Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Острожский культурно-образовательный центр


В конце XVII в. в развитии украинской духовной культуры и философской мысли в частности начинается новый, новое этап, характерной особенностью которого была открытость подавляющей части тогдашней отечественной интеллектуальной элиты для воздействий западного Ренессанса, Реформации и контрреформации. До второй половины XVI в. Украина была относительно изолированным культурным миром, образовавшийся в результате взаимодействия греко-византийской православной духовности с местной языческой культурой. Витворений таким образом древнеукраинских жизненный мир испытывал время от времени чужеродных духовных влияний, которые, однако, не были настолько сильными, чтобы возбудить и трансформировать устоявшиеся линии культурного наследования. Впоследствии, примерно с XVI ст., ситуация постепенно менялась, особенно после Люблинской унии, когда Украина вошла в состав польско-литовского государства Речи Посполитой. Общение, миграции, наступление католицизма, выезд части украинской молодежи для обучения в страны Западной Европы повлекли все глубже проникновение в устоявшийся украинский жизненный мир элементов духовных традиций других культур. Эти мощные духовные влияния, а также внутренняя логика развития самой древнеукраинской культуры привели к размыканию по сравнению изолированного ее пространства и обретения им достаточно высокого уровня фрагментарности. Среди этих фрагментов В. Зилинский выделяет: традиціоналістичну ориентацию культурного развития, которую представил украинский полемист Иван Вишенский (прибл. 1545 - прибл. 1621); уніоністичну, возглавляемую украинским писателем-полемістом Іпатієм Потієм (1541-1613); постепенно-утраквістичну, лучше всего оформленную в львовской «Пересторозі». В этих фрагментов необходимо добавить еще католическую ориентацию, в пределах которой сформировалась одна из версий ренессансного гуманизма западноевропейского образца.

В любом жизненном мире действует мощный стимул к освоению внешне заимствованных элементов, новаций, которые попадают в соответствующую культуру. В то же время ни один синтез фрагментов не устраняет наличии в культуре различных возможностей, перспектив, тенденций. Такое освоение, «подгонка» и переосмысления заимствованных новаций, их органическое вписывание в собственную духовную традицию с соответствующим вступлением уже новой идентичности и целостности прослеживается в постепенно-утраквістичному и уніоністичному направлениях.

Отечественную духовную культуру той эпохи трудно представить вне ее зависимостью от определенных ветвлений в христианстве, без борьбы и взаимовлияний. Все эти направления и течения, которые сформировались в украинской культуре и мысли на рубеже XVI-XVII вв. и еще не образовали единой общенациональной культуры (она развилась в XVII ст., причем решающую роль сыграла деятельность Киево-Могилянской академии), своей спецификой обязаны принадлежности их представителей в различных конфессиональных сред. Это вызвало в этих направлениях разное соотношение элементов западноевропейских и юговосточных, греко-візантійсько-балканских традиций.

Тогдашние украинские книжники, прежде всего те, что принадлежали к братств и Острожского культурно-образовательного центра, осознавали опасность, перед которой оказались в конце XVI в. лишены государственной поддержки восточное христианство в его украинско-белорусской форме и украинская культура в результате католического наступления, что был «идеологическим сопровождением территориальной экспансии Польши на восток». Следствием такого осознания были активные поиски ответа на вызов латинского Запада. Этот ответ они находили на пути консолидации религиозно-национального движения за возрождение русской веры, через углубленное осмысление предыдущей традиции духовной жизни учитывая историю восточной церкви и украинского народа, а также через попытки обогащения отечественной культуры переосмисленими в ее контексте и приспособленными к потребностям западными ренессансными и реформаційними идеями, что испытывали значительные трансформации в процессе зарождения культуры украинского барокко. Все эти религиозные, национальные, политические и культурные факторы повлияли на организацию и развитие школьного дела в Украине.

Наличие на территории Украины католических иезуитских и протестантских школ давала отечественным книжникам образец тогдашней европейской образования, которой они в конце XVI в. еще не были готовы последовать в полном объеме. Новые школы, которые возникали тогда в Украине, видели свою задачу прежде всего в поисках источников собственной восточнохристианской традиции и укреплении православной веры, хотя их создатели понимали, что для этого необходимо приспособить западный образовательный опыт в отечественных религиозных и культурных потребностей.

Духовное возрождение в Украине начали два общественные среды - кружок ученых-книжников в Остроге, который организовал и поддерживал украинский магнат и киевский воевода, князь Константин-Василий Острожский (1526-1608), и братства.

Важную роль в подъеме образовательного уровня и духовной культуры в конце XVI - начале XVII в. сыграла основана князем Острожским академия. По характеру и содержанию обучения ее можно считать первой попыткой создания в Украине школы высшего типа. Кружок ученых-книжников, которые работали в Острожском культурно-образовательном центре, не был однородным. Здесь собрались не только представители традиционной для Украины східнопатристичної традиции с большей или меньшей акцентуациями мистического компонента в мировоззрении той или иной персоналии, но И католики, антитринитарии (сторонники течения, сект в христианстве, которые не принимали один из основных догматов - Святую Троицу, то есть отрицали триединство Бога), греки византийского и римского происхождения, несколько московских беглецов, среди которых был печатник Иван Федоров. Ячейка состоял из коллегиума, или академии (под такими названиями это учебное заведение упоминается в различных тогдашних источниках), типографии и научно-литературного кружка.

В Острожской академии подобно европейской системы обучения образовательная программа охватывала семь т.н. свободных наук, которые разделяли на trivium (грамматика, риторика, диалектика) и quadrivium (арифметика, геометрия, музыка и астрономия). Наибольшее внимание уделяли trivium, прежде всего языкам, поскольку переводческая и литературный труд нуждались в серьезной филологической подготовки. В Остроге преподавали старославянский, греческий и латинский языки. Особое значение, учитывая развитие традиции украинской духовной культуры, предоставлялось старослов'янській и греческому языкам. Латынь была введена в программу с учетом того места, которое она занимала в системе университетского и гуманистической образования во всех европейских странах. Философию как отдельную дисциплину в Острожской академии еще не преподавали, что было вызвано ее невиокремленістю на украинском грунте в определенный тип профессиональной деятельности. Правда, учебные программы предусматривали курсы логики, которые называли тогда диалектикой. Острожские книжники осознавали значимость логики в конфессиональной полемике, важность развития дискурсивного мышления для достижения своих идеологических целей. Изучение логики открывало им путь к немістичного поиска истины, утверджувало логику как способ добывания истины, метод ее познания, помогало выявлению ошибок в аргументации оппонентов, выработке умения эту аргументацию опровергать.

Большинство преподавателей Острожского коллегиума, книжников научно-литературного кружка и типографии имели обстоятельную на то время образование, которое получили в ведущих европейских университетах и местных учителей. Первым ректором Острожской академии был писатель-полемист, культурный и образовательный деятель XVI ст. Герасим Смотрицкий (?-1594).

Среди учителей Острожской школы были также греки. Один из них - Кирилл Лукарис (1572-1638) прибыл в Острог 1594 г. Образование он получил в Венеции и Падуе (1588-1594), где изучал риторику, диалектику, метафизику и этику в их перипатетичній интерпретации, слушал лекции Г. Галилея, имел основательные знания с древнегреческого, латинского и итальянского языков. Вернувшись в Александрии в начале XVII ст., был сначала александрийским, впоследствии константинопольским патриархом, продолжая заботиться о развитии образования в Украине (способствовал образовательным проектам деятелей братств). Проявлял интерес к реформационных ученик, общался с протестантами, за что был лишен патриаршего престола.

Его соотечественник Никифор Парасхес (?-1599) был в Падуе «ректором наук Эллинских и Греческих», занимался проповеднической деятельностью в Венеции при греческой церкви и в Молдове. Впоследствии получил в Константинополе звание протосингела патриаршего престола. На просьбу князя Острожского был направлен патриархом в Острог. После Брестского собора по безосновательным обвинению в шпионской деятельности в пользу турецкого султана был заключен в Мальбурзькій крепости близ Данцига, где и умер.

К Острожского научно-литературного кружка принадлежал полемист Клирик Острожский (конец XVI - начало XVII вв.), выступивший под этим псевдонимом в произведении «Отписъ на листъ въ Боге великолепней отца Ипатіа, Володимерского и Берестейском епископа, к ясное освецоного князей Костентина Острозского, воеводы Киевского - в залецанью и прехвалянью восточной церкви, с заходнымъ котеломъ уніи или згоды, въ года 1598 писаный». Согласно предположению украинского исследователя И. Мицко под этим псевдонимом творил острожский протопоп Игнатий Наливайко, который до прибытия в Острог был учителем в Буске и Львове. Он является автором полемического произведения под названием «История о листрикійскомъ, т. е. разбойническомъ Ферарскомъ или Флоренскомъ синоде в коротці истинное списана».

Членом Острожского научно-литературного кружка был полемист Василий Суражский (вероятно, Василий Андреевич Малюшицкий) (конец XVI в.), автор книг «О единую истинную православную веру» (1588) и «Псалтири съ Возслідованіемъ» (1598).

Среди книжников Острожского культурно-образовательного центра заметная фигура Христофора Філалета (середина XVI - начало XVII вв.), автора «Апокрисису», написанного в ответ на книгу польского иезуита П. Жалобы «Брестский собор» (1597). Есть доказательства, что под псевдонимом Христофора Філалета выступал Мартын Бронєвський, сын польского протестантского деятеля, шляхтича Прокопия Бронєвського.

В Острожском коллегиуме преподавал также Дамиан Наливайко (?-1627), которому, кроме сборника моральных сентенций, принадлежит издан в острожской типографии 1607 г. произведение «Лекарство на оспалый (ленивый ум - Я. С.) умыслъ мужской», что является переводом древнеукраинским языке письма Иоанна Златоуста к инока Феодора. Дамиан Наливайко сделал значительный вклад в развитие афористического типа философского знания в Украине.

Работал в Остроге Йоанн Лятош (Лятос) (прибл. 1539 - прибл. 1608) - доктор философии и медицины Краковского университета, который занимался и математикой. Негативно относился к реформы летоисчисления, введенной 1582 г. Папой Григорием XIII и не воспринятой православной церковью, поэтому в Остроге подготовил календарь 1602 г.

Книжником острожской типографии, организатором школьного дела в Остроге, возможно, и преподавателем коллегиума был Киприан (? - прибл. 1623). Он родился в Остроге, учился в Венеции, Падуе, был на Афоне. Занимался переводческой деятельностью и поэтическим творчеством.

К книжников Острожского центра принадлежал белорус Андрей Римша (прибл. 1550 - прибл. 1595), который был переводчиком, писал стихи. Ему принадлежит изданная в Остроге «Хронология» - стихотворный изложение некоторых событий библейской истории.

В Остроге работал и польско-украинский поэт (придворный поэт князя Острожского) Симон Пекалід (Пенкольский, Пенкаля) (прибл. 1567 - прибл. 1601), который представил .любили течение ренессансного гуманизма.

Среди участников Острожского культурно-образовательного центра был Иов Княгиницкий (прибл. 1550-1621). Происходил из среды, которое ориентировалось на древнерусские и ісихастські традиции (прежде всего на характерное для ісихастів этико-аскетическое учение о пути человека к единению с Богом через духовное очищение сердца слезами, сосредоточение сознания на себе самой и т.п.). Преподавал в Острожской школе, был на Афоне, в 1603-1604 гг. работал в дерманской типографии. Вместе с игуменом Дерманского монастыря Ісакієм Святогорцем представил в Остроге православную мистическую течение тогдашней украинской мысли. Впоследствии оставил Острог, основал в Подгорцах (Галичина) монастырь, где и умер. Из его наследия известна лишь негативная рецензия на произведение Кирилла Транквилиона-Ставровецького (?-1646) «Зерцало богословії», написанная по просьбе автора. Существует предположение, что оскорбление, с которой воспринял эту рецензию Кирилл Транквіліон-Ставровецкий, была одной из причин его перехода к унии.

Репрезентантом мистического течения в Украине был писатель-полемист Иван Вишенский, который поддерживал тесные контакты с Острожским центром, был связан с Иовом Княгиницьким личной дружбой. Вероятно, именно в Остроге в период 1593-1596 pp. Иван Вишенский написал свое произведение «краткое Извещение о латинских прелестях».

К острожского ученого кружка принадлежали Тимофей Аннич, Тимофей Михайлович, составитель указателя до Нового Завета в 1580 г., а также Григорий Голубников, который переписал 1593 г. Номоканон.

В острожском научном кружке использовали опыт деятелей русской книжности, прежде всего Максима Грека (прибл. 1470-1555 или 1556), уважали и привлекали к сотрудничеству таких знакомых с греко-византийской и східнослов'янською культурным наследием россиян, как Иван Федоров, Андрей Курбский, Федор Касіянович (Федор Внуково) и др.

Деятели Острожского поддерживали тесные контакты с представителями балканской и восточной культур. Острог посещали митрополиты Лука Белгородский, Неофит Софийский, Иеремия Пелагонський, Дионисий Кизикійський (Тирновський). Активное участие в деятельности Острожского центра принимали балканские книжники Євстафій Нафанієль, Эммануил Мосхопул, епископ Мелени Феофан Грек, Дионисий Палеолог-Ралли.



Назад