Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Метафизика П. Кудрявцева


О философские предпочтения Петра Кудрявцева (1868-1940) можно делать выводы на основании главных положений его магистерской работы «Абсолютизм или релятивизм? Опыт историко-критического исследования чистого эмпиризма новейшего времени в его отношении к морали и религии. Prolegomena» (1908), где он сосредоточивает свое внимание на критике теоретических основ второго позитивизма (емпіріокритицизму).

К критике первого вида позитивизма, который представили В. Конт, Дж. -С. Милль, Г. Спенсер, прибегали С. Гогоцький и П. Ліницький. Однако благодаря деятельности П. Кудрявцева особенно развился второй позитивизм (эмпириокритицизм). С позиции философского теизма он беспощадно критиковал теоретические положения таких теоретиков емпіріокритицизму, как Э. Мах, Г. Авенариус, Е. Литтре, В. Шуппе.

Под абсолютизмом П. Кудрявцев понимал признание абсолютных норм, целей и оценок, под релятивізмом - их возражения. Главная задача своего труда он усматривал в «определении отличительных черт и того особого значения емпіристсько-релятивистской точки зрения по сравнению с другими философскими течениями, а также в нахождении наиболее надежных путей и приемов борьбы с ней». Последовательно доведен до конца релятивизм, по его мнению, неизбежно приводит к нигилизму, «поскольку мораль является воплощением в личной и общественной деятельности абсолютных норм, а религия - служение Богу как реальное воплощение абсолютных ценностей, поэтому релятивизм на практике является не чем иным, как фактическим отрицанием морали и религии». Борьба между абсолютизмом и релятивізмом является важной в жизни человека и общества, она проходит через всю историю философии.

По убеждению П. Кудрявцева, тогдашнее состояние развития философии в Германии характеризуется обострением этой борьбы: «Исторический связь чистого эмпиризма с релятивізмом не является случайностью, ибо принцип чистого опыта с логической (выделено П. Кудрявцевым) необходимостью приводит к релятивизму... В философии релятивизм не может быть доведен до конца без логической противоречия: кто пытается доказать релятивизм, то опровергает его».

Проблеме теоретического исследования (емпіріокритицизму) посвящена труд П. Кудрявцева «Очерки современного эмпиризма», в основу которой положена речь, произнесенная им на годовом академическом акте 26 сентября 1903 года. Главное внимание в этой работе он сосредоточил на проблеме соотношения веры и знания представителями метафизического идеализма и чистого эмпиризма (емпіріокритицизму), которые придерживались диаметрально противоположных позиций. Прежде Всего П. Кудрявцев указывает, что этого вопроса невозможно избежать, «если бы человек одним актом сознания могла охватить все разнообразие бытия в его целостности и единства, тогда бы не было и речи о любую разницу между верой и знанием; но тогда человек был бы не человеком, а Богом: только божественный разум имеет способность постигать все бытие единым актом интеллектуального созерцания». Поскольку человек не может одновременно постигать всю разнообразие бытия в его единстве и целостности, то вопрос о соотношении веры и знания вставал со времени возникновения человеческого общества. В частности, в первобытном обществе существовало единство между верой и знанием, поскольку все знания первобытного человека об окружающем мире были одновременно и предметом ее веры. Однако уже в древнегреческом обществе происходит постепенное разграничения веры и знания: «Для древнего грека не существовало ничего абсолютно непізнаванного, и если можно говорить о вере относительно знания в ту эпоху, то только как о доверии к авторитету седой древности, но о существенное различие между верой и знанием не может быть и речи на этой ступеньке культурного развития».

Различие между верой и знанием начинает появляться тогда, когда разветвляется содержание знания: одни знания рассматриваются как истинные, другие - как ложные, еще другие - как вероятные. Когда христианство указало на веру как на основу истинной жизни, возникла необходимость указать на соотношение между христианским понятием «вера» и философским «знания»: «Центральным пунктом богословские-философских исследований теперь служило вопрос выяснения психологической природы и гносеологической ценности веры и знания, то есть необходимость признать их двумя совершенно разными и независимыми сферами духовной жизни человека, или наоборот - одинаковыми моментами одного и того же познавательного процесса».

Этот вопрос приобретает различные значения в зависимости от исторических условий, в которых оно возникает. «В частности, в древнегреческой философии речь шла об отношении философского мировоззрения к традиционному, то есть к мифологического; александрийская философия занималась вопросом согласованности между ветхим Заветом и языческой философией, это же задание перешло и к христианских богословов, ...в Новое время, с развитием естествознания, появляется ряд работ, посвященных вопросу согласованности результатов современного естествознания с христианским Откровением». Таким образом П. Кудрявцев различает три периода в развитии вопрос о соотношении веры и знания: 1) греко-римский; 2) средневековый; 3) период Нового времени. В России эти вопросы, по его мнению, впервые появились в XVIII ст., научный характер они получили только в XIX ст., воплотились в деятельности западников и славянофилов.

П. Кудрявцев принимал активное участие и в образовательном жизни Киева. Он был одним из инициаторов дискуссии светской и духовной профессуры города в конце XIX - начале XX в. по поводу введения пропедевтики (подготовительного, вступительного) курса философии в средних учебных заведениях. Поводом к ней были инициативе Министерства народного образования относительно преподавания новых дисциплин, в т. ч. и философии, при условии, что их будут читать преподаватели, преимущественно профессора высших учебных заведений. Участниками этой дискуссии были киевские профессора П. Кудрявцев и П. Ліницький, представители университетской профессуры - О. Гиляров и Г. Челпанов.

Доцент КДА П. Кудрявцев однозначно выступал за преподавания философских дисциплин в объеме 5 уроков в неделю в старших классах гимназий. Свое утверждение он мотивировал тем, что логика, психология, история философии и начальные основы философии в теологическом направлении (основы метафизики) преподавали в средних духовных учебных заведениях (семинариях), которым по образовательным уровнем отвечали гимназии. Изучение этих дисциплин, по его мнению, способствовало подготовке выпускников семинарий к слушанию расширенных курсов по философии в духовных академиях, что обеспечивало преемственность среднего и высшего духовного образования. Пользу от прослушанных гимназистами философско-пропедевтических курсов он усматривал в том, что в студенческие годы им «не придется тратить время на ознакомление с элементами логики и психологии и на освоение философской терминологии: все это будет сделано в средней школе». По мнению П. Кудрявцева, в курсе философской пропедевтики есть нечто устойчивое и завершено: это содержание формальной логики, обобщение эмпирической психологии и формальное содержание главных философских понятий, которые «действуют наилучшим образом на ум семинаристов и приучают давать отчет в том, что мы готовы принимать на веру». Именно в этом П. Кудрявцев видел главное назначение философии в жизни человека, которое отразилось и в его определении философии: «Философия - это отчет в принципах жизни, которые успели проявить себя в тех или иных сферах жизни».

Выкладывать философские курсы, как заметил П. Кудрявцев, должны профессора духовных академий, в которых сформировались определенные традиции в этом деле. «В то время, как "светская философия" у нас только еще зарождается, "академическая философия" уже имеет за собой давнее прошлое». Кадровое обеспечение преподавателями философии в гимназиях возможно только за счет выпускников духовных академий, поскольку в университетах на то время философию читали только на историко-филологическом и частично на юридическом (история права, история философии права) факультетах. Определенный религиозный направление, в котором будут преподавать философско-пропедевтический курс в гимназиях академисты, не ограничит свободы преподавания (так считали И. Челпанов и О. Гиляров), поскольку новая западноевропейская философия сформировалась в христианской атмосфере. Кроме того, христианство не определяет, какого направления следует придерживаться в гносеологии - эмпирического или рационалистического, предоставляя разработки гносеологических проблем свободной мысли человека. Поэтому среди академических профессоров и рационалисты (в гносеологии), и емпірики. Хоть академическое преподавания не признавало философских направлений атеистического или антихристианского характера, их изучение не только не исключено, а наоборот, как предусмотрено задачами академического образования, так и существованием специальной для этого кафедры - кафедры истории философии.

Министерство народного образования поддержало собственную директиву, которая предлагала поручить преподавания элементов философской пропедевтики «лицам, которые успешно закончили курс в православных духовных академиях», ограничить его психологией и формальной логикой. Преподавали эти дисциплины «по совместительству» священники.

Итак, несмотря на свои радикальные политические взгляды, П. Кудрявцев в области философии оставался верным духовно-академической традиции, отстаивал позиции философского теизма, продолжал разрабатывать методологические принципы критики позитивизма в его втором разнообразии - емпіріокритицизмі, был одним из первых его критиков с позиций философского теизма и идеализма.



Назад