Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Сущность романтизма, условия и специфика его развития в Украине


В конце XVIII - первой половине XIX в. европейская духовная культура развивалась под влиянием романтизма, что способствовало подъему национального самосознания европейских, в т. ч. славянских народов, формированию нового стиля філософування.

Завитых волос-литературное направление романтизма, охватив различные отрасли европейской культуры, появился как реакция на ограниченность классицизма и «бездушной благоразумия» рационалистического Просвещения. Сформировавшись почти одновременно в Англии и Германии во второй половине 90-х годов XVIII ст., наибольшее развитие он получил в Германии, где его учредителями были деятели єнського кружка, филологи А. Шлегель и Ф. Шлегель, поэты Л. Тик, Ф. Гарденберг (Новалис), к которым присоединились философ Ф. -В. -И. Шеллинг, проповедник и филолог, основоположник герменевтики Ф. -Д. -Е. Шлейєрмахер. На формирование романтизма значительно повлияли немецкие писатели, литературные критики И. -Г. Аман, Г. Гейне, И. -В. Гете, И. -Г. Гердер, Г. -Е. Лессинг, Ф. Шиллер, Ф. Якоби. Они привнесли культ чувств и творческого экстаза, любовь, мистический культ природы, религиозность переживаний и идеализацию прошлого, а также идею развития единства мира, пантеистического мировосприятие с его обоженням природы, исторического подхода к природы, культуры и общественного развития как истории человечества, понимание общества как органической целостности, ответственности человека перед человечеством.

Романтизм противопоставил классическом «подражанию природы» творческую активность художника с его правом на самобытность и оригинальность, поднял искусство до уровня высшей ценности и восприятие его как проявления глубинной сущности и смысла жизнедеятельности, где превыше всего ценится творческая личность. Целью романтизма была «свобода духа», а идеалом - свобода личности (человека, народа, человечества). Романтики выступили за свободу жизни и творчества, право верить в то, во что каждый верит, быть счастливым по-своему. Романтическое для них - все, что выходит за пределы обыденности, а вместе с тем и то, что соответствует жизни, взятое из истории. Универсальной формой выражения этого был роман (отсюда происходит название романтизма) с его интригами, переплетениями разнообразных сюжетов, взаимопроникновением различных видов искусства и философии. Стихией романтиков стали поэзия, афоризм, живость мысли, смех и ирония с широким использованием символов, элементов мифотворчество, где миф рассматривается как первичный материал для искусства, основа художественного произведения, а каждый художник всегда является большим міфотворцем.

С этим связано отношение романтиков к природы и культуры. Природа для них была не результатом представлений, а абсолютной реальностью, объектом поклонения, а не шествие, где искусство, поэзия - средства проникновения в тайны природы без нарушения ее первозданной гармонии. Объединяющим началом для романтиков стала культура как продукт деятельности людей и стимул этой деятельности. Она нашла свое выражение в народном творчестве, где народ является носителем, творцом культуры. С ее развитием связывают язык, который представляет поэзия - «героиня искусства и философии». Отсюда родом требование исследования родного языка, народного творчества, выражавшей «душу народа», народного жизни, изучение фольклора, этноса, мифологии с обращением к субъекта их творения - народа, «народной души» как носителей надындивидуальных смыслов и значений. Если к тому времени народ рассматривали как абстрактную единицу, что за общности бытовой культуры и языка все-таки не мог претендовать на роль субъекта исторического процесса, то благодаря романтизмові он стал субъектом культуры. Этим романтизм сыграл важную роль в развитии национального самосознания западноевропейских народов, «пробуждении» молодых или оторванных от новой европейской культуры, что и воплотилось в «Весной народов» и ее объединениях «Молодая Германия», «Молодая Польша», «Молодая Италия».

По-другому оказался романтизм в политике. Реальный объект политического управления здесь уничтожается, заменяется иррациональным мифологическим объектом - народом, «народной душой». Если авторство той или иной ситуации все-таки устанавливалось, то, потерпев определенных трансформаций, индивид превращался в «гениального индивида», соответствующего народной души. В политическом сознании «гениальный индивид» трансформировался в символ суверена, становился земным роком, который отождествлял закон с волеизъявлением своей личности, считалось, что только эта индивидуальная подобие государства видела картину в целом с правильной точки зрения, потому что именно в ней воплощался дух этноса, его общая национальная душа.

Несостоятельность сыграть роль першотексту такого понимания государственности возвращается созданием романтического мифа государства, созданного школой исторического права гейдельберзьких романтиков как борьбы символических прекрасных и бесстрашных героев. В ее основе - не вера в закон, а вера в политического деятеля-героя, способного коренным образом изменить условия существования. Политическая деятельность как следствие компромисса политических сил подавалась в романтической государству как разоблачительное слово, ровно деятельности. Идею романтической государства определяло понятие «политическая добродетель», которое означало, что у политика нет другого счастья, как служить общине - государству, отдавать ей все силы, жизнь. Энтузиазм прошлого, мировой культуры, произносимым словом национального языка, ищут политическую добродетель в историческом прошлом национальной культуры или в авторитетах и аналогиях мирового логоса. Образование, просвещение, литература, поэзия, все виды культурной деятельности предназначены для обучения и воспитания нужных, преданных и полезных государству граждан. Согласно этому формулировались идеологические ценности: преданность государству, Родине, любовь, самопожертвование. Создавалась культурно-историческая мифология, привлекательные идеи-утопии о господства духа пенаты (богов-хранителей), семейной единства, всеобщей национального согласия.

Пробуждая национальное сознание западноевропейских народов, романтизм нашел благоприятную почву и в Украине, специфически изменяясь под влиянием ее социокультурного бытия и в значительной мере вырастая из него. Реалии жизни заключались в том, что в Украине не было ни «единого среды», ни своей государственности. Завоеваны народными массами во времена национально-освободительного движения под предводительством Бы. Хмельницкого, они просуществовали недолго, закончившись Развалиной, а сама Украина с польской провинции стала российской. И хотя после переделов Польше украинские земли (за исключением Буковины, Галичины, Закарпатья, которые были включены в Австро-Венгрии) были «есть», и это «соединение» состоялось уже в Российской империи, в состав которой отошли также Польша и Литва по решению Венского конгресса 1814 г. Если Польша и Литва сохранили некоторые элементы автономии, оставшись княжествами, то все сферы жизни Украины были подчинены интересам Российской империи. Колониальная политика, начатая Петром i и продолжена Екатериной II, неуклонно уничтожала остатки древней автономии.

Утверждение колониального режима в Украине повлекло экономическую эксплуатацию, ликвидации структур самоуправления, уничтожение культурных институций: вводились российские законы, русский язык в судах, « обрусев » школы, делалось все, чтобы помешать становлению украинской национальной культуры, затормозить духовное развитие народных масс. Элитные состояния, получив «Жалованной грамоте дворянству», с казацкой старшины, украинского панства превращались в «благородных русских дворян», которым уже было не до народа, его языка, обычаев и родной культуры. Русифікувалася значительная часть мещанства, интеллигенции, открывались учебные заведения, которые должны были «сближать молодежь с русскими понятиями и обычаями, передавать им общий дух русского народа». Политику русификации проводила и православная церковь, которая была под присмотром политической власти. Литература того периода, отражая общественное и духовное жизни, в частности и то, что было специфически украинским, трактовала его, по словам Г. Грабовича, в основном, в качестве дополнения или дублирования российского, имперского контекста, то есть функционировала как дополнение к имперской русской литературы.

Подобные тенденции доминировали и на других украинских землях, которые отошли к Австро-Венгрии, в частности в Галиции, где общая колонизация, а затем власти Австро-Венгрии порождали у украинцев разочарование в собственных силах, способность противостоять процессам национального равнодушия и утверждение психологии мещанства. Духовенство и интеллигенция смотрели на простой народ с гордостью, отгораживаясь незнакомом языке. Культура, литература на украинских землях становились двуязычными: в России - российско-украинскими, в Галичине - немецко - польско-украинскими. Некому было отстаивать культуру украинского народа, которую он продолжал творить, удерживая в памяти драматические события истории, отстаивая права на человеческую и национальную индивидуальность. Таковы были предпосылки формирования романтизма в Украине, представители которого даже не нуждались ориентирование на романтические теории, потому что они были имеющиеся в народном творчестве, а романтическая литература активно входила в сознании, сформировав основную проблематику национального движения - народ и история.

Проблема романтизма, его сущности, деятельности культурных деятелей, которые его представили, философские вопросы, которые они ставили и решали, неоднозначно освещаются в нашей исторической, историко-философской литературе. Украинские историки и культурологи (Г. Грушевский, И. Огиенко, Есть. Маланюк, Г. Шпет, И. Крипякевич) лишь констатируют факт влияния идеи народности и романтизма на развитие украинской культуры, но рассматривают не столько его философско-мировоззренческие, сколько социально-культурологические аспекты. Точка зрения украинского и русского философа Сильвестра Гогоцького (1813-1889) о взаимовлияния немецкой классической философии и немецкого романтизма длительное время не развивалась, и только в 80-е годы XX в. была основательно разработана советским философом А. Гулигою. Первую попытку рассмотреть связи идей романтизма с развитием философской мысли в Украине сделал Д. Чижевский, который отмечал, что на украинском романтизме сказалось влияние шеллінгіанства и называет романтиками учеников и последователей Шеллінга в Украине: Д. Велланського, А. Дудровича, Г. Максимовича, профессоров Ришельевского лицея в Одессе К. Зеленецкого и М. Курляндцева, представителя романтической психологии, профессора Киевской духовной академии П. Авсенєва. Универсализм романтического мировоззрения повлиял, по его словам, на Т. Шевченко и П. Кулиша, а позже - на П. Юркевича, О. Потебня и одного из самых «великих украинцев всех времен» - М. Гоголя.

Развитие романтизма в Украине был достаточно сложным, связанным не только с непростыми обстоятельствами этой эпохи, но и с жизненными путями представителей. Ведь для его становления и развития важным является не только осознание своей этнической обособленности («мы - они»), но и формирование национальной демократической интеллигенции - носителей национального самосознания, связанных с народной жизнью, способных вывести на новые пути собственную литературу. Романтизм был для них не просто формой самовыражения, а основой осмысления жизни, быта заброшенных и недооцененных страниц прошлого, рецепции будущей судьбы народа, обоснование не только этнической, но и историко-правовой самобытности с правом на свою собственную историю и жизнь. Именно в таком направлении происходило формирование новых демократической интеллигенции и словесности, мировоззренческой основой которых является народная духовная культура и народное жизни.



Назад