Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 23. Погребальная обрядность


Похороны как этап жизни семьи - это система ритуально-обрядовых действий, осуществляемых в связи со смертью представителя рода и сопровождают его захоронения. Эта традиция очень давняя, погребальные действия формировались на протяжении многих веков, потерпев воздействий различных эпох, каждая из которых являла свое понимание смерти. Эта часть семейной обрядности по происхождению является значительно давнішою, чем свадьба, потому обнаруживает более сильные связи с магической практикой.

Найархаїчніші ритуалы, связанные со смертью человека, у праславян как и ряда других племен на низком уровне развития) начинались радиційно переходом к жизни в качестве мертвеца: «Вечером собирается молодежь и иправляє страшные, варварские ричи с трупом. Напр., таскают мертвеца за ноги и зовут, чтоб встал и забавлялся с ними, таскают за волосы и спрашивают, отгадает, кто поезд, таскают стеблем ли галузкою из частного дерева покойнику под нос, скобочуть его засмеялся и т. д. И все то творится в глазах родни, которая, однако, не может запротестовала против того, потому что не может ломить обычая», - подает М. Грушевский обряд свидетеля, называя его «звироднілою практикой оживлювання».

В разные эпохи обряд погребения осуществлялся по-разному: в доисторическую эпоху покойника сжигали в огне, часто вместе с жертвами, которыми становились другие люди - его родственники, животные (особенно лошади), а также с предметами домашнего обихода, украшения и др. которые, как считалось, нужны в потустороннем мире. Отсюда - чествование домашнего очага (или печи) как места пребывания душ умерших предков. Нередко покойника предварительно помещали в ствол старого дерева (место пребывания души), или зашивали в труп убитого животного или ее кожу (тотемный предок, как и дерево), что связывает культ покойников с тотемными культами деревьев и животных. С культом птиц обряд погребения связывает давняя традиция (что сегодня существует в некоторых малоразвитых племенах), по которой труп, зашитый в тотемное животное, подвешивали на дерево, откуда его забирали большие птицы, «перенося в мир мертвых». Отсюда - верования, что птицы, возвращаясь из теплых краев, приносят души умерших на крыльях. Значительно позже в этих представлений присоединился еще и астральный культ с поверьем о том, что каждая звезда (Рожаница) олицетворяет душу человека и во время ее смерти падает вниз. В более поздний период тело умершего с жертвами и ритуальными вещами не просто сжигали, а клали в специально изготовленный лодка, который поджигали и толкали в реку. Этот ритуал лег в основу мифического представление о реку как границу между миром живых и миром мертвых: «С целью очищения души от грехов и переноса ее с помощью Огня к Ирия - рая, происходил и погребальный обряд на Руси. Князя или простого мужчину клали в большую надежду (поскольку вне пространства упорядоченным находится синее море, то плыть к Суматохе можно в лодке, в корабле), рядом с ним составляли все, что будет нужно на том свете - одежда, оружие, орудия труда, предметы быта, посуда, украшения, сокровища, скот... Убивали его коня. Иногда соглашалась умереть жена или девушка, что любит его. Все это ставилось на большую кучу дров из священного дерева - дуба, липы, березы - и підпалювалось. В огонь бросали жертвенных животных. Верили, что огромный столб огня и дыма, который поднимался в небеса, открывал умершему путь в потусторонний мир. Когда костер догоряло, над ним насыпали высокий курган-могилу, который также символизировал связь с небесным миром».

В трипольскую сутки, когда распространился культ земли, лодка заменила гроб, которая по давней традиции изготавливалась из дерева, а покойников вместе с ритуальными предметами стали хоронить в землю. Отсюда - представление о душе предков как духи земли - леса, рощи, поля. Но эти обряды сохранили элементы древних традиций: как свидетельствуют археологические раскопки древних захоронений, которые сохранились на территории Украины, ямы, в которых хоронили покойников, были сделаны в форме птиц (чаще всего лебедей), которые, вроде бы, относили душу умершего в потусторонний мир. Погребение в это время осуществлялись в сакральных рощах. Над покойником насыпали могилу в форме яйца, которую посыпали песком или желтыми цветами, что, вероятно, символизировало его будущее рождения, возвращение в мир живых (для этого новорожденному давали имя умершего предка). Связь могил с крашеними яйцами и крашенками было обнаружено еще в 19 в., в частности Т. Довгирда заметил, что на пасхальных писанках повторяющиеся рисунки и орнаменты, найденные при археологических раскопках в доисторических захоронениях. Часто над покойниками насыпался высокий курган, на котором впоследствии хоронили новых покойников, и со временем он становился очень высоким. Такие курганы сохранились еще с периода украинского казачества и нередко является местом захоронений многих поколений (что иногда охватывает десятки веков) 171. У язычников эти курганы становились местами поклонения умершим предкам. По мнению исследователей, эти верования легли в основу культа гор.

Во время похорон на могиле справлялась тризна - языческий жертвенный обед, когда ели коливо - пшеничную или ячменную кашу, которая считалась едой покойников. Во время тризны траур по умершему переходила сначала в радость, впоследствии - в развратную оргию, целью которой было «отпугнуть» смерть от роду, утвердив победу жизни над смертью, отпугнуть душу умершего, чтобы и не наносила вреда людям. По мнению М. Грушевского: «Тризна, первоначально означало военные забавы, игры, представления, которые происходили, очевидно, на похоронах воинов и старшины, и только позже перешла на обычный пир и піятику. В разных формах такие игры проходят в различных примитивных народов, оказываясь в некотором роде продолжением той охраны покойника, которая происходила на посидженнях при его труппе перед похоронами». Кроме того, «поминальная служба не вращалась в пределах самого плач, а переходила в разных песен «сатанинских» то есть передхристиянського характера, и печальная часть поминок перемінялась в забавную, которая периодически відновляла похоронную тризну».

Это означает, что тризна справлялась не только один раз, а повторялась - на 9 и 40 день, в годовщину смерти, а в течение года - в поминальные праздники, связанные с культом предков - Рождество, Пасха, Мертвецкий Пасху, Русалии, что сопровождались чествованием Духов воды, земли как reincarnated предков и ритуальным их кормлением. В Стоглаві (1551) есть такая запись: «В троицкую субботу по селам и погостах сходятся мужи и гони на жальниках (могилах) и плачутся на гробах с великим воплем, а когда начнут играть скоморохи, музыканты и пригудниці, люди, прервав плач, начинают скакать и плясать, и в ладоши бить, и сатанинские песни петь» (Гл. 41, п. 23).

О живучести в народе подобного языческого обряда свидетельствует тот факт, что в конце 19 в. М. Коцюбинский стал свидетелем такого похорон на Гуцульщине. Пораженный увиденным, он подробно описал его в «Тенях забытых предков».

Современный похоронный обряд, обозначенный позднее влиянием христианства, сохранил значительное количество элементов языческих верований. Ритуальное омовение покойника с целью очистки от мира живых связано с культом воды. К этому присоединяется обычай ставить при покойнику сосуд с водой, класть в гроб деньги «на перевоз души» через реку, мыть пол комнаты, где лежал покойник, выливать воду за гробом после выноса ее из дома (как это делали «на дорогу», чтобы чистым был путь). Культ огня оказывается в традиции зажигать при мертвецу свечи, свечу давать ему в руки (на Гуцульщине, если покойнику некоторой причины не дали свечи в руки, то в следующем мертвецу дают две, из которых одну он должен передать своему предшественнику). Бытует также обычай сжигать вещи покойника после его смерти.

Древний культ деревьев и растений проявляется в изготовлении гроба с определенных видов древесины, обычаи класть в гроб зелье-обереги, а также сажать деревья на могиле в зависимости от того, кто в ней похоронен: если девушка - калину, если женщина - тополь или ель; парень - явор или клен. В этом случае деревья уявлялись воплощением души умершего. Священные рощи захоронения в праславян становились местами поклонения духам. А на изображении родового дерева возле цветка или листка, который символизировал человека, которая умерла, ставили крестик.

С культом умерших предков был связан ритуал «прощание» покойника с домом, который осуществлялся при выносе мертвеца (покойника выносили ногами вперед, чтобы он не вернулся). В настоящее время гробом трижды касались порога, чем, как считали, «сообщали духов предков», что новая душа «отправляется в мир мертвых». Магическое значение приобретала каждая воображаемая граница между миром живых и потой-біччям: ворота, развилки, перекресток, вход на кладбище. Поэтому на каждом из этих мест происходили определенные ритуалы. Часто гроб несли и опускали в могилу на холсте, что символизировало дорогу, полотенцами украшали места захоронения.

Похоронный обряд имел свои особенности и менялся в зависимости от того, кого хоронили. Здесь важное значение приобретает возраст пол, род занятий, причина смерти и т.д. Так, нередко погребальный обряд молодой девушки или неженатого парня осуществлялся в форме свадьбы (венчание с могилой, сырой землей) с его атрибутикой - брачным одеждой, « гільцем», венком, караваем, букетиками, дружками и др. Местами в похоронах появляются элементы ритуалов, связанных с новосельем (при этом гроб называется новым домом покойника) или с рождением (в этом случае гроб называется колыбелью). При захоронении воина-казака ему накрывали глаза красной китайкой. В связи с этим существует мнение, что по языческому обычаю покойников одевали во все красное, накрывая им лицо платком красного цвета, который у славян считался цветом смерти.



Назад