Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Понятие «национальная философия». История украинской философии


Вклад Чижевского в историю украинской философии связан с его работой по следующим направлениям:

1) попытка систематического обзора библиографии и последовательного изложения истории украинской философии. Воплощением этого были публикации «Философия на Украине. Попытка историографии вопроса» и «Очерки истории философии на Украине», которыми Чижевский заложил основу для последующих дополнений. Работая над библиографическим исследованием, он, заядлый книголюб и «архивная крыса», не имел доступа к источникам, с которыми можно было ознакомиться только в Украине (это касается и рукописей профессоров Киево-Могилянской академии). На протяжении всей своей деятельности он дополнял «Очерки...» статьям: «Платон в древней Руси», «Западноевропейская философия в старой Украине (XV-XVIII ст.)», «XVII в. в духовной истории Украины», «Иван Вишенский», статьями о Паисий Величковский, философии Сковороды, философские аспекты творчества Т. Шевченко, П. Кулиша, Г. Гоголя, В. Липинского, книгой «Философия Г. С. Сковороды» и др. А также рецензии и вставки в различных публикаций, касающихся украинской философии (например, в книге «Гегель в России»);

2) исследование отдельных явлений украинского духовной жизни (статьи о мировоззрение барокко, значение Харьковского университета в украинской духовной жизни и т.п.);

3) публикации, направленные на знакомство европейцев с фактом существования украинской философской мысли. Подчинены этой цели славистические исследования ученый печатал на разных языках, в частности, в немецком Журнале «славянской филологии». Чижевскому приходилось противостоять различным идеям, которые поддерживали экспансию одной славянской культуры за счет другой. Рассмотрение в контексте истории украинской философии, например, мировоззрения Гоголя или философии П. Юркевича вызвал споры мыслителя со многими российскими интеллектуалами-эмигрантами.

Определяя предмет своего исследования в «Очерках...», Чижевский должен был найти ответ на вопрос, что такое национальная философия. На рубеже XIX-XX в. приобрел актуальность вопрос теорий нации. Некоторые исследователи считали, что раскрыть природу наций можно через объяснение коллективной психики определенной нации, ее характера, особенностей мировосприятия и миропонимания. Одними из первых к проблеме национального характера обратились представители немецкой этнопсихологии и социальной психологии Вильгельм Вундт (1832-1920), Мориц Лацарус (1824-1903) и Гейман Штейнталь (1823-1899), которые развили идеи И. -Г. Гердера о культурную самобытность каждого народа, язык как форму, в которой она воплощается. Представители школы «психологии народов» доказывали, что каждый народ, его культура, язык, характер - особые формы исторической индивидуализации человеческого духа.

Исследования В. Wundt «Психология народов» (1900-1920) включает детальный сравнительно-исторический анализ языка, мифов и народных обычаев как основных форм проявления народного духовной жизни. Язык Вундт считал определенной «формой», в которой оказываются представления, которые содержит духовность народа; мифы, на его взгляд, скрывают в себе первоначальный смысл этих представлений; обычаи воплощают направления свободы, которые возникают из представлений и стремлений. В труде «Нации и их философии» (1921) Вундт утверждал, что каждый народ реализует свое своеобразие в науке, искусстве, поэзии, философии. Философия и поэзия имеют особое значение в раскрытии духовного характера нации. Поэзия предоставляет выражение чувствам и стремлениям, свойственным народной души. Философия создает целостную картину духовных ценностей национальной культуры, поскольку поднимает до уровня самоосознания мечты и идеалы, которыми живет народная душа. Таким образом она дает целостную картину духовных достижений национальной культуры, которые в других сферах могут оказаться лишь частично.

Чижевский был знаком с идеями названных гуманитариев, а с некоторыми из них общался лично, стремился учесть эти идеи в своих попытках обосновать понятие «национальная философия». В то же время он пытался совместить их с идеями Гегеля, неогегельянців и представителей «философии жизни». В истории философии он выделял рационалистический и романтический методологические подходы. За рационалистического подхода, ценное лишь «общечеловеческое», наднациональное, надчасове. С этим Чижевский не соглашался, поскольку под влиянием Гегеля считал, что каждая нация является «ограниченным» и «односторонним» раскрытием человеческого идеала: как раз в этих ограниченных и односторонних свершениях идеала и оказывается интеллектуальная своеобразие нации. Однако, на его взгляд, именно в своем своеобразном, оригинальном, в своей односторонности и ограниченности имеется также общее значение. Так же, как неповторимые человеческие личности образуют общество, культурно самобытные народы в своем сочетании творят человечество.

В статье «К характерологии славян. Украинцы» Чижевский утверждал, что своеобразие философии любой нации можно охарактеризовать по следующим критериям: форма выражения философской мысли, метод философского исследования и строение философской системы (архитектоника), обусловлена местом и ролью ценности в системе. Такие попытки, хотя и содержат моменты истины, все-таки не способны выдержать критику.

Чижевский, подчеркивая связи коллективной психологии со способами миропонимание нации, не считал этот психологический фактор решающим в выяснении особенностей национальной философии. Ведь коллективная психика является следствием об'єктивізованого духа - культуры, в т. ч. миропонимания, которые творят этнос, нацию. В разные исторические эпохи они испытывают соответствующих изменений.

Подход Чижевского к пониманию интеллектуальной истории больше культуроцентричний, чем психологический. Поэтому ударение на «характерологии» ученого, вызван пониманием ним «национальной философии», преимущественно является неоправданным преувеличением: когда ссылаются на ранние произведения Чижевского, то преимущественно упрощают его подход, например, когда приводят черты коллективной психики или ментальности украинцев, поданные им в статье «К характерологии славян...», - сентиментальность, лиризм, индивидуализм, психическая подвижность, юмор и т.д.

Понимая слабость выделение некоторых общих признаков, которые характеризуют национальную философскую традицию как целостность, Чижевский дополнил эту характеристику оговоркой о том, что речь не идет о целостность, которая бы исключала наличие диалогических философских направлений и тенденций. В статье «К характерологии славян...» он заметил, что полярные противоположности содержат в себе нечто общее и в результате этого в совокупности они характеризуют нацию. В частности, во французской философии до позднего средневековья боролись между собой мистицизм и рационализм, в английском - эмпиризм и платонизм, немецкой - спекулятивный и индуктивный методы, в российской - религиозные тенденции и разновидности Просвещения (материализм, позитивизм и т.п.). В этой характеристике национальных философий через сочетание противоположностей можно усматривать влияние Гегеля. Однако в своих историко-философских исследованиях Чижевский преимущественно рассматривал историю философии как сочетание различных тенденций и направлений, а не сводил их к диалогу двух направлений.

В целом Чижевский в своем понимании национальной философии стремился соединить некоторые элементы универсализма, особенно под влиянием Гегеля, с умеренным релятивізмом - признанием ценности того уникального вклада в философию, источником которого является создание философских идей в пространстве национальной культуры. Поэтому его подход критиковали сторонники противоположных позиций. Представители универсалистского понимание философии, которые рассматривали философию по образцу естественных наук, критиковали попытку Чижевского обосновать понятие «национальная философия», поскольку считали невозможным существование особых национальных философий, как и национальных физик или математик. По их убеждению, существует одна философия, которую развивают разные нации. Те, кто понимал философию как отрасль гуманістики и считал, что философия содержит полилог различных философских традиций, в т. ч. национальных, упрекали Чижевскому за непоследовательность, неоправданный универсализм. Например, В. Горский заметил, что выражение «философия на Украине» (современный вариант «философия в Украине») вместо выражения «украинская философия» в Чижевского является следствием не только узвичаєної фразеологии, а и его тяготение к универсалистского понимание философии.

Иногда рассмотрение философского мышления украинцев в контексте европейской философии предопределяло недооценка Чижевским специфически украинских культурных источников философского мышления. Это проявляется в его толковании философии Сковороды («Философия Г. С. Сковороды»): попытки «вписать» идеи украинского философа в европейский контекст (путем сравнения его идей с европейскими мистиками) повлекло недооценка собственно украинских источников его философии. Увлекшись сходством между религиозными мистиками и Сковородой, он прибегал к упрощенных аналогий. Ведь философия Сковороды не только тексты: написанное им связан со способом его жизни, ибо истину он понимал экзистенциально. Анализ его текстов невозможно осуществить с помощью простых совпадений. Чижевский правильно указывал на некоторые недостатки предыдущих своих исследователей (Д. Багалей, но, выделив философии Сковороды с украинского культурно-исторического контекста, также сделал серьезную ошибку.

Универсализм, совмещенный с європоцентризмом, был господствующей тенденцией западной философии первой половины XX вв., представленной влиятельными философскими течениями (неокантианство, неогегельянство, логический позитивизм, марксизм), поэтому, несомненно, критика «рационалистического» понимание философии и попытки обосновать возможность национальной философии является заслугой Чижевского. Переживал он своеобразием украинской культурно-интеллектуальной истории, о чем свидетельствуют его внимание к культурного стиля и мировоззрения украинского барокко, украинская версия философии кордоцентризму («философии сердца»), а также акцент на культурных и интеллектуальных различиях между славянскими народами. Чижевский поддержал руководителя словацкого национального движения Л. Штура в споре с чешскими слов'янофілами, которые считали, что не нужно словакам утверждать словацкий язык. Обращал внимание на различия культурной и интеллектуальной истории украинского и российского народов, замечая, что российскому просветительском радикализма 40-х годов XX в. в украинской духовной истории нет аналога, потому что в Украине до конца XIX в. преобладали романтические философские и религиозные тенденции. Только в последней четверти XIX - начале XX в. они ослабли под давлением рационализма, позитивизма и социализма.

Важное значение для понимания духовной истории Украины имеет оценка Чижевским «влияния» гуманистических и реформационных идей, который он понимал не как пассивное заимствования, поскольку считал, что идеи распространяются при благоприятных для этого условий. В контексте гуманистических и реформационных воздействий оценивал он также деятельность Киево-Могилянской академии; не разделял обвинения ее в схоластике, потому что если схоластикой считать нечто негативное, например лишено творческого подхода толкования философии Аристотеля, то выложи профессоров академии нельзя оценивать как схоластические.

Ценность третьей книги Д. Чижевского по истории украинской философии «Философия Г. С. Сковороды» заключается в том, что его подход позволяет объяснить в мировоззрении философа моменты, которые труднее всего подвергались толкованию. Несмотря на недооценку украинских источников философии Сковороды, такой подход Чижевского не оправданно считать насильным «утискуванням» его философии к чужеродной традиции, поскольку вне середземноєвропейської философской традиции эту философию невозможно толковать, как и украинскую философию в целом.

Чижевский не разработал определенной оригинальной философской и культурологической концепции. В своих общих мировоззренческих установках он был антипозитивістом, его видение реальности подкрепленное признанием трансцендентного бытия (Бог, Дух). Его исследования важны не столько с концептуального, сколько с фактологического стороны. В своих произведениях он пытался синтезировать факты в целостный образ - образ эпохи, человека и т.д. Исследования Чижевского ценные своей ориентированностью на разрушение сложившихся стереотипов, особенно тех, что имеют идеологическое происхождения. Широкая эрудиция способствовала охвату ним многих разнородных источников (интердисциплинарный подход), что давало ему возможность увидеть взаимосвязанность отдельных фактов с точки зрения определенных духовных цілостей. В этом ему помогала интуиция, и этот интуитивный (спекулятивный) подход, развитый под влиянием Гегеля, он совмещал с вниманием к различиям, чувствительностью к конкретности, фактов. Важна также этическая позиция Чижевского: отстаивание права на жизнь любой культуры, возражения борьбе за «жизненное пространство» культур путем поглощения культур других народов.



Назад