Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 48. Поэтика жанров неказкової прозы, их связь с художественной литературой и исследования


Народные легенды, предания, рассказы, были отмечаются текучестью, движимостью текстов, то есть устойчивое сюжет (или мотив) передается в свободной форме (імпровізується), сохраняется только основная информация, а дополнительная отбирается ли прилагается рассказчиком субъективно, исходя из его жизненного опыта, возраста, аудитории слушателей и т. п.

В отличие от сказочной прозы эти жанры не имеют языково-стереотипных стабилизирующих элементов или формул (зачинів, повторов, конечностей и др.). Единственной приближенной к формульных элементов сказки распространена концовка топонимических легенд и преданий: «...И с тех пор село (город, реку, лес, горы и т. п.) стали называть (название топонима)»

Информация в неказковій прозе подается обычным разговорным прозаической языке почти без поэтических фигур и языковых фразеологизмов (они встречаются лишь как элементы живой рассказы, а не обусловлены языково-стилистическими особенностями жанров). Эстетические качества произведений полностью зависят от рассказчиков (чем более искусный рассказчик, тем колоритнее, образніша повествование). Однако художественно-эстетическая привлекательность достигается не благодаря использованию поэтических приемов. Здесь отсутствуют или почти отсутствуют) традиционные для других жанров устной словесности паралелізми, метафоры, символы, анафоры, фонетически-ритмические эффекты и т. п. Легенды и былины захватывают исключительностью и необычностью воспроизводимых коллизий и ситуаций. У них нет гиперболизации (описываемые умение не гиперболизированными, а сверхъестественными способностями людей; эффект захвата достигается не преувеличением физических сил, а кратким, почти документальным описанием чрезвычайных возможностей и т.п.). Предания и рассказы привлекают заложенными в них простой житейской мудростью, накопленным поколениями опытом, правдой о далекое и недавнее историческое прошлое народа, что является наукой, предостережением следующим поколениям, национальной памятью.

Для неказкової прозы не свойственны развернуты пейзажи или описания интерьера, лирические отступления в виде описательно-созерцательных картин или медитативно-философских размышлений. Развитие действия не замедляется ретардаціями ли реминисценциями. Основное - логически последовательное изложение фактов, жизненных ситуаций с информативной или воспитательных целях. Рассказчик, как правило, не вникает во внутренний мир героев, лишь вскользь указывает возможные состояния (страх, боль, холод). Рассказ может сопровождаться диалогом, реже - монологами или мыслями, если повествование ведется от первого лица единственного и рассказчик является участником событий. Изредка используются приемы юмора и иронии.

Кроме случаев простой передачи информации или рассказа с целью поучения, рассказы-воспоминания (меморати) могут приобретать характер сповідальності ли покаяльності. Характер изложения зависит не только от рассказчика, но и от жизненной ситуации и аудитории.

Общие черты поэтики жанров неказкової прозы дают неограниченные возможности для их взаємоперехідності, особенно относительно смежных жанров. Определены критерии жанров помогают отслеживать возможные пути перехода. Для удобства сопоставления подаем их в сводной таблице (с. 528).

Легче всего взаємопереходять произведения жанров, отличающихся одним признаком. Так, народное рассказ с увеличением эпической дистанции (промежуток времени, отделяющий повествование от изображаемых событий) становится переводом. Если же такая смена происходит с былью и она теряет локальную прикрепленность, то произведение может перейти в ранг легенд. Легенда, потеряв фантастический компонент, становится переводом (особенно легко трансформируется в этот жанр историческая легенда) и наоборот. Подобно и народные рассказы, обрастая новыми фактами и деталями, могут приобретать черты необычности или загадочности (особенно при отсутствии необходимой для полноты понимания информации) и становиться бывальщина.

Связь жанров народной прозы с художественной литературой

Первыми литературными произведениями, которые вобрали черты и мотивы народной исторической прозы, были летописи. Кроме упомянутых выше легенд и преданий из «Русского летописи», есть немало образцов в летописях Величка, Грабянки, Самовидца. Здесь находим легенды о Хмельницкого и Конецпольского, Хмельницкого и гетмана Потоцкого, Хмельницкого и Чаплинского, а также народные предания о фастовского полковника Семена Палия, «благородного разбойника» Сера и др.

 

Жанры

Критерии

Легенда

Перевод

Народное рассказ

Быль

1. Признак времени (эпическая временная дистанция)

очень давний

менее древний

относительно недавний или настоящее

относительно недавний или настоящее

2. Признак локальной прикріпле-ности или неприкріпле-ности (эпическая пространственная дистанция)

не прикреплена к конкретной географической или исторической реальности или прикреплена лишь формально (условно соотносится с ней)

прикреплен до конкретного места, территории, исторической реальности, но в зависимости от общественной значимости содержания может приобретать общенационального значения

локально

прикрепленное

к конкретной

территории,

исторической или

бытовой

реальности

локально прикрепленная к конкретной территории, исторической или бытовой реальности

3. Наличие или отсутствие сверхъестественных персонажей (эпический ракурс)

сверхъестественные

персонажи

имеющиеся или их

свойства

перенесены

на реальных

человек

сверхъестественные

персонажи

отсутствуют

сверхъестественные

персонажи

отсутствуют

сверхъестественные

персонажи

имеющиеся или их

свойства

перенесены

на реальных

человек

4. Отношение рассказчика к событий (эпическая позиция)

рассказчик находится на внешний по изображаемого позиции; не указывает источники происхождения рассказы

рассказчик находится на внешний по изображаемого позиции, редко на внутренний относительно изображаемого, но внешний относительно других персонажей позиции (очевидец); указывает источник происхождения рассказы

рассказчик находится на внутренний по изображаемого позиции (участник), реже на внутренний относительно изображаемого, но внешний относительно других персонажей позиции (очевидец); указывает источник происхождения рассказы

рассказчик находится на внутренний по изображаемого позиции (участник), реже на внешний относительно изображаемого позиции; указывает источник происхождения рассказы

 

С апокрифическими легендами о введении христианства на Руси перекликается драма Ф. Прокоповича «Владимир», в которой народный колорит творится системой образов жрецов, вестникам, вождей, а также языческих персонажей. Народные апокрифические легенды использовал Г. Сковорода в философских произведениях, в частности, «Соревнования архистратига Михаила с сатаной», «Пря беса с Варсавою», «Потоп змеиный»; со старцівськими песнями родственная его сборник «Сад божественных песен». Апокрифические легенды о жизни в раю и аду нашли отражение в поэме И. Котляревского «Энеида».

Мотивы демонологических легенд использовали М. Гоголь в повестях «Вий», «Ночь перед Рождеством», «Майская ночь» и др.; Л. Боровиковский в русскоязычных прозаических балладах «Хромой скрипач», «Кузнец» и др.; Г. Квитка-Основьяненко в повести «Конотопская ведьма», рассказах «Вот тебе и сокровище», «Мертвецкая пасха»; П. Белецкий-Носенко в сказке «Вурдалака»; М. Костомаров в произведениях «Мана», бувальщині «Больная». С народной демонологии черпали сюжеты для произведений М. Вовчок («Чертова приключение», «Как Хапко солода отрекся»), О. Стороженко (рассказ «Влюбленный дьявол», «Женатый черт», «Чертова корчма», «Мельник», повесть «Марко Проклятый»; его сборник «Народные рассказы» открывается циклом «Из уст народных»); С. Руданский (баллада «Упырь»).

Народные предания - основа произведений М. Костомарова «Тайнови-дец», «Певец Митусе», русскоязычных повестей «Сын», «Кудеяр», «Сорок лет», «Черниговка», а также русскоязычных произведений Есть. Гребенки «Неженский полковник Золотаренко», поэмы «Богдан»; баллады А. Метлинського «Подземная церковь», повести Г. Цветки-Основьяненко «Вихря».

Широко использовал народную прозу в своем творчестве Т. Шевченко, в частности, на ее основе написаны поэмы «Тарасова ночь», «Иван Подкова», «Гайдамаки», «Иржавец», «Монах», «Варнак», «Москалева криница». В духе народных преданий созданы поэмы «Титаривна», «Сотник», «Петрусь», апокрифическая легенда легла в основу поэмы «Мария»; исторический предание о свадьбе Владимира и Рогнеды становится сюжетным компонентом поэмы «Цари». Исторические предания используют также П. Кулиш в романе «Черная рада», исторических драмах «Байда», «Петр Сагайдачный», «Царь Наливай»; С Руданский в поэме «Вещий Олег», книге «Байки мировой», цикле «Лірникові думы», состоящий из отдельных частей: 1. Начало мира, 2. Великаны, 3. Царь Давид, 4. Соломон, 5. Бог на земле; цикле «Пение», где есть произведения «Олег - князь киевский», «Павел Полуботок», «Апостол Павел», «Миних», а также его юмористических стихах «Козак и король», «Турки и казак», «Хмельницкий с ляхами». Стихотворными перепевами народных преданий является произведения Бы. Гринченко «Сокровище», «Дума о княгине-кобзаря», «Сміливадівчина», «Марусята князенко», «Першажінка», «Кристина», «цвет папоротника»; поэма Я. Щеголева «Барвінкова стенка».

Во второй половине 19 в. развивается реалистическая проза, а потому на первый план выходит жанр народных рассказов. Появляется сборник «Народные рассказы» М. Вовчка; произведения В. Конисского «Барская воля», «Дмитрий Кныш», «Грешники», повесть «Семен Жук и его родственники»; сборник О. Маковея «Рассказы» и историческая повесть «Ярошенко». Народная историческая проза инспирировала появление произведений Г. Хоткевича «Довбуш», его исторических драм «Богдан Хмельницкий», «О полку Игореве»; трагедии Ю. Федьковича «Довбуш или Громовой топір и знахарський крест», его рассказ «Повстанец»; сборник К. Гриневичевої «Легенды и рассказы», ее повестей «Шестикрилець» и «Шлемы в солнце».

Источники устного творчества широко использовал И. Франко. Поэтическими перепевами легенд поэмы «Смерть Каина», «Истар», «Царь и аскет», «Легенда о святом Марина», раздел «Легенды» в сборнике «Мой Ізмарагд». Исторические предания он проработал в рассказе «Хмельницкий и знахарь», исторических поэмах «Иван Вишенский», «На Святоюрской горе», «Кончакова слава», драматической поэме «Сон князя Святослава», повестях «Петрії и Довбущуки», «Захар Беркут». В духе народных рассказов написаны его произведения «Свинська конституция», «Хороший заработок», «История кожуха», ряд детских рассказов.

Народные легенды использовали М. Коцюбинский в «Тенях забытых предков» (в частности о создании мира Арідником, о Чугайстра, Щезника и др.); Н. Кобринская в рассказах «Ведьма» (другое название «Судильниці»), «Чудовище» («Чортище»), «Хмарниця»; Днепрова Чайка в произведениях «Девушка-чайка», «Мара»; Леся Украинка в драме «Лесная песня». Она также осуществила поэтические перепевы легенд в произведениях «Жертва», «Саул», «Сфинкс», «Вила-посестра», «Изольда Білорука», легендарном триптисі 1. «Что даст нам силу?» (апокриф), 2. «Орфеєве чудо» (легенда), 3. «О великана» (сказка). Авторской интерпретацией легенды об Иуде является ее драматическая поэма «На поле крови». Этот сюжет разработал С. Черкасенко в драме «Цена крови». Он также создал стихотворную трагедию «О чем опилки шелестіла», главным героем которой является Иван Сирко; исторические драмы «Когда народ молчит», «Богдан Хмельницкий», «Богдан Хмель», «Знатная дама Кочубеївна»; роман с казацких времен «Приключения молодого рыцаря» и его продолжение «Блиснем саблями, как солнце в облаке». Мотивы легендарно-исторической прозы использовали В. Олесь («Над Днепром», «При свете костра», «Ночь на полонине», «Земля обетованная»); А. Чайковский («На уходах», «За сестрой» и др.); Ю. Опільський в исторических сочинениях «Иду на вас», «Идолы падают», «Золотой лев», «Сумерк»; В. Будзиновський в повестях «Приключения запорожских скитальців», «Осаул Подкова», «Под одну булаву»; И. Кочерга в драме-феерии «Марко в аду», пьесах «Свіччине свадьба», «Ярослав Мудрый»; В. Гренджа-Донской (книга «Рассказы из карпатских полонин», а также его поэмы «Красная скала» (в основе - предание о Хустский замок), драматическая поэма «Золотые ключи серебряной земли», повесть «Илько Липей, карпатский разбойник» и трагедия «Попадья»).

Важной страницей в развитии украинской исторической прозы стали эпические произведения Бы. Лепкого, в которых он использовал народные истоки, зокремапенталогія «Мазепа» («Дарья», «Не убивай», «Батурин», «Полтава» и «От Полтавы до Бендер»), его исторические повести «Крутиж», «Вадим» и др.

Народную прозу использовали поэты начала 20 ст., в частности О. Олесь в книге «Княжа Украина» («Аскольд и Дир», «Олег», «Поход на Царьград», «Игры», «Поход Игоря на арабов и персов» и др.); В. Пачовский («Сріберний звон», «Золотые ворота», «Князь Лаборец»); С. Гординский (сборники «Слова на камнях» и «Легенды гор»). Талантливыми обработками легенды есть поэма М. Вороного «Євшан-зелье» и одноименный рассказ Л. Мосендза. В. Сосюра в поэме «Мазепа» использовал легенды о молодость гетмана; родственными является одноименная поэма Ю. Дарагана, Ю. Липы «Гетман Иван Мазепа» и лирический цикл «Киевские легенды». Мотивы апокалиптических легенд пронизывают сборник Д. Загула «На грани», поэзию П. Тычины «Открывайте двери». Народная проза искусно вплетена в поэму Т. Осьмачки «Поэт». Поэтическим осмыслением мотивам исторического народного эпоса является творчество поэтов «Пражской школы», в частности. Маланюка («Земная Мадонна»), О. Ольжича, О. Лятуринської, О. Стефановича и творчество других поэтов-еміґрантів.

В духе народной прозы написаны эпические произведения С. Васильченко «Волшебный мельница», «Ведьма», «Черные маки», «Ядовитая цветок», «Добрые глаза», «Сирітськесонце», «Золотадіжа», «Калина», «Чарівнакнижка» и др. Попытку нового взгляда на украинскую демонологію осуществил В. Королев-Старик, который написал книгу «Нечистая сила», «Для взрослых сказки и легенды». Сборник легенд «Во дни оне» выдала его жена Наталена Королева. Впоследствии появились еще два тома его «Старо-киевских легенд». Мотивы легенд проработаны в произведениях Ю. Хорунжего «Скіфова журба», О. Палийчука «Колыбель Дажбога», В. Петрова (Домонтовича) «Месть», «Укрощен гайдамака», Г. Волнового «Легенда».

Характер народных рассказов имеют произведения М. Ивченко (сборники «Шумы весенние», «Імлистою рекой», «Порванной дорогой», «Земли звонят»); В. Подмогильного «Иван Босой», «Старец», «Гайдамаки», «На селе», «Сын», «Дед Которым», «Ваня» (сборник «Проблема хлеба»); Ю. Косача (сборник рассказов и повестей «Волшебная Украина» и повесть «Глуховская госпожа»); М. Стельмаха (сборник «Березовый сок», фольклорно-этнографические мотивы встречаются в его романах «Кровь людская - не водица», «Хлеб и соль», «Правда и кривда», «Четыре броды» и др.).

Народные предания становятся основой большой прозы второй половины 20 в. прежде всего в произведениях П. Панча «Беседовала Украина», Ю. Мушкетика «Семен Палий», «Гайдамаки», «Мяса»; И. Билыка «Меч Арея»; Г. Федорива «Рыжий повстанец», «Жбан вина», «Цвет папоротника», «Колыбель с яворову дерева», «Яре зерно», «Танец Чугайстра», «Знак киммерийца», «Отчий светильник»; П. Загребельного «Чудо», «Первомост», «Смерть в Киеве», «Роксолана»; Г. Иваничука «Мальвы» («Янычары»), «Черлене вино», «Манускрипт с улицы Русской»; В. Шевчука «Дом на горе», «Три листья за окном» и др. Апокрифическую легенду о Иосифа Прекрасного использовал. Калинец в повести «Молімось дальним звездам», сюжеты легенд и преданий - Ирина Калинец в поэмах «Ослеплении Василька Теребовельского», «Сірчан», «Дорошенко», «Трехсвятительская часовня» (сборник «Последняя из плакальщиц»), «Гетьманівна», «Кончаківна», «Довбуш» (сборник «Опилками в поле»). Легенды органично входят в творчество Лины Костенко, которая в сборнике «Над берегами вечной реки» подала произведения «Лютеж», «Чигиринский колодец», «Старая церковиця в Лемеши», «Князь Василько», «Горислава - Рогнида», «Древлянський триптих» и др. Поэтикой народных рассказов характеризуются этюды В. Симоненко сборника «Вино из роз» («Кукурікали петухи на полотенцах», «Черная подкова», «Свадьба Афанасия Стропила», «Дума про деда» и др.).

 

Исследования жанров народной прозы неказкової

Первые записи народной неказкової прозы находим уже в летописях, в частности в Русской летописи - сказаниях о апостола Андрея, обрів, Кия, Щека, Хорива и их сестры Лыбидь, смерть вещего Олега, убийство князя Игоря и месть княгини Ольги. Летописцы постоянно фиксировали легенды и предания о значительные исторические события, выдающихся государственных деятелей. В 90-х годах 16 в. зафиксированы украинские переводы в путевых заметках австрийского посла Эриха Лясоты. Он в Киеве записал рассказ о волшебное зеркало в Киевской Софии, которое вроде помогло княгини узнать о супружеской измене мужа, и о богатыре Сапога, который сапогом перебил своих врагов.

Позже записи легенд и преданий поданы в проповеднической литературе 17-18 вв. Так, в сборнике «новое Небо» И. Галятовского воспроизведены предания о бури на Черном море 1629 г. и татарского хана Буняку.

Особый интерес фольклористов этим жанром оказывается с начала 19 вв. Среди исследователей - М. Костомаров («Предания первоначальной русской летописи в соображениях с русскими народными преданиями в песнях, сказках и обычаях», 1871; «Малорусские народные предания и рассказы», 1877); В. Милорадович («Заметки о малорусской демонологии», 1899; «Малорусские народные поверья и рассказы о Пятнице», 1902); А. Свидницкий («Остатки от доисторических времен (Народные предания)»); А. Онищук («Материалы к гуцульской демонологии»). Они были среди научных интересов М - Драгоманова («Малорусские народные предания и рассказы», 1876), П. Кулиша, П. Иванова, П. Сфименка, Ю. Олтаржевского, П. Чубин-ского, Г. Сумцова, Б. Гринченко, Ю. Яворского, Я. Новицкого, Д. Явор-вательского и проектно-изобретательского и др. Народной прозе посвящена вторая часть труда И. Нечуя-Левицкого «Мировоззрение украинского народа» (1876).

Особенно ценные материалы содержат сборники «Галицко-русские народные легенды, собрал Владимир Гнатюк», Т. 1 («Этнографический сборник», Т. 12-13, Львов, 1902-1903) и «Народные рассказы о карпатских» («Этнографический сборник», Т. 16, Львов, 1910). Неоднократно обращаясь к народной прозы, В. Гнатюк впервые сосредоточил внимание на народных рассказах, в частности, в работе «Словацкий опришок Яношік в народной поэзии», где подробно сопоставлял исторические факты и художественные мотивы легенд и преданий о Кармелюка, Довбуша, Яно-шіка. Ему также принадлежат исследования былей и демонологии («Останки передхристиянського религиозного мировоззрения наших предков», трехтомное издание «Знадоби к украинской демонологии»). Богатые материалы помещены также в пятом томе В. Шухевича «Гу-цульщина». Этой же теме посвящено обстоятельное исследование Г. Бу-лашева «Украинский народ в своих легендах, религиозных взглядах и верованиях».

Народная проза привлекала внимание И. Франка. В 1896-1910 гг. он опубликовал пятитомное издание «Апокрифы и легенды из украинских рукописей». Ему принадлежат также статьи «Как творят славянскую мифологию», «Народу верования на Підгір'ю» (Киев, 1898), исследование особенностей рабочего фольклора. Из-среди других исследователей конца 19 - начала 20 века отличались М. Грушевский (5-6 тома «Истории украинской литературы»); Ф. Колесса («Народу верования на Подгорье в с Ходовичи Стрыйского уезда», Львов, 1898), Д. Щербаковский («Страница с украинской демонологии», Киев, 1924), В. Дашкевич («К вопросу о зависимых животных в представлениях украинского народа (3 поля изучения народного мировоззрения)», Харьков, 1927) и др.

Среди фольклористов советского периода заметное место занимают труда В.И. Тищенко, Г.С. Кот, В.Г. Бойко. Особого внимания заслуживают моноґрафії М.С. Грицая «Давняя украинская проза», (К., 1975), О. Дэя «Легенды и предания» (К.: Наук, мысль, 1985), В. Дави-дюка «Украинская мифологическая легенда» (Киев, 1992), В. Сокола «Народные легенды и предания украинцев Карпат» (К.: Наук, мысль, 1995). Внимательным исследователем жанра народных рассказов является С. Мишанич.

Жанры народной прозы требуют дальнейшего изучения и осмысления, особенно жанровые разновидности, связанные с народной демонологией, запрещенными в советское время страницами истории и историческими фигурами.

 

 

Литература

 

Булашев Г. Украинский народ в своих легендах, религиозных взглядах и верованиях: Космогонические украинские народные взгляды и верования. - К.: Доверие, 1993. - 414 с

Выложи древнеславянских легенд, или мифология, заключенное Я.Ф. Головацьким. - К.: Доверие, 1991. - 96 с

Войтович В. Сокол-Род. Легенды и мифы древних украинцев. - Ровно: Ориана, 1997. - 332 с

Грушевский М. История украинской литературы: В 6 т., 9 кн. - •Т. 4. - Кн. 1-2.

Давидюк В.Ф. Украинская мифологическая легенда. - Львов: Мир, 1992. - 176 с.

Драгоманов МЛ. Избранное. - К.: Лыбидь, 1991. - С. 46-60, 456 - 461.

Калинова свирель: Антология украинской народной прозы творчества. - К., 1998. - С 248-388.

Кейда Ф., Мишанич С. Гайдамаки и опришки - выразители национально-освободительной борьбы украинского народа. - Донецк, 1995. - 101 с

Колесса Ф. Украинская устная словесность. - Эдмонтон, 1983. - С 136-144.

Легенды Карпат / Сост., общ. ред. Г.И. Игнатьевича; Післясл. П.В. Линтура. - Ужгород, 1968. - 304 с

Легенда нашего края / Ред. -сост. П.М. Скунц. - Ужгород, 1972. - 216 с.

Легенды и предания / Сост. и примит. А.А. Іоаніді; Вступление, ст. А.И. Дэя. - К.: Наук, мысль, 1985. - 400 с

Легенды Тернопольщины. - Тернополь, 1992. - 94 с

Мишанич С.В. Устные народные рассказы: Вопросы поэтики. - К., 1986. - 327 с

Народные рассказы / Вступление, ст. С Мишанича. - К.: Днепр, 1986. - 336 с

Народные рассказы / Сост., вступление, ст. С Мишанича. - К.: Наук. думка, 1983. - 504 с

Народ о Довбуше / Вступление, ст. В. Тищенко. - К.: Наук, мысль, 1965. - С 41-128.

Народ о Кармалюка / Вступление, ст. В. Тищенко. - К.: Вид-во АН СССР, 1961. - С 47-119.

Народ о Кобылицу / Вступление, ст. В. Тищенко. - К.: Наук, мысль, 1968. - С 35-103.

Савур-могила: Легенды и предания Нижнего Приднепровья. - "К.: Днепр, 1990. - 261 с

Свидницкий А. Ведьмы, волшебницы и опирі, то ли же капризов и прихотей --иві рассказ украинского народа / / Свидницкий А. Произведения. - К.: около аук. мысль, 1985. - С. 412-455.

Свидницкий А. Злой дух: Народные Южнорусские поверья / / Свид-ицький А. Произведения. - К.: Наук, мысль, 1985. - С 406-411.

Свидницкий А. Остатки от доисторических времен: Народные предания / / Свидницкий А. Произведения. - К.: Наук, мысль, 1985. - С. 513-517.

Сокол В. Народные легенды и предания украинских Карпат. - К.: Наук, мысль, 1995. - 158 с.

Украинские переводы. - К.: Доверие, 1992. - 134 с.

Украинцы: народные верования, поверье, демонология. - К.: Лыбидь, 991. - 638 с

Франко И. Легенда о Пршемислову цветущую орешник и легенды о вітучу палку / / Франко И. Произведения: В 50 т. - Т. 29. - К.: Наук, мысль, 1981. - С 545-550.

Франко И. Предисловие к изданию «Апокрифы и легенды из украинских рукописей» / / Франко И. Произведения: В 50 т. - Т. 38. - К.: Наук, думка, 1983. - С 7-293.

Франко И. О галицкие народные рассказы / / Франко И. Произведения: В 50 т. - Т. 42. - К.: Наук, мысль, 1984. - С 208-211.

Ходили опришки: Сборник / Вступление, ст. И. Сенько. - Ужгород: Карпаты, 1983. - 384 с

Чистов К.В. К вопросу о принципах классификации жанров устной народной прозы. - М., 1964.



Назад