Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Киево-Могилянская академия - новый тип высшей школы в Украине


История Киево-Могилянской академии - первого высшего учебного заведения в Украине - начинается с открытия в 1615 г. Киевской братской школы. В 1632 г. по инициативе киевского митрополита Петра Могилы ее после объединения с Лаврской школой было реорганизовано в Киево-Могилянский коллегиум. Согласно Гадячское соглашением между Украиной и Польшей 1658 г. коллегиум получил статус академии, что в 1670 г. был подтвержден польским королем Корибутом Вишневецким, а в 1701 г. - российским царем Петром i. Просуществовала Киево-Могилянская академия в 1817 г.

Курс обучения в академии длился 12 лет (со второй половины XVIII ст. - 7 лет) и состоял из восьми или семи ординарных (обычных, нормативных) классов: трех грамматических, поэтики, риторики, философии и богословия. К неординарных причисляли классы иностранных языков - греческого, польского, немецкого, французского, еврейской, русской; классы истории, географии, математике - высшей (алгебра, геометрия) и смешанной (оптика, діоптрика, физика, гідростатика, гидравлика, архитектура гражданская и военная, механика, математическая хронология и т.п.); классы музыки и рисования. В конце XVIII в. появились классы домашней и сельской экономики, а также медицинский. Церковнославянский, русская (украинская книжная), латинский языки изучались в грамматических классах. Церковнославянский изучали как язык отечественной книжной наследия, а также учитывая ее статус сакральной языка украинцев; греческий - как язык византийской культуры и христианских богословских источников; латынью, что была в Европе языке законодательства, судопроизводства, дипломатии и науки, в академии читали курсы высших наук, в т. ч. и философии, устраивали диспуты, пользовались в переписке и при составлении реестров библиотек.

С деятельностью Киево-Могилянской академии, Киевской братской школы связаны достижения украинского теоретического и практического языкознания XVII - начале XIX вв. Там работали ученый и церковный деятель Мелетий Смотрицкий, лексикограф Памво Беринда, составители «Лексикона славено-латинского» Єпіфаній Славинецкий (?-1675) и Арсений Корецкий-Сатановский (? - прибл. 1653), авторы учебника с греческого языка Варлаам Лащевский (прибл. 1704-1774) и пособия по польской грамматики Максим Сімигиновський. Воспитанниками академии были также лексикограф Яков Блоницький (1711-1774), основатель новоукраинской грамматической традиции Алексей Павловский (прибл. 1770 - прибл. 1822) и др.

Значительным является вклад Киево-Могилянской академии в развитие древнеукраинской литературы, изучение теории поэтического искусства, теории красноречия (церковного и светского). Поэзия и проза творились древнеукраинским, латинском и польском языках. Литературное творчество и теоретические труды « могилянцев » с поэтики и риторики повлияли на духовные и литературные процессы в России (Єпіфаній Славинецкий, Симеон Полоцкий, Стефан Яворский, Феофан Прокопович), в Беларуси (Георгий Конисский), в Молдавии (Стефан Почаський, Паисий Величковский) в Сербии (Михаил Козачинский).

В академии действовала школа графики, которую представяли Иван Мигура, Михаил Карновський, Григорий Левицкий, Иван Щирський. Киево-Могилянская академия способствовала также развития музыкального искусства в Украине. Здесь сформировалась киевская школа музыки, осуществившего синтез украинских местных музыкальных традиций, которые взаимодействовали преимущественно с південнослов'янським, новобалканським певческим искусством, с западноевропейскими. Это ускорило вхождения Украины в общеевропейский музыкальный процесс, положительно сказалось на развитии музыкальной теории («Грамматика» Николая Дилецкого), певческой, вокально-хоровой практики, формировании композиторской школы (ее представители - Максим Березовский, Артемий Ведель; здесь получал музыкальное образование Г. Сковорода).

Ученые и деятели Киево-Могилянской академии внесли значительный вклад в развитие украинской исторической мысли. В ней работали или учились такие историки XVII-XVIII ст., как Иннокентий Гизель, Феофан Прокопович, Феодосий Сафонович, Видевший, Григорий Грабянка, Самойло Величко и др. Деятельность академии дала толчок глубоким внутренним изменениям в украинской церкви, коренным изменениям в способе мышления духовенства, развития православного богословия, возникновение профессиональной философии, внедрению западных образовательных моделей. Это способствовало воспитанию новых, интегрированных в тогдашней духовный европейский процесс украинских интеллектуалов, которые, объединив знания наследия княжеской эпохи с достижениями западной науки и сохраняя свою национальную самобытность, жили духовным и политическим жизнью образованных европейцев.

В научной литературе не было однозначной оценки роли Киево-Могилянской академии, как и этой эпохи в истории Украины. Одни ученые (в частности, А. Яблоновский) сводили ее значение лишь к посреднической функции между украинской и западной культурами, другие (Г. Сумцов, П. Житецкий, Ф. Титов, Г. Петров) признавали ее самостоятельный характер. П. Кулиш и М. Грушевский негативно оценивали ее деятельность. Американские исследователи И. Шевченко и О. Прицак, бельгийский ученый Ф. Томпсон (доклад на XI Международном съезде славистов в Братиславе 1993 г.), наоборот, признавали важную роль академии в развитии отечественной и зарубежной культур. Взгляд на Киево-Могилянскую академию как в ведущий фактор в духовном развитии Украины XVII-XVIII вв. подтверждается многими исследованиями украинских литературоведов, историков, философов, искусствоведов.

Период основания Киево-Могилянской академии совпадает со временем становления в Украине эпохи барокко, которая, охватив почти все европейские страны, а также все структурные компоненты культуры каждой из этих стран (религию, философию, литературу, искусство, историографию, политическое мнение), привела к смещению центра тяжести украинских духовных ориентаций в сторону Запада, вплоть до признания того, что «западная модель выступает притягательной силой развития и становится восходящей для формирования характера украинской культуры» (С. Ґрачотті). Синтетический характер этой эпохи, в которую, по убеждению. Нічик, «Украина вошла в значительной мере благодаря усилиям Киево-Могилянской академии почти одновременно с Западом», способствовал осуществлению ею в XVII в. культурного синтеза, который имел важное значение для нее и для всей Европы, дал возможность, приняв Запад и включив его в свою греко-латино-славянскую систему, остаться Украиной, не потерять свою национальную идентичность.

Украинское барокко продолжило развитие начатой творчеством ранних гуманистов трехъязычной литературы, которая вступила в XVII в. национальных особенностей и одновременно открытости для опыта и ценностей европейского Запада, в кратчайшее время создало поэтический язык и культуру метрических форм, достаточных для того, чтобы заложить основу для большой литературы, создало новое искусство, способствовало изменению в Украине способа філософування. Это повлекло и обратное воздействие, когда лекционные курсы киевской академии представили, философско-теоретически обосновали новую культурно-историческую эпоху.

Процесс духовного синтеза православной Украины и латинского Запада полегшувався синтетическим характером эпохи барокко, сочетавшая религиозный и светский компоненты культур, формировала целостное единство средневекового теологізму с ренессансным индивидуализмом, органично вписывалась в украинский духовный контекст XVII-XVIII вв. с присущей ему преимуществом религиозной сферы. Своеобразие эпохи барокко отразился на всех сферах жизни и духовного творчества (литературе, искусстве, религии, политике, образовании), а также на представителях этой эпохи. Типичными барочными фигурами были Петр Могила, преподаватели и воспитанники академии, в частности Иосиф Кононович-Горбацький, Иннокентий Гизель, Лазарь Баранович, Иоанникий Галятовский, Феофан Прокопович, Амвросий Дубневич, Георгий Конисский, Стефан Яворский, Даниил Туптало, Георгий Щербацкий, Иван и Василий Григоровичи-Барские и др. Об этом свидетельствуют не только барочный пафос, стилистическая изысканность их церковно-апологетичних и полемических трактатов, поэтических, прозаических и других произведений, но и характерная барочная разнообразие их жизни и деятельности.

Много нареканий, особенно со стороны ученых просветительской ориентации, вызвал путь схоластической абстракции, которым развивалась философия Киево-Могилянской академии. Схоластика была необходимой степенью в историко-философской эволюции, особенно в стране, в которой доминировала спіритуалістично-мистическая традиция. Включение ее в украинофицированную греко-славянскую духовную систему обусловливалось не только внутренней логикой развития философской мысли в Украине, но и необходимостью утверждения в религиозной полемике своей веры, опровержения веры другой на основе четкой аргументации, свободного оперирования понятиями и силогізмами.

Как отмечал Д. Чижевский, философию Киево-Могилянской академии нельзя считать схоластичною в историческом смысле этого слова, потому что механическое перенесение и повторения в Украине XVII в. развития западноевропейской философской мысли XIII-XIV вв. невозможно. Согласно эпохи, в которую она развивалась, и задач, которые перед ней ставились, эта философия, как и западная схоластика, была подчинена теологии, сочетала догматические предпосылки с раціоналістичною методике, проявляла особый интерес к формально-логической проблематике. Она была своеобразной барочной схоластикой, которая органично сочетает характерные для украинской традиции философски значимые идеи, то есть идеи, что составляли мировоззренческую основу духовного творчества предыдущих эпох, с философскими изысканиями латинского Запада. В пределах барочной схоластики в XVII в. произошел синтез достижений западной философии с духовным наследием княжеской эпохи, или киевского візантизму (Есть. Маланюк), - киевской версии средневековой элитарной культуры, сложившейся в Украине в период княжеской эпохи на основе рецепции византийской и староболгарского христианской традиции (что не имела ничего общего с политическим візантизмом, присущим несколько позже тогдашней Московии), впоследствии усложненной тенденциями второго южнославянского влияния, а в конце XVI - начале XVII в. змодифікованої идейными наслоениями Реформации и ренессансного гуманизма.

В соответствии с характерной для этой древнеукраинской культуры парадигмы мышления философию понимали как мудрость, а средством ее постижения считали религиозный, прежде всего мистический опыт, который называли «тесным» путем жизнь в истине. Источником такого представления о философии была східнопатристична традиция. Синтез элементов этой спіритуалістично-мистической духовности с западным рационализмом в его схоластическом ли ранньомодерному проявлениях проходил в сложных формах. Результатом такого синтеза особенности рецепции западной философии на украинской почве.

При написании своих философских курсов профессора Киево-Могилянской академии, очевидно, непосредственно не использовали произведения западных философов и теологов. Вероятно, учения, идеи или рассуждения цитируемых авторов могилянке усваивали из лекционных курсов, учебников западноевропейских, прежде всего польских, университетов и иезуитских коллегий. За образец они брали те источники, что больше всего согласовывались и синтезировались с духовным наследием домогилянської суток. Благодаря этому они пытались обеспечить непрерывность традиции, преемственность украинской мысли при переходе от средневековья к Новому времени. Именно в отборе, интерпретации, использовании в лекционных курсах идей одних мыслителей и намеренном дистанціюванні от концепций других прослеживаются синтез домогилянської наследия с достижениями западной философии.

В целом становления профессиональной философии в Украине происходило в пределах схоластики эпохи барокко (второй схоластики) - философского течения, сформировавшейся в XV-XVI вв. в Испании, представители которого пытались теоретически обобщать новые проблемы социального, культурного и научного развития своего времени, опираясь на средневековый способ філософування. Знаковыми ее фигурами были Ф. Суарес, Т. де Вио (Каэтан), Фонсека, Молина, Овиедо и др. Они придерживались различных ориентаций: via antique - консервативного, традиционного пути развития схоластики; via moderna, что предусматривал открытость мысли до новейших идей и течений. В XVII - первой трети XVIII в. философия Киево-Могилянской академии наибольшему воздействию подвергалась со стороны традиции via antiqua, прежде всего господствующей в иезуитских коллегиумах концепции Ф. Суареса, учение фомы Аквинского, интуитивизмом Д. Скота. В определенной степени на ней сказывалась via moderna, особенно в натурфилософии (это касается прежде всего ученик В. Оккама и Ж. Бурідана). В решении проблемы универсалий могилянке склонялись или до умеренного номинализма (Иосиф Кононович-Горбацький), или до умеренного реализма (Иннокентий Гизель). В своих философских курсах они акцентировали внимание на решении вопросов метафизики, натурфилософии, логики, этики.

В XVIII в. в Киево-Могилянской академии распространились идеи вольфіанської и картезианской школ, которые адаптовувалися к схоластической формы изложения. В философских курсах киевских профессоров с середины XVIII в. идеи X. Вольфа, Г. Декарта, Дж. Кардано, Г. Галилея, Т. Браге, Г. Коперника сосуществовали с тезисами Августина, фомы Аквинского, Д. Скота, оккамістів XIV ст.

С XVIII в. могилянке включают в своих философских курсов краткое изложение основных тезисов ученик античных атомістів, а также идеи П. Гассенді, Ф. Бэкона. Атомістичні концепции они оценивали негативно, проявляя склонность к философских идей Декарта и Лейбница.

Итак, доминирующая в украинской мнении домогилянської суток неоплатонівська традиция в ее восточно-патристическом варианте с характерной для нее этико-религиозной интерпретации смыслов бытия от начала XVII в. дополняется теоретически завершенной системой схоластического арістотелізму в его раннего версии. Переориентация « могилянцев » от мистического к интеллектуального познания истин веры, сосредоточение на гносеологічній, метафизической и натурфілософській проблематике способствовали утверждению в украинской философской мысли высокого статуса рационального знания, осознанию ценности познавательной деятельности, признанию того, что эта деятельность не только не противоречит высшей цели христианина - спасение своей души, но и помогает ее достижению.

Философия Киево-Могилянской академии была первым этапом развития профессиональной философии в Украине и одной из модификаций школьной философии, распространенной в европейских учебных заведениях, в т. ч. и университетах. Она была в определенной степени несамостоятельной, однако ее значение заключается в создании собственного информационного поля, необходимого для дальнейшего развития философского мышления.



Назад