Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

Батрацкие и рабочие песни


Новые социальные условия, связанные с обезземеленням крестьян, повлекших их обнищания, заставляли искать новые способы заработка. Не имея никаких средств к существованию, крестьяне покидали дома и шли наниматься на работу в промышленные районы, где строительство фабрик и заводов создавало новые рабочие места. Во II половине 19 в. постоянным местом заработка стали Таврия и Бессарабия. Кроме помещичьих латифундий, там было большое количество винокурен, смолокурень, сахарных заводов, ґуралень, шахт, поэтому туда тысячами собирались разоренные крестьяне в надежде заработать на кусок хлеба. Надежды на большие заработки часто оказывались тщетными: тяжелая изнурительная работа забирала здоровья, несправедливый расчет загонял людей в еще большую нищету.

Батрацкие песни, что генетически и тематически связанные с бурлацькими, наймитськими, строкарськими, имеют и свои особенности. Несмотря на описание тяжелых условий жизни (работа с раннего утра до поздней ночи, полуголодное существование, ночевка в холодных бараках и др.) появляется тема производственного увечья, проводимая отдельными элементами уже в строкарських песнях. Нередко попадались и смертные случаи:

Засвистала машиночка - Молотила машиночка,

Надо рано встать, Молотила рожь,

Уже десятая годиночка - Не їдного строкарика

Нечего завтракать. Затянула, убит...

Непривычные к работе круг промышленной техники крестьяне вместо того, чтобы заработать, становились калеками, никому ненужными, до конца жизни обреченными на мытарствах.

В заробитчанских песнях звучат и другие, более традиционные темы: ностальгии по дому, душевные страдания от разлуки с милой, тревога за будущее, сетования на горькую судьбу. Иногда появляются мотивы социального протеста, что проявляется в разрушении заводских машин. Убедительным примером сочетания этих тем и мотивов есть песня «Ой ли воля, что неволя»:

... - Соловушка сизокрылый, А хозяин его ругает:

Скажи правду, где мой милый? - U, парень, у тебя работы нет?

- А твой милый на работе Как уехал хозяин дома, В сахарному заводе! Наделали ребята лома,

- Что он делает? - Роботає, Распустили пару по завода, Аж пот глаза заливает. Пошла слава по народа...

Подобные песни позднего происхождения стали основой для возникновения рабочего фольклора. Таким переходным звеном между традиционной крестьянской лирикой и рабочими песнями есть произведения вроде «Как нанимали, вговоряли»:

Ой как нанимали, вговоряли: Будем чаем наповать. Эй, раз, два, люли, Будем чаем наповать, Еще и булками годовать. Эй, раз, два, люли, Еще и булками годовать.

Ой как же наняли, наняли Хлеба, соли не дали (Рефрен). ...Ой как наварили свеклы Для сезонных дураков (Рефрен). Ой как наварили галушек, Стягнем господина с подушек. Возьмем господина за грудки: - Отдай деньги до копейки...

Маршевый ритм, не свойственный для других социально-бытовых песен (кроме солдатских), припев «Эй, раз, два, люли», который повторяется почти через каждые 2-3 строки, предоставляют песни другого характера звучания. Здесь появляется еще одна новая черта, что оказывается в лексических оборотах, заимствованных из русскоязычного рабочей среды. Позже она наблюдается в рабочих песнях. Оторванные от национального почвы крестьяне, находясь в другом языковом (а по сути и іншокультурному ли субкультурному) среде, создают тексты, отходящих от украинской народной традиции, лишены национальной символики и архетипной образности.

Рабочие песни, что, как и весь рабочий фольклор, совершались в пролетарском среде, лишь условно можно назвать продолжением национальной традиции. Хотя у них есть частичное усвоения и трансформация общественно-бытовой лирики предыдущих веков (от крепостных к заробитчанских песен), но это по своей сути абсолютно новое явление в устном народном творчестве. Наряду с традиционными мотивами (отображение тяжелого положения рабочих на заводе, жалобы на нелегкий труд, плохую пищу, издевательства хозяина, малые заработки и т.д.), появляются мотивы протеста, призывы к оружию, кровавой расправы, угрозы убить всех («и господ, и попов»); выражается недоверие царю («сидит дурак на престоле, порядка нет»). Основной мотив - ненависти (назван в критической литературе советской эпохи мотивом народного гнева) к господствующей верхушки и всех причастных к ней. Песни проникнуты острым сарказмом и пренебрежением, особенно гневно обвинялись приказчики и экономии, с которыми рабочие имели дело непосредственно при расчетах, взыскании штрафов, контроля и надзора за рабочей дисциплиной: «Ой, горе нам, молодым, с этим приказчиком глупым...».

На заводах и шахтах Восточной Украины была большая часть российских рабочих, поэтому рабочий фольклор преимущественно русскоязычный. Бунтарские, революционные настроения поддерживались пролетарскими песнями, привезенными из России. Собственно украинских текстов практически нет, потому что они созданы на суржике с использованием российской жаргонизмов. В среде постоянно растущих промышленных районов, где было скопление тысяч людей, оторванных от национальных корней, создавалась новая массовая субкультура. В текстах рабочего фольклора, по мнению многих украинских исследователей начала 19 вв., проявились первые признаки денационализации и деморализации людей пролетарской среды.



Назад