Электронная онлайн библиотека

 
 История украинской философии

Политический, идеологический и интеллектуально-культурный контексты


В развитии украинской философии в советское время можно выделить следующие периоды: 20-е годы; период сталинизма (30-50-е годы); конец 50-х - 80-е годы; период перестройки. Адекватно оценить состояние интеллектуальной культуры, в т. ч. философии, в Украине в 60-80-е годы невозможно без учета последствий репрессий, которых украинская интеллигенция понесла в предыдущие десятилетия коммунистического режима, который, унаследовав традиционную парадигму российского империализма, предоставлял Украине первостепенной важности в своих политических стратегиях. Этим обусловлены особенно жестокие репрессии против инакомыслящих в Украине на протяжении 60-х - первой половины 80-х годов XX ст.

Процесс десталинизации, связанный с критикой культа личности Сталина, начатый М. Хрущевым, дал украинской интеллигенции надежду на возможность национально-культурного возрождения. Термин «десталинизация» условный, ведь В. Ленин заложил основы террористической диктатуры, которая во времена Сталина приобрела крайних форм. Несмотря на то, статьи Ленина по национальному вопросу содержали критику российского шовинизма, что давало возможность ссылки на его работы в протестах против русификации. Однако десталинизация в 50-60-е годы не была последовательной. События 1956 г. в Венгрии продемонстрировали, что демократизация может вызвать распад социалистического лагеря. Наступление на проявления свободомыслия начал Г. Хрущев своими «встречами» с интеллигенцией в Москве 17 декабря 1962 года и 8 марта 1963 года. Украинская государственно-партийная номенклатура немедленно подхватила такую практику. Это был, по словам украинского историка Г. Касьянова, «начало конца "оттепели"». Идеологические обвинения были направлены против деятелей искусства, прежде всего против писателей, литературных критиков.

Устранения с должности Г. Хрущева и замена его в 1964 г. Л. Брежневым были результатом попыток партийной бюрократии остановить процесс демократизации ограниченными репрессиями. Кроме того, партийную бюрократию побудила к решительным действиям «Пражская весна» 1968 г. Волна арестов, прокатившейся в 1965 г. Украиной, в январе 1972 года охватила Прибалтику, Россию, Армению, Грузию. О роли политических и идеологических факторов в деятельности Института философии 60-70-х годов дает представление статья В. Шинкарука «"Хрущевская оттепель" и новые тенденции в исследованиях Института философии АН Украины в 1960-х годах».

Подписанием в 1975 г. Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе СССР обязывался не нарушать фундаментальные права человека. В ноябре 1976 года в Украине была создана Украинская общественная группа содействия выполнению Хельсинских соглашений - Украинская хельсинская группа (УГГ). Постепенно до нее вступила большинство участников диссидентского движения, ведь признание личных прав человека было важной составляющей того интеллектуально-культурного движения 60-х годов, из которого формировалось и каким живилося диссидентство. В 1988 г. УГГ была преобразована на Украинский хельсинский союз, которая стала основой для создания первой в Украине демократической партии, альтернативной к КПСС - Украинской республиканской партии.

Важную роль в интеллектуально-культурной жизни Украины сыграл движение шестидесятников - представителей творческой интеллигенции, которые в 60-е годы открыто протестовали против партийно-идеологического контроля или стилю, содержанию своего творчества взрывали догмы философии марксизма-ленинизма, каноны эстетики «социалистического реализма». Они подвергались различным преследованиям, их лишали труда, а следовательно, и заработка, возможности публиковать свои произведения.

В литературном и художественном руси шестидесятников можно выделить следующие тенденции:

а) преимущественно традиционный стиль, но направленность содержания произведений на пробуждение гражданского и национального сознания (А. Малышко, О. Гончар, Г. Рыльский, В. Симоненко, Д. Павлычко и др.);

б) экзистенциализм, что сосредоточивался на ценности внутреннего духовного мира личности, понимании мира как «моего мира», с драматическим переживанием судьбы Украины в нем. Общественно-политической побуждением к появлению такой литературы был драматический конфликт личности с системой, осознание трагического состояния украинской нации. Наиболее отчетливо эта тенденция отражена в стихах и В публицистике. Стуса;

в) архетипический символизм, представленный попытками интуитивно-символического освещение архетипов, которые образуют подтекст украинской культурной самобытности, то есть попытками символично-метафорической репрезентации структур коллективного подсознательного. Архетипічне направление в литературе и искусстве связано с психоанализом К. -Г. Юнга. Этот литературно-художественное движение можно обозначить как движение «к истокам». Он оказался в различных видах искусства 60-х годов: в живописи наївістів (К. Билокур, Г. Примаченко, Л. Миронова), «раннего» П. Заливахи, пластике Г. Севрук, песенном творчестве Н. Матвиенко, композиторской творчества М. Скорика, В. Ивасюка, в хоровой песенном творчестве Л. Ященко, «поэтическом» кино. В литературе это движение представлен интересом к творчеству Б. -И. Антоныча, поэтическим творчеством И. Калинца, В. Голобородько, Г. Воробьева, В. Герасим'юка (70-е годы) и др. Мотивы абсурда представлены в поэзии М. Холодного, Г. Чубая, И. Сокульского, буттєвий символизм - в поэзии М. Воробьева.

Несколько отличной, хотя и близка к этому направлению художественного мышления, была литературно-философское течение, которую можно обозначить термином «космический спиритуализм» - творения символики и метафорики, касалась взгляда на человека и нацию как часть одухотворенного Космоса (О. Бердник). Кроме литературно-художественного символического спиритуализма, были попытки и рационального обоснования взгляда на человеческую деятельность в масштабе Вселенной. В таких попыток прибегал М. Руденко, который подчеркнул важность некоторых «забытых» идей С. Подолинского (после окончания Киевского университета уехал за границу, встретился в 1872 г. с К. Марксом, передал ему статью, в которой тот сделал свои замечания) и В. Вернадского. «Мы не сами от себя - человечество является действующим органом Вселенной. Именно так его видел Сковорода. Так видит и С. Подолинский. И только тогда, когда мы работаем на Вселенную, мы работаем на себя», - утверждал М. Руденко. Несмотря на то что его критика марксизма не лишена элементов упрощения, направления его мышления перекликается с идеями некоторых современных западных философов, например, с понятием «спільносвіт» К. -М. Майер-Абиха.

г) модернизм как художественная практика «осовременивания» эстетики и стиля, который охватывает различные новаторские эстетические тенденции, различные художественные стили. Ярко проявился он в поэзии (Л. Костенко, И. Драч, В. Винграновский и др.), живописи (И. Марчук, В. Медведь и др.), музыке (Сильвестров, Грабовский, Станкович) и т.д. Это искусство существовало на грани публичности и подполья. Андеграунд в украинских реалиях был вынужденным, что существенно отличает его от западных или современных разновидностей.

Среди основных интеллектуальных направлений в украинской гуманістиці и философии 60-80-х годов XX в. имеющиеся также философский неоконсерватизм (либеральный консерватизм) и критический рационализм (в широком смысле, в отличие от его толкования К. Поппером). Тенденция неоконсерватизма заметнее всего представлена литературно-философской эссеистикой Есть. Сверстюка («Собор в лесах», «Иван Котляревский смеется» таин.), распространяемой в самиздате. В этих работах кордоцентризм и особоцентризм экзистенциализма діалогічно дополняются смещением на значимости традиции как источники важных ценностей и смыслов. В этом направлении мышления весомую роль играет интуиция, а в стиле речи - символы и метафоры. Он больше тяготел к «философского стиля» Г. Сковороды, чем к аналитического направления, то есть более родственный стилем речи «позднего» Хайдеггера и Гадамера. Однако не столько внешние воздействия, как потребность национально-культурного возрождения побудили к попыткам преодолеть отмежевание украинцев от культурной традиции, к чему стремился коммунистический режим. Подобно Гадамера шестидесятники понимали традицию не как сохранение неизменными культурных достижений, а как сохранение их путем обновления (диалога с традицией). Такое понимание традиции помогает понять смысл и целесообразность сочетания движения «к истокам» с авангардизмом (обновлением художественных средств и стилей).

Критический рационализм как направление мышления, направленный на підважування определенных идеологем и стереотипов, в украинских гуманитарных науках 60-80-х годов XX в. был представлен в литературоведении (И. Светличный, И. Дзюба, Г. Коцюбинская), истории (Г. Брайчевский, О. Апанович, О. Компан и др.), философии - логико-семантической (аналитическим) направлением, а также попытками создать критический вариант диалектики.

Идеология как составляющая интеллектуально-культурного движения шестидесятников и диссидентского движения 60-80-х годов заключалась в поцінуванні человека как неповторимой личности и ее прав и поцінуванні нации (самобытности украинской культуры как основы бытия нации). Поэтому это движение было движением национально-культурного возрождения, который вступил в идеологическое противоборство с официальной комунистично-имперской идеологией. До «чистых демократов» (либерал-демократов), которые не считали важной ориентацию на утверждение украинского национального самосознания и украинского независимого государства, в украинском диссидентском движении принадлежали единичные личности. Ориентация на признание значимости культурной самобытности украинской нации в диссидентском движении не была націоцентричною, а основывалась на универсальной руководстве оценки культурного разнообразия мира, защиты культурной самобытности других наций и прав национальных меньшинств. Шестидесятники и диссиденты выступали в защиту прав национальных меньшинств (крымских татар, евреев и т.д.), за что также подвергались преследованиям.

Большинство диссидентов не возражала социализма, а была сориентирована на его «очеловечивания», то есть на «социализм с человеческим лицом». Некоторые тексты украинских диссидентов, распространяемые в самиздате, содержали элементы марксистской и коммунистической риторики, однако они основывались на логике, что противоречило марксистском классовому принципу. Ведь все важнейшие ценностно нагруженные понятия («свобода», «права человека», «справедливость», «равенство») почти во всех тогдашних оппозиционных текстах были вне классовой идеологией. В результате этого основные понятия-ценности не испытывали в их текстах деструкции через применение классового принципа, а наоборот, обстоювалися их самоценность, самодостаточность.



Назад