Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Философская славистика


Д. Чижевский исходил из того, что в славянских культурах нет заметных произведений и фигур в сфере абстрактно-спекулятивной, шире - теоретической, систематической философии. Это обусловлено историческими обстоятельствами: существование академической философии требовало определенных общественно-политических предпосылок, важнейшими среди которых являются толерантность к инакомыслия, отсутствие национального угнетения. Однако, по мнению Чижевского, это не означает, что славянские нации не создавали и не разрабатывали философских идей как в области культуры, так и в области философии. Без взноса славянских культур Европа немыслима. Несмотря на то, исследователь философской мысли славянских народов не может ориентироваться только на философские тексты, то есть на теоретическую философскую мысль. Даже исследователь европейской философии осознает нечеткость того, что следует считать «профессиональной философией», поскольку предмет обсуждения, стиль написания произведений не является при этом решающими. Поэтому религиозные, художественные, публицистические и другие произведения неизбежно должны стать объектом историко-философского исследования.

Итак, философскую мысль славянских народов Чижевский исследовал историю как мировоззренческих идей независимо от того, как их высказано - в литературных и философских текстах. При этом он исходил из того, что культура славянских народов принадлежит к европейской культурного единства. Однако славянские народы вследствие религиозных, исторических, политических обстоятельств в разное время оказывались на большем или меньшем расстоянии от центров найінтенсивнішого интеллектуальной жизни Европы. Это обусловило усиление их различий внутри единства, обозначенной словом «Европа». Ослабление интенсивности интеллектуальных общений, особенно в определенные исторические периоды, происходило в восточном и юго-восточном направлениях. Религиозные и политические обстоятельства, в которых оказались россияне, украинцы и белорусы, вызвали появление взглядов об их ментальное отличие от западноевропейских наций.

Культурные дистанции и различия преувеличивалось, приобретали иногда характера отчуждения через ослабленность интеллектуальных общений в европейском культурном пространстве. Основные усилия Чижевского были направлены на то, чтобы путем конкретных исследований ввести славянские народы в единое пространство европейского, западного культурного и интеллектуального общения. Однако трудности в реализации этой задачи усиливались не только вследствие все большей изолированности интеллектуальной жизни на востоке, но и через недостаточную представленность культурных, интеллектуальных достижений славянских народов в славянском мире. Это было следствием прежде всего политических причин: отсутствие государственности у многих народов; меры терпимости или нетерпимости со стороны империй культурной самобытности безгосударственных народов. Эти народы (чем дальше на восток, тем больше) оказывались отделенными от собственных культурных и интеллектуальных достижений. Украинцы и белорусы (вследствие вхождения сначала в Российской империи, затем - к коммунистической) образуют крайний предел недостаточной самопредставленості, ослабленности интеллектуальных общений с другими европейскими народами. Поэтому и сами славянские народы не знают, «что дали наши земли Европе».

Славистика как отрасль исследования при условии, что она не будет сводиться только к лингвистических, фольклорных и литературных исследований, а будет включать исследования интеллектуального жизни славянских народов, лучше всего соответствовала замыслу Чижевского. Составной его славистики была философская славистика. Речь идет об устранении «белых пятен» в истории философской мысли славянских народов, о примитивных идеологически ориентированных интерпретаций, а также о «вписывания» философской мысли славянских народов в общеевропейский или западный контекст. Второе задание требовало использования историко-сравнительного метода, в т. ч. исследования распространения идей европейских философов среди славянских народов. Сравнительный аспект очевиден даже в названиях историко-философских работ Чижевского: «Шевченко и Давид Штраус», «Достоевский и Ницше», «Тютчев, Гегель и Ницше» и др.

Центральное место в «германо-славіці» Чижевского занимало исследование влияния философии Гегеля. В 1929 г. он подготовил сборник трудов на немецком языке «Гегель у славян», опубликованную в 1934 г., позже собрал тексты для дополненного издания, опубликованного в 1961 г. В предисловии к «Приложений» Чижевский обратил внимание на существенные недостатки рецепции философии Гегеля среди славянских народов, прежде всего о ложные утверждения о начале определенных идей Гегелем: идея исторического развития, особенно исторической динамики; учение о противоречия; «триада»; приписывание Гегелю введения в оборот слов «дух», «дух народа», «дух времени», «мировой дух», «всеобщий дух», «национальный дух» и т.д. Однако даже идея призвание народа к осуществлению всемирно-исторической задачи, или назначения (мессианизм), не обязательно была заимствована у Гегеля, поскольку могла быть обычным следствием становления национального сознания. Эти ложные утверждения о влиянии философии Гегеля, на его взгляд, вызваны недостатком соответствующей профессиональной подготовки, образования, знаний. Главную пользу от распространения философии Гегеля среди славян Чижевский усматривал в содействии философском образовании, а следовательно, и высшем уровне интеллектуальной культуры.

Из всех славянских народов, заметил Чижевский, наиболее благодарными ему будут чехи. Он исследовал давнюю чешскую литературу и чешское барокко, мировоззрение поэта Карела-Гинека Махи («К мировоззрения Махи»). Однако важнейшим вкладом в чешскую интеллектуальную культуру является исследование наследия и мировоззрения чешского философа, педагога Яна-Амоса Коменского (1592-1670). Чижевский нашел его основной философское произведение, который считался утраченным, - «Общая совет к исправлению дел человеческих». Об этом говорится в статье «Как я искал рукописи "Пансофїї"».

Немецкий исследователь творчества Чижевского и Коменского В. Кортгаазе, замечает, что «Чижевский пришел к Коменского через украинскую духовную историю», поскольку исследования философии Сковороды побудило его заняться славянскими мистиками и христианским мистицизмом вообще.



Назад