Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Методология гуманитарных наук


Для Д. Чижевского культура является совокупностью артефактов, которые существуют в общественном пространстве и времени и оказываются как признаки общности (единства), так и различия. Разнообразие культурных явлений в синхронном (одночасовому) срезе - это уникальность произведений, самобытных культур, в том числе национальных, наличие различных традиций и т.п.

При установлении общего в различных культурных мирах недостаточно останавливаться на внешний подобия, ибо она может быть обманчивой, необходимо выяснить, с которым «общим» имеем дело, чем оно обусловлено. Им может быть влияние, заимствования, однако нужно исследовать, которых преобразований потерпел заимствованный элемент в пространстве конкретной самобытной культуры. Возможно, сохранив внешнее сходство, например фонетический состав слова, это явление приобрело другой смысл. Факторы, которые предопределяют такие изменения являются разными: появление новых идей, религиозные движения, идеологии, социально-экономические изменения, политические обстоятельства. В каждом случае только в результате конкретного исторического исследования можно установить, какие из факторов или их комбинация повлекли изменение смыслов. Внешнее сходство любого элемента не обязательно является следствием заимствования. Например, культуры, относящихся к середземноєвропейської традиции, в т. ч. славянские, могли создавать одинаковые символы, сюжеты, мотивы вследствие наличия общего в способе мировосприятия и миропонимания. Поэтому Чижевский негативно относился к подходов, которые преувеличивают роль воздействий (концепции «впливізму»).

Учитывая это, культуролог должен сочетать синхронічний (сравнительный) подход с движением «вглубь», в историю традиции или самобытной культуры. Этот диахронический (часовой) аспект исследования не просто дополняет, а корректирует синхронічний. Рассмотрение явлений в культурно-историческом контексте требует умения вникнуть в генетические связи. В сборнике «Из двух миров» Чижевский показал, как некоторые символы, сюжеты, идеологические комплексы «путешествуют» с одной национальной культуры к другой в пределах европейской общности, переходят от одной эпохи (культурного стиля) к другой национальной культуре («Книга как символ космоса», «Магическое метание копья», «Гонимая правда» и др.).

Использование историко-сравнительного метода побудило Чижевского, кроме микроуровня гуманитарных исследований рассматривать и вопрос макроуровня. Не столько неокантіанське различия методов естественных и гуманитарных наук (естественные пользуются обобщением, гуманитарные - индивидуализацией), сколько метод идеальных типов Вебера давал разумное сочетание обобщения и индивидуализации в гуманитарных науках. Чем выше целостность определенных общественно-культурных образований (цивилизаций, наций) или их семейная родство, тем большая возможность для выявления путем сравнения определенных типологий.

С возникновением структуралистской семиотики и использованием методов структурализма сначала в лингвистике, затем в литературоведении, социальной и культурной антропологии структурализм стал претендовать на обоснование теоретической основы компаративистики. Участие Чижевского в Пражском лингвистическом кружке, общение с М. Трубецким и Г. Якобсоном, опыт компаративної славистики побудили его к выработке собственной позиции относительно использования структурализма в компаративистике. Применение структуралистских методов в компаративных славистических исследований выявило методологические различия между Якобсоном и Чижевским, несмотря на их долговременные дружеские отношения.

В статье Чижевского «Некоторые проблемы сравнения славянских литератур» раскрыто расхождения во взглядах Якобсона и Чижевского. Суть их состоит в преувеличении Якобсоном формальных признаков общности, которые легче всего оказываются «снизу» - на уровнях языка и фольклора. Чижевский сосредоточился на факторах, которые влияли на изменения в значениях и смыслах, хотя общее в материальных носителях этих смыслов, например в лексике, сохранялось. Это объясняет также его отношение к структуралистской лингвистики, к различению языка и речи, его размышления над понятием «фонема» в структуралістській фонологии.

Предостережение Чижевского касаются также славянской сознания как основы славянского единства. В целом его аргументы направлены против нахождения совместного на уровне абстрактиої, этажной всеобщности, которой недостает учета историко-культурных контекстов. Чижевский обратил внимание и на то, что лозунг «славянское единство» может быть прикрытием или теоретическим обоснованием империалистической политики, что и произошло с поздним слов'янофільством. Это касается и идеологии евразийства, в теоретическом обосновании которого важную, если не решающую, роль сыграли российские структуралісти. Замечания Чижевского по структурализма прежде всего мотивированные познавательными целями, однако альянсы интеллектуалов с соответствующей политической практикой, были дополнительным мотивом его участия в дискуссиях.



Назад