым проникнуты все материальные и духовные явления. Господствующее на земле зло в эсхатологическом будущем должна превратиться во вселенскую гармонию для праведных, в Царство Небесное (Рай) и пожизненный хаос для грешных (ад). Поэтому в будущем коренным образом изменятся все параметры окружающей и запредельного миров.



Назад