Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 3. Устное народное творчество и профессиональная художественная литература


Устное народное творчество, как и художественная литература вообще, является словесной поэтическим творчеством, поэтому между ними существует тесная связь. Он начинается с того, что устное народное творчество является источником возникновения литературы. Говоря словами В. Проппа, «фольклор - лоно литературы, которая возникает из фольклора. Фольклор является доісторією литературы». Поэтому может возникнуть вопрос: не может Ли фольклор войти в сферу исследований литературоведения; не целесообразно ли было бы объединить фольклористику с литературоведением?

Проанализировав литературные и фольклорные тексты, а также их жанровые системы, можно увидеть, что между устным народным творчеством и литературой значительно больше хорошего, чем подобного, и даже общие черты являются внешними, отличаясь внутренним содержанием.

Среди признаков, характерных для устного народного творчества и литературы, первой, безусловно, есть язык, с помощью которого создаются и функционируют народнопоетичні и литературные произведения. Но эта черта является отличительной в народной и авторской творчества, поскольку для первой свойственна простонародная, диалектная (часто говіркова) язык, а для второй - литературная (как противопоставление к нелитературной языка или живого вещания; если автор при написании литературного произведения использует диалект, то он это делает с художественной целью, и в этом случае языковые характеристики становятся дополнительными поетико-стилистическим признакам).

Следующим фактором, который сближает устное народное творчество и литературу, жанровая система. В своих классификациях народное и профессиональное словесное искусство частично совпадают по родам и жанрам. Говорим «частично», потому что есть жанры, специфичные только для народного творчества (например плач или заговора), и наоборот - свойственны только для литературы (повесть, роман).

Художественные средства, которые используются в обоих видах словесного творчества, как и жанровые характеристики относятся к сфере поэтики. Рассмотрение поэтики как «совокупности приемов для выражения художественных целей и мира мыслей и эмоций», дает основание к выводу, что художественные средства, служа в устном народном творчестве и литературе разной целью, выполняют в них и отличные зображально-выразительные функции. Так, в народном творчестве эпитеты, метафоры, сравнения, как правило, стали, традиционные, а в литературе их оригинальность является необходимым условием, при чем здесь даже традиционные художественные средства наполняются новым содержанием.

Кроме уже отмеченных различий, устное народное творчество по сравнению с литературой имеет еще ряд специфических черт, которые отличают фольклор от авторского творчества.

Одной из существенных отличий является характер создания и бытования текстов: в народной словесности - в устной форме, в литературе - в письменной. Это связано с тем, что фольклор возникает в дописемний период как система взглядов, обрядов и магических ритуалов, которые передаются в устной речи из поколения в поколение, сохраняясь в народной памяти. Профессиональная литература зарождается значительно позже на основе писания и творится в среде образованных людей.

В отличие от литературных произведений, которые обязательно имеют конкретного автора (имя его, как правило, известное), народнопоетичні произведения не имеют автора, и в этом проявляется их анонимность (неизвестно авторство). В этом устное народное творчество «ґенетично связана с языком, который тоже никем не выдуманная, и не имеет ни автора, ни авторов... Она возникает и изменяется вполне закономерно и независимо от воли людей, везде там, где для этого в историческом развитии народов сложились подходящие условия». С этим связана еще одна специфическая черта народной словесности - коллективность. Литературное произведение имеет своего автора, индивидуальность которого (взгляды, мысли, отношение и т. д.) отражена в тексте. Это не означает, что писатель оторван от народного среды, но мысли, высказанные им, не всегда совпадают с общепринятыми. Он может опережать свое время, может проявлять отличное от других отношение к окружающему миру, может «полемизировать» со своей эпохой. Собственно, писатель почти никогда не выражает мыслей «общенародных», и в этом плане литература является отражением не действительности, а художественно-художественного мира ее создателей. Устное народное творчество творится коллективно.

Каждое произведение в процессе бытования, передаваясь из уст в уста, проходит своеобразное шлифования с точки зрения народного отношение к морали, жизненных принципов. Даже когда отдельные исполнители вносят свои изменения, в соответствии с собственных взглядов и представлений, то в народе сохраняются только те произведения или их элементы, которые полностью соответствуют общему мировоззрению. Все «чужое», «несоразмерное» теряется, отсеивается, и народными становятся только те тексты, которые полностью соответствуют загальноусталеним нормам. Таким образом в устной словесности фиксируется коллективное отношение к миру и явлений в нем, человека и природы, в чем проявляется ее народность. По этому поводу Г. Грушевский отмечал: «Произведение не записан - перепущений через устную традицию поколений, время длинного ряда их - тратит си контуры, обтирается, шлифуется, как камень, внесен водой. Коллектив, собственно, целый ряд коллективов, через которые сей произведение переходит, путешествуя из поколения в поколение, из края в край, имеют тенденцию стирать все индивидуальное, связано с обстоятельствами места и времени, а покидать и развивать наиболее общее, которое отдает настроения удельные, общечеловеческие, более-менее общие различным слоям, временам и местам. Притом с такими произведениями часто ведут себя очень свободно: их сменяют соответственно своему уподобанню, перерабатывающие, комбинируют - берут с одного начало, с другой конец. Время заціліють имена лиц и местностей, но к ним причепляться совершенно новые факты; тем наоборот: задерживается тема, но тратятся все указания на место, время и лица. Устные произведения, которые перешли через несколько краев, через несколько веков, не раз тратят свой характер основательно - зістається только скелет фабулы. Произведения, которые вращаются примерно в том самом социальной, класовім и национальном окружении, тратят меньше, и не раз от коллективного шлифования много выигрывают в эстетическом понимании и получают большую стоимость как выражение коллективного настроения».

Особенности бытования произведений фольклора вызывают еще одну специфическую черту - імпровізованість. Каждое литературное произведение, как правило, является неімпровізованим, поскольку, будучи написанным и завершенным, уже не меняется. Это объясняется различиями процессов восприятия народных и литературных текстов. В литературе процесс восприятия осуществляется читателем через посредничество текста произведения. При таких условиях читатель может соглашаться или не соглашаться с мнениями отсутствующего автора, выявлять разное отношение, но не может вносить изменения в созданный им текст.

В процессе восприятия народнопоетичних произведений есть две величины - исполнитель и слушатель. Но этот процесс нельзя отождествлять с восприятием литературного произведения, поскольку исполнитель не является автором. Выполняя произведение, он не воспроизводит его дословно, а вносит свои изменения, которые могут быть разного типа: ими он может проявлять свое отношение, заполнять забытые места текста, приспосабливаться к аудитории (в зависимости от возраста слушателей, и т.д.). Таким образом фольклорный произведение бытует в постоянном движении и изменении, чем отличается от литературного, который не изменяется.

При постоянной изменчивости и імпровізованості народные произведения, распространяясь на разных территориях, под влиянием многих факторов могут приобретать новых рис языкового плана (приспосабливаясь к определенным диалектов), а также содержательного (дополнение, удаление или иные изменения отдельных элементов), может варьироваться мелодия и драматургия, с которой они связаны.

Со временем один произведение бытует в народе в нескольких или многих вариантах, что обуславливает такую особенность народной словесности как вариантность. «В каждой местности в соответствии с диалекта, климата, территории и обычаев новая песня понемногу меняется: необычные или слишком индивидуальные черты ее затираются, диалектные формы одной местности уступают место другим; в соответствии с лучшей или худшей памяти певца одни строфы выпадают, появляются другие, вырванные с какой другой песни, эти вновь подлежат постепенном изменении, и таким образом песня медленно расщепляется на большое количество вариантов, в которых первоначальный мотив со временем підлягяє видоизменению, затмению или развитию то в одну, то в другую сторону и с которых потом при соответствующих условиях могут появиться отдельные песни с близкими, но мало между собой схожими мотивами»7. Поэтому фольклорный произведение нельзя изучать только в одном аккаунте. Для его анализа нужно собрать максимальное количество его вариантов. Вариантность устного народного творчества как параллельное существование различных версий одного произведения противопоставляется единственности произведений художественной литературы (если в художественной литературе определенное произведение существует в нескольких авторских редакциях или переводах на другие языки, то такое изменение имеет другую природу).

Важной чертой устного народного творчества является ее связь с традицией, то есть традиционность, что оказывается в относительной неизменности фольклорных жанров и их поэтических систем. Если в народном творчестве и происходят определенные изменения, то это очень длительный процесс, который часто охватывает десятилетия, а то и века. В этом плане литература значительно более открыта к всевозможных изменений, происходящих в жизни и обществе. Как индивидуальное творчество она больше тяготеет к новаторству, которое условно является продолжением литературной традиции или ее отрицанием.

Кроме различий между словесным фольклором и литературой, обусловленных различным созиданием и побутуванням, в них существует целый ряд дифференциальных признаков в пределах жанровой поэтики. Это, прежде всего, вызвано различиями в назначении текстов обеих сфер. Если в литературе основной функцией является художественно-эстетическая, то в фольклоре на первый план выступает его утилитарное назначение (например, заговоры сил природы, чтобы иметь хороший урожай, колыбельная - чтобы усыпить ребенка и др.). При этом в большей или меньшей степени дополнительной (а часто основной) признаком всех жанров фольклора является бытовое применение или исполнение с определенной случаю (свадебные песни - по случаю бракосочетания, жатвенные песни - во время уборки урожая, веснушки - встречая весну и др.).

Каждому жанру народного творчества присуща своеобразная форма исполнения: думы - выполняются речитативом под музыку, песни поются одним лицом или хором, веснушки - в форме хоровода, где пение сопровождается определенными движениями, потешки или игры требуют от исполнителей определенных действий. Есть ряд обрядов, для осуществления которых необходимы еще и различные предметы (свечи, зеркала, вода, зерно и т.п.). В таких случаях текст, музыка, танцевальные движения, действия и вспомогательные предметы составляют с текстом единое целое, и народный произведение не может рассматриваться только в словесной форме, в отрыве от вспомогательных элементов. В своеобразной размытости жанров, а также сочетании в них элементов других видов искусств (музыки, драмы и т. д.) оказывается синкретизм фольклора. Синкретизм - (гр. synkretismos - объединение) - в первобытном искусстве - сочетание разнородных элементов (танца, пения, музыки, слова, жесты и т. д.) в едином выражении. Так, например, общеизвестна гаивка «Подоляночка» может восприниматься и как драматическая сцена, и как игра, и как песня, что сопровождается движениями.

Литературные жанры выразительно очерченные, между ними существует относительное разграничения. Здесь также нет такого разнообразия относительно форм выполнения. Литературные произведения, как правило, воспринимаются в процессе чтения или слушания, во время зачитывания, которое иногда сопровождается музыкой, но это не обязательно (кроме того выбор мелодии носит субъективный характер и в большинстве случаев литературное произведение не связывается с конкретным музыкальным вариантом - за исключением стихов, положенных на музыку). К тому же литературные произведения не выполняют бытовых функций и, как правило, не касаются конкретных случаев или ситуаций, в которых бы они были приурочены.

Основополагающим отличием между устным народным творчеством и литературой является их отношение к действительности. Если в художественных произведениях авторов отражаются их эстетические концепции - так называемая вторая действительность, то есть действительность, пропущенная сквозь индивидуальное сознание, то в народных произведениях - действительность изображена сквозь призму восприятия народа, и она, как правило, смещенная - опоетизована, героїзована, возвеличенная с целью ее приближения к народного идеала.

Отсюда - особенности образов главных персонажей. В литературном искусстве они могут быть настолько разнообразны, насколько это проявляется в жизни - с положительными и отрицательными приметам характера, различными внешними признаками, и т.д. Главный персонаж народного эпоса - это всегда положительный герой, который воплощает в себе все лучшее из народного воображения. Он изображен монументально, его фигура идеализированное, героїзована, возвеличенная. Независимо от того, или это герой сказочного или неказкового эпоса, исторической песни или думы, это всегда тип, который одновременно является олицетворением силы, отваги, добра. И хотя в тексте редко представляется его развернута портретная характеристика (если она есть, то вырисовывается отдельными штрихами), он предстает в народном воображении абсолютным воплощением физической и духовной красоты. В ответ на споры о том, главный герой фольклора является «трудовым идеалом красоты» (Чернышевский) или «сексуальным идеалом красоты» (Пропп), можно сказать, что народ не выдвигает на первый план одну из положительных характеристик за счет умаления другой. Главный персонаж - идеальный совершенно.

Все образы фольклора (и положительные, и отрицательные) является воплощением и олицетворением определенных сил. Об этом свидетельствует множество фактов. Во-первых, они не индивидуализированные: в тексте редко дается их психологическая характеристика. Во-вторых, герой народного творчества в большинстве случаев не имеет имени. Он - всегда тип: князь, царевич, змей и т. п. Отдельные имена, такие как Иван Царевич, Василиса Прекрасная и др. указывают не на отдельную индивидуальность, а очерчивают определенный тип. Даже реальные народные герои, которые являются персонажами исторического эпоса, изображаются с этих же позиций (есть типізованими, схематическими, идеализированными). Кроме того, главные герои древнего народного эпоса никогда не умирают (они рождаются, воюют, действуют). Относительно отрицательных персонажей, то никогда не рассказывается об их рождения и жизни, изображается только их гибель. Смерть положительного героя является признаком позднего периода создания текста. Поскольку все герои являются воплощением определенных сил, то основной конфликт в народном эпосе построен на борьбе этих сил (царевича со змеем, богатыря с вражеским войском, Байды с турецким ханом и т.п.). В лирике этот конфликт проявляется в противоречии между лирическим героем и жестоким, враждебным ему миром.

В этом плане близкой к устного народного творчества является литература романтизма, что в своем возникновении во многом обязан фольклорной традиции.

Важной характеристикой народных эпических произведений является построение сюжета на основе действий главного персонажа. Поэтому повествовательное фольклор характеризуется чрезвычайной динамикой действия. Начавшись, действие стремительно разворачивается до завершения произведения. Герою часто приходится совершать необычные по силе и героизмом поступки, преодолевать трудности, но он всегда выходит победителем, а зло оказывается побежденным. Действие в народном творчестве не терпит перерывов, на ней сосредоточено все внимание слушателей, поэтому препятствия, которые встречаются на пути к благополучной развязке, повышают интерес, никогда не нарушая единства и непрерывности. Исключительное интерес рассказчика и слушателя перипетиями объясняет отсутствие в народных произведениях некоторых признаков, свойственных для литературы. Здесь, прежде всего, нет интереса к среды действия (например, описания условий жизни героев, интерьера жилья). Также отсутствуют какие-какие лирические отступления, какими бы временно прерывалась действие. Даже пейзажи встречаются редко: «Художественного описания природы мы в эпическом фольклоре никогда не имеем. К природы рассказчик равнодушен: нет место действия, ни времени года, ни вечернее или ночное небо, ни состояние погоды его не интересуют, если только этого не требуется по условиям ходу действия».

Кроме того, события или поступки, описанные в фольклоре, не требуют логического обоснования или объяснения, причинно-наслідкового связи как в реалистической литературе. В произведениях народных достаточно указания на определенный факт: «Жил себе человек, и случилось так, что...», «однажды он решил...», «Она ушла в лес, и там заблудилась...», «Надо было ему отправляться в дорогу...». Но при этом неизменно важным остается сохранение хронологической последовательности развертывания событий. Поэтому в произведениях народных никогда не нарушается порядок элементов сюжета (как это бывает в литературе, когда произведение, например, может начинаться кульминацией, и т.д.). Учитывая это сюжетно-композиционное строение фольклорных текстов всегда проще. Этому способствует и то, что здесь, как правило, лишь одна сюжетная линия, которая отражает динамику действия главного героя. Если в произведении фигурирует два главных героя - братья, братья, друзья (что характерно для поздних периодов развития фольклора), то действие никогда не происходит одновременно в двух разных местах. Когда один из героев изображенный в действии, другой всегда находится в бездействии (спит, очарованный, превращенный в камень или другое, в плену), и первый персонаж об этом узнает от человека, животного или птицы, в сказках ему об этом сообщает ветер, солнце, луна или специально оставленный для этого предмет (меч ржавеет, кровоточит, усыхает дерево и др.).

Таким образом все события происходят «на глазах» у слушателя. Не смотря на то, что действие динамичная и разворачивается очень быстро, в Устном народном творчестве хронотоп (пространственно-временные связи) также отличается от литературного. В произведениях народных вопрос пространства и времени представляет достаточно сложную проблему. В. Пропп даже высказывает мнение, что «времени и пространства в фольклоре собственно нет», поскольку «Поэтика фольклора является поэтикой движущихся тел», то «пространство существует не сам по себе, а только в отношении движения героя» (эмпирический). В народной традиции нет описаний пространства, отделенного от места событий. Довольно редко изображается то, что находится за горизонтом видения главного персонажа: последовательно описывается только то, что он видит, куда идет, где находится. Все остальное как будто в другом измерении, который не описывается. Ярким примером этого является сказки, где встречаем: «Тут откуда не возьмись - змей», «Вдруг прилетел вихрь», - определенные явления или вещи появляются из-за пределами достижимого герою пространства, который воспринимается как потусторонний мир. Подобный прием встречается в лирике: возлюбленный уехал в далекий край, откуда весточку может принести только ветер, вода, сива зозуля, ворон и т.д.

Время в народном творчестве не выступает как отдельная величина. Даже возраст героев здесь почти никогда не измеряется годами («жил старый человек, и он имел трех сыновей: старшего, середульшего, и младшего», «была в царя дочь - молодая девушка»). Тем более, что герои никогда не стареют: будучи типами характеров, они, в то же время, есть возрастным типам: ребенок, юноша, мужчина, старец. Главный герой предстает как сформирована фигура, при этом процесс формирования его никогда не изображается (в литературе этом может уделяться значительное внимание). Также редко можно сказать, какой промежуток времени охватывают описанные в произведении события. Поэтому время в фольклорных текстах измеряется, как правило, не месяцами или годами, а действиями главного героя.

Между устной словесністю и профессиональной авторской литературой происходят постоянные взаимовлияния, они заимствуют друг у друга темы, мотивы, образы: «Между писаной и неписаной словесністю всегда существует определенная связь, временами очень тесная и неразрывная - некая диффузия, эндосмос и экзосмос, процесс просачивания из одной сферы к другой. Мотивы и манеры писаной литературы ходят в тех кругах, где развивается словесность неписаная...». (Эндосмос - процесс просачивания из внешней сферы внутрь среды; экзосмос - процесс просачивания из среды наружу).

Итак, несмотря на определенные взаимовлияния и взаимодействия устного народного творчества и литературы, учитывая все выше указаны их отличия, приходим к выводу, что они настолько принципиальны, что это заставляет нас выделять устное народное творчество и литературу как отдельные виды словесного искусства, которые отличаются не только своим происхождением, но и функциями и формами существования. В соответствии разграничиваем фольклористику и литературоведение как отдельные дисциплины, которые отличаются объектами исследования, а также методам их анализа и изучения.



Назад