Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая история

Основные экономические тенденции развития и модели трансформации мира в эпоху социального рыночного хозяйства: общая характеристика эпохи


Социальное рыночное хозяйство - не лучший термин для обозначения периода, который начался после Второй мировой войны и продолжается и ныне. Однако лучшего нет, поскольку понятия, которые используются (послевоенный период, постиндустриальный этап, современность и т.д.) значительно шире и более расплывчаты.

Первой задачей, стоящей перед миром сразу после окончания войны, было восстановление разрушенного хозяйства и конверсия (перевод, переориентация) гипертрофированного военного производства на нужды развития в условиях мирного времени.

На начало 50-х годов ведущие страны Запада с этой задачей уже справились. Важную роль сыграли внедрение кейнсіанских рецептов экономической политики, плана Маршалла и Бреттон-Вудська система золотодоларового стандарта, что обеспечило взрывной рост мировой торговли. В СССР восстановления растянулось более чем на десятилетие, а конверсию так и не было окончательно проведен, поскольку страна втянулась в глобальное противостояние - холодную войну и гонку вооружений с США и другими странами Запада.

50-60-е годы на Западе - это период наиболее мощного и продолжительного экономического подъема за всю историю. Ему не помешал даже крах колониальной системы (за пятнадцать послевоенных лет практически все колонии добились политической независимости). До двух послевоенных десятилетий на Западе часто применяются эпитеты: благословенны, золотые, серебряные года. Стремительный экономический рост в разгромленных чуть ли не дотла Германии и Японии, которые достигли 7-12-процентного годового роста ВВП в течение полтора десятилетия, получило название " экономического чуда".

Впоследствии этот термин применялся и для обозначения аналогичного экономического роста в Бразилии, Испании, Южной Корее, Китае и некоторых других странах.

Именно в этот период в наиболее благополучных странах Запада - США, Канаде, Японии, Великобритании, Франции, Западной Германии, Швейцарии, Нидерландах, Бельгии, Скандинавских и в некоторых других странах - сложилась социально-экономическая система, которая сочетает рыночные принципы организации хозяйства и развитую систему социальных гарантий (страхование, пенсионное обеспечение, жилищное кредитование - поддержка детей, инвалидов, реабилитация и т.д.). Систему назвали социальным рыночным хозяйством.

Важнейшая черта этой системы - доступность практически всех товаров и услуг (за исключением небольшой части так называемых элитарных, которые не имеют массовых аналогов) для подавляющего большинства (75-90%) населения. Благодаря этому не только производство, но и потребление множества товаров и услуг приобрело массового характера. В свою очередь, это дало толчок к дальнейшему росту производства. Поэтому систему социального рыночного хозяйства еще называют обществом общего массового потребления, или потребительским обществом. Высокий уровень потребления стал базой для перехода к принципиально другого качества жизни. Средняя ожидаемая продолжительность его в экономически развитых странах достигла 74-78 лет у мужчин и 76-81 года у женщин.

Однако двадцатилетнее процветания изменилось в начале 70-х годов большим экономическим кризисом, движущими силами которой были крах Бреттон-Вудської валютной системы, шоковое (для стран Запада) повышение цен на нефть и внутренние противоречия потребительского общества. Эти противоречия заключаются в том, что высокий уровень производства опирается на идеалы протестантской трудовой этики, которая обеспечивает высочайшую производительность труда, а высокий уровень потребления поддерживают с помощью культивирования гедоністських норм поведения: праздность, расслабленность, культ наслаждений.

В начале 80-х годов Запад снова охватил глубокий экономический кризис. Ее преодолели лишь в середине 80-х годов. С этого времени начинается отсчет нового крупного экономического подъема, до которого удалось присоединиться еще нескольким десяткам стран в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке.

Благодаря достигнутым экономическим успехам в 90-х годах относительно безболезненно произошло объединение Германии и идет постепенная экономическая интеграция Европы, что является закономерным шагом на пути к всеобщей глобализации экономических и социальных процессов.

Советская система планирования народного хозяйства, с течением времени наоборот, переживала серьезные трудности и в конечном итоге разрушилась. В странах бывшего советского блока начался переходный период - трансформация в рыночную экономику и в то же время реинтеграция в мир, который глобализируется. В начале XXI в. численность населения, проживающего в странах с либеральным рыночным режимом, достигла 28%. В 1875 г. этот показатель составлял 8% мирового населения.

В конце 90-х годов в Азии (Гонконг) произошел экономический кризис, который вскоре распространилась на отдельные государства Латинской Америки (Бразилия). Этот кризис назвали гонконгским гриппом. К началу 2000 г. ее последствия в основном преодолели. Однако пока что рано делать окончательные выводы о том, был ли это временный сбой в системе, признак значительных недостатков в хозяйственной модели новых индустриальных стран, или симптом глобального кризиса современного капитализма, что приближается.

Открытым остается также вопрос о внешние последствия аргентинского кризиса 2002 г. Она, наверное, скажется на соседях Аргентины, которая была почти финансовым центром Латинской Америки. Падение экономики страны не может не ухудшить репутацию региона в целом. Кроме того, оно влияет на транснациональные компании (ТНК), большинство которых так или иначе представлены на аргентинском рынке.

Во второй половине XX в. завершился демографический переход в Европе и Северной Америке. Показатели рождаемости и смертности стабилизировались на очень низком уровне. Рост населения прекратилось, а в некоторых странах (Франция, Германия, Скандинавские страны) пошло на спад. Он компенсируется за счет так называемой управляемой миграции из Азии и Африки. Однако эта миграция создает немало дополнительных социальных проблем. Еще одной проблемой стало стремительное "старения" населения западных стран - рост среднего возраста тех, кто живет, увеличение доли пожилых граждан (старше 65 лет) в населении. В некоторых странах она уже перевалила за 20% и приближается к 25%.

Именно в это время начинается демографический переход в Азии, Африке и Южной Америке. Разрыв между показателями смертности и рождаемости в указанных регионах оказался настолько большим, что население стало расти в геометрической прогрессии (как и предупреждал Т. Мальтус). За вторую половину XX в. население Китая выросло в 2,25 раза и превысило 1250 млн человек; население Африки более чем утроилось и превысило 800 млн человек; население Индии выросло почти в четыре (!) раза и превысило 1 млрд человек.

Лавинообразный рост населения стали называть "демографическим взрывом". Оно породило множество проблем. Главная из них заключается в том, что бурный рост населения способствует консервации низкого уровня экономического развития этих стран и ведет к ускоренному уничтожения невоспроизводимых природных ресурсов. Тем самым усиливается глобальный экологический кризис, что оказывается исчерпанием некоторых видов ресурсов и загрязнением окружающей среды. Главную ответственность за развитие "демографического взрыва" несут, конечно, экономически развитые страны, на которые приходится лишь 20% населения Земли и почти 80% потребляемых человечеством природных ресурсов.

Развитие технологий, изобретение компьютера, новая волна НТП, роботизация производства и др. привели к прогрессирующему вытеснение физического труда в промышленности и сельского хозяйства. Основными сферами хозяйства в развитых странах в начале XX в. стали фармацевтика, связь (передача информации), программирование, кинобизнес, индустрия развлечений, средства массовой информации, инновационный и исследовательский бизнес. Однако и так называемые традиционные отрасли (энергетика, нефтехимия, автомобилестроение и др.) не потеряли, а даже укрепили свои позиции.

На начало XXI в. в сельском, лесном и рыбном хозяйстве экономически развитых стран оставалось работать менее 10% трудоспособного населения (в слаборазвитых странах - более 50, в странах со средним уровнем экономического развития - 15-25%). Соответственно этот сектор и дает не более 10% ВВП.

В промышленности и строительстве в развитых странах в настоящее время занято лишь 20-25% всех работающих (в слаборазвитых - 25-35, в середньорозвинутих - около половины) и производится не более трети ВВП.

Более половины ВВП и от двух третей до трех четвертей всех занятых в экономически развитых странах приходятся на так называемый третичный сектор - сферу услуг (в слаборазвитых - менее 15, в середньорозвинутих - 25-35%). Такая структура занятости и производства ВВП дала возможность некоторым западным исследователям сделать вывод о завершении индустриального этапа развития в США и других стран и о переходе к постиндустриальному.

Значительные изменения произошли также в социальной структуре западных обществ. Элита, как и раньше, не превышает 1,5% населения. Это политические и государственные лидеры, звезды шоу-бизнеса, топ-менеджеры, ведущие ученые, финансовые, промышленные и медийные магнаты и единичные представители древних аристократических семей.

Среднее состояние, ныне охватывает от 50 до 70% населения, представлен добрым десятком разных социальных групп: от фермеров до университетских преподавателей, от наемных рабочих третичного сектора к предпринимателей, от менеджеров до государственных служащих. Он без преувеличения является "становым хребтом" современного западного общества.

Рабочий класс, который составляет от 20 до 30% населения, по основным характеристикам все больше приближается к среднему слою. Иногда его просто считают "нижней частью" этого слоя.

Ниже состояние, доля которого не превышает 15% населения, в основном представлен людьми, которые ведут асоциальный образ жизни (наркотики, проституция, бродяжничество, попрошайничество, социальное иждивенчество и т.д.), а также людьми, которые не ассимилировались, - эмигрантов первого поколения, многие из которых находятся на полулегальном положении (просроченные визы, поддельные удостоверения на жительство и разрешения на работу и т.п.) и не интегрированы в систему социальной адаптации. По данным международной организации труда на начало XXI в. от 25 до 30% рабочей силы в мире являются безработными.



Назад