Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая история

Страны переходной экономики в 90-х годах XX ст.: общая характеристика


Уже в 60-х годах экономическая система, сложившаяся в странах государственного социализма, начала давать сбои, снизилась ее эффективность и поэтому она нуждалась в коренного реформирования. Стало очевидно, что ее хозяйственные механизмы не способны создавать эффективную социально ориентированную экономику, активно использовать достижения научно-технического прогресса и взаимодействовать с мировым хозяйством. Почти для всех стран Азии и Восточной Европы, кроме Китая и Вьетнама, характерным было падение темпов экономического роста, перекосы в финансово-экономической политике, отставание наукоемких производств, рост внешней задолженности и др. Наконец в 70-80-х годах меры для интенсификации производства не дали желаемых результатов.

С точки зрения социально-экономического развития особо неблагоприятной оказалась вторая половина 80-х годов. Произошло резкое снижение хозяйственной активности и замедление темпов экономического роста в целом. Существование экономического кризиса в этот период официально признавалось в Венгрии, Польше и Югославии, а после 1989 г. - в Болгарии, Румынии, Чехословакии и ГДР. Жизнь показало, что нужны радикальные реформы экономической системы.

В экономической литературе стран государственного социализма 60-80-х годов выделялись два вида хозяйственных реформ - управленческие (или демократические) и технократические. В первом случае (Венгрия, Чехословакия) на смену централизованному распределению ресурсов и обязательным прямой задачей пришли довольно жестко регулируемый рынок, что допускал лишь некоторую гибкость цен, и комплексная система косвенных регуляторов (преимущественно налогов и субсидий). Они влияли на рентабельность - главный показатель деятельности предприятий (объединений).

Во втором случае (ГДР, в некоторой степени СССР) происходила лишь определенная административная децентрализация при условии сохранения фиксированных цен, которые время от времени переглядывались в централизованном порядке, и обязательных плановых показателей для предприятий (объединений).

Но оба вида хозяйственных (экономических) реформ принадлежали к единого типа внутрісистемної реформы. Она означала изменения и преобразования, которые не выходили за пределы существующей экономической системы, а были направлены на ее совершенствование путем улучшения системы планирования, управления, экономического стимулирования и т.д. Фактически такая хозяйственная реформа означает эволюционную адаптацию существующего экономического уклада к новым условиям социально-экономического развития, изменения и преобразования в экономической системе без ее взлома и замены. В этом случае не имеет принципиального значения характеристика реформы как "комплексной", "радикальной", "кардинальной" и др. Общей целью таких реформ провозглашался переход от экстенсивных к интенсивным методам хозяйствования на основе неподвижно господствующей общественной (государственной) собственности на средства производства и коммунистической партии путем определенной децентрализации управления народным хозяйством и активизации использования товарно-денежных отношений.

В противовес этому міжсистемна реформа означает следующие изменения и преобразования, которые ведут к становлению экономической системы и социально-экономического строя на качественно новой основе. Поэтому такая реформа связана прежде всего с заменой конституюючих элементов существующей системы отношений собственности, координационного и мотивационного механизмов и др.). Кардинальное изменение экономической системы выступает как органическая составляющая процесса более высокого порядка - трансформации в общественном макросистемі, в которой экономические и внеэкономические, прежде всего политические, факторы также переплетены и взаимно-обусловлены. Часто міжсистемна реформа (трансформация) отождествляется с понятиями "радикальная рыночная реформа", "системная трансформация экономики" и т.д.

На рубеже 80-90-х годов определился курс реформ, направленных на переход от централизованной плановой экономики к рыночного хозяйства путем приватизации и развития частного предпринимательства. Обязательным следствием и условием системных преобразований является переходный период с присущей ему переходной экономикой.

 

Переходная экономика - базовая составляющая переходного этапа общества на определенной ступени исторического развития, связанная с преобразованием одной экономической системы на другую. В переходной экономике всегда присутствуют, сосуществуют, взаимодействуют и борются доминирующие уклады, элементы, формы прошлой и будущей системы с постепенным нарастанием нового и формированием качества однородности, органической целостности системного образования, что возникает. Относительно современности - речь идет о капиталистическую рыночную экономику. За период 1989-2003 гг. во время осуществления рыночных реформ в странах Центральной и Восточной Европы выделяются два этапа. Первый этап реформ (конец 80-х - середина 90-х годов) характеризовался общностью цели (слом старой экономической системы и переход к рыночной экономике) и разнообразием методов осуществления системных преобразований. Относительно легко и быстро (как правило, уже в первые месяцы переходного периода) было ликвидировано механизмы и институты прежней командно-административной системы. Демонтаж ее свелся к двум основных мероприятий. Первый - ликвидация системы централизованного государственного планирования, распределения материально-технических ресурсов и управление народным хозяйством. Второй - либерализация текущей хозяйственной (производственной и коммерческой) деятельности, которая заключалась в снятии с нее большинстве государственных запретов и ограничений. В дальнейшем осуществлялись другие системные преобразования: реформирование отношений собственности; формирование хозяйственных субъектов, ориентированных на максимизацию прибыли и способных адекватно воспринимать рыночные сигналы; формирование рынков товаров и услуг, труда, капитала и земли; структурные реформы.

Для всех без исключения стран ЦСЄ на первом этапе системных преобразований отличительными признаками стали такие последствия: стагфляция (т.е. одновременное сочетание экономического спада и инфляции); дестабилизация фінансевого положения (дефицит государственных бюджетов, дефицит текущих статей платежных балансов и др.); снижение жизненного уровня подавляющего большинства населения; резкое обострение социальных проблем. Всеобщность этих последствий на постсоциалистических просторах дала основательную основание ученым выработать понятие трансформационная (системная) кризис.

Глубина экономического спада в странах ЦСЄ оказалась прежде всего в значительном сокращении ВВП: за 1989-1999 гг. он уменьшился на 20%. Сокращение промышленного производства было вдвое больше. Глубина спада (по показателю ВВП) была такой: в Румынии - на 34%, в Болгарии - почти на 27, в Словакии - на 25, в Венгрии - на 18, в Чехии - на 15, в Польше - более чем на 22%. Одной из основных причин стало полное и быстрое разрушение экономических связей между бывшими странами государственного социализма.

Значительный спад произошел в тяжелой промышленности, которая составляла в большинстве стран основу народного хозяйства. Внутренний спрос на ее продукцию упал, взаимные поставки между постсоциалистическими странами, на которые традиционно ориентировались крупные предприятия, после распада СЭВ и СССР резко сократились, а на рынках Запада товары из стран ЦСЄ, за небольшим исключением, не выдерживали конкуренции вследствие низкого качества и высоких цен. И только с 1993-1994 гг. в странах ЦСЄ возобновилось относительно устойчивый экономический рост. Приостановилось обвальное падение инвестиций и потребительского спроса, жизненного уровня. Но рыночная трансформация привела к увеличению безработицы: по данным официальной статистики, его уровень в 2000 г. колебался от 9% в Венгрии и Чехии до 18% в Словакии и Болгарии и 22-32% в бывших республиках СФРЮ. Состоялись распространение и обострение бедности, углубление дифференциации доходов населения и имущественное расслоение, рост преступности и многих других негативных явлений.

Второй этап рыночных реформ в постсоциалистических странах ЦСЄ напрямую связан с их подготовкой к вступлению в ЕС, а следовательно - с разработкой ПЬЕС критериев отбора новых членов. Эти критерии становятся для стран-претендентов не только ориентирами, а по сути и своеобразными "приказами" по осуществлению системных преобразований. В соответствии с критериями, выработанными на сессии ЕС в Копенгагене (июнь 1993 г.), условиями членства в ЕС восточноевропейских стран являются: создание стабильных институтов, гарантирующих демократию, правовой порядок, соблюдение прав человека и защиту национальных меньшинств; обеспечение функционирующей рыночной экономики, способной справляться с конкуренцией и действием рыночных сил в ЕС; взятие на себя обязательств членства (в том числе признание законодательной базы ЕС), включая преданность задачей создания экономического и валютного союза. Тем самым заданы основные направления социально-экономического реформирования стран ЦСЄ. Так называемые Маастрихтские критерии представляют собой конкретные параметры, которых страны должны достичь в сфере макроэкономической стабилизации. Среди них: поддержание ценовой стабильности, которая предусматривает, что норма инфляции в стране-кандидате не будет превышать более чем на 15% уровень страны с наименьшим ее показателем в зоне евро; ограничение совокупного государственного долга 60% от объема ВВП, а совокупного бюджетного дефицита до 3%; установление уровня процентных ставок по долгосрочным кредитам не выше чем на 2% уровня, достигнутого тремя странами с самым низким показателем инфляции.

В целом увеличился разрыв между наиболее и наименее благополучными в экономическом реформировании странами ЦСЄ. Среди них - Польша, Венгрия, Чехия, Словения и Словакия. По показателю объема ВВП Польша превысила уровень 1989 г. лишь в 1996 г., Словакия - 1999, p. Венгрия и Словения - 2000, p. Чехия в 2001 г. Это превышение в 2001 г. составляло от 28 до 1%.

Ко второй группе относятся остальные страны ЦСЄ, которые не только еще очень отстают от уровня 1989 г. по размерам ВВП, но и его текущая динамика отмечается крайней неустойчивостью.

Радикальные рыночные реформы, охватившие в 90-х годах прошлого века весь постсоциалистический мир, и их результат в странах ЦСЄ и СНГ имеют определенные общие черты, так и существенные различия. Частично это обусловлено объективными причинами, связанными с общими и различными начальными условиями системных преобразований. Среди общих условий - однотипность социально-экономического строя и политических систем, продолжительность существования в рамках мировой системы государственного социализма, сильное влияние советской политики, экономики и культуры на их судьбу в течение почти полвека и др. К отличиям относятся: разница в общих уровнях экономического развития стран накануне системной трансформации; особенности отраслевой структуры; глубина макроэкономических диспропорций; степень реформованости хозяйственных систем и психологической подготовленности населения к изменению социально-экономического строя; особенности социальной стратификации; культурные и исторические традиции, роль религии и др. В странах ЦСЄ эти исходные условия были в целом более благоприятными, чем в странах СНГ, а в некоторых государствах ЦСЄ (Польша, Словения, Венгрия, Чехия, Словакия) они способствовали более успешному реформированию, чем в других постсоциалистических стран этого региона. Важную роль сыграл также внешний фактор, в том числе масштабы поддержки реформ международными финансовыми организациями.

Однако указанные выше факторы, как признает большинство исследователей, не были определяющими для хода системных преобразований и хозяйственной динамики. Решающую роль сыграли степень понимания, качество постановки и воля к реализации структурами государственной власти задач системной трансформации и проводимая экономическая политика. От них в решающей степени зависит и разная социальная цена реформ.

В пределах СНГ также происходит увеличение разрыва в реформировании экономики России, Грузии, Кыргызстана, Казахстана, Армении, с одной стороны, и Азербайджана, Туркменистана, Таджикистана, Узбекистана, - с другой. Вследствие этого растет дивергенция (различия) национальных моделей хозяйствования разных стран СНГ, хотя исходная модель у всех у них была единственной. К этому добавляются различные национальные экономические интересы, проявившиеся в ходе хозяйственного реформирования. Это одна из главных причин неудач в реальном интеграции экономик стран СНГ. При условии общего снижения структурной зрелости всех стран СНГ углубляется различия между их национальными структурами производства. Углубляется и закрепляется разрыв между национальными показателями ВВП на душу населения. В 1990 г. коэффициент вариации этого показателя для 12 стран СНГ составлял 0,223, в 1995 г. он увеличился до 0,433, а в 1999 г. - к 0,530. То есть, за этот промежуток времени дивергенция между странами выросла в 2,4 раза. Еще более поразительно углубление разрыва между Россией и Таджикистаном: в 1990 г. он составлял разницу в 2,1 раза, в 1995 г. - 4,6, в 1999 г. - 6,7 раза.

Следует отметить, что реформы в странах Азии, в отличие от Восточной и Центральной Европы, начались с постепенной перестройки в экономике без изменений в политической системе. Более того, как раз политические структуры выступили инициаторами радикальных реформ и осуществляли эти преобразования под личным руководством. Их направление - создание социалистической рыночной экономики (или рыночного социализма с национальной спецификой).

Существуют также другие значительные различия между моделями и последствиями экономической реформы в странах ЦСЄ и СНГ, с одной стороны, и східноазіатськими странами - с другой. Среди них - относительная стабильность политических и макроэкономических условий, разница в политических намерениях руководства, огромная роль аграрного сектора и избытка рабочей силы в Азии, что в значительной мере обусловили эволюционность процесса реформирования (в отличие от революционных изменений в странах ЦСЄ и СНГ), более поздняя и постепенная приватизация, предшествующего аграрной реформы преобразованием в промышленности и либерализации цен на сельскохозяйственную продукцию - общей либерализации цен, более активное участие государства в реформировании экономики, меньшая социальная цена реформирования и др.



Назад