Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая история

Тоталитарная модель регулируемого капитализма


Послевоенная экономика Германии. За годы Первой мировой войны среди ведущих стран Европы наиболее етатизованим оказалось народное хозяйство Германии. Основной причиной этого было крайнее напряжение всех ресурсов страны, в котором нуждалась длилась агрессивная со стороны Германии война. Германия потерпела огромных человеческих (1800 тыс. - погибли на фронтах, 900 тыс. погибли от эпидемий и голода, 1500 тыс. - были ранены) и материальных (война поглотила 150 млрд марок) потерь. Потеря территорий лишила Германию 75% годовой добычи железной руды, 25% добычи каменного угля, 35% выплавки стали. К этому добавились тяжелые условия Версальского мирного договора (оплата по репарации 132 млрд золотых марок, потеря колоний и возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, передача Франции на 15 лет права эксплуатировать ресурсы Саарської области). Вместе с крахом политической системы указанные потери для Германии стали основными факторами затяжного кризиса с последующей стагнацией экономики страны.

Послевоенная экономический кризис продолжался вплоть до 1924 г. В 1923 г. общий сбор основных сельскохозяйственных культур составил 70% довоенного уровня. На 38% сократился импорт и на 33% - экспорт. Экономические трудности резко усилили инфляцию. Если в 1913 г. за $ 1 давали 4 марки, то в 1920 г. - 65, в 1922 г. - 191, в январе 1923 г. - 4300, а в ноябре того же года - 8 млрд марок. Реальная заработная плата сократилась по сравнению с довоенным уровнем на 25%. И лишь в середине 20-х годов наметилась тенденция к оздоровлению экономики.

 

Реформирование экономики Германии. Ситуация в Германии становилась критической. Возрождение экономики страны и необходимость выполнения тяжелых условий Версальского договора требовали проведения хозяйственных реформ. Одной из первых стала денежная реформа 1923-1924 гг., цель которой заключалась в стабилизации валюты и преодолении инфляции. Согласно проекту, который поддержали аграрники и промышленники, в октябре 1923 г. было создано Рентный банк. Его капитал (3,2 млрд марок) состоял не из золота, а из долговых обязательств учредителей - владельцев сельскохозяйственных земель, банков, промышленников, торговцев. Долговые обязательства высчитывались в золотых марках, но обеспечивались закладными листами и облигациями на 4% стоимости их предприятий.

Рентную марку банк начал выпускать уже с ноября 1923 г. Она признавалась законным обеспечением наравне с золотом, равняясь триллионов бумажных марок. Стабилизация денежной единицы способствовала бездефицитности бюджета в 1924, p. его доходная часть стала превышать расходную. В августе 1924, p. после выполнения своей роли, рентные марки были изъяты из обращения, а функции Рентного банка передали реорганізованому Рейхсбанка. Он выпустил новые банкноты, которые были обеспечены золотом и золотыми девизами на 40% и подлежали обмену на золото. Реорганизован Рейхсбанк выходил из-под контроля правительства и становился независимым.

Для того чтобы не допустить повторения российского опыта (в 1919 г. на территории Баварии возникла Советская республика, весной 1923 г. было создано рабочие правительства в Саксонии и Тюрингии, в октябре произошло восстание в Гамбурге), страны-победительницы решили пойти на уступки. Главной из них стал новый репараційний план. Его назвали по имени руководителя Международного экспертного совета, американского банкира Ч. Дауэса, тесно связанного с банковской группой Моргана, - плану Дауэса (1924-1929). План предусматривал значительные облегчения репараційних выплат, которые составляли ежегодно 1-1, 75 млрд марок (в 1928 г. они поднялись до 2,5 млрд марок), в 1932 г. их отменили совсем. План Дауэса, одобренный Локарнской соглашением 1925, p. предусматривал также жесткий зарубежный контроль за четко определенными источниками репараційних платежей. К ним относились:

а) поступления за счет пошлин и косвенных налогов, прежде всего на предметы широкого потребления;

б) доходы от железных дорог;

в) налоги от промышленности.

Наряду с этим план предусматривал прекращение оккупации Францией Рурского угольного бассейна, предоставление Германии кредитов. Формально кредиты предоставлялись для обеспечения репараційних выплат, фактически они направлялись на восстановление военно-промышленного потенциала Германии. В 1924-1929 гг. иностранные инвестиции составили почти 21 млрд золотых марок, тогда как репарационные выплаты - лишь 10,2 млрд. Большую часть средств - около 70% - оказали американские кредиторы. План Дауэса оказался достаточно эффективным. От этого "золотого дождя" началось восстановление и рост немецкой промышленности.

К концу 20-х годов объем промышленного производства превысил довоенный уровень на 13%, более чем на 1/3 выросла добыча каменного угля, на 43% возросла выплавка чугуна, на 30% - выплавка стали. Расширение производства осуществлялось на новой технической основе: в производстве активно шел процесс электрификации. Значительный шаг сделало машиностроения, было освоено производство синтетического бензина, искусственного шелка. Промышленные товары в Германии стали возвращаться на мировой рынок. Немецкий экспорт в 1929 г. превысил уровень довоенного на 3 млрд марок, а положительное сальдо торгового баланса составило 34 млрд марок.

Вместе с тем производство сдерживался узостью внутреннего рынка, расширение которого, в свою очередь, наштовхувалося на недогрузка производственных мощностей. В стране насчитывалось 4 млн безработных.

Промышленное подъема усилило концентрации и централизации капитала. Ведущую роль стали играть концерны и тресты. Например, в 1926 г. было создано "Стальной трест", который стал "государством в государстве". В него входили шахты, электростанции, металлургические, машино - и судостроительные заводы - всего почти 300 предприятий, на которых работало 200 тыс. рабочих. "Стальной трест" контролировал 43% выпуска чугуна и 40% производства стали и железа.

В конце 20 - начале 30-х годов в связи с началом мирового экономического кризиса западные страны приостановили инвестиции в немецкую экономику, предусмотренные планом Дауэса. Правительство Германии обратилось к стран-победительниц с просьбой облегчить бремя репараций.

В августе 1929 г. и в январе 1930 г. было проведено репарационные конференции, на которых, учитывая неблагоприятную экономическую ситуацию в Германии, финансовые эксперты стран-кредиторов приняли решение об изменении системы немецких репараційних выплат. План Дауэса заменили планом, который стал носить фамилию нового председателя Международного совета экспертов, президента электротехнического треста Моргана финансиста Юнга. План Юнга предусматривал досрочное прекращение оккупации Рейнской области, сокращение общей суммы репараций до 113,9 млрд марок, ограничение числа источников их поступления бюджетом и прибылью от железных дорог, отмена отчислений в репараційний фонд от прибылей промышленности, что высвобождало дополнительные внутренние средства для ее дальнейшего развития. В то же время отменили финансовый контроль за экономикой Германии. Размер ежегодных выплат с 1929 г. на ближайшие 37 лет ограничивался 2 млрд марок. Всего Германия до Второй мировой войны выплатила около 20 млрд марок, большая часть которых пришлась на первые послевоенные годы.

 

Экономика в период кризиса 1929-1933 гг. Мировой кризис глубоко поразила экономику Германии, что объясняется прежде всего ее зависимостью от иностранного капитала. Самым тяжелым был 1932 г. Промышленное производство, наиболее пораженные кризисом, сократилось на 40% по сравнению с 1929, p. 68 тыс. предприятий потерпели крах. В 1932 г. мощности машиностроительной промышленности были загружены чуть более чем на 1/4, автомобильной - на 1/4, строительной - на 1/5. Количество безработных составило 8 млн человек. К промышленной кризиса добавилась аграрная. На 60% сократился оборот внешней торговли, разладилась кредитно-денежная система. Прекращение помощи со стороны стран, которые также были поражены кризисом, ухудшало положение Германии.

Отсутствие эффективной антикризисной программы и несостоятельность режима Веймарской республики эффективно противостоять экономическому кризису, обострение социальных противоречий, стремление монополий к восстановлению утраченных позиций на мировом рынке, растущая ностальгия достаточно широких общественных кругов по прошлым величием Германской империи в условиях резкого падения жизненного уровня, безразличия к внутренних проблем Германии со стороны правительств других стран стали основными факторами установления фашистского режима в стране в 1933 г. Президент Германии Гинденбург в январе 1933 г. на прямое требование финансовых магнатов, которые открыто поддерживали нацистов (Рейнсько-Вестфальский угольный синдикат принял решение отчислять в кассу нацистской партии по 5 пфеннигов с каждой проданной тонны угля), назначил А. Гитлера рейхсканцлером, передав ему реальную власть.

 

Экономическая политика фашизма имела ярко выраженный етатистський характер и была направлена на общую милитаризацию Германии и подготовку ко Второй мировой войны. Нацистское правительство предпочел восстановлению важных в военном отношении отраслей тяжелой и топливной промышленности, созданию предприятий, выпускающих военную технику. Это требовало сосредоточения огромных средств и средств в руках государства. Поэтому нацисты создали сложный аппарат управления хозяйством. В июне 1933 г. при министерстве экономики образовали Генеральный совет хозяйства и положили на нее разработку и направления экономической политики государства. Генеральном совете передали хозяйственные группы, которые возглавляли промышленность, торговлю, финансы, а тем, в свою очередь, отраслевые группы, которые охватывали химической, авиационной и другие отрасли промышленности. В Совет входило 16 человек, девять из которых представляли большой капитал (Г. Крупп, Ф. Тиссен, Г. Феглер, Ф. Флик и др.), четыре - крупные банки (Шредер и др.) и две - крупных аграриев. Решающее слово в ней принадлежало Круппу и Сименсу.

Германия не проводила национализации, средства производства оставались преимущественно в частной собственности. Однако предприниматели имели весьма ограниченные возможности распоряжаться своими средствами производства. Промышленные ресурсы распределяли и предоставляли только для выполнения задач централизованного плана. Вопрос объемов производства, его ассортимента, цен на производимую продукцию решали централизованно.

Фашистский режим установил жесткий контроль за валютными расчетами, внешней торговлей. Широко применялись методы налогового регулирования, предоставления субсидий, кредитов. Однако основным методом стал прямой административный диктат.

Отличительной особенностью государственного регулирования был так называемый фюрер-принцип, закрепленный Законом о органическую построение немецкого хозяйства (1934). Согласно закону, все предпринимательские союзы переходили в подчинение министерства экономики, их возглавлял фюрер немецкого хозяйства, который мог создавать или распускать хозяйственные объединения, назначать их руководителей. Им назначили Ф. Кеслера - голову електропромисловців. Все хозяйство было разделено на семь главных имперских групп: промышленности, энергетики, ремесел, торговли, банковского и страхового дела и транспорта. Через эти группы проводили государственные решения в области экономики.

Наряду с отраслевым было создано региональную структуру управления. Страну поделили на 18 хозяйственных областей, в каждой из которых образовалась хозяйственная палата, выполнявшей функции местного органа экономической власти. Деятельностью территориальных палат руководила имперская экономическая палата, которая подчинялась министерству экономики. Общая численность чиновников и служащих выросла в 1939 г. по сравнению с 1933 г. на 869,5 тыс. человек.

В 1933 г. приняли также Закон о принудительном синдицирования, согласно которому предприятия обязаны были входить в состав действующих картелей и синдикатов. Прежде всего закон внедрили в металлургической промышленности. Вследствие принудительного синдицирования шесть банков и 70 крупных компаний захватили контроль над 2/3 промышленного потенциала страны, что облегчало государственное регулирование.

В январе 1934 г. приняли закон "Об организации национальной труда", закреплявший систему принудительного труда. Согласно закону запрещались забастовки и переход рабочих с предприятия на предприятие. Рабочие превращались в "солдатам труда". В мае 1933 г. впервые было установлено трудовую повинность для студентов и распространено на остальные молодые законом о добровольном (1934) и обязательную (1935) трудовую повинность. Вся молодежь в возрасте 18-25 лет была обязана отбывать ее в специализированных военных лагерях. 22 июня 1938 г. ввели общую принудительную трудовую повинность. Рабочий день перед войной составлял 10-14 ч.

В фашистской Германии осуществлялось государственно-монополистическое регулирование сельского хозяйства. С этой целью было создано "Имперский состояние по продовольствию", в котором объединили сельскохозяйственных рабочих, крестьян, юнкеров, торговцев сельскохозяйственными товарами, владельцев пищевой промышленности. Это была громоздкая бюрократическая машина, которая имела 10 центральных и 4 хозяйственных управления, 20 союзов. Каждое подразделение возглавлял фюрер большего или меньшего ранга. Вся политика в сельском хозяйстве была направлена на создание продовольственных резервов. В 1933 г. был принят закон "О наследственности дворов", за которым крестьянские хозяйства от 7,5 до 125 га земли стали неотчуждаемыми. Их освобождали от поземельного налога, налога на наследство. За этим законом вводился средневековый принцип майорату - наследственность земли от отца к старшему из сыновей. Младшие сыновья должны служить государству и завоевывать себе "жизненное пространство".

Значительное место в экономике Германии занимал государственный сектор, доля которого росла. Он расширялся за счет конфискованного имущества лиц неарийского происхождения ("аріїзація" предприятий), репрессированных по разным причинам лиц, за счет захвата собственности демократических организаций (только в Рабочем банка было конфисковано 5 млрд марок), позже - за счет предприятий на оккупированных территориях. Если в 1932 г. государственный акционерный капитал составлял 13,2 млрд, то в 1939 г. он вырос до 17 млрд рейхсмарок.

Итак, до 1938 г. в Германии сложилась тоталитарная централизованная система управления, в которой рынок перестал служить регулятором экономики. Основную структуру такого управления создали на базе действующих синдикатов, которые без каких-либо изменений было преобразовано в органы централизованного управления, а их аппарат наделен общественно-правовыми функциями. В условиях фашистской диктатуры через нехватка необходимых инвестиций на широкомасштабные военные мероприятия, без помощи других стран, при самоизоляции экономики (автаркии) страны методы государственного регулирования от начала приобрели ярко выраженных прямых административных форм.

Такой вариант вмешательства государства в хозяйственную жизнь оказался эффективным и дал возможность фашистскому режиму в течение 1934 г. покончить с кризисом, прежде всего в тяжелой промышленности, и на этой основе обеспечить быстрые темпы роста, хотя и не ликвидировав народнохозяйственных диспропорций. В 1932-1936 гг. увеличено в 25 раз ассигнования на военное строительство намного превышало государственные ассигнования в транспорт (за этот период они выросли в 4 раза), жилищное строительство (в 1,7 раза) и т.д. Милитаризация экономики не решила проблем восстановления оптимальных хозяйственных пропорций, расширение внутреннего и внешнего рынков, оздоровление финансовой системы и многие другие, к чему и не стремился нацистское правительство.

Итак, способствовала формированию тотолітарної модели регульваного капитализма и была ориентирована на экономическую политику фашизма - на подготовку к новой мировой войны. Фашистскую модель использовала большая группа стран, уровень экономического развития которых достиг, как правило, средней отметки, а часто был ниже (известные страны - сателлиты Германии). Исключением оказались высокоразвитые страны - союзницы Германии - Италия и Япония. Их сближали агрессивные намерения к новому переделу мира, несмотря на то, что эти страны, в отличие от Германии, принадлежали к лагерю победителей в Первой мировой войне.

 

Италия. Подобно Германии, Италии, экономика которой очень пострадала в годы Первой мировой войны, в начале 20-х годов охватил глубокий экономический и политический кризис, благодаря которой к власти пришли фашисты. В октябре 1922 г. в стране было установлено фашистскую диктатуру Бы. Муссолини (1883-1945). Создание тоталитарной системы государственного регулирования экономики проходило по корпоративным вариантом, который мало чем за формой и сущностью отличался от нацистского в Германии. Относились одинаковые задачи: централизация управления, концентрация всех ресурсов страны для ее милитаризации. Поэтому не удивительно, что сходство двух вариантов одной и той же этатистской системы позволила сразу же после прихода Гитлера к власти в Германии заключить военно-политический союз с диктаторским режимом Муссолини.

 

Особенности экономического развития Японии. В течение Первой мировой войны, в отличие от Италии и Германии, Япония сделала значительный шаг на пути роста своей индустрии. От военного экономического бума выиграли промышленники, прежде всего такие крупные монополистические объединения, как "Мицуи", "Мицубиси", "Сумитомо", "Ясуда" и др. Однако послевоенная экономический кризис 1920-1921 гг. охватил также Японию. Тяжелое положение еще более углубил землетрясение 1 сентября 1923 г.

Правительство Японии оказывал существенную помощь пострадавшим. Было отсрочено все виды платежей и выплачены компенсации за ущерб предпринимателям, что способствовало быстрому восстановлению экономического потенциала страны. За период с 1924 по 1926 г. больших успехов было достигнуто в металлургической, машиностроительной и химической промышленности. Однако ведущей, как и раньше, оставалась хлопковая отрасль, которая давала 40% всего промышленного производства.

В послевоенный период в развитии экономики Японии усилился процесс концентрации производства и капитала, что привело к завершению процесса формирования монополистических объединений в форме семейных забот - дзайбацу. В их состав входили десятки различных предприятий, однако контролировала их главная семейная компания. Государство способствовало этому процессу, предоставляя особые торгово-промышленные привилегии семейным кланам. Характерной чертой их была универсальность (например, Мицубиси - 120 компаний с общим капиталом 8900 млн иен - охватывали железнодорожную, электротехническую компании, а также предприятия металлургической, горной, судостроительной и хлопчатобумажной промышленности).

Развитие государственного предпринимательства в 20-х годах также отличал Японию из-между ее союзников. Государственные предприятия отличались высоким техническим уровнем. Около 2/3 всех инвестиций в экономику обеспечивало государство, предоставляя капиталы в основном дзайбацу. Следовательно, правительство пыталось влиять на экономическую ситуацию, используя в качестве меры силового давления на предпринимателей, так и средства поощрения и помощи им. Однако мировой кризис охватил и Японию: за 1929-1931 гг. валовая стоимость продукции фабрично-заводской промышленности страны сократилась на 32%, стоимость продукции сельского хозяйства за этот период уменьшилась почти на 60%, число безработных увеличилось до 3 млн человек.

Для преодоления экономического кризиса правительство Японии разработало курс на развертывание военно-инфляционной конъюнктуры. Было введено эмбарго на вывоз золота и отказ от золотого стандарта иен, проведена эмиссия бумажных денег, не обеспеченных ни золотом, ни товарным эквивалентом, выпущены государственные долговые обязательства. Эти дополнительные ассигнования правительство Японии использовал для развития военного производства, что принесло большие прибыли.

Принятый в 1939 г. закон "О всеобщей мобилизации нации" предоставлял правительству неограниченные полномочия для концентрации в военных интересах материальных и человеческих ресурсов, право контроля производства всех отраслей экономики, регулирование цен, прибыли, заработной платы, размеров и направлений капиталовложений. Соответствующие "контрольные ассоциации" создавалось в отраслях народного хозяйства с правом регулирования производства, распределения и потребления всех компаний в рамках той или иной отрасли. Запрещались забастовки, в 1940 г. было ликвидировано профсоюзы и политические партии.

Результатом создания надетатизованої системы вмешательства в хозяйственные отношения стало преодоление за короткий срок кризисных явлений в экономике. С 1931-1938 гг. объем промышленной продукции вырос в 1,6 раза, выпуск продукции металлургии увеличился в 10 раз, машиностроение - в 6,7, химической промышленности - в 3,2, газовой и электротехнической - в 2,1 раза. Производство оружия и военных материалов в 1939 г. возросло в 5 раз по сравнению с 1925 г.

Такая своеобразие развития Японии и ее недовольство своим положением в Тихоокеанском бассейне - большом регионе Юго-Восточной Азии - были основными факторами, которые сближали японский вариант формирования системы государственного регулирования экономики с немецким и итальянским. Подобно них в Японии выделилась воинственно-радикальная социальная группа ("молодые офицеры"), которая производила возрастающее влияние на политику страны в межвоенный период, сделав ставку на силу и агрессию, культ исключительности и вседозволенности, войну и уничтожения. Способствовали этому также дзайбацу, что, в дополнение к экономической мощи (конгломераты), были связаны семейными узами с господствующим императорским домом и центральным аппаратом управления.

Еще одной характерной чертой хозяйственных отношений в Японии, которая сближала японскую систему государственного регулирования с вариантом итальянского корпоративизма, стало стремление предпринимателей к гармонизации отношений с рабочими, сознательное культивирование в стране патерналистских традиций. Указанные особенности формирования етатизму в Японии, с нашей точки зрения, способствовали быстрому развитию ее экономики в межвоенный период, прежде всего на основе милитаризации. Однако опыт стран с милитаристской экономикой продемонстрировал бесперспективность, пагубность этого варианта развития системы государственного регулирования экономики.



Назад