Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая история

Промышленный переворот во Франции


Особенности промышленного переворота во Франции. Промышленный переворот во Франции, который начался в конце XVIII ст., протекал значительно медленнее, чем в Англии. Благодаря большей живучести во Франции мелкого производства здесь не происходила в таких масштабах, как в Англии, пролетаризація крестьян и ремесленников. Во Франции быстрее, чем промышленный, развивались банковский и ростовщический капитал.

Основной тормоз промышленного переворота во Франции - феодально-абсолютистские порядки - смогла уничтожить только революция 1789-1794 гг. Под напором революционных сил был проведен ряд социально-экономических реформ прогрессивного характера. 5 августа 1789 г. по решению Учредительного собрания задекларировано отличие феодального строя. Однако без выкупа отменялись лишь те повинности крестьян, которые принадлежали к личностному крепостного права, другие повинности подлежали исполнению, а впоследствии - выкупа. Уничтожали суды. Декретували отмены налоговых привилегий дворянства и духовенства, налогообложению подлежат все граждане. Им гарантировали право на любые должности. Провозгласили собственностью государства церковное имущество. Было введено единую систему мер и весов (метр и килограмм), ливр заменено на франк, который делился на 100 сантимов. Однако крупная буржуазия, которая стала у власти в первый период революции, оказалась неспособной осуществить полную ликвидацию феодального строя и решить аграрный вопрос. Страх за свою собственность заставил ее смириться с феодальной собственностью.

Под давлением революции осуществлялась экономическая политика, направленная на обеспечение свободы промышленного предпринимательства и торговли. В феврале 1791 г. Учредительное собрание отменили управленческую регламентацию промышленного производства, ликвидировали цеха. В апреле этого же года было декларировано свободу торговли. Вместе приняли закон Ле Шепельє, по которому запрещалось объединяться в профсоюзы и принимать участие в забастовках.

Вполне очевидно, что социально-экономические реформы, проводимые в годы революции, не только уничтожали феодально-абсолютистские порядки, но и создавали условия для ускорения промышленного переворота.

Капиталистический развитие сельского хозяйства, промышленности и торговли Франции значительно продвинулся вперед в период консульства и империи (1799 - 1815).

В области экономической политики одним из первых шагов Наполеона И стало создание Французского банка, который получил особые права на эмиссию и быстро стал главным центром крупного капитала. Наполеон и его сторонники подписались на большое количество акций этого банка. Позже было основано банки в Париже и провинциях.

Захвата и ограбления новых территорий армией Наполеона И способствовали притоку во Францию крупных денежных сумм в форме контрибуций и распространению французских товаров в Европе. На завоеванных территориях Наполеон И его генералы спешили использовать свою победу в интересах французского торгового экспорта. Так, вступив в 1809 г. в столицу Австрии, Наполеон И направил в Париж письмо, в котором указал своим министрам, что необходимо очень быстро заполнить венские магазины изделиями французской промышленности, воспользовавшись снижением таможенных тарифов.

В период империи в 4 раза по сравнению с дореволюционным периодом выросла продукция шерстяной промышленности, в 2 раза увеличилась добыча железной руды и др. Однако прекращение ввоза английских машин в период войны сделало невозможным переоборудование французской промышленности на основе машинной техники и тормозило индустриализацию страны.

Во времена империи пара в Англии стала основой энергетики, тогда как во французской промышленности работало всего 15 паровых машин.

Введена декретом Наполеона I 21 ноября 1806 г. континентальная блокада имела целью подорвать могущество Англии и создать благоприятные условия для гегемонии французской промышленности. В первые годы континентальная блокада способствовало промышленному подъему Франции и некоторым европейским странам. Во Франции появились большие прядильные механизированные предприятия - хлопчатобумажные и шерстяные. Однако эти предприятия все больше нуждались импорта хлопка. Пытаясь нанести наибольший удар Англии, Наполеон запретил торговлю с ней даже нейтральным странам, почти приостановлен ввоз хлопка и красителей. Было парализовано порядок в союзных государствах - Германии, Голландии, Италии, возбуждено традиционные экономические и торговые связи. Это отразилось на французской хлопковой промышленности. С 1700 бавовнянопрядок в дореволюционной Франции до 1811 г. осталось только 300.

Большие трудности со сбытом мало французское сельское хозяйство, к падению цен привело сокращение экспорта зерна, вина и другой продукции. Рост недовольства в стране заставило Наполеона отступить: в 1811 г. во Франции ввели систему лицензий. За значительную плату продавали разрешение на вывоз из Франции определенного количества товаров, прежде всего сельскохозяйственных. Подобное практиковалось только во Франции, что вызвало недовольство ее союзников, которые страдали от континентальной блокады.

Слишком медленным был развитие машинізації французской промышленности, не хватало паровых машин. Хотя и увеличилось число централизованных мануфактур и фабрик, однако преобладала домашняя промышленность в форме рассеянной мануфактуры. Этому в определенной степени способствовало также отгораживания французской промышленности от английских конкурентов.

Росту производства продукции шерстяной промышленности способствовала механизация ткацкого дела, что началась с 1803 г. По сравнению с дореволюционным периодом оно увеличилось в 4 раза. Начало развиваться и шовкоткацьке производство, особенно после того как в 1805 г. Л. Жаккард изобрел знаменитый станок для производства узорчатых тканей. В 1810 г. было змайстровано машину, которая осуществляла химико-механическую обработку льна (ее изобрел Ф. Жирар). Технические изобретения стали применять в химическом производстве. Химик Бертоллі за содействие мануфактурників открыл метод ускоренного отбеливания тканей с помощью хлора и способы крашения их.

В начале XIX в. в 3 раза выросла добыча каменного угля по сравнению с 1784 г. а железной руды - в 2 раза.

Реставрация монархии Бурбонов в 1815 г. не привела к установлению во Франции дореволюционных порядков. Несмотря на реакционный режим Реставрации (1815-1830), период мира способствовал быстрому росту промышленного производства и возникновение крупной фабрично-заводской промышленности. С 1815 по 1830 г. удвоились выплавка чугуна и добыча угля. На металлургических заводах с 1818 г. использовали каменный уголь и внедряли новые способы выплавки стали. Уже в 1825 г. новым методом производили треть всего металла. С ручного труда на машинную переходила хлопчатобумажная промышленность. Особенно быстро механізувалося прядильное производство. Использование хлопка увеличилось с 1815 по 1830 г. в 3 раза. В шовкоткацькій промышленности, в ленточном и суконному производстве стали значительно шире использовать механический станок Жаккарда, что, в свою очередь, способствовало развитию машиностроения.

Несмотря на все, в промышленном производстве применяли в основном гидравлические станки. Паровая машина в начале XIX в. не получила большого распространения. В 1830 г. в стране насчитывалось всего 625 паровых машин. Машиностроительные предприятия принадлежали в основном английским капиталистам, которые привозили рабочих из Англии. Некоторые французские машиностроители заимствовали из Англии схемы машин и станков, вывозили оттуда и сами машины.

Итак, промышленная революция во Франции происходила значительно медленнее, чем в Англии. Развитие крупной промышленности сдерживало преобладающее мелкое сельское хозяйство, в котором работало большинство населения страны. Использование дешевой рабочей силы малоземельных крестьян тормозило внедрение машин.

Промышленный переворот во Франции ускорился в годы Июльской монархии (1830-1848). В главных отраслях промышленности широкого размаха переход к машинной технологии. За 1830-1847 гг. в 4 раза увеличилось число механических веретен, в ткацкое производство внедряли машины. Текстильные фабрики Франции стали производить ткани массового потребления и находили для них широкий сбыт в самой стране и за ее пределами.

Рост спроса на машины ускорило развитие французской металлургической и машиностроительной промышленности. До конца июльской монархии большинство доменных печей работали по новой технологии, используя каменный уголь, пудлингование для выплавки железа, паровые молоты и прокатные станы. Благодаря этому выплавка чугуна и железа во Франции с 1832 по 1846 г. выросла в 2 раза. С 1830 по 1848 г. число паровых машин во французской промышленности выросло с 616 до 4853, то есть почти в 8 раз.

Однако ремесленные и мануфактурные предприятия численно превосходили большие машинные. Живучесть мелкого производства во Франции частично объясняется тем, что во французской промышленности важное место принадлежало изготовлению предметов роскоши. Оно базировалось на ручной работы высококвалифицированных ремесленников, которую еще не могла заменить машинная техника. Так, в Париже насчитывались десятки тысяч ремесленников-одиночек или хозяев с 1-2 наемными рабочими. Более 10 рабочих работали только на 1/8 предприятий. В Лионе в 1831 г. 750 мануфактурників давали работу 8 тыс. хозяев мастерских, которые выполняли заказ, обрабатывая полученную сырье в мастерских с несколькими станками, где работало 30 тыс. подмастерьев. Крупное производство сосредоточилось на фабриках известных центров предпринимательства - Руана, Эльзаса, департамента Hop.

Безусловно, что преимущество на селе мелких парцельних хозяйств негативно влияла на промышленный переворот во Франции. Развитие торгового и предпринимательского землевладения вел к дальнейшему обнищанию крестьян, которые не выдерживали рыночной конкуренции с крупными землевладельцами и фермерами. Итак, мелких собственников удовлетворяли медленные темпы индустриализации страны.

Промышленный переворот во Франции также тормозили господство финансовой аристократии, ее экономическая политика. Правительство предпочитал аграриям, когда их интересы пересекались с интересами промышленников. В 1814 г. издали закон, который позволял вывоз шерсти из Франции, что вызвало ее подорожание на внутреннем рынке. Это было очень выгодно крупным овчарам, но невыгодно фабрикантам сукна. Введение в том же году высоких таможенных тарифов на зарубежное каменный уголь и металл отвечало интересам крупных собственников металлургических заводов и владельцев лесов, поскольку позволяло удерживать на внутреннем рынке высокие цены на железо (в три раза выше, чем в Англии), на уголь и машины, что сдерживало применение их в производстве. Принятия соответствующих мер со стороны других государств препятствовало сбыта французской продукции. Не меньший вред развития промышленности наносили банковские спекуляции и ростовщические биржевые операции финансовой аристократии.

Вместо того чтобы поддерживать производство, буржуазия и помещики вкладывали свои капиталы в финансово-кредитную сферу, биржевую спекуляцию, ценные бумаги и облигации государственных займов, ипотеки. Это также задерживало развитие промышленного переворота в стране.

Успехи в экономическом развитии Франции приходятся на 20-40-е годы, особенно на 50--60-е годы XIX века. Это период завершение промышленного переворота, начатого еще на рубеже XVIII-XIX вв.

За эти два десятилетия объем промышленного производства увеличился почти в 3 раза, использование паровых машин в промышленности возросло более чем в 4 раза (с 6 тыс. в 1852 г. до 26 тыс. в 1869 г.). В 50-70-х годах удвоилась потребление хлопка. Крупным центром шелкового производства стал Лион. Здесь перерабатывали около 2 млн т шелка-сырца и изготавливали до 2/3 всех шелковых тканей в стране. Половина из них шла на экспорт. Лион приобрел статус крупного промышленного центра европейского масштаба. Французское шерстяное производство составило конкуренцию Англии на европейском рынке. Особенно быстро развивалась тяжелая промышленность, которая по темпам опережала развитие легкой промышленности. Так, добыча каменного и бурого угля, а также производство чугуна с 1851 по 1869 г. возросли более чем в 3 раза, железа - в 3,5 раза, стали - почти в 8 раз. В 1812 г. стоимость промышленной продукции оценивалась в 2 млрд франков, в 40-х годах - в 4 млрд, а в конце 60-х годов - в 12 млрд франков.

Усиление механизации и концентрации производства во многих отраслях промышленности стало характерной чертой французской экономики этого периода. В хлопчатобумажном производстве, например, количество прядок с 1845 до 1865 г. сократилась на 7%, а число действующих механических станков увеличилось почти на 56%. На металлургическом заводе в Крезо, где работало 10,5 тыс. рабочих, выпускали рельсы, вагоны, паровозы, всевозможные машины, которые использовали не только во Франции, но и вывозили за границу. Владельцы крупных металлургических предприятий создали объединение, которое существует и сегодня ("Коміте де Форж"). Успехи металлургии способствовали строительству железных дорог, что сыграло важную роль в развитии экономики Франции. Первую из них был построен в 1832 г. между Лионом и Сент-Этьеном. В 30-х годах железнодорожное строительство расширилось. В 40-х годах оно мало правительственную поддержку. В 1844 г. приняли специальный закон о поощрении железнодорожного строительства. В 1859 г. правительство гарантировало прибыль 4%. Все эти меры способствовали расширению строительства железных дорог. Упомянутом выше объединению принадлежали сотни доменных печей. Концентрация в области железнодорожного транспорта привела к тому, что в 1857 г. почти все железнодорожные линии было сконцентрировано в руках шести частных крупных акционерных компаний.

Вместе с тем общий уровень концентрации промышленного производства во Франции не был высоким. В 1866 г. около 3 млн наемных рабочих работали в 1 млн предпринимателей, но почти 60% этих рабочих работали на малых предприятиях. В Париже хранились предприятия с одним рабочим или вообще без наемных рабочих.

Хотя Франция значительно отставала от Англии, ей предстояло второе место в мире по размерам промышленного производства и общего экономического потенциала.

 

Развитие банковской и кредитной сфер. В первой половине XIX в. во Франции происходит становление кредитно-банковской системы. Возникают и развиваются такие кредитные общества, как "Поземельный кредит", "Подвижной кредит". Открывают сберегательные кассы (первую - в Париже в 1818 г.). Они играют большую роль в мобилизации капитала. Это был период так называемого грюндерства (массовая горячка основания банковских учреждений). Организовался земельный банк (1854), торговые и промышленные банки. Несмотря на все, основой банковской системы оставался французский эмиссионный банк, созданный в 1800 г. Он имел большое число филиалов в разных уголках страны, аккумулируя средства мелкой и средней буржуазии. Банк использовал их на покупку государственных ценных бумаг, давал руководству займа, что приносили высокий и гарантированный доход.

Важную роль в организации банковского дела сыграли главные сборщики налогов и нотариусы. Первые выступали как государственные чиновники и банкиры, в руках которых сосредоточивались большие оборотные средства и денежные вклады населения. До касс нотариусов стекались сбережения мелких и средних вкладчиков, а это давало нотариусам возможность иногда выступать в роли банкиров.

Важное значение имели появление и развитие частных банковских домов, которые вели свое начало от представителей крупной оптовой торговли и индустрии. Известный дом Ротшильда, представители которого возглавляли новосозданный Верховный банк, который объединил все большие парижские банковские дома. Завоевав авторитет, Верховный банк постепенно стал монополистом займов на парижском рынке господствовал на бирже, в международном вексельном арбитраже, торговли драгоценными металлами, финансировал внешнюю торговлю.

В 1852 г. братья-сахарозаводчики Перье создали банк "Креди Мобільє", который оказывал не только краткосрочные, но и долгосрочные кредиты. Однако основной его деятельностью была спекулятивная игра на бирже и основания "дутых" акционерных обществ. Имея относительно небольшой капитал (60 млн франков), банк Перье в 60-х годах XIX в. контролировал 17 акционерных обществ с общим капиталом 3,5 млрд франков. В 1887 г. банк "Креди Мобільє" обанкротился, поскольку не смог заплатить по своим обязательствам (дивиденды до 40%).

Банк "Креди Мобільє" - не первый акционерный банк, который, наряду с обычными банковскими операциями, занимался торговлей фондами, что до этого было монополией крупных банков. Его деятельность способствовала развитию железнодорожного строительства во Франции. Позже созданные по такому образцу банки усовершенствовали акционерную банковскую систему, стали организаторами крупной промышленности.

В 1848 г. был создан банк "Национальная учетная контора" на основе слияния 65 так называемых национальных учетных контор, капитал которых на 2/3 гарантировало государство. Банк кредитовал в основном внутреннюю и внешнюю торговлю, но наряду с этим открывал зарубежные отделения.

Следующим шагом в развитии банковского дела стало создание в 1859 г. первого депозитного акционерного банка "Сосьете Женераль" (промышленный и коммерческий кредит) с акционерным капиталом 60 млн франков, оплаченным по английскому образцу на 25%. Ему запретили проводить спекулятивные операции, установили максимально разрешенный денежный вклад. Банк открыл небольшие депозитные кассы в столице. Позже в Париже создали второй аналогичный банк и много подобных мелких учреждений в провинции.

В 1863 г. был создан банк "Лионский кредит", который специализировался на размещении во Франции зарубежных займов. Образовались колониальные банки, такие как Алжирский, Гваделупський, Гвинейский, что по своим размерам уступали английским колониальным банкам.

Большую роль в развитии банковской кредитной сферы сыграла Парижская биржа, сумма ценных бумаг которой с 1851 по 1869 г. выросла в 3 раза и составила 33 млрд франков. Биржа начала играть роль мирового денежного рынка, куда обращались по займам правительства многих государств. Правда, в отличие от Лондонской на Парижской бирже продавали в основном не акции, а облигации как французского, так и других правительств и частных компаний.

Концентрацию капитала ускоряли развитие ростовщичества и спекулятивная игра на биржах. В конце 60-х годов 183 крупных капиталисты владели акциями и облигациями на сумму более 20 млрд франков.

Большие прибыли французским капиталистам приносила концессия на строительство Суэцкого канала. Акционерное общество "всеобщая компания Суэцкого канала", которое создал Ф. Лессепс, выпустило акции на сумму 200 млрд франков. Египетского предоставил землю, рабочую силу и оплатил 44% акций. Канал открыли в конце 1869 г., и он 85 лет приносил прибыли французским и английским капиталистам. В 1956 г. египетское правительство национализировало канал.

Итак, за века во Франции произошел промышленный переворот и французская экономика окончательно встала на путь капиталистического развития. Однако в отличие от Англии французский капитализм учитывая национальные особенности вступил в основном ростовщического характера. Позиково-ростовщический характер капитализма Франции родил соответствующую категорию населения, так называемых рантье - людей, которые живут исключительно за счет процентов на капитал.

В отношении неразвитая фабричная промышленность обусловило преобладание потребительского экспорта и пассивное сальдо торгового баланса Франции. Главное место во французском вывозе занимали шелк, вина, мебель, кожа, краски, парфюмерия и ювелирные изделия. В 1869 г. 64% импорта Франции составили промышленное сырье и сельскохозяйственные продукты.

Внешнеэкономическая политика Франции характеризовалась борьбой между фритредерством и протекционизмом. Промышленная буржуазия Франции стояла на протекционистских позициях. Сторонниками фритредерства выступали капиталисты, которые занимались внутренней торговлей или были связаны с железнодорожным строительством. Они были заинтересованы в снижении цен на металлоизделия, рельсы, строительные материалы и т.д.

Перед 70-ми годами XIX ст. Франция по темпам промышленного развития начала отставать не только от Англии, но и от США и Германии. В 1860 г. Франция находилась на втором месте в мире (после Англии и США), а в конце XIX в. занимала уже четвертое место (уступила еще и Германии).

 

Парцелярний характер землевладения. В конце XVIII в. во Франции насчитывалось около 26 млн человек, из которых лишь 2 млн - в городах. Франция оставалась аграрной страной: 75% ее национального дохода давало сельское хозяйство. От 20 до 80% земли находилось в наследственном пользовании крестьян в форме малых парцел, размеры которых не превышали 1 га и которые принадлежали помещикам или монастырям. Крупного помещичьего хозяйства не было. Крестьяне обрабатывали свои участки и выполняли повинности в пользу феодалов и церкви.

В 70-80-х годах XVIII в. несколько улучшилась техника обработки земли, выросла продуктивность животноводства. Сельское хозяйство становилось более товарным. Растущие потребности побудили сеньоров усиливать феодальные поборы, а также сдавать в аренду или продавать свои владения. Благодаря этому часть состоятельных крестьян становились арендаторами, занимались ростовщичеством, визискуючи сельскую бедноту.

Много предпринимателей скупали частями, а иногда полностью имения сеньоров с правом на поборы с крестьян. Перед революцией 1789-1794 гг. в руках буржуазии сконцентрувалось почти столько земельной собственности, сколько ее было в дворянства и духовенства. Сеньоры и землевладельцы из буржуазии пытались заменить крестьян фермерами, которые арендовали землю на небольшие сроки, поэтому им повышали арендную плату.

В отдельных районах Франции крупные землевладельцы ограждали широкие угодья и превращали их в пастбища. Положение основной массы крестьян ухудшалось. Большинство крестьян искали дополнительных средств существования, прибегая к кустарных промыслов и труда по найму. Не в состоянии прокормиться со своего труда, немало крестьян становились нищими.

Несмотря на усиление дифференциации крестьян, их объединяла борьба против сеньоров. Почти 90% крестьян были лично свободными. Число сервів (закрепощенных) было не очень большим, поэтому бремя многих повинностей несли и другие крестьяне. Так, некоторые крестьяне должны были платить сеньору при получении наследства (право мертвой руки), за право давить виноград, печь хлеб свой в обладании сеньора. Большинство крестьян были цензитаріями, то есть платили сеньору за пользование землей деньги, так называемый ценз, выполняя также ряд феодальных повинностей и внося платежи. Все вместе это иногда составило 25-30% стоимости земли. Не настолько распространенным был шампар - оплата натурой, обычно она превышала ценз по размерам. Кроме цензитаріїв были также безземельные крестьяне, но их было сравнительно мало. На пользу церкви крестьяне платили десятину, государству вносили двадцятину и подушную подать. Почти відживали талья - прямой государственный налог, а также габель - косвенный налог на соль. Ежегодно крестьяне, выполняя повинность, по принудительной цене покупали не менее 7 фунтов соли на человека. Продажа соли был государственной монополией. Тайную покупку и продажу соли наказывали принудительными работами - ссылкой на галеры.

Право короля и дворян на охоту на крестьянских землях причиняло им большого вреда. Им запрещали убивать дичь - голубей и зайцев, которые наносили вред посевам. Мелких повинностей было столько, что сеньоры и монастыри записывали их в специальных книгах для учета недоимок, которые все время увеличивались. За неуплату их крестьянин мог потерять скот и прочее имущество, которое могли продать. Уйти от сеньора или пожаловаться на него было некому, поскольку феодал сам судил крестьян или назначал судей, которые выполняли его волю. За малейшую провинность крестьянам угрожали допросы и ссылку на принудительные работы.

Сбор налогов обычно отдавали на откуп, а злоупотребление жадных откупщиков еще больше увеличивало платежи крестьян.

Неподъемные платежи и феодальная собственность на землю лишали крестьян средств для расширения производства и улучшения обработки земли. Тем самым феодальные порядки стали тормозом роста сельского хозяйства, развития капиталистического фермерства, которое уже возникло в северных районах страны, препятствовали покупке и продаже земли.

Освобождение сельского хозяйства от феодальных пут требовали физиократы. Они жаждали развития фермерства, отмены регламентации, свободы предпринимательства в промышленности и торговле. И хотя физиократы ошибочно считали, что национальное богатство создают исключительно в сельском хозяйстве, их попытки решить эти экономические вопросы сыграли позитивную роль в экономическом развитии Франции.

Вопрос о землю также стоял в центре внимания якобинцев во время революции 1789-1794 гг. С июня 1793 г. Конвент принял декрет о праве продажи земель эмигрантов с торгов. Землю продавали мелкими участками с рассрочкой на 10 лет. В местах, где не было общинных земель, декрет предусматривал распределение их среди безземельных по арпану (менее десятина) на каждую главу семейства. 10 июня 1793 г. издали декрет об обязательном изъятия в сеньоров всех общественных земель и о праве общины разделить эти земли (если за это проголосует не менее 1/3 граждан) между ее членами, которые проживали в коммуне не менее чем год.

Декрет 17 июля 1793 г. безвикупно отменял все феодальные повинности и поборы, связанные с феодальными отношениями, прекращал судебные процессы, а все документы, которые закрепляли феодальные права, подлежали сожжению в трехмесячный срок.

Преобладание в начале XIX в. во французском селе мелких крестьянских хозяйств мало также негативные последствия. Парцелярний характер французского земледелия стал тормозить развитие как самого сельского хозяйства, так и промышленности. Парцелярне крестьянское хозяйство отличался слабым развитием товарности: оно мало продавало и мало покупало. Кроме того, оно задерживало населения в земледелии и тем самым препятствовало росту как внутреннего рынка, так и промышленности. Тесная связь большинства населения с землей сдерживал во Франции процесс урбанизации.

Сельское хозяйство все еще занимало ведущее место в экономике. В 1827 г. с 8,7 млрд франков - общей суммы национального дохода - на сельское хозяйство приходилось 5 млрд франков. Большая часть жителей - 22 млн из 31 млн человек - работали в земледелии. Численность рабочих и ремесленников достигла 4,3 млн человек.

Как видим, аграрное законодательство якобинцев, особенно отмены феодальных повинностей и частичный распределение общинных земель, захваченных феодалами, в целом отвечало интересам крестьян. В то же время пострадало не только дворянство, но и та часть буржуазии, которая скупала земли феодалов вместе с их правами на получение крестьянских повинностей. И хотя меры революционного руководства не обеспечивали крестьян землей в необходимых размерах и не отменяли полностью феодальную земельную собственность, они освободили дорогу для развития капитализма в сельском хозяйстве.

Капиталистический развитие сельского хозяйства Франции значительно продвинулся вперед в период Реставрации и Июльской монархии (1815-1848).

В этот период во Франции развивалось торговое и предпринимательское земледелие, что вело к дальнейшему обнищанию крестьян, которые не выдерживали рыночной конкуренции со стороны крупных землевладельцев и феодалов. Вместе с тем, роздроблювалася крестьянская собственность, земля концентрировалась в руках буржуазии, помещиков и зажиточных крестьян. Число земельных собственников увеличилось, но распространилось и обнищание мелких крестьян. Парцельний крестьянин, чтобы выжить, постоянно прибегал к ссуды под залог земли, к ростовщического ипотечного кредита. Уровень жизни крестьянских масс во Франции был очень низким.

Большое землевладения во Франции обычно сочеталось с мелким землепользованием. Большинство крупных землевладельцев сдавали землю в аренду на кабальных условиях оплаты половиной урожая. Большая часть крестьян и арендаторов не имели необходимых условий для улучшения техники возделывания земли. Эти обстоятельства очень замедляли прогресс в сельском хозяйстве. Кроме того, в 1819 г. были введены высокие пошлины на хлеб, скот, шерсть, что служило защитой крупных землевладельцев от конкуренции иностранных товаров.

Постоянному росту в течение XIX в. продукции сельского хозяйства способствовали увеличение площади под пахотой, улучшение агротехники, более широкое использование машин. Если в 1812 г. продукция сельского хозяйства оценивалась в 3 млрд, то в 1870 г. - уже в 7,5 млрд франков.

С 1815 по 1852 г. посевные площади увеличились с 23 млн до 26 млн га. Изменилась их структура. Пшеница вытеснила другие злаковые культуры. Резко увеличились площади посевов под сахарной свеклой (в 1852 г. до 111 тыс. га, из которых собирали 32 млн ц свеклы). Урожайность зерновых возросла на 50%. Развивалось животноводство, увеличились площади лугов и пастбищ, кормовой базы животноводства. В течение первой половины XIX в. возросло более чем в 1,5 раза поголовья крупного рогатого скота. В 1850 г. в стране насчитывалось 10 млн голов овец против 1,5 млн в 1815 г. Расширилось шелководство, продукция которого в 1815-1850 гг. возросла более чем в 4 раза. Однако, в отличие от Англии, сельское хозяйство Франции страдало от мелкого землевладения. Число крестьян - владельцев мелких и средних сельских хозяйств составило почти 2,5 млн. Кроме того, в стране насчитывалось более 4 млн сельских пролетариев и напівпролетарів, в том числе 2 млн безземельных нанимателей. Крайне тяжелые условия жизни заставляли их бежать к городов, эмигрировать в Алжир, Америку, в другие страны Европы.

Итак, парцелярний характер французского землевладения способствовал сохранению аграрно-индустриальной структуры экономики, а стоимость сельскохозяйственной продукции в 70-х годах XIX в. в 2,5 раза превышала стоимость промышленной продукции.



Назад