Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 39. Художественно-стилевые особенности сказочного эпоса


Сказочный эпос как часть устной народной прозы является большим пластом украинской словесности. Термин «сказка» впервые употреблен в грамматике Лаврентия Зизанія «Лексисъ сиречь предложения» (1596) наряду с понятиями «баснь», «байка», а позже - в подобном значении в словаре Памвы Беринды «Лексшонъ славенороескій и именъ толъкованіє» (1627). Таким этот термин вошел впоследствии в фольклористику.

Как указывает В. Гнатюк, «Сказки принадлежат к числу древнейших произведений человеческого духа и уходят в глубину таких далеких от нас времена, которой не достигает ни одна человеческая история». Поэтому единого мнения относительно происхождения сказок нет. Каждый из фольклористических направлений решает эту проблему по-своему: сторонники мифологической школы считали основой сказки миф и систему древних представлений; міґраційна школа развила теорию заимствований, распространение сказочных сюжетов с Востока (в частности Индии); представители антропологической школы высказывали мнение о самозарождении подобных сюжетов на определенном этапе развития различных народов; исследования в русле ритуально-мифологической школы положили в основу возникновения сказки систему Древних языческих религиозных ритуалов...

Ф. Буслаев - один из первых исследователей восточнославянской сказки 19 ст., что дал анализ украинской сказки с позиций мифологического направления, высказывал мнение, что этот жанр тесно связан с народной эпической поэмой, считая сказку модернизированной форме героической былины. М. Чумарная название жанра тоже выводит из праміфу, указывая на скифский миф о Маная и его жену Сказку, которая научила людей языка. М. Грушевский героический и сказочный эпос рассматривал как параллельные явления, каждое из которых имеет свой специфический характер, форму, путь эволюции. По мнению российского исследователя 20 ст. В. Проппа, сказка обнаруживает связь с системой древней религии (в частности обрядом инициации) и системой первобытных общественных институтов: «Сказка рождается, конечно, из жизни. Всякое архаичное, сегодня відмерле религиозное явление более древнее, чем его использования в современной сказке»240. Но, по его мнению, этот жанр генетически связан с древними формами повествования, «когда герой теряет свое имя, а рассказ теряет свой сакральный характер, миф и легенда превращаются в сказку».

В каждом из этих взглядов можно найти рациональное зерно, поскольку сказочная традиция связана со многими явлениями прошлого, с другими жанрами устного народного творчества. Поэтому в текстах зафиксированы элементы мифологического, ритуально-обрядовой, религиозного, исторического, социального характера, отголоски давних эпох, наслоения более поздних времен, заимствования и переклички с лирическими героическими или другими неказковими жанрам.

Безусловно, в ходе своего развития сказка значительно преобразилась, изменились ее функции - если первоначально она выполнялась с магически-заклинальною целью (навлечь удачу на охоте, уберечь от врагов, обеспечить победу в битве и т.п.), то со временем, потеряв ритуальное назначение, сказка приобретает исключительно эстетического, реже - поучительно-дидактического, развлекательного характера. Меняется и отношение человека к сказочного повествования - она уже не воспринимается с точки зрения ее сакральности, веры в магическую силу сказанного слова, заговоры природных явлений и духов. Необычные события, герои и явления избавляются от магического трактовки.

Большинство современных отечественных исследователей определяет жанр как фантастический рассказ, не прибегая к его давнего исторического происхождения, когда все то, что сейчас кажется выдумкой, для первобытного человека казалось реальным, возможным. Другие фольклористы признают: «Вероятно, что сказка была в те далекие времена в определенной степени связана с мифами, с различными социальными институтами, ритуальными відправами, обрядами и всевозможными суевериями, отмечалась своими жанровыми особенностями, функциональными особенностями и в целом была не такой, как она известна нам сегодня». Как указывает Дж. Фрезер, «народные сказки является слепком со мира в том виде, в котором он представал в уме первобытных людей, и не возникает сомнения, что все представления, какими бы абсурдными они нам не казались, в свое время были привычными догматами»243.

Сказка - это эпическое произведение народной словесности, в котором отражены разновременные верования, взгляды и представления народа в структурированной форме, хронологически последовательной сюжетного повествования, которая имеет четкую композиционное строение, ярко выраженную коллизию (в основе которой лежит противоборство между добром и злом, что завершается победой добра).

По мнению исследователей, сказка является наиболее древним жанром, который застыл в тот период, когда перестал отвечать современным формам мышления. От того времени перестали возникать новые сюжеты, прекратилась эволюция жанра. Сказка приобрела эстетической функции и устойчивой формы, что к этому времени осталась неизменной. Как подтверждают наблюдения, это было не позднее 16-17 вв. Все трансформации жанра и изменения в восприятии сказочного повествования связанные с вмешательством действительности в ее сферу.

На современном этапе сформирована и видоизмененная под влиянием многих наслоений сказка стала произведением, основанным на вымысле, поэтому, в отличие от других жанров народной прозы, уже не воспринимается как действительность (то есть ни рассказчик, ни слушатель не верят в правдивость розказуваного). Но не возникает сомнений относительно того, что сказка определенным образом связана с реальной жизнью: «Что сказочные сюжеты порожденные действительностью... в науке утверждено достаточно прочно... сюжеты создавались на разных стадиях первобытнообщинного строя и отражают формы труда и борьбы за существование, социальная жизнь, формы мышления... В европейской науке прежде всего интересуются элементами исторического быта, отраженного в сказке... Напр., изучались такие вопросы, как право, суд и наказание, понятие о вине и виновность, изучались судьи и суды в сказке, любовь и брак, собственность и кража, представление о рождении, смерти и бессмертии, о болезни и исцеления, о животных и растений и т. д. Изучалось отображения и ранней истории человечества в сказке: социальные институты при родовом строе, формы брака и семейной жизни, тотемизм, каннібалізм, представление о потусторонние миры и т. д.».

Однако основным признаком сказки являются ее несоответствие с окружающей Действительностью (это несоответствие отличная от той, что есть в героическом эпосе - нереально здесь предстает как гиперболизация; или в балладах - необычное здесь подается как потенциально возможное, впоследствии - как символ). В сказках волшебное воспринимается как магическое, «заколдованный».

В жанре сказки сформировалось своеобразное отношение к действительности, следовательно - особенность хронотопа (на время-пространственных связей). Время в сказке понятие условное: ни возраст, ни временные периоды не прослеживаются. Герой - устойчивого возраста, это - или ребенок, или юноша (парень, парень), или взрослый человек (мужчина), или старец. Изменение в возрасте происходит не через ход лет. Это скорее переход из одного возрастного состояния в другое: «когда человек постарел...», «и вырос из него красивый парень...» и т.д. Герой проводит в дороге 3, 5, 7, 9, 12 лет, но никогда не указывается, что он меняется, наоборот - он возвращается домой таким, каким покинул свое жилище. Время отсчитывается лишь действием героя, и никогда не прерывается, - а поэтому непрерывно связан с пространством.

Пространство в сказке тоже величина условная. Здесь никогда не подается детальных описаний природы, жилья, окружение. Это - фон, на котором происходит действие, что всегда находится в центре внимания. Во многих произведениях пространство делится на два измерения - этот мир и тот мир - реальность и «тридевятое царство». Между этими измерениями текучая предел: змей появляется из небытия как вихрь, похищает царевну, забирает ее в свое владение за мгновение, а герою приходится идти туда несколько лет. Пространство и время здесь неразрывно связаны между собой: «Концепция единства пространства, в котором происходят события, неотделима от концепции единства времени... Как только эмпирический пространство, есть только эмпирический время, которое измеряется не числами, днями, годами, а действием героев. Только в отношении к этой действия время существует как реальный фактор повествования, но сам по себе роли не играет».

Условными есть и сказочные персонажи. Они - типы, а не индивидуальности, поэтому описываются общими чертами, часто идеализированные, превозносятся, гіперболізуються. Главные образы здесь всегда антагонистические: один олицетворяет добро, прекрасное; другой является воплощением зла, уродливого. Отсюда - все их характеристики - действия, поступки, намерения, язык и т.д.

Согласно функций, которые выполняют персонажи в сказках, Л.Ф. Ду-наєвська разделяет их на добротворців, злотворців и обездоленных. Их количественное соотношение в различных произведениях может быть разным, но каждый образ, по мнению исследовательницы, должен быть отнесен к одной из трех групп.

По тематике и художньообразною структурой жанр сказки очень разнообразен. Сказочная традиция произвела и сохранила множество сюжетов древнеславянских и міґраційних, часто в текстах сочетаются элементы различных исторических периодов и эпох, різнонаціональні наслоения, территориальные и региональные воздействия в пределах украинских земель. Это вызывает трудности классификации сказочного материала.

Издавна исследователи указывали на разнообразие художественных форм сказки как ее существенную жанровую признак. В. Пропп даже высказал мнение, что группы сказок, объединенные на основе особенностей их формы и поэтики, не жанровыми разновидностями, а отдельным жанрам.

И. Франко в своей попытке классификации выделил:

1. Сказки зверю.

2. Сказки присущи: а) чудесные сказки; б) сказки легендарного характера; в) сказки-новеллы; г) сказки о глупом черта или великана.

3. Анекдоты. Но Г. Грушевский критиковал такое разделение, считая основной ошибкой то, «что он классифицирует не простые мотивы, а довольно сложные комбинации их, и притом слишком придерживается германских сказочных тем...». М. Грушевский не подает классификации сказок, а выделяет главные сказочные мотивы-образы или «мікротеми». Здесь рассматриваются космические силы или космогонические образы, образы змея, бабы-яги, Кощея, животные персонажи и т.д.

В. Пропп считал, что виды сказок можно определять по их структурными признаками (особенно для произведений с четкой постоянной композицией) или по характеру действующих лиц (в случае, когда нет единства композиции) 248.

Традиционным, принятым в современной отечественной фольклору является разделение сказок на сказки о животных (птиц, растений, насекомых); волшебные (их иногда называют героические или фантастические) и общественно-бытовые (реалистичные, новелістичні) с отдельными разветвлениями ли подвидами в каждой из названных групп. Такая классификация является вполне приемлемой, поэтому берем ее за основу в этой книге, приобщив пласт сказок с мифологическими мотивами (отдельную группу которых выделяет М. Грушевский), условно называем их культово-анімістичні (мифологические сказки).



Назад