Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Тенденции и явления украинского передвідродження. Культурно-образовательное жизни в Украине в XV ст.


Определенная политическая стабилизация, восстановление Киевского княжества в составе Великого княжества Литовского способствовали его экономическом и культурном развитии. По правления князей Олельковичів началось восстановление Киева, восстановление его культурных сооружений, активизировалось культурно-образовательное жизни в нем. В стенах Киево-Печерского монастыря были созданы выдающиеся памятники украинского книжного искусства - «Лествица» (1443), «Златоструй» (1474), осуществлены две редакции Киево-Печерского патерика (1460, 1462), что ощутимо повлиял на дальнейшее развитие украинского и всего восточнославянского писательства. Постепенно Киев снова стал центром раціоналістично-гуманистического движения, который охватил украинские и белорусские земли Великого княжества Литовского.

В настоящее время в культурно-литературном обращения появилось много переводных изданий, написанных языком, максимально приближенной к народной разговорной, насыщенной под влиянием конфессиональной языка польскими элементами. Наблюдается отход от односторонней ориентации на византийскую литературу, поскольку на то время состоялся почти полный разрыв с Византией, которая, потеряв свою самостоятельность после завоевания турками Константинополя (1453), начала ориентироваться на Запад. Много византийских ученых, культурно-образовательных деятелей (Эммануил Христолярул, Феофан Газ, Карул Константинопольский, Георгий Трапезундський, Дмитрий Халкокондул), убегая от турецкого гнета, поселилось в Падуи, Венеции, Флоренции, своими переводами древнегреческих авторов на латынь они способствовали развитию итальянского гуманизма («Илиада», «Одиссея» Гомера, произведения Ісократа).

В общем количестве переводной литературы XV ст. в Киеве преобладали издание религиозно-богословского содержания. Среди них была не только каноническая, но и апокрифическая литература, в частности переводы ветхозаветных книг, пророчеств Даниила и Єремії, книги Руфь, Есфирь и т.д. Библейские произведения переписывали не из традиционных церковных образцов, а с староеврейских оригиналов, других достоверных древних текстов. Это свидетельствовало об объединении в интеллектуальных кругах Украины второй половины XV в. сил, близких по духу к гуманизму, которому были присущи языково-текстуальна критика Священного Писания, отказ от исторически выработанных форм и догматов ортодоксальных направлений христианства.

В XV в. произошла своеобразная реформа письма с различением в нем устава и скорописи, традиционный метод чтения было заменено літероскладальним, согласно которому ученик должен был изучить все комбинации складов из нескольких букв. Благодаря этому каждый, кто изучил склады и натренировался в чтении, мог читать каноны в церкви и будь-которые предназначены для светского чтение книги, представлены литературными изданиями морально-этического содержания, повестями-притчами. Наиболее заметные среди них - первые украинские редакции популярных еще в XIII-XIV вв. литературных сборников «Ізмарагд», «Четья», «Пчела», а также произведения отечественных авторов - Климента Смолятича, Кирилла Туровского, киевских митрополитов Илариона и Григория, письменные памятники периода Киевской государства. В некоторых из них, например списках «Ізмарагда», речь идет о пользе чтения книг, высказывается критика монашества и церковной организации.

Возрождение литературно-духовных традиций Киевской Руси показало прогрессивные тенденции в развитии литературного процесса в Украине второй половины XV в. Разрушая основы безраздельного господства візантизму в сфере духовной культуры, оно способствовало формированию национальной литературной традиции. Особенно популярными в то время были повести «Александрия», «Троянская история», «Сказание о Индийское царство», «Житие Алексея, человека божия» и другие, которые содержанием и характером сюжетов приближаются к средневековых рыцарских романов с любовными интригами, культом чести, авантюрными приключениями. Их авторов захватывали подвиги, мужество и отвага героев произведений, показало выработки нового ренесанного литературного вкуса.

В XV в. началось создание собственно философской литературы, что связывают с деятельностью киевского научного кружка книжников 40-60-х годов, которых называли «ожидовілі», «зжидовілі». «Ожидовілі, - отмечает Д. Чижевский, - были теми, кто впервые ввел в украинское окружения произведения чисто філософічного содержания, что интересовали только как философичны и только для читателей с чисто філософічними интересами». В таких произведений он причислял «Логику Авіасафа», «Речь Моисея Египтянина», «Аристотелю врата», или «Тайная тайных», переведенные с арабсько-еврейских источников.

Интерес к этим текстам был вызван политическим восстановлением Киевского княжества, преобразованием Киева на значимый хозяйственно-торговый центр, где важную роль в политической и культурной жизни стали играть городские ремесленно-купеческие слои, больше всего заинтересованы в практических знаниях, научных представлениях о реальном мире и человеке. В противовес теолого-богословской ориентации Киево-Печерского монастыря и морально-этической духовной литературе верхов в этой среде сформировался научный кружок киевских книжников.

Название «ожидовілі» обусловлена ролью, которую играло в политической и культурной жизни ремесленно-купеческих кругов киевское еврейство, которое имело на то время две довольно влиятельные культурные общины - рабантську и караимскую. Рабантську возглавлял талмудист, комментатор Писания, автор произведений «Лилия тайн» («Шушан Содот») и «Врата справедливости» («Шаарей Цэдек»), кабаліст Моисей бен Яков Киевский (Изгой). Предполагают, что он был одним из советников Михаила Олельковича, в чьем окружении был и выходец из Кафы, еврейский ученый, врач и астролог Захария Скара (Схарія), о котором русский историк Василий Татищев (1686-1750) писал «иудей Схарина». Киевское еврейство формировало ячейка книжников, которые переводили с еврейского языка библейскую литературу, произведения из логики, метафизики, естествознания, поддерживали тесные связи с киевскими интеллектуалами. Его представители «были высокообразованными людьми, кроме еврейской, знали книжную и разговорный язык местного населения, которому назначали свои переводы» (Захария Скара). Их стараниями были переведены также «Шестокрил», написанный еврейским ученым Іммануелем бар Якобом, и «Космография». Эти работы составили основу мировоззренчески-философской литературы в Украине XV ст., которую небезосновательно причисляют к украинского передвідродження.

Логический трактат «Логика Авіасафа», переведенный в Киеве с еврейского языка 1462 p., сохранился лишь в одном экземпляре, датированном 1483 г. Его часто называют «Киевской логикой». Он является первой частью «Логики» из трактата арабского философа-мистика конца XI - начала XII в. аль-Газали «Опровержение философов», мистицизм которого основывался на определенном скептицизме в отношении возможностей человеческого познания. Переводчики взяли из трактата «Вступление в философии», в котором изложены философскую терминологию, элементы теоретико-познавательной логики и метафизики. Этим труд аль-Газали заинтересовывала деятелей европейского Ренессанса, в результате чего она была переведена на латыни в Венеции (1506).

«Речь Моисея Египтянина» дошла до наших дней в шести экземплярах «Московской пропедевтики», или «Московского органону». По мнению исследователей, «Московский органон» подготовлен в Киеве и входил в «Логики Авіасафа», а позже обособленное от нее. Он содержит введение, «Логический словарь» (в переводах назван «Словарь Моисея Египтянина», или «Речь Моисея Египтянина») еврейского ученого Моисея Маймонида (1135-1202), некоторые разделы второй части метафизической труда аль-Газали «Наставления философов» и небольшое послесловие.

«Логика Авіасафа» и «Логический словарь» Моисея Маймонида является изложением основ формальной логики Аристотеля, точнее - его «Первой аналитики». В них представлены аристотелевское понимание понятий, суждений, их классификации, учение о силлогизм и онтологические проблемы. Специально эти проблемы не объясняются, а фигурируют при рассмотрении категорий «бытие», «субстанция», «материя», «форма», «тело», «единое». Исчерпывающе трактуется атомистическая гипотеза, по которой тело состоит из неделимых (в бытии и мышлении) частей. В то же время освещается и противоположная точка зрения, согласно которой тело не является сочетанием материи и формы, а нечто єдиносутнім в бытии.

Каждая наука, как говорится в этих работах, имеет свой субъект, является продуктом деятельности человека, в соответствии с чего науки классифицируют на активные (практические) и созерцательны. К активным наук причисляют этику, экономию, политику, к созерцательных - те, что зависят от предмета заинтересованности: Бог, небеса, земля, суть жизни, растительный мир, металлы, минералы и т.д. Предметы делятся на те, что существуют вне материи (Бог, ангелы, единственное), и те, что могут существовать только в материи. Предметами, которые существуют вне материи, должна заниматься теология (божественная наука), ориентированной на познание абсолютного бытия, а предметами, которые существуют в материи, - физика (в аристотелевском понимании). «Киевские переводы логических трактатов во второй половине XV ст., - отмечает И. Паславский, - уникальное явление для своего времени. Их появление - одна из первых попыток в европейской научной практике перевести логические труда широкодоступною национальном языке». В частности, трактат Маймонида был издан в Европе латынью лишь в начале XVI ст. (Базель, 1527; Венеция, 1550).

«Аристотелю врата», или «Тайная тайных», - энциклопедическая книга арабского происхождения, переведена с еврейского сокращенной переработки. Она содержит систематическое изложение практических руководств, которые якобы Аристотель рекомендовал Александру Македонскому относительно поведения в семье и вне ее, в сфере государственной политики, личной гигиены. Эти советы он обосновывал интересными научными данными с медицины и астрологии. После крестовых походов через еврейский и русский версии труд распространилась в западноевропейских и славянских странах. Украинский перевод, осуществленный в Киеве с еврейского языка, получил широкое распространение в Украине, Беларуси, России. Во второй половине XV в. книга вошла в рукописного сборника Михайловского Златоверхого монастыря под названием «Книга зовоемая "Приточник"», скомпилированная неким Васком, писарем господина Николая Радивиловича» (1483). Списки этого произведения в XV в. были в Холме, Свободно, с Украины или Беларуси они попали в Россию.

Аристотелю, это произведение не принадлежит. На самом деле он является частью второй книги медицинского трактата персидского врача X ст. Аль-в Случае «Наука о строении тела и его форму, а также о жидкости, что в них преобладают, и другие данные, взятые из "Физиогномики"», частью трактата «О яде» Маймонида (написанного на арабском языке в 1199 г. и переведенный в XIII в. на латыни, а несколько позже на древнееврейском языке), который стал для европейских врачей XIV-XV вв. основным произведением по этой проблематике; полный перевод труда Маймонида «О половой жизни» и другие его работы, в т. ч. и «Правила санитарии».

«Аристотелю врата» содержат данные по физике, космологии, географии, математике, астрономии. В книге прославляется роль, значение разума и науки, едва ли не впервые в украинской письменности приводятся мнения арабских ученых и философов Ибн Сины (Авиценны), Ибн Рушда (Аверроэса), античных авторов Аристотеля, Гиппократа, Галена и др.

Философская проблематика в произведении охватывает вопросы онтологического и гносеологічного содержания, морально-этические вопросы о добре и зле, слово и безмолвие (молчание), веру в чудеса и магию, о пользе интеллектуальной деятельности. Большинство из них, особенно онтологические и гносеологические, рассматривается с позиций арістотелізму или его интерпретаций арабскими мыслителями. Понимание сущности мира связано с признанием того, что «сущность всегда есть одно». Достигается это единство не субстанцией, а акциденціями (лат. accidentia - случайность) - несущественными, случайными, переменными, преходящими свойствами предмета, явления. Полностью и неоднозначно сохраняется аристотелевское понимание бытия, вечности мира, движения, перехода от родового к индивидуальному, что интерпретируется на основе перипатетичного принципа, по которому исходным было индивидуальное, а не общее. Соотношение формы и материи подается в интерпретации аль-Фараби и Ибн Рушда.

Рассмотрение этических проблем в «Арістотелевих вратах» основывается на признании ценности таких добродетелей, как справедливость, простота, мера и умеренность, осуждении жадности, зависти, посягательство на чужое добро, предоставлении преимущества в отношениях умственные, а не силе. Проблема добра и зла связывается с деятельностью человека: утверждается, что человек создан для добрых дел, однако как она их делает - зависит от нее. Зло творится человеком, а не направляется с небес. Как и добро, оно зависит от обстоятельств, отношений между людьми. В противовес распространенному в восточнославянском мире византийской концепции ісихастів (страстных представителей философии молчания), в «Арістотелівських вратах» речь идет о ценность слова, отмечается, что угрозой премудрости молчание, которое препятствует научному познанию. Защита слова связывается с языком и мышлением, языком и культурой. «Арістотелівські врата» является своеобразной апологетикой культа разума, процветания мудрости (в одной из советов царю акцентируется необходимость материальной поддержки интеллектуальной деятельности).

Среди переводных произведений научного кружка киевских книжников видное место занимают «Шестокрил» и «Космография», которые в соответствии с традициями эпохи Возрождения несли в образованные слои арістотелівсько-птолемеївське учение о Вселенной, разрушая візантійсько-христианские представления о мироздании. Один из списков «Шестокрила» вместе с другими переводами попал в Новгород, образовав основу рационалистического учение «ожидовілих», которые отрицали церковную иерархию, требовали «дешевой» церкви, выступали против строительства храмов, скептически относились к писанию, отрицали монашество, которое, по их мнению, держится не на божественных, а на человеческих началах. Некоторые из них отвергали веру в Иисуса Христа, считая его земным человеком. Такие взгляды соответствовали интересам и настроениям состоятельных слоев городского населения, в результате чего к ним присоединялись книжники, в т. ч. представители духовенства, которые знали труда Аристотеля. Как и секта «стригольників», «ожидовілі» были заклеймены зимой 1491 г. как «воины Дьявола», а в 1565 г. - окончательно разгромлены (в основном сожжены).

Заметные сдвиги в духовной культуре произошли в XV в. и в Галиции, которая входила в состав Польского государства. Центрами ее были Львов и Перемышль, где, как и в других городах, организовывали кириллические типографии для печати восточнославянских книг. Самая известная из них - типография Ш. Фиоля в Кракове. Именно здесь в 1483 г. вышла книга Юрия Дрогобыча (Котермака) «Прогностическая оценка текущего 1483 года» - первая печатная работа украинского автора, а в 1491 г. стараниями галицких культурных деятелей напечатано древнеукраинским языке книги «Осьмигласник», «Часословець», «Триодь постная», «Триодь цветная». Такой была реакция на потребности и запросы культурно-национального подъема в украинских и белорусских землях. В этих книгах заметны эмпирическое созерцание природы, заинтересованность человеческой личностью, ее внутренним миром, что соответствовало гуманистическим идеям Ренессанса, которые пропагандировал украинский ученый Юрий Дрогобыч (прибл. 1450-1494).

Из трудов Юрия Дрогобыча известные «Трактат о солнечное затмение 20 июля 1478року», «Прогностическая оценка текущего 1483 года», которая в том же году была издана и в Риме, «Трактат из шести разделов о солнечное затмение» (1490). Его перу принадлежат стихотворные послания Папе Сексту IV. Труды философа были известны во многих странах Европы (Италии, Франции, Германии, Венгрии), их переводил немецкий ученый-гуманист Г. Шедель, высоко ценил немецкий историк и метеоролог Г. Гельман и др.

Взглядам Юрия Дрогобыча на мир, человека, историю свойственно обращение к науке, возвеличивание силы знания и человеческого разума. По его мнению, человек способен познать мир, что обусловлено не Божественным откровением, а наличием в природе нерушимых законов, познавая, которые она определяет следствие с причиной, и наоборот. Благодаря науке и человеческому разуму можно постичь и то, что для глаз является слишком большим, в т. ч. и просторы неба. Он постоянно подчеркивал необходимость изучения природы и ее законов, чтобы поставить их на службу человеку. В стихотворных посланий писал, что для его трудов характерна прежде всего забота о человеке, в жизни которой научные знания должны играть ведущую роль. Впервые в истории науки Юрий Дрогобыч отметил географические координаты Москвы, Львова, Дрогобыча, Вильно (Вильнюс), Кафу (Феодосию), описал некоторые вирусные заболевания, в т. ч. и чуму, высказал мнение о зависимость погоды от географической широты местности, возможность предсказания погоды путем длительного наблюдения за ее изменениями.

Размышляя над вопросами, связанными с историей, местом и значением человека в историческом процессе, Юрий Дрогобыч исходил из того, что история не является реализацией заранее определенного Божьего промысла, а человеческой драмой в действии, в которой ведущая роль принадлежит природным силам независимо от повелений Бога. Поэтому и убеждал Папу Секста IV, что оказался он на папском престоле не по доброй воле Бога, а вследствие случайностей, счастливого расположения космических сил. Он все получил в жизни благодаря своей звезде, и на нее, а не на Бога, Юрий Дрогобыч советует полагаться в будущем. Будучи неравнодушным к своему народу, выражал соболезнования по нему и желание послужить родной земле, утверждал, что Львов и Дрогобыч не являются польскими городами и никогда Польши не принадлежали. Одним из первых способствовал распространению идей гуманизма на родных просторах.

Критическое отношение к ортодоксальных догматов христианства, обращение к реальной жизни человека, провозглашение силы ума, способности познать силы и законы природы, поставить их на службу человеку и тому подобное являются свидетельствами явлений и тенденций, которые не без оснований исследователи характеризуют как украинское передвідродження.



Назад