Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 20. Свадебная обрядность, ее возникновение и становление


Свадебная обрядность - это система драматично-ритуальных действий и связанных с ними пісенно-поэтических текстов, которые выполняются по случаю брака парня и девушки как начала их совместной жизни с целью создания семьи.

Свадьбы как зарождение новой семьи имеет длинную предысторию возникновения, что связано с различными этапами становления дослов'янських и праславянских племен на территории современной Украины.

Самым древним периодом было время гетеризму (термин введен Е. Тайлором), когда, «мужчины и женщины жили половой жизнью целыми группами или общинами, не отличаясь попарно, как мужчина и женщина, супруги. Тогда детей воспитывала община». Это была найархаїчніша форма доплемінного жизни и общественного уклада. Она стала основой формирования молодежных организаций, на что указывает М. Грушевский: «Очевидно, организации неженатый молодіжи в каких формах существовали у нас еще перед расселением, так как существуют в родоплемінній стадии различных примитивных народов»147. М. Сумцов высказывает мнение, что славянские вечерницы-посиделки является своеобразной формой пробного брака. О его пережитки в отдельных регионах Украины пишет и Г. Лозко: «Остатки пробного брака иногда ходили в Украине долгое время... Пробный брак был своеобразной проверкой годности женщины к половой жизни и деторождения. Часто молодые переезжали в дом жениха, когда невеста была уже беременна». Такое объяснение не совсем подходящим, поскольку записи обрядов свидетельствуют, что в новейшую сутки в большинстве регионов Украины девственность невесты имела чрезвычайно важное значение.

На отдельных славянских территориях до 17 в. сохранились элементы свадебной традиции периода матриархата, когда инициатором брака была девушка, а не парень. Такой обычай зафиксирован в записях Г. -Л. Боплана (1650 г.), который, в частности, писал: «На Украине, будто вопреки всем народам, не ребята сватаются к девушкам, а девица и предлагают им руку и редко не достигают своей цели; им помогает своеобразный предрассудок, который строго пильнується...». Описывая этот обряд, Боплан отмечал, что девушка, которая полюбила молодого человека, приходит к его дома, когда он и его родители дома, и обращается с просьбой к парню жениться на ней, а к его родителям - согласиться на этот брак. Если они не дают своего согласия, она говорит, что только смерть разлучит ее с милым избранником, и отказывается покинуть их дом до того времени, пока не получит согласия. «Через несколько недель родители вынуждены не только согласиться на брак, а уже даже уговаривают сына полюбить девушку, то есть жениться на ней; а молодой человек, видя, с каким упорством девушка желает ему добра, смотрит на нее как на будущую свою обладательницу...». При этом отказать девушке нельзя было, поскольку считалось, что таким образом они навлекут на себя гнев Божий.

Следующим важным историческим этапом становления народной обрядности был период перехода мужских общин в военные организации (время передкняжої и княжеской эпохи). По этому поводу Г. Грушевский писал: «Социальные факты, которые приносятся с организацией парубоцької слои и использованием ее в интересах обороны и вообще военной силы, с своей стороны, добавляют новые психологические мотивы, которые завладения девушкой связывают специально с военным занятиям и делают эротику одной из принадлежностей или украшений военной специальности. Свободная любовь и свободные сношения с девушками считаются привилегией меры слои, ... и тем творится двойная этика сексуальных отношений: одна в пределах слои парубоцької, вторая в пределах того гражданства, которое уже вышло из безженного состояния. То, что разрешено нежонатій молодіжи, специально парубоцтву, трактуется как аморальный поступок, необичайний в той части рода-племени, которое живет в семье, в семье»161.

В настоящее время распространенным было явление похищения («умыкания») девушки во время весенних и летних игр в роще, лесу, возле водоемов или в другое время - когда она заблудилась в лесу (девушке идти в лес по ягоды или грибы считалось большим неосмотрительностью, поскольку именно в лесу строились терема - жилья военных общин). Девушка, которая попадала в этот терем, становилась «сестрицей», общей женой общины, где отношение к ней было неплохое: воины из военных походов привозили ей дорогую одежду и пищу, должны были выполнять все ее желания. Со временем ее выдавали замуж за чужака, который проходил лесом, или же за одного из членов жены, после чего они переселялись жить в род.

Иногда похищение девушки было нелегким делом, поэтому в нем принимала участие вся община собратьев. При этом молодой человек, для которого викрадалась девушка, возглавлял поход, называясь князем. М. Игру-сапожный подает интересный обряд, который до недавнего времени хранился в свадебной традиции, был связан с похищением невесты, и трактовался как «присяга» жены на верность и солидарность в походе: «...дружко на полотенце ведет молодого, одетого в кожух, к походу; тот второй рукой содержит одного из молодцов, которые все также держатся за руки, и так ся процессия трижды обходит наоколо стола, на котором стоит миска с водкой и ложкой-черпаком. По каждом случае все пьют ложкой водку из миски, под конец просто из миски. Это питье из одной чаши некоего ритуального напитка (правдоподобно, меда, заступленого в новішім обряде водкой, что появилась у нас уже в сутках казацкой) действительно живо напоминает, напр., общую чашу, которую пили собратья, завязывая братство. По семь жена уезжает, причим песни рекомендуют переезжать возможно тихо, чтобы не привлечь ничьего внимания. Некоторые песни ясно представляют задачи похода - оружний нападение и насильственный захват девушки, между тем как другие вплетают символические мотивы ловецтва, охота на девушку как на редкого зверя и т. д.». Время «нападающий» или «завоеватель» девушки назывался ее суженым, поскольку бывали случаи, что он похищал «крайнюю» девушку в хороводе или ту, которая была ближе к воде. Его название «суженый-ряженый», очевидно, происходит от обычая надевать при этом обряде маски зверей, которые в древние времена были неотъемлемым атрибутом всех языческих ритуалов.

Среди некоторых праславянских племен существовала «альтернативная» форма брака - продавання девушки другом родовые за выкуп. Поскольку эта традиция существовала еще до введения денег (первые серебряные и золотые монеты в Киевской Руси начали чеканить в 10 в. уже после принятия христианства), поэтому в то время осуществлялась так называемая меновая торговля, где единицами меры были коровы, быки, лошади, овцы и т.д.

С историческим развитием общества, формированием человеческого сознания, а, вместе с тем, - новым христианским взглядом на мораль, семейная жизнь и отношение к женщине, архаичные свадебные традиции заменяются новыми. Самой распространенной становится практика заключения брака по согласию влюбленных парня и девушки с их предварительной договоренности. Но еще долго были случаи бракосочетания детей по желанию родителей, которые могли договариваться без предварительного на то согласия супругов или одного из них. Часто при этом решающую роль играл имущественное состояние заинтересованных сторон, ради которого приносился в жертву личное счастье молодых супругов. Еще острее эта проблема возникала в том случае, когда при этом молодой человек или девушка насильно разводились с тем, кого действительно любили. Эта тема нашла отражение в народной лирике.

Славянское свадьбы периодов Киевского государства и казачества формировалось под влиянием многих факторов, западноевропейских (в частности римских) и азиатских заимствований. Но элементы периодов охоты (ловитви невесты как дорогого зверя), княжеского уклада (свадьба как разыгрывание драмы княжеского двора), выкупа невесты, ее похищения и т.д сохранились в свадебном системе обрядов, что свидетельствует об их тесную связь с архаической традиции на разных этапах становления общественной жизни. Они оставили свой отпечаток и на других жанрах устного народного творчества, в частности в календарной обрядности, баладній лиро-епіці, народной лирике, героическом и сказочном эпохе, пареміографії.



Назад