Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Морально-этические взгляды


В конце XVI в. в Украине значительно изменилось понимание смысла жизни. Распространение ренесансно-гуманистических идей обусловило появление нового образа человека и мира, повлекло осмысления человека как творческой личности, способной творить себя и изменять мир. Смысл ее жизни виделось не только в служении Богу, но и в осуществлении своего земного назначения, в активной деятельности, реализации собственных творческих потенций. Для Станислава Ореховской смысл жизни заключался в достижении счастья и личной свободы, которую он считал неоценимым сокровищем. Ему был присущ оптимистичный взгляд на человеческую жизнь, возможность получить в нем гармонию и счастье. В поисках цели жизни человека он опирался на утверждение Аристотеля, что «добродетель и наука являются двумя вещами, которые наш разум получает удовольствие от своего рождения и принимает как свою естественную самую сладкую пищу»; поскольку человек живет благодаря душе, а в душе содержится добродетель, то через добродетель души она хорошо живет; хорошо жить и иметь успех - то же самое, что быть счастливым, поэтому быть счастливым значит жить добропорядочно.

Украинские мыслители католического вероисповедания, сосредоточившись на вопросах земной жизни человека, предпочитали не подвижничеству монахов, которые изолировались от мира в монастырских кельях, а добрым делам и поступкам людей в реальной жизни, деятельным, творческим личностям. В своих произведениях воспевали выдающиеся события, добрые дела соотечественников: открытия, например, Острожской гимназии, которую автор поэмы «О Острожскую войну» Симон Пекалід называет «прекрасным творением, Острожского имени достойным». Особенно славились в панегіриках и «похвалах» подвиги полководцев - защитников края от турецко-татарских нашествий (Мартын Пашковский, Симон Пекалід, Матвей Стрийковский, Ян Гербурт Щасный, Лукаш с Нового Города и др.).

Развивали отечественные мыслители идеи гуманистического антропоцентризма с присущим ему стихийным самоутвердженням личности в ее земном измерении. На индивидуальных незаурядных качествах человека концентрировали внимание острожские книжники, которые прославляли в своих произведениях магнатов, общественных и церковных деятелей, их поступки. В частности, Севастьян Кленович, как и гуманисты эпохи Возрождения, превозносил именно черты характера человека, которые средневековая церковь считала греховным проявлением чрезмерной гордости, поскольку они противоречили проповідуваним ней послушания, смирения, однотипности в поведении и образе мышления паствы. В противовес доренесансним писателям Севастьян Кленович высказывается о себе в первом лице - «я», а до своего собеседника, по обычаю гуманистов, обращается на «ты». Автобіографізм, нескрываемая гордость за свое Я и осознание собственной значимости присущи произведениям Станислава Ореховской. О себе автор пишет в третьем лице, как о «Станислава Ореховской», судьбу которого ставит рядом с важнейшими событиями государства. Как и для Эразма Роттердамского, каждый человек имеет для него самодостаточную ценность.

Для ренессансных мыслителей главными качествами человека были такие добродетели, как достоинство, мужество, доброта, доблесть, благоразумие, благородство. Понятие добродетели включало стойкость характера, мужество, энергичность, пунктуальность, предусмотрительность, стремление получить личную славу. Станислав Ореховский понимал добродетель еще и как целомудрие: «Предпочитаю покинуть любимую родину, чем целомудренная жизнь». Возродить эту добродетель в католической церкви он советует и Папе Римскому. Для утверждения собственной невинности и добродетели человек должен использовать природный ум и сообразительность. Симон Пекалід утверждал ренесансно-гуманистическая мысль о способность человека своими силами, благодаря добродетели или доблести подняться до уровня богоподобия, достичь земного бессмертия. Он мечтал о времени, когда исчезнет «преступное безумие» и воцарятся добродетели. Воспевали «героическое благородство», «рыцарские добродетели», «блестящие способности», «знаки рыцарской силы», славу, мужество, благородство, щедрость выдающихся исторических лиц и своих современников Касиян Сакович и Павел Кросненьский. В возможности человека совершенствовать себя был убежден Григорий Саноцький.

В средневековье человека ценили и прославляли прежде всего за аристократическое происхождение, древность рода, титулы. Для гуманистов значимость человека зависела от его личностных качеств, добропорядочности, таланта и умение их реализовать. Такое понимание ценности человека выражали Станислав Ореховский, Григорий Саноцький, Симон Пекалід, Касиян Сакович. За равенство всех состояний в Польше выступал Станислав Ореховский, даже короля он объявлял братом, а не господином своих подчиненных, который «должен показать мне свой ум и смекалку..., чтобы я усилил твои природные способности». Уважая шляхетское сословие, к которому принадлежал, он подчеркивал, что шляхта должна ежедневно подтверждать поступками свое благородство, единственным доказательством которой является личные качества ее представителей и согласованные с ними добродетельные поступки. Гербы, которые шляхетский вообще считал доказательством своей благородства, на самом деле является только «знаками шляхетства», а не благородством: «мудрый хозяин, когда пиво квасніє, пену сметает; так и ты отбрось герб, если твое благородство зледащіло». Мысль о том, что высокое достоинство человека удостоверяют его личные качества и поступки, а не родовое происхождение, утверждали Симон Пекалід и Григорий Саноцький.

Украинские гуманисты XVI - начале XVII в. были преимущественно представителями «католической Руси». Опираясь на отечественную традицию, идеи европейского Ренессанса, они отстаивали творческую могущество человека, его способность стать творцом своей судьбы и счастья. Эту идею они развивали не в специальных трактатах, а в основном в художественных и публицистических произведениях, создавая персонажей, действующих, полагаясь на разум, а не на случай, т.е. прежде всего на собственный замысел, а уже потом на волю Божью. И гибнут они, по мнению Станислава Ореховской, не так по воле Божьей, как через глупость, «несвойственные действия» и др. По словам Григория Саноцького, люди, «поступая шаг за шагом вперед, выходят из варварского состояния своим собственным трудом и сами являются творцами собственной судьбы». Идею «человека - творца своей судьбы и благоденствия» разделяли Хома Євлевич (критиковал «недоріків», что предпочитают ждать манны с неба и ничего не делать), Симон Пекалід (славил князя Константина-Василия Острожского за то, что «не раз показал в боях душу свою храбрую»), Касиян Сакович (воспевал подвиги гетмана П. Сагайдачного, который «добрым делом» добывает себе славу), Иван Туробінський, Николай Гусовский, Матвей Стрийковский.

В противовес пассивно-созерцательном идеала средневековья с присущим ему пренебрежительным отношением к физического труда, восприятием личного в человеке как вторичного, незначительного, эпоха Возрождения выдвинула на первое место идею активной, целенаправленной человеческой деятельности, имеющей целью обустройства земного бытия. В конце XVI в. идея деятельного жизнь становится ведущей в творчестве украинских гуманистов, которые, превознося интеллектуальный труд, писателя, религиозного деятеля, военные подвиги полководца, отдавали должное и физическому труду, особенно земледельческой. Григорий Самборский (Чуй Русин) прославлял «плугатаря с дідуських полей в Перемышле славном», который «труду немало отдал, паша там широкии нивы». Основой человеческого существования считал труд Севастьян Кленович, герой произведений которого не аскет, что убегает от мира, а человек действия - моряк, что открывает новые земли, купец, ученый. Вся его поэма «Роксолания» - гимн труда. Шимон Шимонович в своих стихах восторженно рассказывает о работе и жизни косарей. Высоко оценивал активную общественно полезную деятельность Станислав Ореховский. Уважали человека за личные заслуги, а не за родовую благородство Кирилл Транквіліон-Ставровецкий, Симон Пекалід, Дмитрий Наливайко, Касиян Сакович, Мартын Пашковский, Георгий Тычинский, Григорий Саноцький, Фома Євлевич.

В полемике против аскетизма западноевропейские гуманисты обращались к античному епікуреїзму - этического учения, которое основывается на умственном стремлении человека к счастью. В средневековой литературе эпикуреизм толковали как радикальный натурализм, выражали негативное отношение к Эпикура и его учение. Даже Станислав Ореховский, взгляды которого часто были созвучны епікурівським, не воспринимал греческого философа. Епікурейський принцип наслаждения, которое понималось как удовлетворение естественных духовных и телесных потребностей человека, разделял в Украине Григорий Саноцький, обоснованный Епікуром идеал высшего блага сочетался в его сознании с убеждением, что устранение ошибок природы и усовершенствования жизни зависят целиком от человеческих возможностей. Украинские мыслители считали, что природа не только дала человеку органы ощущения, которые дают ей возможность наслаждаться красотой мира, но и создала эту красоту. Стремление к красоте заложено в человеке от природы. Поэтому она имеет право получать удовольствие от красоты земли и всего сущего на ней. Описания природы как объект эстетического наслаждения присутствуют в стихах Севастьяна Кленовича, Ивана Домбровского, Симона Пекаліда, в типично ренессансном духе описывал красоту летнего дня, центральной фигурой которого является «солнышко милесеньке, глаз ясного дня», Шимон Шимонович («Жнецы»).

Идеал гармоничной личности самое яркое воплощение в творчестве Григория Саноцького, а также Станислава Ореховской, который уделил большое внимание и проблеме счастья. Каждый индивид, считал он, способен обеспечить себе «счастливое и хорошо существования». «Хорошо жить и иметь успех - то же самое, что быть счастливым; поэтому быть счастливым значит жить в соответствии с добродетелью». Главное в человеческой жизни - достичь гармонии и счастья. Станислав Ореховский не соглашался с Аристотелем, что угодно-какое счастье начинается и заканчивается в земном мире. По его словам, Аристотель не мог думать иначе, потому что не знал Божьего благословения. О возможности достичь счастья размышлял и Касиян Сакович, который в решении этой проблемы обращался к «Тускуланських бесед» Цицерона, где автор изложил свои мысли о путях обретения счастья.

Украинские гуманисты-католики негативно относились к принятому в католической церкви целибата (лат. caelibatus - холост, одинок) - закона о безбрачии духовенства, и выступали за его отмену. Брак и семья, по их мнению, природные, а потому нарушению брачного связи, разрушение семьи ни в природе, ни в законах нет оправдания. Гуманисты проявляли уважительное отношение к женщине, которую следует уважать наравне с мужчиной. В своем стихотворении Иван Домбровский утверждал, что женщинам присущи такие добродетели, что и мужчинам: «Пол слабосила женская сверкает доблестью часто, славных подвигов немало осяяно живостью женщины».

Особенно горячо отстаивал и выступал за право человека действовать в соответствии с законами собственной природы Станислав Ореховский, клеймя в своих публицистических произведениях закон католической церкви о целибат (безбрачие), обосновывая естественность брака, провозглашая гимн женщине («Закон о целибате», «Послание к Папе»). Выражая негативное отношение к аскетизму, он настаивал на идеи телесной природы человека, защищал ее право на отказ от неприемлемого для нее образа жизни (речь шла о праве отказаться от сана священнослужителя). Каждый человек, по его мнению, наделена определенными только ей присущими природными способностями, имеет свои предпочтения и обязанности, соблюдение которых гарантирует ей счастливую жизнь.



Назад