Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая история

Экономика в эпоху свободной конкуренции: общая характеристика


Первоначальное накопление капитала завершилось в конце XVIII - первой половине XIX в. промышленной революцией сначала в Англии, а затем в Европе и Америке. Основными отраслями хозяйства становятся металлургия и машиностроение, что выпускает станки и оборудование для легкой (текстильной и пищевой промышленности, для транспорта (пароходы и паровозы).

К концу XIX в. густая сеть железных дорог покрывает Европейский континент. Трансконтинентальные дороги появляются также в Америке. Время преодоления расстояний и стоимость перевозок существенно уменьшаются. Это способствует формированию единых национальных рынков. Использование парохода, что преодолевает расстояния в два-три раза быстрее, чем найшвидкохідніший парусник, и берет на борт в несколько раз больше груза, в свою очередь, способствует формированию мирового рынка.

В промышленности ведущих стран мира, в первую очередь Великобритании, растет число занятых. Счет уже идет на миллионы работников. Растет и численность городского населения, а также его доля в общей численности населения страны. Однако еще больше половины населения - сельские жители.

Буржуазия наиболее развитых стран добивается признания основных личных прав и свобод всех граждан, политического равноправия, сначала только для взрослых (старше 21-25 лет) и обеспеченных мужчин, а также свободы предпринимательской деятельности, юридической защиты прав собственности и др. Отменяют всевозможные ограничения хозяйственной деятельности, в частности цеха и гильдии.

Примерно к середине второго десятилетия XIX в. в наиболее развитых странах Европы состоит экономическая система, основные черты которой такие.

1. Большая численность (сотни, тысячи) производителей и продавцов на национальном рынке и в каждой отрасли. Доля каждого из них очень мала (не более 1,5%), поэтому они не могут оказывать существенного влияния на цену, и она сама устанавливается на рынке в результате свободной конкуренции между продавцами и покупателями.

2. Однородные товары - нет товарных марок, относительно ограниченный ассортимент, потребительские товары достаточно просты, поэтому конкуренция имеет преимущественно ценовой характер.

3. Пороги входа в значительную часть отраслей достаточно низкие, что способствует притоку капитала в высокодоходные виды бизнеса и выравниванию нормы прибыли, усилению конкуренции и снижению цен. Не возникает особых проблем и с ликвидацией или перепрофилированием бизнеса, поскольку производственные помещения и оборудование достаточно универсальны.

4. Законодательные ограничения очень незначительные и препятствуют только откровенно криминальным занятием.

5. Важная коммерческая информация распространяется относительно медленно и довольно равномерно, поэтому никто не имеет исключительных источников информации.

6. Роль государства ограничивается преимущественно военно-полицейскими функциями. В производственные вопросы, ценообразования, торговлю и распределение благ государство не вмешивается. Она также практически не принимает участия в решении социально-производственных вопросов: обеспечении занятости, достойных условий труда, установление уровня его оплаты, страхование и др.

Система, которая соответствует этим характеристикам или, как их еще называют, условиям, в экономической литературе получила название система свободной конкуренции. Однако уже к концу XIX в. большую часть этих условий было возбуждено и экономическая система ведущих стран перешла в качественно новое состояние. Итак, эпоху свободной конкуренции можно с определенной условностью ограничить примерно столетним периодом с 1775-1815 гг. по 1875-1895 pp.

В этот период завершается территориально-экономический раздел мира между так называемыми Великими державами: Великобританией, Францией, Бельгией, Нидерландами и США, Русской, Австрийской и Османской империями. Для метрополий колонии есть источникам дешевого сырья, продовольствия и рынками сбыта промышленных товаров. Япония, Германия и Италия, опоздавший к первоначального разделения, начинают готовиться к борьбе за передел колониальных владений и сфер влияния.

В этот период европейские страны, сначала Франция, потом Англия, Германия и Россия, испытывают на себе действия демографического перехода от режима воспроизводства населения, за которого высокая смертность компенсируется высокой рождаемостью, к режима, за которого оба показателя относительно низкие. Поскольку на первом этапе перехода под влиянием улучшения структуры питания, санитарно-гигиенических условий жизни (канализация, кипячения воды, регулярное мытье и др.), успехов медицины (вакцинация, помощь при родах и т.д.) резко снижается смертность, а рождаемость все еще остается достаточно высокой, население начинает быстро расти, удваиваясь за 25-45 лет.

Так, население Европы между 1800 и 1900 гг. увеличилось почти в три раза - со 150 до 410 млн человек. И это несмотря на все еще достаточно высокую детскую смертность, высокая смертность рабочего класса, войны, эпидемии и массовую миграцию обнищавших крестьян в Южную и Северную Америку. Население обоих континентов возросло шестикратно - с 25 до 150 млн человек. Успехи других регионов мира в этом были значительно скромнее: население Китая выросло лишь на 35-40%, Африки - в полтора, Азии - в два раза.

Модернизация хозяйства и общественного устройства происходила очень неравномерно. Первыми на этот путь еще в XVIII в. стали Великобритания и Нидерланды. В этих странах она прошла относительно безболезненно. Гораздо позже, в 1820-1860, pp. модернизация проходила во Франции и США, где разногласия в выборе пути развития страны привели к гражданской войне.

Запоздалый, догоняющий и насильственный характер имела модернизация в Японии, Германии и России. В этих странах инициатором модернизации была государство, что мало в дальнейшем очень противоречивые последствия.

Социальная структура общества эпохи свободной конкуренции была довольно проста. На одном полюсе располагалась элита: старая земельная аристократия, верхушка колониальной администрации, армии и флота, крупные домовладельцы и рантье, старая и новая буржуазия, в частности крупные предприниматели. Эта социальная группа имела очень высокий (даже по нынешним меркам) уровень жизни, но ее доля в населении была невелика - в пределах 1,5-2%, а ее власть в обществе опиралась преимущественно на репрессивный аппарат: на полицию, суд, тюрьмы и каторги.

На другом полюсе стоял промышленный пролетариат, что достиг 20-25% в общей численности населения. Условия его жизни были ужасны, а уровень потребления крайне низкий - на грани прожиточного минимума. Рабочий день длился 11-14 час, техники безопасности практически не было - отсюда очень высокий уровень травматизма и смертности на производстве. Страхование на случай болезни или инвалидности, потери работы, пенсионного и медицинского обеспечения также не было. Рабочие жили преимущественно в бараках или жалких лачугах в условиях жуткой антисанитарии, питались некачественными продуктами, не имели возможности купить лекарства, пригласить врача, поэтому подавляющее большинство пролетариата уже в юности наживали хронические заболевания, в том числе венерические. Трудовую жизнь начиналось, как правило, в 10 - 12 лет, но часто работали по 12 часов в день и 6-7-летние дети. Браки рабочая молодежь заключала рано - в 17-20 лет. Рождаемость в рабочей среде была высокой, но велика была и детская смертность. Средняя продолжительность жизни рабочего не превышала 35 лет. К этому возрасту большинство из них превращались в истощенных жизнью стариков. В значительной степени этому способствовало пьянство.

Не удивительно, что такое жизнь большинство рабочих ценили не очень высоко и готовы были рисковать им ради лучшей судьбы. Поэтому эпоха свободной конкуренции - это еще и эпоха ожесточенных классовых битв: забастовок, бунтов, движений разрушителей машин и, наконец, рабочего революционного движения.

Близким к положению промышленного пролетариата было положение безземельных и малоземельных наемных работников аграрного сектора: батраков, поденщиков, издольщиков и др. Немало их в зимний период подавались в города в поисках дополнительных заработков в промышленности. Их доля в населении также составляла около 20-25%.

Около 35% населения, а во Франции и России - все 70%, составляли крестьяне. Пятая часть из них были очень состоятельные: фермеры, кулаки, гросбауери. Другие жили скромно, но существенно лучше, чем рабочие. Крестьяне, обнищали, пополняли ряды городского и сельского пролетариата.

10-12% населения составляли мелкие торговцы и ремесленники. Под влиянием жесткой конкуренции со стороны крупной буржуазии много их разорялись и пополняли ряды пролетариата.

На средние слои приходилось не более 7% населения. Это были специалисты: инженеры, врачи, архитекторы, преподаватели, чиновники; люди свободных профессий: художники, журналисты, актеры; служащие, мелкие домовладельцы и рантье.

Малочисленность средних и высших слоев общества, крайняя бедность низших сословий, преимущественно натуральный характер крестьянских хозяйств предопределяли узость внутреннего потребительского рынка, что не мог обеспечить устойчивого спроса на продукцию, которую производили все в больших масштабах. Результатом такого диссонанса стали повторяющиеся каждые 10-11 лет кризиса перепроизводства, что К. Маркс связал с неравномерностью воспроизводства основного капитала.

Именно через узость внутреннего рынка борьба между капиталистами ведущих стран за внешние рынки сбыта приобрела значительную остроту.



Назад