Электронная онлайн библиотека

 
 Дипломатический протокол и этикет

1.1. Суть и исторические этапы становления дипломатического протокола


Дипломатический протокол является неотъемлемой составной частью дипломатии, ее политическим инструментом, формой, которой сопровождается будь-какая внешнеполитическая акция (акт, запад) государства и которой придерживаются ее представительства или представители. Дипломатия имеет очень длинную историю, потому что появилась практически с возникновением родового общества, первого обмена продуктами, а также первых проблем, связанных с территориями для охоты, земледелия, рыболовства и их пределами, трениями и конфликтами, которые возникали вокруг них. Уже первобытные люди пришли к выводу, что разногласия лучше решать с помощью договоренностей, потому что решения их силой часто вызывало озлобление соперника и приводило к новым конфликтам. Так появились зачатки первоначальной, примитивной дипломатии, которые базировались на принципах здравого смысла, а в роли дипломатов выступали старшие члены общины, к голосу которых прислушивались.

С дальнейшим развитием общества, производительных сил, общественного мышления и первобытных юридических норм развивалась и дипломатия. До нас дошли сведения о том, что еще в XV в. до н. э. в Єгипті заключались международные договоры по правилам, которые напоминают нынешнее дипломатическое искусство. Так, в XII в. до н. э. Египетского заключил военное соглашение с хеттами, по условиям которой предполагалось оказания помощи друг другу, в том числе и в борьбе с внутренними врагами. Такая статья, кстати, и в нынешних договорах о взаимопомощи - огромная редкость.

Высокоразвитая дипломатия в III тыс. до н. э. существовала в Индии. Зародыши международного права и дипломатии как искусства основывались там на "законах Ману". Уже тогда речь шла о профессиональные качества дипломатов, методы предотвращения войн, которые опирались на распознавания планов иностранного государства, то есть на разведывательные данные.

Первые договоры о мирном решении спорных вопросов и о ненападении друг на друга известные в истории Китая.

Поистине правдивые слова из библейской Книги Экклезиаста, что нет ничего нового под солнцем - "оно уже было от веков, что были перед нами".

Однако, влияние этой первоначальной дипломатии Египта и древнего Востока на дальнейшее ее развитие было незначительным через их оторванность от остального мира, а вот дипломатия Греции, Рима, Византии оставила заметный след. Государства этой эпохи поддерживали между собой активные контакты, вели торговлю, соревновались за новые территории и рынки сбыта. Греческая дипломатия того времени имела скорее открытый, публичный характер, которая базировалась на принципах "проксенії", то есть гостеприимства, была направлена на борьбу за расширение территорий, за увеличение количества рабов, за рынки сбыта. Обман и коварство характерные для дипломатии Древнего Рима, который, кроме этого, взял на вооружение использование силы против слабого, метод разжигание вражды между соседями, а принцип "разделяй и властвуй" стал основным принципом римской дипломатии. Обман в дипломатии Рима стал нормой, а выгода, без оглядки на других, - главным кредо. Даже основополагающий принцип международного права "Pacta sunt servanda" использовался римской дипломатией только так, чтобы договоры, которые ним заключались, были выгодны лишь Рима и функцию его партнеров.

Осуществляли эти дипломатические миссии так называемые посольства, которые организовывались при необходимости, а в их состав, как правило, входили один, два или несколько послов и свита - писцы, переводчики, делопроизводители, слуги и челядь. После упадка Римской империи наступила эпоха великого переселения племен и народов. Упадок и раздробление государств, пуски феодального господства не способствовали развитию международных отношений и ограничивали дипломатическую деятельность. Поэтому дипломатия гуннов и государства Карла Великого была чрезвычайно примитивной по сравнению с дипломатией предыдущих эпох, осуществлялась время от времени и была очень опасным ремеслом, потому что послы часто становились жертвами произвола тех, к кому они ссылались, или обычных банд разбойников. Именно поэтому в средневековой Венеции и Флоренции должности послов были принудительными, и за отказ от них наказывали штрафами или лишением гражданства.

Интересным периодом в развитии дипломатии была история Византии (39-1453), которая, к сожалению, передала немало негативного опыта греческой и римской дипломатии в наследство итальянским городам-государствам - Венеции, Генуе, Милане, Флоренции, а также Московии, а именно - хитрость, обман, недоверие, использование силы против более слабого партнера. Именно в византийской практике применялся излишне торжественный дипломатический церемониал, чтобы убедить соседей в богатстве и могуществе империи. Здесь впервые было использовано верительные грамоты, которые писались на пергаменте изысканным стилем цветными чернилами. Принципы византийской дипломатии были направлены на то, чтобы показать иностранцам величие и могущество императора, всей империи, ее непобедимость перед любыми врагами.

Следует отметить, что византийская дипломатия производила на то время большое влияние на дипломатию Венеции, Флоренции, Великого Княжества Московского, Турции, а принципы ее протокола, оформленного в виде правил "О церемониале византийского двора", легли в основу нового дипломатического протокола, который начал формироваться в начале XIX века [37, с. 13-14].

До исторического периода Византийской империи принадлежат и начала дипломатических контактов Киевской Руси. Первым известным в истории княжеской Украины дипломатическим визитом можно считать визит киевского князя Кия в столицу Византии - Царьград - в 527 году, который приходится на времена активного перехода славян на Балканы, то есть на времена правления Юстиниана [30, с. 134].

К первой половины IX в. относятся сведения о совместном посольство Византии и Руси в Франкского государства - Інґельгейму - в 838-839 годах, когда там на престоле находился император Людовик Благочестивый. Миссия этого совместного посольства, кроме подтверждения намерений "дружеских отношений", преследовала главную цель - организовать христианские народы на борьбу против Арабского халифата [16, с. 9].

Со второй половины этого же века до нас дошли сведения о дипломатическую делегацию до Царьграда для подписания в 860 году, после успешного похода русских на Византию, первого известного в нашей истории договора "мира и любви" с Византией, который стал своеобразным дипломатическим признанием Киевской Руси, устанавливал между этими государствами мирные отношения, предусматривал допуск на Русь христианской миссии, крещение части русичей, а также военную помощь Византии со стороны Руси, ознаменовал ее выход на широкую мировую арену [30, с. 166].

На протяжении X ст. Киевская Русь заключила несколько новых договоров с Византией (907, 911, 944, 971 года), которые базировались на традиционных принципах того времени "мира и любви", определяли статус русских посольских и торговых миссий, предусматривали выплату империей дани Руси. Особое место среди них занимает договор 911 года, который удостоверяет, что уже в то время Киевская Русь начала освоения вершин тогдашней дипломаты - подготовку письменных двусторонних межгосударственных соглашений (договоров), которые охватывали политические, экономические (торговые), военные и юридические вопросы. Договор 911 года, кроме общих, включал также так называемый ряд, то есть конкретные статьи, которые посвящались конкретным торговым, военно-союзным, юридическим и другим вопросам. Работа над подготовкой этого договора происходила в Константинополе (Царьграде). С византийской стороны переговоры вел сам император Лев VI, а Киевское посольство в Византии "принимали согласно установленным правилам, которые распространялись тогда и на другие зарубежные миссии" [25, с. 5].

Свою роль сыграли письменный договор 944 года о военном союзе Византии и Киевской Руси; договор 971 года, по которому стороны подтверждали свою верность договорам 911 и 944 лет, а князь Святослав обязывался не нападать на византийские владения: "Яко николы же помышлю на страну вашю, ни собираю вой, ни языка иного приведу на страну вашю и еликому есть господь властью гречьскою, ни на власть корсуньскую и еликому есть городовь ихь, ни на страну болгарскую. Да аще инь кто помыслить на страну вашю, да и азь буду противень и борюсь с ими" [30, с. 167].

На протяжении X ст. Киевская Русь стабилизировала свои отношения с Византией, Хазарией, Болгарией, с венграми, печенегами, варягами (викингами), установила мирные отношения с Германией. Договоры, которые заключались в то время фиксировались в соответствующих грамотах, оригиналы которых готовились обеими сторонами на родном языке, а копии - на языке другой стороны; происходил обмен оригиналами и копиями, а процедура их подписания и клятвенного подтверждение свидетельствовала о выработке достаточно четкой дипломатической системы. Дипломатические договоры IX-X вв. были ярким свидетельством того, что на больших пространствах Восточной Европы возникла могучая, образованный, а вместе с тем и милитаризированное государство - Киевская Русь, к которой относились с оговорками, но ее уважали; которую за глаза называли "варварской", но искали с ней дипломатических и военных контактов.

На новый уровень вышла дипломатия во времена расцвета Киевской Руси по правления Владимира Великого, пределы государства которого распространялись в Польше, Венгрии, Чехии, Германии - на Западе и до Волжских Болгар - на Востоке, которая была тесно связана торговыми, дипломатическими и военными контактами со всем культурным миром той эпохи [30, с. 6]. На период княжения Владимира Великого приходится активизация дипломатических отношений с Византией и Римом, связана с проблемой крещения Руси-Украины.

Международные договоры и союзы Киевской Руси очень часто подкреплялись династическими связями. Міждина - стичні браки русских князей берут свое начало от Владимира Великого, который впервые женился с чешской княжной, и фиксируются на протяжении одиннадцати поколений, вплоть до правнуков короля Даниила Галицкого, что охватывает почти четыре с половиной века, а общий список этих браков превышает 100.

Так, Владимир Великий также был женат на сестре византийского императора Анной, его старший сын Святополк - с дочерью польского короля Болеслава Храброго, Ярослав - с дочерью короля Швеции Олафа - Інґіґердою, дочь Пермислава была женой короля Венгрии Ласло Лысого, вторая - чешского короля Болеслава Рыжего, третья - Мария Доброніга - короля Польши Казимира Обновителя [19, с. 34-35; 24, с. 112-113].

Эту практику продолжали и следующие киевские князья, родичаючиьсь с дворами Западной Европы и Скандинавии. Больше всего сведений осталось о браке дочери великого князя Киевского Ярослава Мудрого Анны с французским королем Генрихом И Капетом, а после его смерти - с графом Раулем II Переном де Крене и де Валуа, прямым потомком императора Священной Римской империи Карла Великого. Анна, благодаря своей образованности и природной мудрости, стала выдающейся фигурой тогдашней политической сцены Европы. На многих актах той эпохи сохранились ее подписи как кириллицей, так и латиницей, среди "крестиков" выдающихся вассалов Западной Европы, которые в основном были неграмотными.

Династические браки киевских князей были ярким свидетельством политической и, в определенной степени, культурной ориентации Киевской Руси той эпохи. Из 35 "международных" браков киевских князей XI ст. 8 приходятся на Германию, 7 - на Польшу, 6 - на Венгрию, 5 - на Скандинавию и Англию, 2 - Франция, 3 - на половецких князівен, 1 брак был заключен с византийской принцессой, 3 - с представителями византийской аристократии [24, с. 120; 32, с. 15-16, 94, 487-488].

Следует подчеркнуть, что Анна Ярославна, как и большинство королев украинского происхождения, несла с собой в замужество не только щедрые посаги богатой Отечества, но и высокую христианскую мораль и несравненно выше, чем в тогдашней Европе, культуру.

Смертельного удара раздробленной Киевской Руси нанесла татаро-монгольское нашествие, что привело к превращению Киевского государства на провинцию, которая вызвала захватнические интересы сильнейших и нахабніших соседей. Всплеском политической и дипломатической активности преемников Киевской Руси было княжение Романа (1199-1205) и Даниила (1205-1264) в Галицко-Волынском княжестве. Князь, а впоследствии король Данило, вынужден признать себя "мирником" - союзником и вассалом Золотой Орды, вел активную и осторожную политику с Западной Європою (а особенно со своими соседями - Польшей, Венгрией, Литвой, Австрией), пытался заручиться поддержкой папского престола, надеясь на крестовый поход против татаро-монголов и противовес Владимиро-Суздальским князьям, которые, безоглядно ориентируясь на Восток, признали власть татаро-монголов и на века отдали себя под их властвования.

В период Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества дипломатия приобрела своего расцвета и благоустройства. Для ведения дипломатических переговоров в чужеземных властителей высылались специальные посольства, которые иногда возглавляли сами князья. Для осуществления дипломатических миссий активно использовали бояр, купцов, духовных лиц. Для посольств от иностранных дворов устраивались торжественные приемы в княжеском Киеве или в столицах галицко-волин - ских князей - Владимире и Галиче. Для них выступали певцы и музыканты, проводились рыцарские турниры. Во времена Даниила Галицкого в дипломатии царила свойственна западным королевским дворам латинский язык.

История сохранила имена нескольких киевских дипломатов суток Владимира Великого, Ярослава Мудрого - боярина Добрыне и его сына Константина Путяты, воеводы Вышаты, боярина Ивана Твориловича. При киевском дворе также находились иностранные послы, самыми известными из которых были епископ Адальберт (1007), послы французского короля Генриха И Готье с Мо и Роже с Шальону (1049), папский легат Поляно где Карпини (1246), посол французского короля Лю - справка IX Уильям Рубруквіс (1252) и другие. Послы уже тогда пользовались значительными привилегиями: был разработан специальный, довольно сложный церемониал приема послов, лицо и имущество которых считались неприкосновенными [19, с. 36-37; 20, с. 27].

С середины XIV в. украинские земли, раздробленные и ослабленные золотоордынским игом, стали объектом экспансии и оказались под господством различных государств, прежде всего Польши и Литвы, а также Венгрии, Молдавии, России, Крымского ханства и Турции. Большинство из них - Галичина, Холмщина, Волынь, Подолье, Брацлавщина, Киевщина, Подляшье, Берестейщина, Пинщина - находились в составе Польши и Литвы, которые до Люблинской унии 1569 года существовали как две самостоятельные государства. Буковина сначала отошла к Молдавии, а затем - к Турции; Закарпатья - в Венгрию, значительная часть Левобережной Украины - в Московии.

Контакты между европейскими государствами того времени, а особенно между соседними, были достаточно активными, потому что политическая ситуация, как правило, отличалась напряженностью, и требовали неотложного обсуждения и решения проблем войны и мира, обмена пленными, разграничение пограничных земель.

В этот период в Европе происходил активный процесс формирования и развития дипломатического этикета и элементов протокола. Порядок поведения за рубежом собственных дипломатов и отношение к ним принимающей стороны, нормы общения с иностранными послами, место встречи посольской делегации, количество и качество предоставленного ей продовольствия, посольская резиденция, место и церемониал аудиенции, одежда придворных, набор посуды на торжественном обеде и прочее - все, вплоть до цвета восковой печати на грамотах, связывалось с идеологией государства, ее местом и весом в системе международных отношений тогдашней эпохи, с конкретной политической ситуацией.

Посольства дружественных государств обычно встречали на границе, поселяли в лучших и удобных помещениях, на их честь организовывали игры и турниры руководителя делегации сажали на самое почетное место - рядом с хозяином. Главным моментом посольской делегации была торжественная аудиенция у главы государства, где гости информировали о цели своего визита. Большое значение придавалось обмена дарами, часто чрезвычайно ценными, а также проводам делегации.

Посольства же стран, с которыми государство находилась в недружественных отношениях или в состоянии войны, принимались холодно, их часто не впускали даже до города, а располагали на окраине, им предстояло ограниченное право неприкосновенности.

Кстати, посольская неприкосновенность уже в те времена была признана общим принципом, гарантированным законом и религией, а потому ее нарушение считалось оскорблением Бога и повелителя, который послал посла. Того, кто оскорбил послов, могли даже лишить гражданских прав или отдать в неволю. Однако, в средневековье эти принципы нарушались, и никто никакого наказания за это не нос.

В средневековой Московии большое значение придавалось подтверждению международных договоров под присягой - "крестным целованием". Царь присягал в присутствии иностранных послов, а после вопрос присяги "прикладывался" к кресту и, взяв "грамоту докончательную" из рук придворного протопопа, передавал ее послам государства, с которым заключался договор. Московские цари пристально следили за выполнением этой процедуры, а Иван Грозный даже потребовал, чтобы посол во время присяги "прикладывался" "до самого креста", а не "мимо креста и не носом". После этого договор считался незыблемым "во всех статьях, насекомых и точках, без всякого уменьшения... в целости". К концу XVII в. московские цари не подписывали договоров. За них это делали специальные благодарности, потому что "цари и бояре ни в каких дел рук не прикладывают, а для этого устроены думные дьяки" [21, с. 267-268].

На формирование дипломатического протокола церемониала той поры и посольских обычаев мало большой, а может, даже и решающее, влияние соотношения западноевропейских, восточных и византийских обычаев [37, с. 10-II].4

Достаточно ярким и плодотворным для развития украинской дипломатии был период Казацкого государства, то есть второй половины XV - начала XVIII вв. В самых первых контактов украинских казаков принадлежат контакты с представителями Московии, с которыми вместе приходилось организовывать походы против татар, а также дипломатические отношения легендарного гетмана Дмитрия Вишневецкого с Портой и Крымом, чтобы охладить воинственный пыл крымских татар относительно украинских земель, что ему в определенной степени удавалось.

Дипломатическая активность Запорожской Сечи часто менялась, что зависело и от личности и авторитета атамана, но она никогда не прекращалась, потому что Западная Европа видела серьезную опасность от мусульманского мира, на пути которого стояла Украина, которая, защищая себя, защищала и другие народы Европы. Это понимали и польские короли, предлагая казакам королевскую службу и плату, обещая придерживаться их обычаев и привилегий [35], но, к сожалению, этого не понимало ли не хотело понимать разнузданная в своих благородных вольностях польское магнатерство, которое, реализуя свои планы закабаления украинского народа, вызвало его закономерный сопротивление, закончившийся разливом моря крови и принес массу страданий обоим народам.

Дипломатическая служба Богдана Хмельницкого была достаточно известна во всей Европе, ее представители принимались и почитались при многих дворах европейских монархов, но только Англия и Швеция сочувствовали освободительным стремлением Украины, потому что государства Центральной и Западной Европы под влиянием римской курии или помогали Польши, или оставались нейтральными, и ни одна из них серьезно не думала поддерживать Украину в борьбе за независимость [27, с. 100-101].

Накануне освободительной войны 1648-1657 годов дипломатия Бы. Хмельницкого активизирует отношения с крымским ханом, пытаясь привлечь его к совместной борьбы против Польши. Она даже пошла на контакты со своим извечным противником - Султанской Турцией, которая в то время находилась в состоянии мира с Польшей, стремясь привлечь ее на свою сторону и обеспечить себе, если не союзника, то, по крайней мере, ее нейтралитет. В июле 1648 года послы Бы. Хмельницкого прибыли в Стамбул с просьбой поддержать союз казаков с татарами, а в октябре этого же 1648 года он даже обратился к султану с просьбой принять Украину под свой протекторат. Султан Турции принял Войско Запорожское под свою опеку и даже выдал гетману "диплом на княжество Русское" [33, с. 22].

Б. Хмельницкий был вынужден искать поддержки у своих южных соседей, потому что Московия, боясь союза казаков с татарами, начала активизировать свои контакты с Варшавой, предлагая совместные выступления против татар.

Конечно, шаги Бы. Хмельницкого в направлении южных соседей были вынужденными. Казачество было вынуждено искать союзника, даже временного, в затяжной войне с Польшей, хорошо понимая, что сильная самостоятельное Украинское государство с выходом к Черному морю не была в планах ни одного из тогдашних соседей Украины. Поэтому-то крымский хан так легко трижды изменял Бы. Хмельницкого в решающих битвах под Зборовом, Берестечком, Жванцем, потому что и ему, и его стамбульским покровителям было выгодно, чтобы и Польша разваливалась, и Украина не становилась на ноги.

Не видя надежности со стороны своих южных соседей, Б. Хмельницкий был вынужден искать помощи у московского царя-единоверца, надеясь во время Переяславской рады, что он "не только подтвердит давние права и обычаи украинского народа", но и "еще особьіе свои всякого чина людям показовати имеетмилость" [20, с. 116].

Различными грамотами московский царь якобы подтверждал права, свободы и привилегии населения Украины и Войска Запорожского [27, с. 105-106], но очень вольно трактовал свои обязательства, а потому без всяких угрызений совести нарушал их. Виленский мирный договор, который подписала Московия с Польшей 1656 года, по сути перечеркивал Переяславскую определение. Именно поэтому Б. Хмельницкий развивает активную дипломатическую деятельность для обеспечения международных прав, осуществление самостоятельной внутренней и внешней политики - не платит Москве никаких налогов, несмотря на протесты московского царя, удерживает 60-тысячное Войско Запорожское, ведет переговоры со Швецией, Венгрией, Австрией, Турцией, Польшей, расширяет границы своего государства, приобщая к ней исторические украинские земли и земли народов, желающих объединиться. Кредо внешней политики Б. Хмельницкого наиболее четко представлено в его обращении к шведского короля 28 января 1657 года: "Нет у нас большей заботы и других дел, как только найстаранніше заботиться о дружбе со всеми нашими соседями; если она у нас раз возникла, поддержим ее упрямо и крепко, а если же имеем надежду на будущее, всем сердцем ее підготовляймо" [27, с. 110].

После смерти Бы. Хмельницкий Украина "погрязла" во внутренней борьбе за власть и вступила в черную полосу так называемой руины. Правда, в октябре 1657 года, во времена гетмана Ивана Выговского, было подписано украинско-шведский соглашение, по которому Швеция признавала независимость Украинского государства и ее границы вплоть до Вислы, поддерживала передачу ей Брестского и Новогродського воеводств Литвы [4, с. 566-571].

Важнейшим шагом гетмана И. Выговского было подписание 16 сентября 1658 года Гадячского союзного договора, по которым Польша, Литва и Украина творили федерацию равноправных государств. Украина входила в федерацию как Великое Княжество Русское, в котором законодательная власть принадлежала бы Национальному собранию, а исполнительная - гетману; княжество мало бы свою монету и фискальную политику, удерживало бы 40-тысячную армию. В Украине отменялась уния, учреждались два университеты, коллегии, школы, типографии. И хотя этот договор, создателем которого был выдающийся украинский дипломат и юрист того времени Юрий Немирич, не был реализован, однако он стал важной вехой украинской государственной мысли, украинской национальной программой, величественным памятником эпохи Казачества [3; 7]. Этот договор стал выше уровня тогдашнего общества, даже его элиты, а потому "в штыки" был встречен Московией, которой удалось подбить И против. Выговского часть казацкой старшины и "серой массы" и отстранить его от власти.

в 1687 году гетманом Украины стал Иван Мазепа. Это был период, когда Украина все больше втягивалась в политику Московии, даже не как вассал, а как ее собственная территория. Надеяться тогда на соседей было невозможно, потому что, кроме захватнических планов, они ничего больше не вынашивали в отношении нее. Ведя активную дипломатическую игру с Польшей и Московией, И. Мазепа обратил свои взоры на Швецию, с которой 1706 года заключил соглашение. По этому соглашению Украина признавалась свободным государством, а шведский король обещал ей помощь [31, с. 216-218].

Апогеем государственной и дипломатической деятельности И. Мазепы были 1708-1709 годы, когда он открыто выступил против московского царя Петра i и пытался создать анти - московскую коалицию из Турции, Крыму, Молдавии, Валахии, Трансильвании, донских, кубанских казаков черкесов, калмыков, казанских татар и башкир [24].

И. Мазепа рассылал своих доверенных людей: Д. Горленка, К. Мокиевского, В. Чуйкевича, Ф. Мировича, Ф. Нахимовського, в соседних государств, но последствия их миссий были малоутешительными - Турция и Крым выжидали, Польша начала поход на Подолье, но неудачно. Оставались только шведы, однако роковая и катастрофическая для Украины Полтавская битва перечеркнула все ее надежды: "Были это тоже предсмертные минуты Украины, которой отобрали свободу и возможность свободного развития. Вместе с Украиной все восточные народы чувствовали, что приближается к ним неволя. Перед россиянами простирался поход на Крым и Грузию, и в конечном итоге они могли угрожать Турции..." [12, с. 251-252].

1710 году гетманом Украины (в изгнании) избран пылкого поклонника. Мазепы, генерального писаря Пилипа Орлика, который вошел в историю принятием первой конституции Украины под названием "Конституция прав и свобід Запорожского войска" и активной дипломатической деятельностью по созданию антимосковской коалиции [24]. И хотя его работа не принесла конкретных практических результатов, имела, однако, весомые идеологические результаты: тогдашняя Европа начинала понимать, что независимое Украинское государство нужна ей как противовес крепнущей експансивній Российской империи, активно выходила на европейскую политическую арену.

За следующих гетманов - Ивана Скоропадского, Данила Апостола, Кирилла Разумовского и правления Малороссийской Коллегии - Украина постепенно превращалась в провинцию Российской империи, и о некой дипломатическую деятельность здесь говорить не приходится.

Дипломатическая служба времен казацкого государства "принадлежала к наиболее эффективно действующих государственных структур", а главным аспектом ее деятельности на международной арене было гарантирования безопасности и, по словам Б. Хмельницкого, "целости нашего государства", взаимопонимания с соседями и избежание обострений в отношениях с ними [12, с. 287]. Текущую работу дипломатической службы выполнял центральный орган исполнительной власти - Генеральная канцелярия, вся корреспонденция которой готовилась писцами.

Важной сферой украинской дипломатии того времени был сбор информации о характере международных отношений в Европе, положение в соседних странах - потенциальных союзников и противников, об их военные планы и военный потенциал.

Сложился определенный церемониал приема иностранных послов, посланников и гонцов. Наибольшей проблемой того неспокойного времени было гарантирования безопасного приезда и отъезда иностранным послам, обеспечения их продовольствием и фуражом, что есть много конкретных исторических свидетельств.

Форма приема посольств зависела прежде всего от ранга лица, которая приезжала с визитом (посол, посланник, гонец), политического статуса того, кто эту личность посылал, и от важности дипломатической миссии. Самыми высокими были посольства иностранных государей (королей, царей, князей), а потому и почести им проявляли самые высокие, включительно с аудиенцией у гетмана.

Несколько скромнее и на более низком уровне принимались посланцы и гонцы воевод, секретарей, гетманов Речи Посполитой, сановников Московии, Крыму, Молдавии.

Послы и сопровождавшие их лица, поселялись в специальных помещениях ("дворах") и брались на содержание казны государства. Часто, из соображений дипломатической тактики, различные посольства расселялись по разным улицам, чтобы предотвратить нежелательные последствия.

Аудиенции у гетмана посольства ждали несколько дней. Церемониал приема послов за гетманства Бы. Хмельницкого был парадным только для послов Речи Посполитой, Порты и Московии. В честь приезда послов устраивались банкеты, во время которых провозглашались здравицы в честь монархов и раздавались пушечные салюты. Посольства на прием к гетмана сопровождали специально присланные старшины и казаки, а особенно почтенные - еще и почетный караул.

После приглашения к специальной залы вручался письмо (послание) от монарха, который обладатели принимали с проявлениями должного уважения (например, иногда целовали печать). Обычно письмо зачитывал стоя гетман или генеральный писарь, а иногда (в зависимости от ситуации) гетман читал письмо молча. Спустя происходило вручение подарков посольства, и гостей пригласили к столу.

Вот как описывается церемония прибытия послов к гетмана Бы. Хмельницкого в Чигирин в мае 1650 года:

"...От султана турецкого Осман-ага с пашей сілістрійським Узукамієм и многими значительными турками; от царя московского - советник его князь Василий Бутурлин со многими боярами, и, наконец, от короля польского и Речи Посполитой - канцлер-князь Любомирский с воеводой Киселем и многими другими. Турецкие послы преподнесли гетману от их имени императора булаву, саджену камнями и жемчугом, саблю булатну дорогой цены и дулейман, похожий на мантию с горностаєвими каймой, и сорок мешков серебряных турецких львов в дар войске; и все те подарки были в бумажных мешках и чехлах, покрытой шелковой материей с золотыми и серебряными цветами. Послами московскими преподнесены подарки, составленные в дорогих мехах соболиных и других и в косяках различной парчи и материи, уложены в шары рогожані, а сокровище, присланный для войска, в бочечках, завернутых рогожами. От польской стороны выставлено в подарки несколько поставів дорогих сукон и несколько десятков дорогих ретязів и ковров, а клад для войска покрыт дорогими коврами" [24; 33].

Ритуал приема послов часто зависел от общей обстановки в отношениях между государствами. Так, например, в феврале 1649 года Б. Хмельницкий "довольно небрежно" принял во время аудиенции от посольства А. Кисиля присланные королем булаву и хоругвь. В мае того же года, получая письмо, передан послом от Яна Казимира, гетман не обнаружил "никакой почтительности", а прочитав, "бросил через стол своему писарю так, что аж на землю упал". В начале августа 1650 года первым получил аудиенцию турецкий посол, хотя польский появился значительно раньше, но был принят лишь после отбытия турецкого посла.

После торжественного ритуала приема в определенный гетманом время следующими происходили переговоры с участием генеральных старшин и писцов. Время гетман проводил переговоры с послом вич-на-вич в отдельной комнате (кстати, Б. Хмельницкий, как И. Выговский, И. Мазепа, П. Орлик, владел несколькими европейскими языками, в том числе латыни, и мог вести разговоры без переводчиков). Дипломатические документы в православных обладателей Бы. Хмельницкий подписывал кириллицей, а в католических - латыни.

Тогдашние государственные мужи решительно выступали в защиту украинских государственных интересов, вступали в острые дискуссии с иностранными послами. Так, в октябре 1656 года гетман и старшины отказались присягнуть на договоре с Трансильванией, поскольку и послы не привезли соответствующей присяги с подписью и печатью князя Д'єрдя II Ракоци ("...князь не может требовать от нас больше, чем сам сделал"), а в начале февраля 1657 года отклонили предложение шведского короля Карла X заключить договор, поскольку он не хотел признать вхождения западных земель в состав Русского государства [20, с. 121].

Украинский дипломатический этикет времен Казачества характеризовался скоростью переговорного процесса. Шведский посол писал, что у казаков "нет обычая вести длительные переговоры" [13, с. 165]. После завершения переговоров, как правило, происходила отпускная аудиенция, вручался письмо к монарху, подарки, в том числе и членам посольства, и деньги на дорогу. Для безопасного проезда предоставляли "охранные" универсалы или выделяли специальную охрану. Нарушителей этого правила строго наказывали, иногда даже карой смерти. Все это свидетельствует о том, что дипломатический этикет казацкого государства был на высоком уровне и соответствовал всем нормам тогдашней европейской дипломатии.

Казацкое посольство иностранного государства зависело от политической важности дипломатической миссии, возлагаемой на него. Гонцы, которые доставляли письма, выезжали в сопровождении нескольких казаков ("товарищей") и 1-2 слуг ("слуг"), в целом до 10 человек. Посольства посланцев состояли из толмача, иногда писаря, 3-8 казаков и 3-5 слуг (10-20 человек). Большими были посольства в уважаемых послов (иногда их было двое). В их состав, кроме писаря, толмача и "товарищей", включали также разного ранга старшин, а следовательно росло количество слуг. Такие посольства насчитывали от 20 до 40 человек. Но формировались и гораздо многочисленнее посольства. Например, посольство полковников П. Дорошенко и А. Единородном в Москву осенью 1659 года для просмотра статей Переяславского договора находилось 153 человека, а для ратификации Гадячского договора отбыла дипломатическая миссия в составе 400 человек [20, с. 124-125].

Послы возглавляли посольства для выполнения наиболее важных дипломатических задач, только они имели полномочия заключать договоры и соглашения. Послами в основном были наиболее образованные полковники или представители генеральной старшины, которые умели четко сформулировать свои мысли, поддерживать разговор, отстаивать свою концепцию и принимать соответствующие решения. Дипломатами такого ранга были И. Выговский, С. Богданович-Зарудный, П. Тетеря, П. Дорошенко, С. Мужиловський, А. Жданович, И. Мазепа и другие.

Посланцы первоначально предназначались сотников, полковой старшины, а то и просто из опытных казаков. На низшей ступени дипломатической службы находились толмачи (толкователи, толмачі), которые в основном выполняли функции гетманских гонцов к обладателей и сановников других государств, а не переводчиков. Высшую ступеньку этой иерархии занимали переводчики и секретари (надзиратели) посольства. Иногда к выполнению дипломатических миссий привлекались и иностранцы, самыми заметными фигурами среди которых были И. Тафралі, О. Астаматій, Д. Колугер [15, с. 258].

Большое внимание обращалось на внешний вид послов и посланников (физический вид, одежда), что имел производить положительное впечатление на сторону, которая принимает. Такие черты были присущи большинству гетманских послов, которые достойно представляли казацкое государство.

Дипломатическое ремесло было в те времена, как уже говорилось, далеко не безопасным делом. Так, осенью 1596 года в Киев прибыло двое казацких послов, чтобы расследовать обстоятельства убийства гетмана Кшиштофа Косинского, но польская администрация подвергла их пыткам, в результате чего один умер. Это заставило запорожцев выслать на Киев четырехтысячным отрядом и польская администрация капитулировала [8, с. 248-249].

В январе 1652 года на казацких послов к польского короля - Герасима Яцкевича, Семена Звяглу и Михаила Табуренка - в Луцке напали слуги владимирского подкомория Пузыны. В июне 1658 года польский гетман С. Потоць - кий посадил под стражу посла до польского короля, киевского полковника А. Ждановича. В мае 1654 года во время переговоров крымский хан Ислам-Гирей ударил по лицу гетманского посла, полковника Семена Савича, хладнокровие и мужество которого заставили хана воздержаться от разрыва отношений с Украиной.

Более полугода в тюрьме венгерского князя удерживали казацкого посла полковника Михаила Суличича. При загадочных обстоятельствах на территории Польши погибли казацкий сотник Иван Петрович и его хорунжий Клим, которые возвращались от шведского короля. Исчезли и письма, которые они везли. Таким же образом было организовано нападение на посла Я. Петрашовського, что возвращался от польского короля [15, с. 255].

Иностранные послы, которые в те времена побывали в Украине (Е. Ляссота, Г. Веллінґ, Же. Блюз, Ж. -Б. Шерер) оставили для истории интересные материалы о тогдашнем Украину, жизнь и деятельность украинских гетманов и быт и культуру украинского народа. Так, исторические документы Шведского национального архива (фонд Соввасіса) свидетельствуют о высокой культуре дипломатического переписки и знание европейских языков Бы. Хмельницким, И. Выговским, И. Мазепой, П. Орликом. Кстати, после смерти последнего (1742) дипломатическое присутствие Украины на международной арене прекратилась почти на два века.

Дипломатическая деятельность на пользу будущего украинского государства активизировалась с началом Первой мировой войны и возникновением во Львове в августе 1914 года беспартийной политической организации бывших эмигрантов из Приднепровья - Союза Освобождения Украины (СВУ), который взял на себя представительство интересов Украины перед Європою и миром.

Считая себя зародышем будущего украинского правительства, своеобразным дипломатическим представителем будущего Украинского государства, СВУ начал довольно широкую информативно-представительскую кампанию пропаганды создания независимой, самостоятельной Украины. Функции украинских послов выполняли направлены в других государств представители

СВУ: О. Скоропись-Йолтуховський - в Германии, Г. Ме - леневский - в Турции, JI. Ганкевич - в Болгарии и Румынии, А. Семенов - в Италии, В. Назарук - в Норвегии и Швеции, П. Чикаленко - в Швейцарии. Результатом их деятельности было то, что европейская пресса заговорила о Украину, идея независимости украинского народа и создания самостоятельного государства вызвала интерес в некоторых кругах общественности Германии, Болгарии, Румынии и других государств [20, с. 309-310].

СВУ проводил активную издательскую деятельность ("Вестник Союза Освобождения Украины", еженедельники "Ukrainische Nachrichten" и "La Revue Ukrainienne"), издал около 50 книг и ИЗ брошюр о Украину немецком, французском, английском, итальянском, венгерском, шведский, румынский, хорватский, чешский и болгарском языках.

Бурные политические события ранней весны 1917 года в России ускорили процессы построения украинского народа. Основала этот процесс Центральная Рада во главе с Г. Игру - сапожным, которая в ноябре 1917 года провозгласил независимую Украинскую Народную Республику (УНР). Важной составной частью государства стало создание собственной дипломатической службы для обеспечения полноправного вхождения Украины в систему международных отношений, мира и стабильности, территориальной целостности и соборности украинских земель, защиты прав граждан Украины во всем мире.

Особенно активизировалась дипломатическая деятельность после провозглашения В HP. Началось практическое создание украинской дипломатической службы и ее аппарата. В Киеве появились первые дипломатические представительства иностранных государств. 27 июля Генеральным секретарем секретариата международных дел был утвержден Александра Шульгина. Начав с урегулирования внутренних межнациональных отношений, этот секретариат впоследствии перерос в внешнеполитическое ведомство Украинского государства. С 26 декабря В. Шульгин именовался секретарем международных дел, а после провозглашения Четвертым Универсалом независимой Украины (22 января 1918 года) - министром иностранных дел УНР [20, с. 127].

В этот очень сложный для Центральной Рады период, принимая в декабре 1917 года в Киеве представителей Франции, Англии и Румынии, удалось добиться ощутимых успехов в дипломатических отношениях с Антантой. Франция, в частности, предложила Украине заем средствами, техническим принадлежностями и т.п., предлагала помощь и Румыния. Были установлены хорошие отношения с Чехословакией в лице председателя Чехословацкого Национального Совета Т. Масарика, налаживались связи со Швейцарией и Италией. После большевистского переворота в Петрограде до Киева переехали военные миссии Англии, Франции, Италии, Японии, Румынии, Сербии и Бельгии, которые были аккредитованы при Ставке российского главнокомандующего генерала М. Духоніна [9, с. 2972].

Главным направлением своей деятельности молодая украинская дипломатия определила дело прекращении мировой войны. 24-25 декабря 1917 года правительство Украины за подписью В. Вин - ниченка и О. Шульгина направил всех государств Европы ноту, в которой отметил, что УНР "выступает самостоятельно в международных делах через свое правительство", призвал все воюющие государства прекратить боевые действия и собраться на международные переговоры. В этой ноте оспаривалось право Совнаркома России говорить от имени всей бывшей России, в том числе и Украинского государства [34, с. 77]. В ответ на эту ноту государства австро-германского блока пригласили Украину к участию в мирных переговорах в Бресте.

Это была первая украинская делегация на международных переговорах. Она получила инструкции от Г. Игру сапожного добиваться возвращения Восточной Галиции, Буковины, Закарпатья, Холмщины и Подляшья в состав Украинского государства, а в случае отказа Австро-Венгрии - создание автономного "Коронного края".

Брестские переговоры оказались хорошей школой для украинской делегации, которая, несмотря на постоянные попытки Л. Троцкого - руководителя российской делегации - дискредитировать международные права Украины, смело и последовательно отстаивала национальные интересы украинского государства и, по оценке шефа МИД Австро-Венгрии В. Чернина, "проявила достаточную зрелость".

Этот первый важный шаг украинской дипломатии имел и негативные последствия. Участие делегации в брестских переговорах и подписании мирного соглашения фактически перечеркнули отношения с державами Антанты, прежде всего с Англией и Францией. Не согласился с условиями Брестского мира и министр иностранных дел УНР В. Шульгин и ушел в отставку [24, с. 477].

Статья Брестской соглашения об установлении дипломатических отношений, обмен полномочными представительствами, открытия консульских учреждений Украины в зарубежных государствах открывала новые возможности для украинской дипломатии. Началось активное формирование дипломатических учреждений Украины в государствах Четвірного Союза: Германии, Австро-Венгрии, Турции, а также Швейцарии, Румынии.

Именно в начале 1918 года был започатковий процесс создания организационно-правовой базы украинской дипломатической службы министерства иностранных дел. Был принят проект закона "О зарубежные учреждения УНР", который утверждал такую градацию иностранных учреждений Украины: посольства, дипломатические миссии, генеральные консульства, вице-консульства и консульские агентства, которые возглавляли соответственно послы, посланники или полномочные министры, министры-резиденты, поверенные в делах.

Этим законом предусматривалась организационно-штатное распределение украинских дипломатических представительств:

- посольство И разряда (9 сотрудников);

- посольство II разряда (7 сотрудников);

- посольство III разряда (3 сотрудника).

Текущую деятельность украинских консульских учреждений регулировали закон "Об учреждениях для охраны украинских интересов за пределами УНР" и "Устав о консульские учреждения УНР". В это время планировалось открыть 68 консульских учреждений в 23 странах мира и регионах бывшей Российской империи, где были сконцентрированы украинские общины [34, с. 261]. Это были города Минск, Самара, Ташкент, Тифлис, регионы Черноземья и Поволжья (9 консульств), Сибири и Урала (5), Кавказа (6), Дальнего Востока (4), Туркме - ністану и Средней Азии (3).

Министерство иностранных дел наметило программу подготовки дипломатических и консульских кадров на базе Украинского экономического общества. Однако нестабильное международное положение, тяжелый экономический и финансовый кризис не дали возможности реализовать эти планы, но украинская дипломатическая служба сделала очень много, чтобы мир узнал о существовании независимого Украинского государства.

1918 года Украина направила своих дипломатических представителей в десяти государств (государства Четвірного Союза, Финляндия, Швейцария, Румыния, Швеция, были основаны посольства на Дону, в Польше).

Для переговоров с Россией было сформировано отдельное делегацию, она на протяжении мая-октября 1918 года вела чрезвычайно тяжелые и бесплодные переговоры с российской делегацией, которую возглавляли X. Раковский и Д. Мануильский. Эта российская делегация одновременно выполняла функции временного дипломатического представительства в Украинском государстве [34, с. 261].

В течение 1918 года в Киеве имели свои дипломатические, консульские и военные представительства 25 государств мира (страны Четвірного Союза, Польша, Дон, Азербайджан, Грузия, Финляндия, Кубань, Румыния и другие государства).

Министрами иностранных дел в те трудные и смутные времена были В. Шульгин, В. Голубович, В. Чеховский, Д. Дорошенко, которые в меру своих знаний, а еще важнее - » - реальных возможностей, формировали и направляли дипломатическую службу молодого украинского государства.

Второй республиканский правительство - Директория - что пришел на смену гетману П. Скоропадскому, несмотря на еще более сложные условия работы, связанные с постоянной сменой дислокации правительства, продолжал дипломатическую деятельность. Именно в это время отбыла украинская делегация, которая одновременно выполняла роль полуофициального дипломатического представительства Украины во Франции, на Парижскую мирную конференцию.

Направлено дипломатические миссии, кроме тех стран, где они были основаны раньше, в Великобритании, США, Италии, Греции, Бельгии и Нидерландов, Дании, Ватикана, Эстонии, Латвии и Литвы, Чехословакии.

В большинстве этих стран украинские дипломатические и консульские учреждения, послы и консулы фигурировали в списках дипломатического корпуса, пользовались дипломатическим иммунитетом и привилегиями, очерченными международным правом, а в ряде других стран их статус был напівофіційним или только толерованим.

Главной целью деятельности украинских диппредставительств было добиваться от правительств стран пребывания признание украинского государства (что в те времена было очень нелегким делом, учитывая консерватизм правителей ведущих стран тогдашнего мира), получения материальной помощи и моральной поддержки в борьбе против своих захланних соседей - России и Польши.

Украинские диппредставительства вели активную информативную и издательскую деятельность, помогали украинским пленником в возвращении домой, защищали их интересы в странах пребывания.

В ноябре 1918 года было провозглашено образование Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР), правительство которой также большое внимание уделял зарубежной политике, направив ее на установление и укрепление связей с приднепровской УНР и признание ЗУНР другими государствами, прежде всего Антантой. Дипломатические представительства ЗУНР были созданы в Австрии, Германии, Венгрии, Чехословач - чине, Италии, Югославии, специальные миссии посланы Канады, США, Бразилии, где проживали украинские эмигранты. Специальную делегацию направлены на Пражскую мирную конференцию. Существование двух параллельных дипломатических миссий УНР и ЗУНР характеризовалось неплохой сотрудничеством, хотя иногда доходило до ненужной конкуренции и недоразумений.

Дипломатические отношения между ЗУНР и УНР были оформлены подписанным 1 декабря 1918 года специальным договором и обусловили провозглашения 22 января 1919 года соединения этих двух на то время украинских государств.

После потери независимости 1920 года украинская дипломатическая служба начала приходить в упадок. К этому привел, с одной стороны, нехватка средств на ее содержание, а с другой - часть государств начала признавать УССР и установить с ней дипломатические отношения, и, как писал О. Шульгин, "Европа уже на всех парах неслась к сближению экономического и политического из красной Москвой" [34, с. 21].

Подытоживая этот чрезвычайно бурный и сложный период в истории Украинского государства, следует отметить, что именно тогда в политическую жизнь Европы начала активно входить украинская дипломатия, заявляя перед всем миром о существовании в центре Европы великого народа со своей тысячелетней историей, народа, который на века вычеркнули из страниц истории соседи, но он еще не погиб, не ассимилировался, а снова заявлял о свои национальные и государственные устремления. И хотя в 1917-1923 годах украинцы проиграли битву за свою независимость и самостоятельность, элита всего мира узнала о украинскую проблему, начала понимать ее значение для судьбы Европы и мира. Пророчески писал в то время первый министр иностранных дел УНР В. Шульгин: "Много пройдет времени, разных пертурбаций испытывает Европа, много ошибок наделает она, но своего мы должны ждать и до своего идти твердо. История освобождения народа не делается ни в один день, ни в два года. Путь, направленный на Запад, есть верный путь. Путь этот направлен не на одну Польшу или Румынию, как это хотят навязать нам наши противники, а на всю Западную Европу. По этому пути должны идти" [34, с. 25].

В период между Первой и Второй мировыми войнами украинская дипломатия в эмиграции для защиты прав украинских активно использовала Лигу Наций. Дипломаты уличали советскую политику, направленную на уничтожение украинского народа (голодоморы, репрессии, принудительные и каторжные работы); однозначно выступали за права украинского меньшинства в Польше, Чехословакии, Румынии; пытались объединять свои усилия в борьбе против большевистского режима с представителями кавказских и среднеазиатских народов. 10 мая 1934 года состоялось учредительное заседание Комитета дружбы народов Кавказа, Туркестана и Украины, на котором присутствовали Г. А. Ам-Алібеков и М. Я. Мех - тієв (Азербайджан), Г. А. Чхенкели (Грузия), Г. И. Чулік (Северный Кавказ), Г. М. Чокайогли (Туркестан), О. Шульгин и И. Косенко (Украина).

"В нашей борьбе за свободу и демократию, - писал О. Шульгин, - мы рассчитываем на наши собственные силы, на силы наших угнетенных народов, чтобы достичь одного идеала: свободы". Искренний друг Украины, представитель правительства Финляндии в Киеве во времена УНР и Гетманата, профессор Герман Гумерус 1920 года писал: "Европа должна понять, что Украинского государства не уничтожены, хотя ее территория занята

Москалями. Великие Державы должны числиться с Украинским государством как с фактом, ибо основы меры государства географически отметена территория, этнографический народ и ясное сознание сего народа существуют и будут существовать. Высокомерных фактов силы у нас еще нет, но мы их поздний еще добудем. Как некогда снова сбросит Украина чужое ярмо, то вероятно вспомнит себе, кто-то народы и государства в тяжелое для нее время были ей дружественными, а какие враждебными".

Ситуация несколько изменилась после окончания Второй мировой войны. 1944 года создается комиссариат по иностранным делам УССР, который в 1946 году реорганизовано в Министерство иностранных дел. Украина становится членом ООН, принимает участие в работе многих международных организаций, подписывает международные договоры. в 1957 году основан постоянное представительство УССР при ООН.

Качественно новый этап в истории дипломатической службы Украины ознаменовало провозглашении 24 августа 1991 года Верховным Советом Украины "Акта о независимости Украины". После декабрьского референдума 1991 года начался активный процесс признания Украины как независимого государства и установление дипломатических отношений. Сегодня Украину признали более 150 государств мира, с абсолютным большинством из них установлены дипломатические отношения.

Итак, на всех этапах тысячелетней истории человечества, как и в истории нашего Украинского государства, от княжеских времен и до современности, дипломатический протокол и этикет присутствовали и практически применялись в отношениях между государствами и их обладателями, хотя свое юридическое оформление получили лишь после Венского конгресса в начале XIX в.



Назад