Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Феномен Юркевича и украинская духовность


К критике Юркевичем Чернышевского относились по-разному, однако генетическим корнями феномена Юркевича заинтересованы все.

Г. Шпет писал, что Юркевич осознавал смысл исторического момента, его значение для всего философского развития, видел, в каком направлении должно идти философия далее. Он понял, что рационализм в его классических формах исчерпал себя и дальнейшее развитие философии в этом направлении бесперспективный.

Такое понимание вызвано развитием философской традиции, которую называют украинской духовностью. На формирование мировоззрения П. Юркевича повлияли Священное Писание, философия Платона и Канта. Будучи воспитанником Киевской духовной академии, преемнице Киево-Могилянской академии, Юркевич хорошо знал историю развития философских идей в духовной культуре Украины. Этим обусловлена оригинальность «философии сердца», что определяется прежде всего ее генетическим связью с украинской национально-культурной традицией, в которой эмоциональный элемент преобладает над рациональным и которая ориентирована на постижение индивидуального Я. Кроме того, как отмечал Д. Чижевский, характерной чертой психической нравы выдающихся украинцев, в то же время с эмоциональностью, есть склонность к духовного уединения, что послужило импульсом к признанию этической ценности индивидуума, признание для каждого человека права на собственный, индивидуальный, этический путь. Это в значительной степени касается Юркевича и его «философии сердца», которая является характерной для украинской теоретической мысли и украинской духовности в целом.

В последнее время появились работы украинских историков философии, в которых отстаивается идея, что в философской мысли Украины во все времена на первом месте были проблема человека, его положение в обществе, духовная жизнь. Все, что относилось к области философского осмысления, подвергалось етизації.

Философией человека была уже философская мысль Киевской Руси, который прослеживается во всех памятниках письменности той эпохи. Осознание собственной сущности человек периода Киевской Руси не завершает телом, а открывает в себе мир духовности.

Ориентированность философских поисков на осмысление проблемы человека, выяснения ее морально-духовных начал наблюдалась в XVI - начале XVII в. Это касается прежде всего братских школ, которые сыграли важную роль в духовной жизни, формировании национального самосознания украинского народа. Такие произведения, как «Вертоград душевный», «Алфавит духовный», «Діоптра», являются этапными на пути утверждения этой философской традиции. Например, в «Алфавите духовном» Исайи Копинського одно из центральных мест занимала проблема самопознания. Автор убежден, что человек должен отдавать предпочтение своему внутреннему существу, бессмертному духу перед телесным миром, ибо только этот путь ведет к познанию Бога, единение с ним достижения блаженства не только на небе, но и на земле. Царство Небесное, как и Бог, содержится в самом человеке. В «Діоптрі» автор также отстаивал идею о том, что только самопознание ведет к пониманию путей, которые соединяют человека с Богом, и поэтому оно является единственно необходимым. Процесс самопознания - это подъем к духовному, подчинение воли человека Божественной воле. Проблеме самопознания, нравственного самосовершенствования уделялось значительное внимание и в других работах этого периода, в частности в произведениях Кирилла Транквилиона-Ставровецького и Петра Могилы.

На определяющей роли внутреннего мира человека в ее жизнедеятельности отмечалось в курсах этики, которые читали в Киево-Могилянской академии. Человеку возвращались отделены от нее христианством атрибуты Бога, а сама она восхвалялась настолько, что ей приписывалась способность судить о добре и зле, толковать по своему усмотрению и Божьи заповеди, и церковные наставления. Одной из ведущих в этих курсах была идея о свободе воли, или «самовластие» человека.

Логическим завершением, своеобразным итогом длительных поисков украинских мыслителей в сфере человеческой духовности стала философия Г. Сковороды, что является не просто размышлениями над проблемой духовности, но и идеей сердца как такого центра внутреннего мира человека, который определял ее индивидуальность. Сковорода подчеркивает, что «всякий есть то, чье сердце в нем. Всякий есть там, где сердцем сам», что «истинный человек есть сердце в человеке, глубокое же сердце и одному только Богу познаваемое к не иное что есть, как мыслей наших неограниченная бездна...». Сердце - то точнейшая в человеке человек, это то, что определяет ее естество. «Не по лицу судите, но по сердцу... Солнце не по лицу, но по источничьей силе есть источник. Так и человек Божий, источающий животворящие струи и лучи Божества ислущающий, есть солнце не по солнечному лицу, но по сердцу. Всякий есть то, чье сердце в нем...».

Такую же роль отводил сердцу и Юркевич. И хотя он не ссылался на Сковороду, а апеллировал к писанию, однако созвучность и совпадение позиций обеих философов по этому вопросу очевидны. Поэтому можно утверждать, что именно Сковорода был непосредственным предшественником Юркевича, «философия сердца» которого является продолжением одной из самых существенных признаков украинской философии, традиции украинской духовности. Если в Г. Гоголя и Т. Шевченко эта традиция оказывалась на уровне литературно-художественного осмысления действительности, то в Юркевича она предстает предметом философской рефлексии и приобретает вид завершенной философско-антропологической концепции.

Философия Юркевича существенно повлияла на мировоззрение многих русских философов конца XIX - начала XX вв. Однако русская философия должна была пройти через духовный кризис, через разрушение основ традиционного интеллигентской мировоззрения, прежде чем понять всю глубину идей, выдвинутых Юркевичем еще в начале 60-х годов XIX в. Принять мировоззренческие установки мыслителя ее представителями было еще труднее, поскольку это была чужая для них философия, которую сложно было использовать для обоснования практических устремлений российской интеллигенции. Философия Юркевича не вписывалась в российскую идею, а противостояла ей.



Назад