Электронная онлайн библиотека

 
 Философия: конспект лекций

3.6. Натурфилософия эпохи Возрождения


Учение о природе. Пантеизм. В эпоху Возрождения философия вновь обращается к изучению природы. Но с понимании природы, как и в толковании человека в этот период, философия имеет свою особенность. Эта особенность заключается в том, что природа толкуется пантеїстично. В переводе с греческого языка "пантеизм" означает- "всебожья". Христианский бог теряет свой трансцендентальный, сверхъестественный характер, он как бы сливается с природой, а последняя тем самым обожествляется и приобретает черты, которые не были ей присущи в античности.
Рост промышленности, торговли, мореплавания, военного дела, то есть развитие материального производства, обусловил развитие техники, естествознания, математики, механики. Все это требовало освобождения ума от схоластики и поворота от чисто логической проблематике естественно научного познания мира и человека. Выразителями этой тенденции были выдающиеся мыслители эпохи Возрождения, общим пафосом которой стала идея гуманизма.
Одним из характерных представителей ренессансной философии этого направления был Николай Кузанский /1401-1464 гг./. Анализ его учение позволяет особенно ярко увидеть разницы между древнегреческим трактовкою бытия и трактовкою бытия в эпоху Возрождения.
Николай Кузанский, как и большинство философов его времени, ориентировался на традицию неоплатонизма. Однако при этом он переосмислював учение неоплатоників, начиная с центрального для них понятие "единого". У Платона и неоплатоників, как мы знаем, единственное характеризуется-через противоположность "другом", неєдиному. Эту точку зрения разделяли пифагорейцы и элаты, которые противопоставляли единственное множественности, границу беспредельности. Кузанець, который разделял принципы христианского монизма, отрицает античный дуализм и заявляет, что "едином ничто не противоположное". А отсюда он делает характерный вывод: "единое есть все" - формула, которая звучит пантеїстично и прямо опережает пантеизм Джордано Бруно /1548-1600 гг./.
Эта формула недопустима для христианского теизма, который принципиально отличает творение /"все"7 от творца /"единого"/; но что не менее важно, она отличается и от концепции неоплатоників, которые никогда не отождествляли "единое" с "всем". Вот здесь и проявляється. новый, виродженський подход к проблемам онтологии.
Из утверждения, что единое не имеет противоположности, Кузанець делает вывод, что единственное тождественно с беспредельностью, бесконечностью. Бесконечность - это то, больше чего ничто не может быть. Кузанець поэтому называет ее "максимумом", единственное же - это "минимум". Николай Куганський, таким образом, открыл принцип совпадения противоположностей максимума и минимума. Чтобы сделать более наглядным этот принцип, Кузанець обращается к математике, указывая, что при увеличении радиуса круга до бесконечности, круг превращается в бесконечную прямую. У такого максимального круга диаметр становится тождественным кругу, более того, с кругом сходится не только диаметр, но и центр, а тем самым точка /минимум/ и бесконечная прямая /максимум/ составляют одно и то же. Аналогично происходит с треугольником: если одна из его сторон бесконечна, то и две другие также будут бесконечны. Таким образом доказывается, что бесконечная линия и треугольник, и точка, и круг.
Итак единство противоположностей является важнейшим методологическим принципом философии Николая Кузанского, что делает его одним из родоначальников новоевропейской диалектики. У Платона, а одного величайших диалектиков античности, мы не находим учение о совпадении противоположностей, поскольку для древнегреческой философии характерный дуализм, противопоставление Идеи /или формы и материи, единого и бесконечного. Наоборот, в Кузанця место единого занимал понятие актуальной бесконечности, которая является, собственно, сочетание противоположностей - единого и безграничного.
Проведено, хотя и не всегда последовательно, отождествление единого с безграничным, как следствие, повлекло за собой перестройку принципов не только античной философии и средневековой теологии, но и античной средневековой науки - математики и астрономии.
Ту роль, которую у греков играло неделимое /единица/, которое вносило мере меда как в сущее в целом, так и в каждый род сущему. В Кузанця выполняет бесконечное - теперь на него возложена функция быть мерой всего сущего. Если бесконечность становится мере, то парадокс оказывается синонимом точного знания. И, на самом деле вот что следовало из принятых Кузанцем предпосылок:"... если одна бесконечная линия состояла бы из бесконечного числа отрезков в одну пядь, а другая - из бесконечного числа отрезков в две пяди, они все-таки с необходимостью были бы равны, поскольку бесконечность не может быть больше бесконечности". Как видим, перед бесконечностью все конечные разности исчезают, и двойка стал равным единице, троицы и любом другом числу.
В геометрии, как показывает Николай Кузанский, все складывается как и в арифметике. Разницу рациональных и иррациональных отношений, на которой держалась геометрия у греков, Кузанець провозглашал как такую, что имеет значение лишь для самой мыслительной способности разумение, а не для ума. Вся математика, включая арифметику, геометрию и астрономию, по убеждению Кузанця, продукт деятельности разумение; рассудок как раз и выражает свой основной принцип в виде запрета противоречия, то есть запрета объединять противоположности. Николай Кузанский возвращает нас к Зенона с его парадоксами бесконечности, с той, однако, разницей, что Зенон видел в парадоксе орудия разрушения неправильного знания, а Кузанець средство создания истинного знания. Правда, именно это знание имеет особый характер - оно есть "обученным незнанием".
Тезис о бесконечном вносит преобразования и в астрономию Если в области арифметики и геометрии бесконечное как мера превращает знания о конечные соотношение на приблизительные, то в астрономию эта новая мера вносит, кроме того, еще и принцип относительности. И действительно, поскольку точно определить размеры и форму Вселенной можно только через отношение его к бесконечности, то в нем не могут быть различные центр и круг.
Размышления Кузанця помогают понять связь между философской категорией единого и космологічним заключению древних о наличии центра мира, а тем самым - о его конец. Совершенное им отождествление единого с бесконечным разрушает ту картину космоса, а которой выходили не только Платон и Аристотель, но и Птолемей и Архимед. Для античной науки и большинства представителей античной философии космос был очень большим, но конечным телом. А признак конечности тела - это возможность различить в нем центр и периферию, "начало" и "конец". Согласно Кузанцем, центр и круг космоса - это бог, а потому, хотя мир не бесконечен, его невозможно представить конечным, поскольку в него не имеет границ, в которых он был бы заперт. Философские взгляды кардинала католической церкви Николая Кузанского иногда сравнивают с двуликим Янусом, одну сторону которого обращен к схоластики, а второй - к будущей философской классики XVII ст. Под это сравнение в определенной степени подпадает вся философия ХV-XVI ст.

Сущность эпохи Возрождения характеризуется не только подъемом престижа человека, но и коренным изменением в мировоззрении. На смену арістотельсько-библейскому мировоззрению о том, что центром Вселенной является Земля /геоцентрическая система/ приходит гелиоцентрическая система /в центре - Солнце, а Земля - внешняя планета/. Автором этой концепции был знаменитый польский ученый М.Коперник /XVI ст./, фактически сделал революционный переворот в миропонимании, его учение рассматривается как начало освобождения естествознания от теологии /Энгельс/. На защиту учения М.Коперника выступил итальянский ученый философ Г.Галілей /1564-1642 гг./, который как еретик преследовался инквизицией. Далее от Коперника в миропонимании пошел итальянский ученый философ Д.Бруно /1548-1600 гг./ что провозгласил гипотезу о существовании возможности миров, за что был жестоко наказан инквизицией - публично сожжен. В Киевской Руси учение М.коперника, Г.Галілея и Дж.Бруно широко пропагувалося в Киево-Могилянской академии и морских школах /Прокопович и др./

Из сказанного выше можно сделать вывод о том, что философская мысль эпохи Возрождения создала надежные основы в дальнейшем развитии научной революции и развитию философии Нового времени /XVII-ХVІІІст./.



Назад