Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 49. Художественная природа, жанровые разновидности и классификация народных паремий


Пареміографія - это часть фольклора, которая объединяет кратчайшие жанры, в образной форме воспроизводят наиболее существенные явления и реалии действительности: пословицы, поговорки (присказки) и их жанровые разновидности - поздравления, пожелания, проклятия, сравнения, приметы, каламбуры, тосты. Это - словесные миниатюры, что в процессе формирования закрепились как своеобразные устоявшиеся формулы, образные клише. Побутуючи, часть из них потеряла свое первоначальное значение, или приобрела нового, более современного смысла. Однако во многих пословицах и поговорках прочно зафиксированы элементы древних мифических представлений, черты доисторической эпохи, удостоверяющий их древнее происхождение и дает основание относить этот жанр в древнейших образований устной словесности. Показателен и тот факт, что издавна пословицы и поговорки выработали основные жанровые признаки, выполняли соответствующие образно-речевые функции и выделялись как определенное словесное явление. Так, примеры пословиц и поговорок зафиксированы уже в Русской летописи, где они называются «притчами». В частности, рассказывая о обрів (аварські племена), летописец завершает свой рассказ: «И есть притча в Руси и до сего дне: погибоша аки обре». Слово «притча» мало тогда то же значение, что современное «пословицы», поскольку его этимология выводится из значения «приткати, приточить . к слову». Поэтому в современной науке параллельно с терминами «пословицы» и «поговорка» на определение жанра употребляется термин «паремия» (от гр. рагоітіа - притча).

От этого слова образовались названия «пареміографія» - запись, сбор пословиц и «пареміологія» - наука о пословица, их исследования, объяснения. Однако оба термина часто употребляются параллельно или взаємозамінюють друг друга. Кроме фольклористики пословицы и поговорки изучает языкознание (фразеология). Но между этими исследованиями существует существенная разница. Фольклористы рассматривают паремии как жанр народной словесности, анализируют их с точки зрения композиции, художественно-образной структуры, идейного нагрузки. Языковеды рассматривают лишь лингвистический аспект: относят их к разряду языковых фразеологизмов, объясняют лексическое значение (прямое и переносное), изучают употребление в живом речи и др.

Пословицы и поговорки - небольшой по объему жанр, но разнообразие паремий по форме и содержанию, происхождению и художественно-образной структуре создает ряд трудностей при их сборке, изучении, классификации. Они требуют многоаспектного исследования, потому что, хоть и небольшие по размеру, очень меткие, отражают найширіні горизонте быта народа, его историю, культуру, традиции, обычаи, верования, и в то же время особенности мировосприятия, психики, самого способа мышления, национальной ментальности.

Первой сложной проблемой является определение жанра и жанровых разновидностей, поскольку они очень разнообразны, и часто между ними нельзя провести четкой границы. Большинство исследователей не разграничивают пословицы и поговорки, а относят их к одному жанру. Пословицы и поговорки - это устойчивые афористические высказывания, что в сжатой, точной форме высказывают мнение о определенные жизненные явления, реалии действительности, человеческие черты, поступки и т. п. в их характерных и специфических признаках. Взятые из разных источников народной словесности на основе непосредственных наблюдений над окружающей жизнью, они отличаются меткостью высказывания и згущеністю мысли; вобрав мировоззрение народа и его многовековой опыт, составляют неотъемлемый пласт народной философии - сокровищницу мудрости.

Относясь к одному жанру, пословицы и поговорки отличаются определенными структурными особенностями. Пословица - совершенный по смыслу высказывание, который составляет грамматически и интонационно оформлено суждения, как правило, в форме сложного предложения, что имеет двочленну структуру: «Погонишься за двумя зайцами - ни одного не здоженеш». По определению В. Даля, пословицы - это короткая притча, в которой высказано суждение, приговор, наставления. Поговорка, по Далю, - это простое выражение без притчи, без суждения, без заключения. Поговорка - это образное выражение или речевой оборот, который метко характеризует человека, его поступки, явления жизни и т.д., и является элементом более широкого суждения: «Гнаться за двумя зайцами». Пословицей свойственно полное выражение мнения, поговорка высказывает мнение неполно, часто является частью пословица.

Пословица Поговорки

Кровь людская - не водица, Кровь людская - не водица,

проливать не годится.

Нашла коса на камень: Нашла коса на камень,

коса знать, не камень не подастся.

Береженого Бог бережет, Береженого Бог бережет,

а казака сабля стережет.

Старость - не радость, Старость - не радость,

похороны - не свадьба.

Или пан, или пропал - Или пан, или пропал,

два раза не умирать.

 

Моя хата с краю - я ничего не знаю. Моя хата с краю

Баба с воза - кобыле легче. Баба с воза

Пословица - суждение, которое дает обобщенный вывод, который может быть применен при характеристике аналогичных фактов или явлений. Поговорка - часть суждения, лишенная обобщающего характера, передает лишь некий психологический момент или образный намек. Не все поговорки бытуют параллельно с пословицами, как приведенные выше. Много существуют обособленно. Кроме этих основных жанровых понятий выделяются поджанры: народные сравнения, пожелания, поздравления, проклятия, приметы, каламбуры и др., которые будут анализироваться позже.

 

Возникновение и развитие жанра

О возникновении пословиц и поговорок в фольклору существует много позиций, которые условно можно свести к двум теорий. Самой распространенной в существующих учебниках и исследованиях есть мнение, построенная на материалистически-историческом принципе изучения фольклора, которая формулирует причину возникновения пословиц как стремление людей к организации трудового опыта в словесных формах, которые легче и самое крепкое закреплялись в памяти (например, Г. Горький называл пословица «трудовыми лозунгами давности»). Однако, трудно согласиться, что пословица создавались людьми, подобно произведений других жанров. Невозможно представить также умышленно вложения жизненного опыта в определенные словесные формулы, легкие для запоминания.

Естественнее выглядит вторая точка зрения, высказываемая представителями мифологической школы фольклористики. Она объясняет пословица как «осколки» других жанров народного творчества: заговоров, басен, сказок, легенд, песен и др. Таким образом, понимая этимологию происхождения или паремий, можно проследить период их возникновения, ассоциативное поле, исторические воздействия, а в целом - исследовать развитие всего жанра.

Проникая в смысл каждой поговорки, можно увидеть, что все они принадлежат к разным периодам национальной культуры отражают эволюцию мировоззрения народа, фиксируя не только исторические, но и этнопсихологических, религиозные, мировоззренческие черты различных эпох.

Древнейшие по происхождению те высказывания, в которых сохранились остатки первоначального дохристианского мировоззрения: анимизма, тотеміз му, зооморфізму. Они являются отголосками древних жанров и магических обрядов (заговоров, гаданий), верований, суеверий. Черты анимизма прослеживаются в пословицах и поговорках, связанных с человеческой душой и одухотворенням неодушевленных предметов: «вложить душу», «вытрясти душу», «влезть в душу», «как тело без души», «душа ушла в пятки» и т. п. Сохранились и элементы языческого политеизма - «какой бог намочил, такой и высушит».

Ряд высказываний связан с древними магическими действиями. «Заговаривать зубы» происходит от обычая заказывать зубная боль «перемывать косточки» - от обряда перезахоронении покойников, во время которого мыли кости, а также промывания костей в жертвенном могильнике, где они хранились для гадания и других ритуальных действий (люди, которые совершали этот ритуал, пили крепкий напиток, а потому говорили много лишнего, кивая). С обрядами гадания связанные поговорки «вылитый отец» (для определенных магических действий викапували из воска фигурки людей, с которыми осуществлялись различные манипуляции); «сказал, как в воду глядел» (связано с гаданием по воде, бросая в него камни или другие предметы - шерсть, воск), а также «вилами по воде писано» (первоначальное значение слова «вилы» - круги, которые образовывались на воде во время гадания, за которыми и предсказывали будущее); «ушло за водой», «как скупаний в мертвой воде» , «как вкопанный» и др. тоже связано с различными магическими манипуляциями. В пословицах отразилась и магия чисел - 3, 7,13,100: «Семь раз отмерь, а один отрежь».

От древних верований берут начало высказывания, смежные с предрассудками: «Переступить порог», «не пускать на порог» (порог - по представлениям - убежище умерших душ, сакральное место); «сказал бы словечко, и печь в доме» (печь - место обитания духа дома, семейного огня); «ни пуха, ни пера» (так говорили охотники перед охотой, чтобы «ввести в заблуждение» духов и животных и тем самым способствовать удачному охоте).

Много паремий ґенетично связанные с обрядовой творчеством. Так, из свадебного обряда происходят высказывания «подсунуть тыквы», «кормить тыквами» (знак отказа при сватовстве); «сидит, как засватанная», «подать полотенца», «расплести косу», «завязать платок» и др.; из похоронного - «врезать дуба» (гроб делали, как правило, с дуба). С календарной обрядности - «убратися в колодки» (от дня Колодия, которое производили как праздник возмужавших ребят).

Не менее поговорок виокремилось из более поздних жанров:

баек:

Пожалел волк кобылу, оставил только хвост и гриву;

Добрый борщик, и маленький горшок;

Волку овечьи слезы и др.;

сказок:

За царя Хмеля, когда было людей горсть;

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается;

За тридевять земель;

Кто не делает, тот не ест и др.;

 

легенд: Толчется, как Марко по аду (Марко адский);

И сзади знать, что Хомой звать (Фома неверный);

анекдотов:

Не имела баба хлопот - купила порося;

Купить кота в мешке;

Видели глаза, что покупали - ешьте, хоть повылазьте;

народных рассказов:

На воре шапка горит; Каждый кузнец своего счастья;

песен:

А в субботу на работу - то пусть идет мама,

а в воскресенье на музыку то уже пойду сама;

А у казака кудри вьются, а у девушки слезы льются.

Эй, кто в лесу, отзовись;

Сам п ю, сам гуляю, сам стелюся, сам ложусь и др.;

демонологии:

У черта на куличках;

Вурдалака, а не человек;

Продал дьяволу душу; К черту в зубы и др.

Однако, можно выделить группу пословиц, которые образовались особняком от других жанров фольклора. Пути их возникновения могут быть очень разными. Так, много высказываний появилось на основе наблюдения за различными жизненными явлениями: поведением животных («как кошка с собакой», «на задних лапах», «закусить удила», «как мухи к меду», «биться, как рыба об лед», «молчать, как рыба» и др.); явлениями природы («вода камень точит», «нет дыма без огня», «яблоко от яблони далеко не падает», «из большой тучи малый дождь», «прицепился, как репейник к кожуху» и др.). Немалый пласт пареміографії образовался на основе развития ремесел и общественных отношений. Эти высказывания возникли сравнительно поздно, а потому касаются преимущественно быта и отражают реалии материального мира: «клин выбивается клином», «все перемелется», «коса нашла на камень», «толочь воду в ступе», «переборщить», «на один манер» или «на один манер» (деревянные колодки, которые использовались для изготовления обуви), «на один аршин» (портняжное мера); «прервалась нить», «вывести на чистую воду» (рыбу, чтобы легче вытащить сетку, не задеть за водоросли); «и концы в воду» (когда судно отплывает, обрубают веревки, концы падают в воду) и др.

Часть пословиц и поговорок возникла на основе определенных исторических событий или эпох: «гость не в пору - хуже татарина», «пусто, как Мамай прошел», «Добрыня крестил мечом, а Путята - огнем», «свои люди - не татары, не дадут пропасть», «не понимает, как турок», «степь и воля - казацкая судьба», «казак с бедой, как рыба с водой», «пропал, как швед под Полтавой» и др. Некоторые из них отражают древние законы и обычаи: «с ним каши не сваришь» (во времена Киевской Руси в знак заключения мирного договора два враждебные лагеря сходились и вместе варили в одном котле и ели кашу; а на некоторых территориях подобный обычай существовал во время заключения брачного договора); «преподнести печеного рака» (знак отказа); «залить за кожу сала», «содрать кожу» (способы пытки) и др. На отдельных поговорках отразились и некоторые межнациональные отношения и влияния. Например, высказывание «подсунуть свинью» происходит со времен исторических связей украинцев с мусульманами, которым Коран запрещает есть свинину, - им подсовывали свинину, чтобы из них насміятись.

Ближайшие к современности поговорки, в которых зафиксированы определенные общественные отношения, реалии социальной жизни, абстрактные понятия: «правда и в море не утонет», «судьба чумацкая горка, счастья щербатое», «серебро-золото заведет в болото», «двое дерутся - третий пользует», «один за всех и все за одного», «как вместо судьи деньги, не жди правды», «за доброе дело стой до конца смело» и др. До новейшего пласта принадлежат те образцы жанра, в которых речь идет о моральные качества людей, психические состояния: «совесть спать не дает», «слезами горю не поможешь», «что у трезвого на уме, то у пьяного на языке», «лучше с мудрым потерять, чем с глупым найти» и др.

Ошибочное мнение, что пословицы и поговорки - это очень устойчив жанр, что почти не подвергается никаким изменениям и влияниям. Как видно из приведенных примеров, этот жанр больше, чем другие, открытый для заимствований из разных сфер человеческой жизни; с течением времени наполнялся новыми формами, темами, художественными средствами.

 

Жанровые разновидности паремий

В зависимости от содержания, формы, времени, места и возможности использования паремии делятся на жанровые разновидности, что в большей или меньшей степени отличаются между собой. К древнейших поджанров относятся те, что связаны с верой в магическую силу слова.

Поздравления - стали высказывания-клише, которые говорят при встрече знакомого человека: «Добрый день!», «Дай, Боже, счастье», «Бог в помощь!» (Когда встречают человека в поле или за какой работой), «Добро пожаловать», «Чем богаты, тем раде» (встречая гостя у себя дома). Некоторые гостиной формулы построены в виде вопроса: «Сколько лет, сколько зим?» (когда долго не виделись), «Каким ветром занесло?», «Ли вас сюда волной прибило, или духом тихим прикотило?» (когда встречают кого, кто далеко живет), «Как поживаете?». Отдельную группу составляют праздничные поздравления, то есть привычные фразы, которыми приветствуют друг друга лишь в определенные праздники. Эти словесные формулы, как правило, предусматривают не только устойчивое поздравления-обращение, но и ответ на него. Такими, например, рождественские поздравления "Христос рождается!" - "Славим Его!", пасхальные - "Христос воскрес!" - "Воистину воскрес!". В некоторых регионах бытуют также крещенские приветствия типа "Христос крещается!" - "В реке Иордан!" и др. Во время праздников высказываются поздравления-пожелания: «Поздравляю вас на новый год, чтобы были здоровы целый год!» Они тесно связаны с пожеланиями - словесными миниатюрами зичення добра, счастья, материального достатка: «Дай, Боже, шутить, чтобы не мерзнуть», «Дай, Боже, сто кип, где был в прошлом году один сноп», «Жить вам, вкушать и добра наживать», «Чтобы вы и мы счастливы были! Чтобы у вас и у нас все было хорошо!», «Расти большой» (ребенку в ответ на благодарность), «Здоровый носы, скача порви» (даря одежда), «Чтобы вам внуков дождаться», «Многая лета» и др. Подобными по структуре и смысловой нагрузкой есть - застольные тосты пожелания, высказанные хозяевам дома или гостям. Они происходят от древнего обычая пить крепкие напитки в заключении соглашения между двумя сторонами в знак договоренности в некой серьезном деле, чтобы задуманное исполнилось. Сейчас этот обычай отошел в прошлое, но использование устойчивых выражений при застолье сохранилось: «Братец перепоя, перепей счастье и судьбу!», «На здоровье!», «Пиймо до дна за годы молодые!», «Пиймо до дна, чтобы не осталось на слезы!» (этот тост граничит с предрассудком, что оставить на дне оставшийся напиток - плохой знак, предвещает беду). Ходят также стихотворные тосты, типа:

Ой, выпьем, семья, И житечко, и овес,

Чтобы нам рожь приносило. Чтобы собирался весь род наш.

Они родственны с обрядовой лирикой.

После застолья высказываются пожелания-благодарности: «Пусть Бог заплатит за обед, что наелся дармоед!», «Чтобы вам was пило и елось, и назавтра захотелось!» Форму пожеланий имеют также прощание: «Чтобы нам еще сто лет встречаться!», «Чтобы нам хорошо жилось, чтобы колосья велось!», «Чтобы вы мерили деньги миской, а дети колыбелью!», «Пусть дом ваш беды уходят, а враги не знают» и более традиционные на сегодня «Доброй ночи!», «Счастливого пути» и др. Есть стали формулы-пожелания к определенным поводам. Например, по случаю рождения ребенка («Чтобы она здорова росла на радость родителям», «Дай ему, Боже, судьбу, долгий век ряст топтать»), родителям новорожденного ребенка - «Дай вам Боже, и внуков дождаться». Стали словесные фразы используют и в погребальном обряде как примовляння к покойника: «Пусть ему земля будет пухом», «Пусть ему легко лежать, землю держать», «Пусть ему будет вечная память», «Пусть с Богом покоится». Поздравления, пожелания, прощание большой степени связаны с древними жанрами, которые строились на вере в магическую силу слова. Так пожелания перед разлукой «Скатертью дорога», то есть «Счастливой дороги, гладкого пути» связано с заговорами и с гаданием (кому выпадет платок - поэтому ехать в дорогу), и с похоронами (покойнику в гроб кладут полотно, стелющегося как дорога в потоийбіччя). Теперь это некогда серьезное пожелание приобрело негативный оттенок.

Большое количество поздравлений и пожеланий носит юмористический характер: «Пусть вас Бог любил, а меня женщины!», «Поздравляю, віншуіую потому что пироги слышу!», «Жеби сь имел только девок, как на решете дыр!», росою, и с воды, и с усьої лободы!», «На здоровье, на сто лет свиньи пасти!», «Чтобы старые враги четвереньках ползали, а молодым глаза повылазили!»

Следующая группа паремійних поджанров тоже связана с верой в магичность высказываний, но в их обратное действие: способность причинять зло, вред, забрать благосостояние, привести к болезни или даже причинить смерть. Это - проклятия - своеобразные формы выражения чувства недовольства, возмущения, гнева, досады, с выражением пожелания зла или гибели другому человеку. Они перекликаются с заклинаниями - подобными формулами проклятия, которыми сопровождаются гадания или другие магические манипуляции. Подавляющее большинство проклятий построена на устоявшихся клише, которые начинаются словами «А чтобы...», «Да...», «Да...», «Да...»: «А чтоб тебя перевернуло», «Пусть тебя наглая кровь залила», «Хоть пьес имел как голый в терновнике», «Хоть ему три раза по семь беда была», «чтоб тебе добро вне каждое ребро!», «Чтобы оно тебе боком вылезло», «Гнала бы си за тобой рок», «Земли бы ты наелся», «А чтобы ему руки усохли», «Чтобы ему онемела» и др. В них явно зафиксированы черты дохристианского мировоззрения: «А чтоб тебя Перун (гром) побил!» (варианты «А Перун бы те ясный трис!», «Путь бы те ясный трафа!»). Вспоминаются и другие божества: «Чур (Сур) тебе и Тэк!», «Ой, беда, ой Леле!», а также намеки на древние ритуальные обряды: «А чтоб тебя возьми в дежи спик», «Пусть тебя возьми взял» (греч соотносится с «жрец»), «Иди к черту!»; обычаи: «Иди на все четыре стороны» («Иди на штири ветры и пятый шум» - обычай выгонять человека за вину из племени без права возвращаться назад). Местами встречаются и шутливые угрозы или доброжелательные пожелания, высказанные в форме проклятий: «А чтобы тебе добро было!», «Чтоб тебе сто лет жить!», «А чтобы вы были здоровы!». Ими может выражаться чувство восхищения, восторга некой неожиданностью, приятной вестью или действием. Но в подавляющем большинстве высказывания проклятий воспринимали очень серьезно, как одно из крупнейших возможных наказаний.

Например, в «Черной раде». Кулиша представляется картина, как старые казаки произносят проклятия изменнику-гетману Брюховецкому: «И сейчас первый, обернувшись, плюнул на свой след да и говорит: - Что же тебя избил несвітський стыд, как ты нашу старость осрамил! И второй плюнул да и говорит: - Чтобы на тебя обиды падали! И третий: - Чтобы тебя ад и морило! Чтобы ты не знал ни днем ни ночью покоя! И четвертый: - Чтобы тебя, окаяннаго, земля не приняла! И пятый: - Чтобы ты на страшный суд не встал! И, выйдя из радного колеса, забрали свои лошади с чурами и двинулись Вниз».

Очень приближенными к проклятиям является присяги - словесные формулы, которыми человек подтверждает правоту своих слов с указанием, Что в случае обмана или невыполнение обещанного, беда или несчастье должно упасть на нее: «Чтобы мне под землю провалиться», «Чтобы мне добра не было!», «Чтобы я до утра не дожил» и др. Они тоже имеют очень древние корни и связаны с древними ритуалами.

С верой в магическое воздействие слова связаны и поговорки-застере-ния - формулы, которыми один собеседник останавливает другого (или самого себя), чтобы не сказать лишнего: «В добрый час сказать, а в лихой молчат»; «Не вспоминай против ночи», «Не наврочи», «Молчи, потому что печь в доме» и др. Некоторые из этих высказываний сопровождают элементы магических действий («Трижды плюнуть через левое плечо», «Постучать по дереву» и т. п.). Несколько родственными является примовляння: «Пусть это будет между нами», «Если бы твои слова да Богу в уши» и т. п.

Отдельный жанр пареміографії составляют приметы - стали высказывания, в которых определенные явления природы в соответствии с смены времен года связываются с климатическими и погодными изменениями, которые влияют на последствия земледельческой работы: «Гром гремит - будет хлеб родит», «Два дождики у имею - вероятно быть урожая». Такие пословицы о временах года и месяца преимущественно употребляются в их прямых значениях, без подтекста или чрезмерной художественной образности. Это наблюдение за явлениями природы и советы относительно хозяйственной деятельности в соответствии с замеченными приметам - своеобразная народная агрономия.

Некоторые из них сосредоточивают внимание на изменении погоды без советов относительно хозяйствования: «Чайка сида на воду - жди хорошую погоду», «Ласточки низко летают - дождь обещают». Не зная природных законов, люди не понимали до конца, почему определенные причины вызывают всегда те же последствия, но наблюдали зависимость между различными явлениями, заключая эти наблюдения в словесные формулировки, советы. Эти явления постепенно привязывались ко дню, запоминающимся (в основном некоего праздники). Так постепенно образовался народный календарь - перечень примет на каждый день года и связана с ним народная мудрость: «На Василия (14 января) на деревьях бело, то будет и в кладовой мыло», «На Юрия (5 мая) роса - не надо коням овса», «Догодуй пчелу к Ивана (7 июля), то нарядит тебя, как господина», «Истек Спас (19 августа) - держи рукавицы про запас», «Пришла Покров (14 октября) - сиди, чумак, дома», «Михал (21 ноября) белым конем приехал» и др. Народный календарь имел практическое применение и во многом влиял на хозяйственную деятельность крестьян-земледельцев.

Все названные выше жанровые разновидности паремий очень давние; в них отражен древний мировоззрение. Следующая группа - более современные словесные образования, связанные с развитием абстрактного мышления, усложненностью языка. Наиболее распространенными из них являются народные сравнения. По строению они близки к собственно поговорок как тип открытого клише с основными признаками - незаконченность мысли, и свойство присоединяться к различным фраз, обогащая их содержанием и колоритностью высказывания. Сравнение - устойчивые словесные формулы, в которых одни предметы, явления или действия сопоставляются с другими предметами, явлениями или действиями на основе общности, близости, родства. Классическое сравнение состоит из трех частей: 1) слово, которое несет соответствующий признак, реже - характеризует предмет, явление, действие; 2) сравнительное слово; 3) зчеплювальний союз: «работает, как вол», «лакомый, как кот на сало», «нос, как за семь гривен топор», «сидит как на иголках». Но могут быть и другие, производные формулы, когда обозначу-вальна часть употребляется в творительном падеже без предлога: «вьется гадюкой» («вьется как гадюка»), «крадущийся волком» («крадущийся как волк»). Сравнение является важным средством характеристики, в них заложена большая внутренняя экспрессия, разные оттенки значения.

Афоризмы - короткие точные оригинальные высказывания, в которых обобщена, глубокая мысль выражена в сжатой лаконичной форме, иногда неожиданно парадоксальной. Например, «Беда разуму научит». Афоризмы строятся в форме философских обобщений, на их развитие в устной словесности повлияла книжная письменность.

Самыми сложными за образностью и найпарадоксальнішими по выражению является каламбуры - стали фразы, построенные на сопоставлении ли сочетании несочетаемых, несовместимых понятий и явлений, что приобретает формы чепухи. Они применяются в основном в сатирическом, ироническом контексте. Например: «Ты ему про обиды, а он тебе о тыквы», «В огороде бузина, а в Киеве дядька», «Были вареники, и на иву убежали». Ими подчеркиваются человеческие пороки, юмористически передаются мысли, когда хотят высмеять кого за ложь («Обещает, как груши на вербе вырастут», «Как рак на дубе свистнет»), безосновательные слухи («Слышали, как говорили, что видели, как ели»), чрезмерную настойчивость («Дайте пить, потому что так хочу есть, что не имею, где переночевать»). Целый цикл составляют каламбуры на определение родные, свойства:

Андрей бабки родной Федор;

Такая родня, как черт козе дядя;

Твоя бабка, моя бабка продавали вместе ябка;

Такая родня, как десятая вода на киселе;

Наши собаки ели, а ваши на них через плот лаяли; и др.

Могут высказываться и другие несоответствия: невыполнимые желания («Дай бог нашему теленку волка съесть»), побуждение или несоответствующего выполнения действия: («Вы молчите, а мы будем потакувати», «Вставай, потому что вода горит», «На злобу врагам продам корову, чтобы дети молока не пили», «Куплю хрена к лимону», «Не бойся собаки - хозяин на привязи», «Не поешь басом, то хоть басом смотри», «Или вы, папа, идите в лес по дрова, а я буду дома, или я буду дома, а вы, папа, идите в лес по дрова», «И в поле меня не берите, и дома меня не оставляйте»), несоответствие признаки или качества («Наговорил семь мешков гречневой шерсти», «Немного гречки, немного проса, немножко обута, немножко босса») и др.

В пареміографії отдельно выделяют группу диалогических каламбуров или взысканных анекдотов, которые в лаконичной форме в нескольких репликах передают комическую ситуацию. Как и другие каламбуры, они построены на языковых парадоксе или использовании приема несоответствия: « - А что они делают? - Пообедали и хлеб едят», «Дай молока. - Еще не здоїли быка», «едем. - И еще не запряжены. - Ничего, по дороге запряжем», « - Садись, бабушка, подвезу. - Нет времени, надо идти!», « - Какой сегодня праздник? - Баба деда дразнить», « - Девушек любишь? - Люблю. - А они тебя? - И я их». Все эти фразы построены в основном на иронии, а не юморе, и используются в разговоре, чтобы подчеркнуть одну черту характера или действие, и этим отличаются от анекдотов, основное назначение которых просто рассмешить слушателей.

Некоторые из исследователей к пареміографії относит сказочные закрой и конечности. Такое мнение является справедливым, потому что в народном вещании бытует большое количество формул из сказочного эпоса, но сейчас трудно сказать, какой жанр первичный, а какой оригинал (или они перешли из сказок в поговорки, или наоборот; интересным здесь является также лексическая и етимологічна сходство названий жанров). В таких поговорок принадлежат сказочные закрой: «Было то при царе Горохе, как людей было немного», «За царя Хмеля, как людей была горсть», «При царе Горохе, как земля была тонкая: пальцем землю проб'єш и воды си нап'єш», «За тридевять земель», «В тридевятом царстве, тридевятом государстве и др.; конечности: «Тебе сказка, а мне - связка баранок», «И я там был, мед-вино пил, по бороде текло, и во рту не было» , «Наша сказка хороша, начинаем ее снова»; сказочные клише (медиальные формулы): «Ни в сказке сказать, ни пером описать», «Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается» и др.

Отдельные жанровые разновидности паремий составляют детские прибаутки, скороговорки, считалки, дразнилки. Они возникли на том этапе развития народного творчества, когда она теряла сугубо утилитарное назначение, начала выполнять эстетическую и воспитательную функции, а в детском фольклоре приобрела черты игры, забавы. Поскольку названные жанры детского пареміографії имеют несколько иное предназначение, чем собственно паремійні жанры, а также отличаются поетико-стилевыми и содержательными характеристиками, то они подробно анализируются в разделе «Детский фольклор».

 

Классификация паремий

Украинская пареміографія достаточно широко изучается в современной фольклору: изданы десятки печатных сборников, осуществлен ряд теоретических исследований. Однако на сегодня еще окончательно не решен вопрос научной классификации пословиц и поговорок. Это связано с тем, что, несмотря на краткость формы, паремии - явление многоаспектное, их изучение ведется под разными углами зрения. Важными являются проблемы исследования их внутреннего содержания (поиски источников их происхождения, эволюция формы и содержания, изучение исторического основания, тематическая характеристика, семантика, определение жанровых разновидностей и др.). Не менее важный вопрос формы (композиция пословиц, поэтика). Мало изучена и проблема вариантности поговорок (их разветвления и изменение значения на разных территориях, создание тематических гнезд и т. п.), полісемантичності значений, межнациональных заимствований (этнические, типологические сопоставления) и др.

Учитывая многогранность фольклорного материала и много-аспектність исследования встает нелегкая проблема его систематизации и классификации. Традиционно в отечественной фольклору утвердилось несколько принципов классификации паремий.

1. Алфавитный, древнейший и берет начало от первых сборников. Он для упорядочения материала самый простой, но его недостаток в том, что разрушается целостность тематических макро - и микрополя; составитель вынужден близкие по смыслу тексты размещать в различные части книги (Например, «Чтобы тебя гром поразил» и «Пусть тебя Перун треснул»). Сейчас этот принцип используется преимущественно в лингвистических исследованиях, при создании словарей фразеологизмов.

2. Тематический, впервые примененный М. Номисом в книге «Украинские поговорки, пословицы и т.д. Сборники А.В. Марковича и вторых. СПб., 1864». Все пословицы группируются по темам (напр., вера, война, братство, семья, страх). Преимущества тематического группирования в том, что оно дает возможность составить представление, как то или иное явление жизни нашло свое отражение в этом фольклорном жанре. Недостатки такого подхода связаны с тем, что пословица группируются по неким другим признаком, хотя многозначность ряда требует рассмотрение одного и того же пословица в нескольких тематических аспектах. Кроме того есть паремии, которые тематически не вписываются ни в одну из определенных групп, и составители вынуждены подавать их отдельно в разделе «Разные». Чем больше материала систематизируется, тем более паремий, которые можно поместить в несколько групп, как и тех, которые выходят за тематические рамки всех групп. Это затрудняет пользование книгой и указывает на несовершенство такой классификации.

3. Опорно-лозунговый (опорно-стержневой), за которым упорядоченная работа И. Франко «Галицко-русские народные пословицы» (Львов, 1901-1910). По этой системе формируются паремійні гнезда - все варианты одного ключевого слова или выражения. Например:

За волка промовка, а волк идет;... а волк и здесь;... а волк в дом; За волка промовка, а то лис кобылу сжал; На волка промовка, а волк спідтишка; О волка промовка, а черт господина несет; О волка промовка, а медведь навстречу; О волка, а волк навстречу и др.

Такая система классификации научно обоснована и практически удобная, получила поддержку современных пареміологів.

4. Историко-тематический, характерный для большинства изданий советского времени, где разделение на темы совершен не по чисто историческим, а общественно-идеологическому принципу (например, о барщину, атеистические и т. п.).

5. Структурное, на основе которого возникли попытки международных классификаций паремий - за соответствующими моделями-формулами. Например:

Прямые утвердительные по формуле : А=Б:

«Время - деньги», «Ум - сокровище человека»;

Отрицательные - А не= Б: «Одна ласточка не делает весны», «Гордость не украшает человека»;

Причинно-как следствие - где есть, А там и Б: «Где игла, нить там»;

Сходства - А, такое Бы: «Какая хата, такой плетень, каков отец, таков сын»; «Какая прялка, такая и нитка».

Часть А влияет на все Бы: «Паршивая овца все стадо портит»;

С одной А разные Бы: «С одного дерева крест и лопата» и др.

Этот принцип возник в языкознании на основе синтаксического построения паремий. Кроме перечисленных, есть и другие принципы классификации, но они не получили широкого распространения.

В современном полном тритомному издании «Пословицы и поговорки» (К.: Наук, мысль, 1989, 1990, 1991), упорядоченном М. Пазяком, сочетаются опорно-стержневой и тематический принципы.



Назад