Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Историософская проблематика


Отечественные ренессансные мыслители не принимали мировоззренческих представлений, согласно которым главной движущей силой истории считали божественное провидение, а исторический процесс - проявлением Бога, осуществлением предусмотренного заранее божественного плана «спасения» человека, путем до Царства Божьего. Социально-экономические отношения, обусловленные развитием городов, внутренней и внешней торговли, расширением и активизацией товарно-денежного обращения, появлением мануфактур с их разделением труда, открывали простор рационалистическому взгляда на историю как на процесс осуществления «естественного закона», ума. Человека при этом мыслили активным, творческим субъектом.

Эти гуманистические взгляды на историю, роль и место человека в историческом процессе присущи большинству произведений Станислава Ореховской - «Речь в польской шляхты о ведении войны против турок», «До Сигизмунда, короля польского, Турчика друга», «Ежегодные записи со дня смерти Сигизмунда Старшего», «Жизнь и смерть Яна Тарновского». Однако автор не всегда соблюдается в них четкой и последовательной позиции. Иногда прибегает к компромиссной, натуралистически-теологической интерпретации истории. Это даже заметно в работах, написанных в последние годы жизни, когда вследствие вызванного объективными причинами душевного кризиса он перешел на сторону контрреформации.

В написанных в ранний период творчества трудах Станислав Ореховский при объяснении исторических событий отходил от теолого-провіденціоналістської концепции и вопреки религиозному фанатизму проповедовал активное вмешательство человека в исторический процесс. Исторические события возникают не благодаря Божьему промыслу, а благодаря людям, которые принимают участие в этих событиях. Именно поэтому он редко ссылался на Библию, предпочитая античным историкам и философам (Геродот, Фукидид, Плутарх, Платон, Аристотель и др.). В его исторических трудах присутствуют персонажи новейшей истории: философы, историки, художники, короли, князья, полководцы, государственные деятели (князь Владимир, древнекиевская княжна - жена польского короля Владислава II, Я. Длугош, А. Дюрер, Л. Кранах, Эразм Роттердамский, Г. Лютер, Меланхтон, полководец Я. Тарновский, западноевропейские гуманисты). Вполне земными оказываются и побуждения, поощрения и наказания за поступки: не милосердие или гнев Божий за жизнь, ад - после смерти, а вечная слава или позор для людей нынешних и будущих.

Тогдашние украинские ученые проявляли интерес к мировой истории и историческому прошлому своего народа. Члены Острожского ученого кружка, деятели Киево-Печерской лавры анализировали сложное положение Украины, вспоминали славные давние времена, прежде всего княжескую сутки, когда киевские князья царили от Сяна до Дона и их уважали и боялись соседние и дальние обладатели. Отечественной истории они посвящали уже не отдельные страницы или фрагменты трактатов, а целые произведения, отводя много места победе запорожских казаков в борьбе с татарскими и турецкими захватчиками.

Иван Домбровский в латиномовній поэме «Днепровские камени» изобразил героические страницы истории украинского народа, начиная от князя Кия (430) до современных автору времена (начало XVII вв.). Поэма посвящена прославлению былого величия Украины-Руси, в ней проявляется гордость за историческое прошлое народа, которой должны проникнуться и те, кто «из плоти геройской русов», доблесть и мужество которых известна, потому что украинцев «Ни Рим, на мужей богач, / Не преодолевал в бою, и Турция даже». Некогда украинцы имели огромную державу, границами которой были Истр, Понт Эвксинский, Колхида, Гіркинське море, Рифейские горы, а на западе - река Вислок. Как утверждал Иван Домбровский, в современной ему сутках все не так, всюду запустения и разрухи. Однако он верил в светлое будущее народа, который не забыл своей славной истории. Постоянное ударения на прадавності украинского народа, от которого происходит казацкий род, аргументируется ссылками на достоверные исторические сведения, а не только на традиции и обычаи. Современный ему Киев связан непрерывной цепочкой истории с временами легендарных Кия, Щека, Хорива, князя Острожского, его сыновей Александра и Януша.

Заметным на то время произведением исторического характера была «Роксолания» Севастьяна Кленовича, в которой он воспевает тринадцать больших украинских городов и ни польского, хотя жил в Польском государстве, а также заявляет: «Как же нам украинское свое пристало руно ценить». Речь идет в «Роксоланії» и о красоту, богатство украинской земли, ее городов и сел, жизнь, обычаи и легенды народа. Его философские взгляды имели гуманистический характер. Смыслом человеческой жизни он считал труд. Вся его поэма - гимн труда, провозглашение необходимости активного земного самоутверждения и самореализации человека. Интересное произведение и попыткой автора в ренесансно-гуманистическом духе осмыслить отечественную историю, поиском своего места и других славянских народов в мировом историческом процессе. Поэтому он размышляет над происхождением украинского народа, совместными с другими народами корнями. Севастьян Кленович негативно относился к окатоличивания Руси, хвалил украинцев, которые не отступали от веры отцов: «Везде на Руси хранят законы и обычаи предков, Русы и дальше идут путем дедов и отцов».

Поэма Симона Пекаліда «Острожская война» (1600), в которой прославляется род Острожских, в частности князь Константин-Василий и его сын Януш, является одной из главных гуманистических трудов историографов, посвященных отечественной истории. Исповедуемые многими его предшественниками провіденціалізм и фатализм уступают в этой поэме исторически поступкам персонажей как активных субъектов действия, утверждается ренесансно-гуманистическая мысль о способность человека своими силами, благодаря добродетели или доблести, подняться до уровня богоподобия, достичь земного бессмертия. Как сторонник монархической формы правления Симон Пекалід, учитывая, очевидно, на реалии тогдашней Украины, выступал за наследственную монархию в форме украинского княжества, которую возглавлял бы «философ на троне».

Превозносили человека как индивидуальность, творца истории, защищали гуманистическую идею, которая провозглашала возможность сравнения человека с Богом благодаря собственным заслугам и гідностям авторы таких произведений, как «О выбивание татар перекопских под Вишнівцем года 1512» (Аноним); «Победа над турками под Теребовлей 1524 года» (Николай Гусовский); «Дума українна» (Адам Чагровсъкий); «Действия турецкие и казацкие соревнования с татарами» (Мартын Пашковский).

Преодолев провіденціалізм и фатализм, авторы начинают ценить в человеке достоинство, талант, ум, храбрость, благодаря которым она может превозноситься над другими и занять высокий иерархический уровень, получив большие возможности влияния на исторические события.

Как и западноевропейские гуманисты эпохи Возрождения, украинские мыслители считали главной движущей силой исторического развития и общественного прогресса воспитание, образование, знания, благотворительность, доблесть, которые человек не только получает как дар природы, но и приобретает на протяжении жизни. Особое значение они придавали начальным знаниям и доброчесному воспитанию, потому что, по словам Станислава Ореховской, как поле, хоть какое урожайный, без обработки и посева останется бесплодным, так и человек, если не прибавляет знаний, ничего достойного в жизни не сделает.

Особый интерес проявляли отечественные мыслители к историографии, считая ее учительницей жизни, поэтому и советовали учиться на исторических примерах, особенно на деяниях личностей, которые прославились благодаря тому, что имели мудрых, разумных воспитателей: Александр Македонский - Аристотеля, Павсаний Спартанский - поэта Симоніда, Періандр - Фалеса Милетского, Сигизмунд Старший - Длугоша. Стоит упомянуть и образованность киевских князей, украинских гетманов. В отличие от средневековых хронистов, которые не критично относились к фактам, смешивали реальное и легендарное, украинские мыслители стремились благодаря критическому анализу исторических источников устанавливать историческую правду, всячески ее придерживаться и призвали к этому других. Историк, утверждали они, ничего не должен придумывать, не должен руководствоваться ни дружбой, ни ненавистью, а писать только правду.

В борьбе со средневековой концепции понимания истории, которая началась в эпоху Возрождения, сформировалась светская философия истории, чему способствовали Же. Боден, английские материалисты XVII ст. Ф. Бекон и Т. Гоббс, особенно итальянский философ Джамбаттиста Вико (1668-1744). Несколько раньше за них, несмотря на непоследовательность своих соображений, основу новой историографии с выразительным национально-патриотическим содержанием заложил Станислав Ореховский. Обдумывая конкретные актуальные политические задачи, он писал о фактах истории с изрядной публицистической страстностью. Во внутренней политике такими задачами он считал укрепление власти короля и шляхетской демократии, во внешней - консолидацию европейских христианских народов перед угрозой турецкой агрессии, борьбу против османской Турции. Основные мысли по этим вопросам сосредоточены в «Наставлении польскому королю Сигизмунду Августу», речах по поводу турецкой угрозы.

Антитурецкие произведения Станислава Ореховской издавались в Европе много раз. Они являются изложением истории турецкой экспансии в Европу, в частности на украинские и польские земли. В них звучит страстный призыв к европейским народов сплотиться перед опасностью, дать отпор турецкой нашествию, что грозило уничтожением европейской цивилизации. Станислав Ореховский не останавливался на декларациях, а дал практические советы по организации обороны, солидаризировался с борьбой южнославянских народов против турецкого порабощения, призвал их к совместной отпора захватчикам, что в те времена было явлением исключительным.

В первой половине XVII ст., накануне и во время национально-освободительной войны украинского народа против шляхетской Польши, Европа уже хорошо знала о силе украинского войска. Иным было положение во времена Станислава Ореховской, когда значительная часть украинских земель находилась под властью Польши как одно из 13-ти воеводств, что сохраняло название «русское». Поэтому он объяснял своим европейским читателям происхождения названия «Русь» (Russia, Roxolania, Ruthenia, Sarmatia), ее историю и географические границы, защищал культуру, религию ее народа, чем навлек на себя гнев католической церкви и польской шляхты. От многочисленных нападений церковных иерархов защищала его «русская шляхта» не только словом (в сейме), но и оружием.

В ранних произведениях («Отступничество Рима», «Крещение рутенців») Станислав Ореховский, опираясь на достоверные исторические источники, опровергал нападения католических теологов на православную церковь. Непосредственно побудили к их написанию две книги профессора теологии Краковского университета Я. Сакрана из Освенцима под названием «Энциклопедия ошибок рутенского обряда» и «Заблукання найупертіших рутенців», о содержании которых красноречиво свидетельствуют их названия. Суть их сводится к доказательству, что восточная православная церковь отделилась от вселенской церкви, имеет ошибочные положения, через которые украинцев при переходе в католицизм нужно перекрещивать. На большом историческом материале Станислав Ореховский доказывал, что отступником католическая церковь, а православная твердо придерживается древних догматов, проявляя праздничный конфессиональный (православный) патриотизм. То были первые полемические произведения в Украине, в которых полемика с католиками велась на высоком профессиональном уровне с применением филологически-критического метода при анализе церковных догматов.

Будучи сыном поляка-католика и дочери православного священника, уроженец этнической украинской (перемышлянской) земли, Станислав Ореховский по каждой случаю проявлял украинский патриотизм. В письме к итальянского гуманиста П. Рамузіо причину того, что украинцев в иностранных учебных заведениях часто записывают поляками, объяснял такими словами: «...каждый год посылаем к вам в Падую, что в Италии, многих юношей... Сейчас они в Падуе считаются поляками, ибо Русь является провинцией, входящий в состав Польши».

Отечественные мыслители, как и представители западноевропейской гуманистической историографии, считали историю средством пробуждения гордости народа за свое прошлое, благородное происхождение, развития патриотических чувств, любви к отечеству, направляли свой пафос против проповідуваного церковью средневекового космополитизма (отказ от национального ради абстрактного понятия общечеловеческой культуры и традиций). Патриотизм оказывался в симпатиях к Руси, заботе о ее судьбе, в постановке самой актуальной на тот момент проблемы - отпора турецко-татарской агрессии, которая угрожала прежде всего украинским землям. Полны патриотического пафоса, гражданственности их исторические произведения способствовали укреплению патриотических чувств в обществе и в отдельных личностей, формировали национальное сознание, историческую традицию. Это имело большое прогрессивное значение, поскольку интерес к историческому прошлому народа позже, в начале XVII ст., стал общей тенденцией в развитии духовной культуры Украины.

Вопреки гегемоністським (господствующим, ведущим) претензиям польской шляхты украинские мыслители развивали идею равенства народов, а возвышение одних и унижения других объясняли не «казнями Божьими», как это делали средневековые хронисты, а земными причинами, зависимыми от воли людей. Они напоминали польской шляхте о величии Древней Руси, утверждали, что сила Польши во многом зависит от Руси, ибо количество польского народа и его территория по сравнению с мощной, просторной Русью не такие уж и большие. Отвечая недоброжелателям, которые заявляли о «цивилизаторскую» роль католицизма в отношении Украины, Станислав Ореховский опровергал их претензии, напоминая, что культуру и письменность Украина приняла еще в княжеские времена от греков, не пренебрегала она и на латыни.

Особый интерес мыслители обнаружили в истории Украины, пытались объяснить происхождение своего народа, напомнить о его славное прошлое, доказать давность исторических традиций. В духе ренесансно-гуманистической традиции, что выводила происхождения новых народов от народов больших и древних, вопреки М. Сабину и его польским последователям и компиляторам, которые развивали концепцию «сарматского происхождения» славян, украинские мыслители пытались доказать, что славяне происходят от древних греков.

Историософские взгляды Станислава Ореховской, его глубокие знания истории, эрудиция, пафос произведений были высоко оценены по его жизнь не только на Родине, но и далеко за ее пределами. Например, в предисловии к речи Станислава Ореховской «На смерть Сигизмунда», которую написал итальянский гуманист П. Рамузіо, его было сравнительно с Ксенофонтом. На него ссылались Христофор Філалет в «Апокрисис», Захария Копыстенский в «Паллінодії» и Иосиф Кононович-Горбацъкий в «Риторике», Феофан Прокопович, который имел «Хронику» Станислава Ореховской в собственной библиотеке.



Назад