Электронная онлайн библиотека

 
 Украинская устное народное творчество

статья 50. Поэтика малых жанров фольклора


Небольшие по объему, специфичные по способу выражения мнения, путями живописи, пословицы и поговорки выработали определенные черты жанра, особенности композиции, художественно-поэтического структуры. Все приемы и средства подчинены законам жанра, основная черта которого - лаконизм.

 

Особенности композиции паремий

За композицией паремии очень разнообразны - от простых обобщающих суждений (типа «Сытый голодного не понимает», «В единстве сила»), до сложных с точки зрения структуры и содержания утверждений, понимание которых осложняется различными факторами (подтекстом, ироничным окраской). Как и во многих других фольклорных жанрах, здесь основную роль играет ассоциативность и художественная образность текста.

В структуре поговорок наблюдаются различные композиционные приемы: сопоставление - одно явление или понятие сопоставляется с другим на основе сходства, родства: «Хорошая девка, как макушка»; контраста - противопоставление явлений, качеств или действий: «Колос полный до земли гнется, а пустой - вверх цепляется»; антитезы, в основе которой противоречие между явлениями действительности, возражения одной мысли другой: «Сам в неволе, а мысли на свободе». Многим пареміям свойственна симметричная структура по принципу параллелизма: а) прямого: «Какой мельник, такой мельница, каков отец, таков сын»; б) контрастного: «Драный кожух - не одежда, чужой муж - не надежа»; в) психологического: «Завяли цветы - перестал любить».

Распространенная структура поговорок в форме дилеммы - двух взаємови-ключних компонентов: «Или пан, или пропал», «Или полковник, или покойник», «И рыбку съесть, или на дно сесть», а также в форме отрицания: «Не берется ни за холодную воду», «С сильным не борись, с богатым не судись», «Не знаешь броду - не лезь в воду». Очень интересны в украинском фольклоре поговорки, построенные на двойном отрицании: а) предмета: «Ни рыба, ни мясо», «Нет грач, ни помощник», «Ни пава, ни ворона», «Ни Богу свечка, ни черту шпичко»; б) действия: «Ни кузнец, ни мелет», «Нет толком, ни к примеру», «Ни стать, ни сесть»; в) качества: «Ни жив, ни мертв», «Ни стыда, ни совести»; г) обстоятельства: «Ни свет, ни заря», «Ни в тын, ни в ворота», «Ни сам не гам, и другому не дам».

Подобной структуры является паремии, где высказывается возражение от противного: «Хоть плачь, хоть гопака скач», «Хоть криком кричи», «Хоть волком вой», «Хоть трава не расти». Особенно колоритны поговорки, в основе которых лежит прием карикатуры - сравниваются ли сопоставляются два тождественны предметы, явления или признаки, но один компонент представлен в прямом смысле, а второй - в карикатурно смещенному (утрированно, превратно, доведено до смешного): «Худой, аж ребра светятся», «Идет - еле ноги тянет». К наиболее распространенным относятся также пословицы, стержнем композиции которых есть причинно-следственную связь: «Что посеешь - то пожнешь», «Как постелиш - так выспишься».

Как видим, паремии могут строиться по разным композиционными структурами (симметричными и асимметричными), в основе которых лежат различные смысловые аспекты. Кроме названных выше, что являются самыми распространенными, может быть большое количество других композиционных формул. Например, часто встречаются трехчленные поговорки: «Говори мало, слушай много, а думай больше всего», «Обмок, как волк, обкис, как лис, замерз, как собака».

 

Художественно-выразительные средства паремий

Художественно-образный строй пословиц очень сложный, потому что в предельно лаконичной форме высказывается обобщенное, содержательно емкое утверждения, за небольшим форме кроется глубинная структура, в которой скрытые элементы смысла (подтекст, многозначность, ироническую окраску и др.), рассчитаны на сообразительность, здогадливість реципиента. А потому в пословицах используются все возможные пути живописи, все художественные тропы, фигуры и их комбинации.

Основными тропами в пословицах выступают метафора, сравнение и метонимия. В основе метафоризации лежит внутренняя связь между предметами, явлениями природы и жизнью человека, его деятельностью, общественными отношениями. Самые распространенные перенос качеств и действий животных и растений на жизнь людей, - и в этом отражается пантеїстичний мировоззрение наших предков. Количественно больше всего гнездо паремий с опорным видовым понятием дерево: «Гни дерево, пока молодое», «Кривого дерева не исправишь», «На похилене дерево и козы скачут». Такими же многочисленными являются метафоры, связанные с повадками животных, птиц, качествами растений: «Каждая корова свое теленок лижет», «Старый вич борозды не портит», «Хоть конь на четырех ногах и тот спотыкается».

Не менее распространенными являются сравнения: а) признаки: «Как печеный рак»; б) действия: «Пропал, как в воду канул». В поговорках сравнивается почти все: и вещи и действия, которые имеют общие или подобные черты, и те, которые ничего общего не имеют (таким приемом достигается эффект нелогичности поступков или несоответствия качества, признаки): «Делает, как мокрое горит», «Нужно, как пятое колесо в телеге», «Свекровь любит невестку, как собаки деда».

Очень много пословиц построено на разнообразии метафоры - персонификации реалий быта: «Новый веник по-новому метет», «Где макогон блудит, там макитра рядить», «Плакали твои денежки», «Впросилися нищета на три дня, и до смерти не выгонишь». Но еще больше паремий, в основе которых - зооморфізм - изображения людей в виде животных. Интересно, что большинство образов животных употребляется при постоянных значениях, за ними закреплены определенные характеристики: волк - хищный, лиса - хитрая, заяц - трус, - наглая свинья, влізлива, осел - упрямый, глупый, теленок - наивное, вич - трудолюбивый: «Не будь бараном, то волк не съест», «Ласковый теленок две матки сосет», «Горе дворовые, где корова рассказывает вола», «Посади свинью за стол - она копыта на стол» и др. Подобные стали характеристики связаны с образами птиц: сорока - разговорчивая, вертлива, сова - мудрая, но неприветливая, - могучий орел, сокол - быстрый, красивый и др.; насекомых: пчела - трудолюбивая, муха - надоедливая, оса - зла.

Широко используется метонимия. Именно она является доминантным тропом для паремий, потому что объясняет их лаконичность. Особенно продуктивно она представлена в тематическом разряде «Человек. Черты характера»:

Мудрая голова глупому попалась.

Чего глаза не видят, за тем и не плачут.

Одна голова хорошо, а две лучше.

За дурной головой и ногам нет покоя.

Где сердце лежит, туда глаз бежит.

Глаз глянет - сердце увядает.

Не суй свой нос в чужой проса.

Трудолюбивые руки горы вернуть,

а также «ухватиться зубами», «задрать нос», «точить зубы», «развесить уши». С помощью метонимии метафор, синекдох в пасе міях часть (деталь) замещает целое развернутое явление, понимание которого возникает на основе ассоциативных связей.

Нередко встречаются гиперболы: «Быка бы съел», «Глаза на лоб вылезли», «За кусок кишки семь верст пешком»; літоти: «Комар носа не подточит»; или в сочетании: «ест за волка, а делает по комара».

Пословица отличаются богатством зрительных и слуховых образов, ассоциаций, поэтому в них распространены эпитеты признак цвета, качества и др.: «Руса коса - девичья краса», «Краснее личико - сердцу беспокойство», «Черная земля белый хлеб родит», «Где красная женщина, там понятное светлица». Звуковые образы усиливаются а) звукоподражанием: «Верба хльос, бей до слез», «Ни мур-мур», «Ни слова», «Ни телень» и б) алітерацією: «Коси, коса, пока роса, роса на землю, косарь домой», «Кузнец кует, кузнечиха в корчму идет», «Строгал, строгал и перестругав». Как в последних примерах, часто используется тавтология, которая выполняет усиливающий эффект: «Беда бедой едет, бедой погоняет». Частые тавталогічні сообщения типа «как лизень злизав», «криком кричать», «сиднем сидеть», «лигма лежать», «ходуном ходить» и др. К ним приближенные синонимические пары: круть-верть, потихоньку-потихоньку, говорить-говорить, переливать из пустого в порожнее, заходят шарики за ролики.

Во многих пословицах встречаются черты комизма, ирония: «Он хороший человек, когда спит зубами к стенке», «Хоть того же, чтобы во вторую миску», «Он меня обухом, а я его лаптьом, лаптьом - меня повезли, как господина, а он побежал, как собака». Часто встречаются евфе-мізми: «Ходить налево», «Куда царь пешком ходит»; іноска -: «Наварить березовой каши», «Пересчитать ребра», «Погладить против шерсти».

Недругорядну роль в поговорках выполняют собственные названия, имена. Они не являются признаком единственности случае, а, наоборот, набирают рис обобщения, установившегося значения. Например, Иван - бедный простак; Гриц - влізливий, Фома - хитрый, лукавый, Настя - хвастливая, Солоха - говорящая: «Без Грица вода не святится», «И сзади знать, что Хомой звать», «Не дай Бог, с Ивана господина, а с наемника хозяина», «Наша Парася на все сдалась» и др. Для подчеркивания определенной характеристики или человеческой недостатки в пословицах используются собственные названия - неологизмы, что подчеркивают художественный образ: Сахар Медович - льстивый, подхалим, Кувшин Макітрович - глупый, Михаил Незгадайло - неблагодарный и др.

Распространенными в пареміографії также неологизмы на определение привычных понятий: хватать зубами (дрожать), производить похождения, посиделки, делать поглазеть (втупитись взглядом), бить челны (от «байда» - беззаботный человек), схватить хлебавши (от «облизатись», созвучное с «облизать макогона»), дать порки (от «очухаться, прийти в себя»), точить лясы, баляндраси, болтовня (взукона-слідувальні неологизмы на определение пустого разговора), замакітритися (от «макитра» - в народном языке председатель особенно неразумного человека сравнивается с макитрой), озадачиться ли замутеличитися (от «теленка» - наивная глупый человек), змикитити (от Никита - хитрый, сравни «Лис Микита») и др. Некоторые неологизмы образуются на основе звуковой близости к известных слов, без которых не принимаются. Например, фигли-міґлі («фигель» - фокус, «мигель» - созвучно образование без фиксированного значения); тринди-рынды («тринди» - наигрывать, триндичка - веселая песенка; «рынды» - созвучное слово); галай-балай (от «галайкати» - громко говорить, выкрикивать, балай - слово-отзвук); тяп-ляп («тяпати» - делать нечто как попало, «ляпать» бить себя по воде, или мокрым по сухому) и др. Встречаются неологічні образования путем перехода слова из одной части речи в другую. Например, «большая шишка» (крик погонщика к скота).

В пословицах и поговорках используются и народно-поэтические символы: калина - девушка, сокол - парень, пара голубей - супружеская верность, красная китайка - символ казацкой славы, огонь и вода - испытания, дорога - жизнь и др. Принимаются и другие приемы и средства живописи, но они менее распространены, чем вышеназванные.

 

Черты версификации паремий

От начала исследования пословиц и поговорок было замечено, что они отличаются определенными интонационно-ритмичными и звуковыми характеристиками: ритмомелодикою, метром, рифмой. Это дало основание рассматривать паремии с точки зрения версификации. Уже Ф. Колесса высказал мнение, что «присказки занимают обычное место между стихом и прозой», мотивируя такое утверждение тем, что «когда формула присказки занимает два или более строк, то они сочетаются конечно рифмой, асонанцією ли алітерацією, что не раз появляются и посреди стиха».

Изучение ритмомелодики пословиц - вопрос очень сложный, потому что каждое пословица имеет свои интонационно-ритмические особенности. Даже те образцы, в которых несимметричная композиция или которые построены на однорядковій формуле, отмечаются определенным созвучием, отшлифованным ритмом речи. На этой характеристике отмечает В. Андрианова-Перетц: «В художественном ладе классического пословица важную роль играет... не стихотворение, а и ритмическая проза, которая часто применяется в народной сказки, особенно в ее зачинах и конечностях. Только порой этот размеренный состав переходит в правильное чередование ударных и безударных слогов в каждой части пословицы». О. Фрейденберг связывает такую характеристику этих жанров с их связью с мифологией и магией: «Міфотворча язык имеет конструкцию параллельных, синонимических, двочленних фраз, связанных созвучию; это созвучие может быть дано в прямой форме, как фонетический совпадение (рима) или в виде антитезы. Это конструкция будущего пословицы».

Ритмичность пословиц формируется рядом факторов. Поскольку это жанр, который бытует в устной речи, основными являются позалінгвістичні компоненты: логические ударения, которыми определяются смысловые центры, паузы, которые разделяют пословицы на отдельные части, интонация, которая создает эмоциональный фон и передает чувство, что вызвало эту поговорку. Важную роль в художественной совершенства паремий играет ритм. В основном пословица выступает в мерном силабічному (складочном) виде: «Если бы человек знал, чего не знает, то имел бы, чего не имеет», «Нет муки без науки, нет науки без муки». Встречаются поговорки с правильным метрическим стихом, но редко, потому что силаботонічний ритм, по мнению В. Даля, «вообще чужой народном языке»: «Ой, паничу, паничу, я вас за чуб посмичу» (дактиль), «Не в службу, а в дружбу» (амфибрахий), «Кто даст, тот князь, кто не даст, то грязь» (ямб), «Пока не упріти, до тех пор не уметь» (хорей с пірихієм). Ритм подчеркивает мысль, заложенную в произведении, делает поговорки более легкими для запоминания, что способствует их распространению и побутуванню.

Во многих пареміях созвучность частей довершается рифмой: «Если бы летом возвратились, то бы и ребята жались», «Которое корни, такое и семян»; нередко появляется внутреннее рифмы: «Где одинец - хозяйству конец, где семь - счастья всем». Иногда внутренняя рифма играет роль членение (делит пословицы на логические части): «Зять любит взять, тесть любит честь, а шурин жмурить глаза». Рифмы цементируют пословица, помогают подчеркнуть параллелизм частей, сопоставить значение слов, которые рифмуются, часто выполняют функцию логического ударения.

Итак, пословицам и поговоркам свойственна ритмическая организация, звуковое оформление, которое базируется на композиционно-синтаксической основе. Паремии характеризуются размеренным, хотя не всегда точно метрическим ритмом, многие из них имеют рифмы. Определяющую роль в их организации играют позалінгвістичні компоненты.



Назад