Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Проблема человека


В Украине деформация средневековых принципов філософування началась в XVI ст., что было обусловлено направленностью философской мысли от богопознания к познанию человека, признание ее самоценности. Этому поспособствовала определенные внешние явления (Украина вместе с Польшей двигалась в русле общеевропейских процессов) и внутренняя логика развития украинской философской мысли. Все это делало определяющей проблему человека, его социального бытия, морального мира. Она впервые была сформулирована как определенная система принципов, которые обусловили ее философское решение. Заслуга в этом принадлежит прежде всего представителям «католической Руси», которые, опираясь на достижения своих предшественников, развивали идеи гуманистического антропоцентризма с его трактовкой человека как высшей ценности, обосновывали стихийное самоутверждения личности в ее земном воплощении.

Как и западноевропейские, украинские мыслители трактовали человека как высшую ценность, как создателя самой себя и ответственного сотрудника Творца. Разделяя традиционные утверждение, что все помыслы человека в земной жизни должны быть направлены на восхождение к Богу, достижения «богомисленності» и самого «благословения», Станислав Ореховский высказывал убеждение в самодостаточности человека, утверждал, что от нее самой зависит, станет ли она достойной высокого предназначения, или превратится в «отвратительную и презренное животное». В произведениях Касияна Саковича («Арістотелівські проблемы», «Трактат о душе») заметный природно-научный подход к изучению человека и его деятельности. В средневековье было популярным известное еще с античной философии учение о человеке как микрокосм (маленький мир), который повторяет образ макрокосма (большого мира). Особое распространение оно получило во времена Возрождения, став одной из центральных идей натурфилософии. Идею единства и соответствия микро - и макрокосма разделяли украинские мыслители. По словам Касияна Саковича, тело человека состоит из тех же стихий (элементов), что и неживая природа. Как и большинство философов того периода, он был убежден, что стихиям макрокосма отвечают гумори (жидкости) человеческого тела.

Тогдашние украинские мыслители склонялись также к креационизму, однако иногда предпочитали идеи природной сущности человека, хотя под природой они, как правило, понимали Бога или Божественные по происхождению сущности вещей. Станислав Ореховский считал человека совершенным творением природы, Григорий Саноцький разделял малопоширену в Украине атомистическую концепцию происхождения мира и человека. Ссылаясь на Лукреция, он утверждал, что «начало всего происходит из тех самых "зародышей" [атомов], и все творение одинаково думают и заботятся о сохранении рода и жизнь».

Мыслители Ренессанса, не отказываясь от идеи спасения, определяли жизнь человека в перспективе ее собственных деяний, ее земной самоутверждения. Человек, на их взгляд, не должна была полагаться только на Творца, а должна была самостоятельно прокладывать жизненный путь. Относительно этого Станислав Ореховский писал, что все помыслы человека в земной жизни должны направляться на достижение «богомисленості»; что «быстротекущую жизнь [на земле] завершается вечностью и вечным бессмертием»; что ведущей идеей и высоким содержанием человеческой жизни является Бог. В то же время он отмечал, что к бессмертной жизни путь нужно прокладывать, «живя обратился с советом, честно и благочестиво на земле», и был убежден, что спасение достигается прежде всего полноценным, творчески-активным земной жизнью. Станислав Ореховский называл человеческая жизнь «actio» («действие»), после которого остается «дело»: так же, как после «постройка» остается «дом». От «actio», по его мнению, отличается «factio» («деяния, оказания»), которое исчезает вместе со своей причиной. В этих рассуждениях заметное влияние Аристотеля, который определял человеческую жизнь как «factio», утверждал, что жизнь человека похоже на пение во время игры на лютне, когда после него не остается ничего хорошего, потому что вместе с пением перестает существовать и пение. Итак, трактовкой человеческой жизни как «actio» Станислав Ореховский признавал его земную значимость.

Поскольку проблема человека занимает важное место в философии любой эпохи, то прогресс в истории философии определяется по степени постижения сущности человека. Так, первоочередной задачей христианства считалось исследования тайны «внутреннего» человека - человека, связанной с трансцендентным миром. В эпоху Возрождения, особенно раннего, важное значение придавали осмыслению самопознания человека и познания ее положения в мире. Человеком, проблемой ее самопознания проникался Касиян Сакович, который считал, что это позволяет человеку управлять «домом своего тела» - чувствами, разумом, волей, поступками. Неприлично человеку «не знать законы своей природы, не знать свойств и обязанностей членов, из которых состоит ее тело, не ведать того, что сохраняет ее природу в целости и что ведет к ее разрушению». Человеку дано знать обо всех вещах, - считал он, - но для чего все это нужно ей, если она не познает саму себя, не будет знать, из чего, кем и для чего создана.

Станислав Ореховский более четко формулирует ренесансно-гуманистическую идею стихийного самоутверждения человека, его способности через нравственное самоусовершенствование и наиболее полную реализацию заложенных Богом творческих и умственных потенций приобретать качества Божественного существа. По его мнению, человек, познав все земные и небесные вещи, а также себя, стала равной Богу. Главное ее назначение мыслитель видел в том, чтобы, опираясь на свою божественную природу, постичь Бога («с Богом, в Тройке единственным, быть заодно») и через спасение достичь вечной жизни. В целом Станислав Ореховский неоднозначно оценивал известное изречение «Познай самого себя!», написан на храме Аполлона в Дельфах. Способность человека к самозосередження он считал высшим благом, однако критиковал Аристотеля по попытка, опираясь на этот принцип, формировать окончательную цель человеческой жизни и деятельности. Станислав Ореховский мыслил в ренесансно-гуманистическом духе, будучи убежденным, что любой самопознания и самозосередження должно осуществляться ради обретения в себе творческих потенций к определенной важной деятельности в земной жизни. Итак, конечная цель этих поисков должна быть направлена наружу: на проявление личной доблести и общественно полезную работу.

Впоследствии проблему самопознания украинский церковный, политический и культурный деятель Петр Могила (1596-1647) трансформировал в проблему целостности человека, «ее сознательное уборки себя и преобразования в соответствии с определенными для себя моральными и духовными приоритетами с целью направления себя к добру и истине». В философии Г. Сковороды решения проблемы самопознания связано с его концепцией «сродної труда», то есть направлено на внешнюю, земную самореализацию.

Ренессансная философия значительное внимание уделяла проблеме свободы воли, то есть свободы человека в своих действиях, права ее выбора между добром и злом. Украинские мыслители по-разному интерпретировали ее. Станислав Ореховский, рассуждая о Божественной природе человека, утверждал, что она наделена разумом и свободой воли, что «сам Бог ничего не сделает нам полезного, если мы (такие рассудительные и знакомые) будем добровольно спешить к погибну». Люди должны действовать, полагаясь на собственный разум, а не на случай или на волю Божию: «В отношении тех, которые покинули свои дела, мы будем говорить, что они сгинули... через собственное безбашенность, а не по воле Божьей... Потому что если бы, например, моряки перестали грести, бросили руль, и с ними случилась бы авария, - неужели ты приписал бы ту аварию скорее воле Божьей, нежели тем нерозумникам?». Опираясь на сформулированный Томой Аквінським принцип нравственного інтелектуалізму, Станислав Ореховский утверждал, что человек, стремясь к добру, действует согласно своей воле, которая регулируется умом. Воля человека и Божья воля соединены через любовь.

Над вопросами свободы воли размышлял в Трактате «о душе» Касиян Сакович, по словам которого, «воля является силой души, которая принимает или не принимает вещи, опознаны умом». Объектом (материей) воли «bonum in genere» (добро вообще). Человек, по его мнению, имеет свободу воли относительно выбора творить добро или зло (liberum arbitrium - свободное волеизъявление), то есть самовластия. С непризнание за человеком свободы воли, писал мыслитель, следовали бы «три непристойные вещи, или три абсурды. Во-первых, это было бы равносильно тому, что мы превратили бы человека не только на неразумную животное, но и на камень, потому что он по своей природе, всегда катясь вниз, не имеет никакой свободы, то есть не может не падать. Во-вторых, мы сделали бы Господа Бога автором зла и всех грехов, которые совершает человек. В-третьих, напрасными были бы проповедь и наставление пастырей, которые отводят от зла и приводят к добру». Человек должен отвечать за свое будущее через совершенные им поступки. Оно в значительной степени зависит от нее, а не только от Бога. Жизнедеятельность человека обусловливается прежде всего действием природных факторов, которые заступают Божье вмешательство в естественные дела.

На основе ренессансного понимание человека как существа, которая гармонично сочетает в себе телесную и духовную природу, мыслители отстаивали мнение о необходимости всестороннего развития человека, его духа и тела, направляли на достижение полноты жизни и самовыражения (Григорий Саноцький, Симеон Пекалід). Так, архиепископ львовский Григорий Саноцький даже пытался реабилитировать древнегреческого философа Эпикура, признавая за епікуреїзмом право на существование наряду с другими философскими учениями. Ведь Эпикур, по его мнению, «занимался телом - материальным миром, а другие ученые занимаются душой - духовным миром». Поэтому в отношении материального мира можно принять ориентированную на ум епікурейську физику; а относительно духовного мира следует положиться на правду веры, что не требует никаких доказательств и в которую велит верить церковь.

Тщательно и последовательно рассматривал проблему души и тела Касиян Сакович («Трактат о душе», «Арістотелівські проблемы, либо Вопросы о природе человека»), уделял ей внимание и Станислав Ореховский («Квинкункс», «Полития» и т.п.), который первым в Украине начал изучение и детальное комментирования Арістотелевого «Трактата о душе», использовав его для своих теоретических построений. Он акцентирует внимание на таких важных вопросах, как сущность души, ее роды (вегетативный, чувственный, рациональный), свойства, местонахождения после смерти тела. Знания о душе человека как самое благородное творение не только прекрасные и высокие, но и очень нужны для человеческого спасения. Значительное внимание Касиян Сакович уделял выяснению происхождения и сущности души, о чем свидетельствуют названия разделов («Описание души вообще», «Что такое душа вообще?», «Описание души, что движет», «Об силы этой души» и др.). Душа, по его мнению, находится в гармоничном единстве с телом. О ее состоянии можно говорить лишь тогда, когда она находится в теле. От того, как человек себя вела на протяжении своей жизни, зависит ее будущее: за добрые поступки она имеет вечное блаженство, за плохие - вечные муки. С этого Касиян Сакович делает вывод, что людям нужно «добрыми делами закалять душу».

Взгляды Станислава Ореховской на проблему соотношения души и тела сформировались на основе синтеза элементов соответствующих античных и пізньосхоластичних концепций, которые отражали гуманистическую тенденцию в решении этой проблемы. Как и Фома Аквинский, он считал душу результатом Божьей деятельности: душой, созданной по своему подобию, Бог наделил каждого человека, поэтому она, в отличие от тела, бессмертна. Об этом свидетельствует его утверждение, что способностью к мышлению душа наделена благодаря высочайшему Умственные, который освещает человека так же, как солнце освещает землю. Разумная душа, по мнению Станислава Ореховской, бессмертна. Часто он, вопреки заверениям, что ссылается на Аристотеля (в частности, в вопросе о смертности души), на самом деле опирается на его греческих и арабских комментаторов, прежде всего Аверроэса и Авіценну. В частности, когда пишет, что «за ним [Аристотелем], мыслящая душа, благодаря которой живет наше тело, умирает вместе с нами. А то общий разум остается целым и продолжает светить другим людям...». Действительно, в конце XV - начале XVI в. в Падуе, когда там учился Станислав Ореховский, преподавали философию Аристотеля с комментариями Аверроэса. Этим, очевидно, можно объяснить зависимость взглядов Станислава Ореховской от идей Аверроэса в таких произведениях, как «Квинкункс», «Диалоги», «Полития». Особенно это заметно в его понимании бессмертие души. На многих его рассуждениях сказались также идеи Платона, Августина, пифагорейцев, а также труда итальянского гуманиста П. Помпонацці «О бессмертии души» (1516).

Размышляя над проблемой человека, украинские католики не обходили и вопрос о возможности познания человеком окружающего мира с помощью разума и чувств, их соотношение в этом процессе. Так, Касиян Сакович, считая, что человек причастна к Богу через разум и дух, высоко оценивая «внутренний» ум, понимал потребность разума «внешнего» и связанного с ним чувственного познания. Станислав Ореховский, развивая идеи ренессансного гуманизма, уделял внимание развитию «внешнего» ума и связанном с ним распространению светских познаний, хотя ценил и разум «внутренний».



Назад