Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Д. Чижевский как историк философии


Большинство историко-философских исследований Д. Чижевского касается истории философии славянских народов (философской славистики). С западной философской традиции он предпочитал в своей педагогической и исследовательской деятельности античной философии, мистицизма и пієтизму (протестантской религиозной философии, которая оппонировала теологическим доктринам лютеранства и кальвинизма), философии Гегеля, романтической философии (Шиллер, Шеллинг и др.). Как утверждает историк, публицист Панас Феденко (1893-1981), его привлекала философия, в которой идеи одухотворяют эмпирическую реальность, а то и выводят сознание за пределы этой реальности - в трансцендентное.

Очевидным является влияние на Чижевского концепции, обоснованной Гегелем в «Лекциях по истории философии», где выделены «первой» и «второй» истории философии: 1) объективный процесс развития абсолютного духа; 2) концептуализация абсолютного духа в трудах историков философии. Гегелівське понимание истории продолжил Чижевский, когда рассматривал историю философии как путь к постижения Абсолюта, считал, что «каждая правда», найденная философами, является путем к нему, но этот путь бесконечен. Однако в понимании методологии историко-философского исследования, особенно в способе своих историко-философских исследований, мыслитель акцентировал на важности культурного контекста для понимания философских идей.

Гегель обратился к вопросу о важности культурно-исторического контекста для рассмотрения истории философской мысли, но не развил этого подхода, соединив элементы просветительского универсализма (история мирового духа прокладывает себе дорогу сквозь разные нации) со своей феноменологии духа. Под влиянием гегелевской феноменологии духа и идей романтической философии в Германии сформировались историческая школа права (К. Савиньи и др.) и историческая школа политической экономии (В. -Г. -Ф. Рошер, К. Кніс и др.), представители которых указывали на уникальный и неповторимый характер «духа» каждой исторической эпохи и тех произведений, в которых этот «дух» манифестирует себя.

Всесторонне развилась идея историзма в работах. Дільтея и других представителей «философии жизни», которые изучали глубинные связи между содержанием философских учений и «жизненным миром» определенного общества, цивилизации, эпохи. В его труде «Типы мировоззрений и их отражение в метафизических системах» было обосновано мнение о том, что философские системы можно рассматривать как концептуалізацію и рационализацию более глубинных духовных образований - мировоззрений, которые исторически обусловленными формами субъективного осознания «чувство жизни». Труда В. Дільтея начали направление «исследование мировоззрений», который открывал возможность рассматривать не только философские системы, но и толковать средствами философского вещания произведения духовной культуры - мифы, литературно-поэтические тексты и т.д.

Сторонники историзма, заимствуя отдельные принципы гегелевской историко-философской концепции, существенно ее посмотрели. Они отказались от гегелевского панлогізму (идеалистического учения, которое признавало основой всего ум), стремление видеть историю философии как схему последовательного развертывания содержания отдельных логических категорий, направленного к появлению завершенной гегелевской системы. Вместо этого они начали делать упор на самодостаточный ценности, уникальности, даже несоизмеримости отдельных философий и мировоззрений. Вследствие этого логико-теоретический подход Гегеля к историко-философского развития было дополнено культурологическим подходом, сориентированным также на учет контекста світорозумінь, которые содержат самобытные национальные культуры.

Преодолению односторонности логико-теоретического подхода способствовали историко-философские исследования неокантианцев В. Віндельбанда, Г. Ріккерта, Е. Кассірера и др. Отказавшись от абстрактного универсализма, они сосредоточили свое внимание на изучении конкретно-индивидуальной специфики философской мысли отдельных эпох (античности, средневековья, Нового времени) в связи с развитием науки, религии, духовной культуры. Подобные взгляды на методы историко-философского исследования обосновывали и неогегельянці, в частности Г. Кронер, который резко критиковал рационалистический подход в истории философии, рассматривая философские системы и учение как проявление уникальной «души» конкретной культуры и эпохи.

Эти новые философские подходы побудили Чижевского к выходу за пределы гегелевской схемы, поскольку механическое ее применение к истории национальных философий, в частности украинской, не дало возможности учитывать национальные особенности в развитии философии. Мыслитель считал, что духовная культура - явление настолько сложное и разнообразное, что определенную универсальную, пригодную для всех времен и всех народов периодизацию ли типологию выработать очень трудно. Продуктивным с историко-культурной точки зрения он считал подход, обоснованный историками европейского искусства, которые стремились рассматривать историю искусства как историю стилей, т.е. присущих той или иной эпохе художественных идеалов, вкусов, характерных признаков художественного творчества. Одним из первых такую точку зрения обосновал швейцарский историк искусства Г. Вельфлин в исследовании по истории пластических искусств, ренессанса и барокко. Впоследствии историки литературы (например, Г. Корф) применили этот метод для противопоставления эпох классицизма и романтизма в литературе.

Рассматривая историю философии как процесс возникновения и изменения отдельных, змістово и формально отличных «идеологических эпох», Д. Чижевский неоднократно подчеркивал, что этот процесс не следует понимать упрощенно и механистично. Смена одной эпохи другой не означает отхода предварительной в небытие. Идеологические эпохи имеют начала, однако не имеют окончание в точном значении этого слова. Чижевский обращал внимание на часто неосознанные модификации, которые испытывают определенные идеи, понятия, значения слов в другие исторические периоды, в частности в философских доктринах и идеологиях, которые провозглашают себя абсолютно новыми. Например, атеизм или коммунизм, радикально отрицая религию, не замечали, что в своем радикализме они сами приобретают признаков религии, но значительно худшего сорта, потому что были возвращением к крайне примитивных форм язычества.

Примитивизация прошлых интеллектуально-культурных достижений (от этнокультуры до философских идей), наследование от прошлого ничего хуже, а не лучше - распространенные явления в истории. С забвением важных культурных достижений, отделением людей от них, прежде всего, в результате популяризации новой идеологии или религии, связана угроза деградации общественной жизни. Известными примерами являются распространение христианства (пренебрежение достижениями античной культуры и философии) или тоталитарной коммунистической идеологии. Только соответствующий уровень свободы и наличие культурной элиты как сторожа исторической памяти, в т. ч. деятельность историков философии, являются препятствиями таком «забвению» и неизбежной деградации духовной жизни нации. Чижевский сам стремился вернуть из забвения произведения и имена лиц, идеи которых было изъято из интеллектуальной жизни или искаженно.

Поскольку значительную часть философской славистики Чижевского занимает изучение распространения идей западной философии среди славянских народов, то важной составляющей его методологии историко-философского исследования стал сравнительный метод. Этот метод он совмещал с методом индивидуализации - «вхождением» в ту общественно-политическую и культурную ситуацию, в которой действовал определенный философ. Это побудило его к сочетание компаративистики с методами герменевтики, когда основное внимание исследователя сосредоточена на выяснении того, которых модификаций приобретают определенная идея, символ или сюжет вследствие своего «привития» до другого культурного подоплеку.



Назад