Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

10.1. Маржиналізм. Школы экономической конъюнктуры и кооперации. М. И. Туган-Барановский



Защита и продвижение национальных ценностей с
международных позиций имеет должную перспективу
развития и противостоит тому космополитическом
интернационализма, с помощью которого формируются невежды
в сфере отечественной культуры и политические безотцовщина.
  Степан Злупко

Маржиналістські идеи в Украине лучше всего представлены в работах М. Тугана-Барановского*. Ученый не был строгим последователем ни австрийской, ни любой другой школы. М. Туган-Барановский, проанализировав развитие теории предельной полезности от ее истоков до более поздних ученик в своем труде «Учение о предельной полезности хозяйственных благ как причину их ценности» (1890), пришел к выводу о целесообразности использования в экономических исследованиях теории полезности. Понятие предельной полезности, установления ценности предмета по его предельной полезностью было, по выражению Г. Тугана-Барановского, «аріадниною нитью» для выхода из лабиринта противоречий при объяснении ценности полезностью, дало возможность К школе. Менгера сформулировать «новую теорию ценности, которая имеет все шансы стать общепринятым в науке».

  Теорема ценности Действительно, австрийская школа сыграла выдающуюся роль в развитии экономической теории. Она прокладывала путь к изучению и прогнозированию таких важных экономических проблем, как связь полезности и ценности, закономерности формирования потребительского спроса, взаимосвязь ценообразования спроса и предложения, ценообразования факторов производства и определения участия каждого из них в приросте продукции и т.д. Однако ее представители не смогли в своих теориях преодолеть противоречия при объяснении ценности и цен с позиций исключительно субъективных оценок полезности благ, что не давало возможности сравнить полезность и затраты общественно необходимого труда, то есть - результаты и затраты. Этот недостаток австрийской школы отмечали в свое время не только ее противники, но и сторонники, в частности А. Маршалл.
Ограниченность монистического объяснение ценности и цены отмечал и М. Туган-Барановский, начав разработку собственной теории ценности. Он вводит в научный оборот новые по содержанию понятия «стоимость» и «трудовая стоимость». Первая в отличие от понятия «ценность» («субъективная» с точки зрения отдельной личности и «объективная» - с точки зрения общества, или цена) является хозяйственная расход, которая осуществляется «ради получения предмета» и включает расход средств производства и труда, вторая - «трудовая стоимость» - является частью этой расходы, а именно - затратами труда.
М. Туган-Барановский сформулировал закон («теорему ценности»), согласно которому предельные полезности хозяйственных благ, свободно воспроизводятся, прямо пропорциональны их трудовым ценностям. При всей условности этого закона (что, кстати, признавал и сам ученый, рассматривая его как некий идеал, тяготение к которому является необходимым условием реализации принципа хозяйственного расчета) сама идея о необходимости исследования категории ценности с точки зрения «объективных» и «субъективных» факторов была чрезвычайно плодотворной, возносила его труда в этой отрасли на уровень новейших на то время достижений мировой экономической мысли. Это различение «субъективным» и «объективных» факторов (точнее было бы говорить об оценке полезности и оценку затрат как равноправных независимых сил, которые становятся объективными посредством рынка, превращаясь в общественные категории) было данью ученого представлениям классической школы с ее поисками абсолютной субстанции ценности. И именно с идеей синтеза достижений мар-жиналізму с определенными принципами классической школы, впервые выдвинутой на Западе А. Маршаллом, были связаны так называемая маршаллівська революция и возникновения неоклассического направления в экономической теории.
Однако подходы к такого синтеза в А. Маршалла и М. Тугана-Барановского были разными. А. Маршалл, по сути, снимал проблему источника ценности как единой субстанции цены и переносил центр внимания на возможности комбинирования, замещения факторов производства, их эффективной организации в условиях технического прогресса в их тесной связи с рыночным механизмом. Что же до Г. Тугана-Барановского, то в своей формуле («теореме ценности») он оставляет соотношение «предельная полезность - затраты труда» и вместо анализа функциональных зависимостей пытается непосредственно сравнить эти несовместимые категории. В результате теория предельной полезности выступает в Г. Тугана-Барановского как своеобразный шаг в развитии и завершении теории трудовой стоимости Рикардо, а та, в свою очередь - как некое дополнение монистического объяснение ценности и цены представителями австрийской школы на основании субъективных оценок.

  О несовершенстве марксової теории стоимости Труда М. Тугана-Барановского по проблеме стоимости заложили научные основы и добавили качественно нового импульса также попытки детального критического пересмотра всей экономической теории
марксизма. Прежде всего это касалось теории стоимости и прибавочной стоимости К. Маркса, теории абстрактного труда как единой субстанции стоимости и т.д.
М. Туган-Барановский считал ошибочным то, что К. Маркс сделал проблему стоимости исходной при объяснении всех социально-экономических явлений капиталистического общества. Именно с этой идеей К. Маркса М. Туган-Барановский связывал несовершенство марксової теории стоимости, отмечая, что в ее основе лежит резкое противопоставление стоимости и цены, представление о якобы исключительную способность труда создавать стоимость и осуществлять обмен на основе трудовой меновой стоимости. Последняя, как справедливо считал ученый, понадобилась Марксу только потому, что он пытался "охватить одним общим понятием два разные и в определенной степени противоположные экономические понятия - ценность и стоимость". Стремясь сохранить социальный смысл теории Маркса, "отбросив одновременно те неправильные экономические выводы, к которым Маркс пришел в результате неправильного отождествление стоимости и ценности", ученый предложил рассматривать теорию стоимости маркса именно как трудовую теорию стоимости. Выдающуюся роль в пересмотре марксизма и позитивной разработке ряда социально-экономических проблем сыграли труда М. Тугана-Барановского по проблемам регулирования и распределения. Они отражали настоятельную потребность в переходе политической экономии от разработки теории мікрорівневого анализа на высшую ступень теоретической экономии - разработки теоретических основ макрорівневого анализа.

  Теория рынков и кризисов Глубокий критический просмотр М. Туганом-Барановским теории рынков и кризисов, которые существовали на тот время, приводит к выводу о противоречие объяснения кризиса несоответствием между производством и потреблением, "недопотреблением" народных масс, которое, якобы, стоит на пути расширенного воспроизводства. Эта теория, по мнению ученого, никак не объясняет капиталистического цикла. Ученый высоко оценивал рациональные основы теории реализации Же. -Б. Мера, по которой продукты всегда обмениваются на продукты, предложение порождает собственный спрос и т.д., а также выводы относительно возможности роста капиталистического производства, вытекавшие из теории Д. Рикардо.
В основе "теории Сэя - Рикардо", считал М. Туган-Барановский, лежит вполне верная мысль о том, что развитие производства ограниченный производительными силами общества, а не размерами потребления произведенного продукта. Строго придерживаясь этой точки зрения, как считал ученый, причины промышленных кризисов следует объяснять неправильностью распределения национального производства, а не только нарушениями в области производства или только в сфере обмена, или в области распределения национального дохода и потребления, как это делали представители различных политэкономических школ и течений.
Стремясь выяснить проблемы воспроизводства общественного продукта, Г. Туган-Барановский всесторонне проанализировал условия его реализации к простого и расширенного воспроизводства и показал упущения своих научных предшественников, которые слишком переоценили личное потребление в обеспечении экономического роста: спрос на все товары, твердил он, равна предложения, ценность изготовленных средств производства равна ценности средств производства, которых общественное производство нуждается, а ценность предметов потребления рабочего - сумме заработной платы, ценность предметов потребления капиталистов - сумме прибыли. Даже если общественный продукт в два раза превышает сумму всего общественного дохода, то он все равно реализуется на рынке полностью, и никакого избытка предложения по сравнению с общественным спросом не возникает.
Воспользовавшись схемам К. Маркса относительно разделения общественного продукта на производство средств производства и производство предметов потребления, проведя соответствующие расчеты, Г. И. Туган-Барановский доказывает ложность всего учения классической школы об процесс накопления капитала. Он делает такой вывод: в рыночном капиталистическом хозяйстве одновременно происходит расширение общественного производства и сокращение общественного потребления без любого нарушения равновесия между общественной предложением и общественным спросом.
Этим выводом молодой экономист опроверг марксистскую доктрину, согласно которой растущая ограниченность потребления рабочих через их относительное и абсолютное обнищание значительно затрудняет процесс реализации, что в конечном итоге неизбежно ведет к краху капитализма. М. Туган-Барановский показал, что спрос на предметы потребления замещается спросом на средства производства, а потому ограниченность индивидуального потребления пролетариев никак не грозит функционированию рыночной экономики; как писал ученый, для капиталиста-предпринимателя нет разницы между расходами на работу и затратами на средства производства, хлеб, потребляемый рабочим, и овес, потребляемый конем, в его глазах ничем не отличаются друг от друга. Спрос на средства производства создает такой же рынок для товаров, как и спрос на предметы потребления, благодаря чему никакое сокращение производства предметов потребления не может вызвать никаких новых трудностей в реализации продуктов капиталистического производства.
М. Туган-Барановский выходил из общепризнанной на то время в теоретической экономии точки зрения, что в реальной экономике дополнительная стоимость не существует отдельно от стоимости товаров и услуг и практически прибыль выступает как избыток над расходами. Ученый обратил внимание на рост производственного потребления, показал возможность поглощения растущим постоянным капиталом всех других его частей, независимость рост производства от размеров личного потребление. Он пришел к выводу, что «спрос на товары создается самим производством и никаких внешних ограничений расширенного воспроизводства, кроме брака производительных сил, не существует. Если только запас производительных сил достаточно большой, всегда можно расширить производство и найти применение для нового капитала».

  Основы инвестиционной теории циклов Оспаривая выводы марксової теории воспроизводства и кризисов, ученый пришел к выводу, что движущей силой эволюции капиталистической системы хозяйствования являются инновации, прежде всего в отраслях, производящих средства производства. Другими словами, в объяснение цикличности развития промышленности он вводит функцию инвестирования.
В отличие от моделей неоклассиков, в которых принималось, что механизм практически сразу уравновешивает спрос и предложение на всех рынках, Г. Ту-ган-Барановский выходит из вторичности в практическом жизни процесса корректировки цен в отношении так называемого количественного реагирования. Он учитывал возможность не только расходования средств на покупку товаров или инвестирования в производственный процесс, но и их сбережения. Именно диспропорция между движением сбережений и инвестиций, прежде всего в отраслях, производящих средства производства, по мнению ученого, составляет основную причину циклических колебаний.
М. Туган-Барановский, по сути, заложил основы современной инвестиционной теории циклов, опередив основную идею кейнсианской теории циклов "сбережения - инвестиции", как выходной внутренний импульс всего механизма циклических колебаний. Он определил функциональную взаимосвязь основных факторов экономической активности, воплощенный Дж. Кейнсом в его "мультипликаторе" и т.д. Кризиса в теории М. Тугана-Барановского - лишь одна из фаз капиталистического цикла и к тому же необязательно. Причины циклов и кризисов ученый выводил, в отличие от неоклассиков, с несовершенства регулирующей роли реального рыночного механизма в сфере накопления и расходования общественного капитала, что ведет к нарушениям пропорціонального его распределения между различными сферами применения. Соответствующее регулирование инвестиций хотя бы только в отраслях, производящих средства производства, считал ученый, могло бы обеспечить неуклонное расширение производства.
Теория циклов и кризисов М. Тугана-Барановского в мировой экономической литературе оценивается такая, что знаменовало собой разрыв с прошлым, определила качественно новый этап в развитии этой теории, положила современную теорию конъюнктуры и т.д. Современные исследователи творчества украинского ученого на Западе отмечают влияние теории М. Тугана-Барановского на более поздние разработки А. Пигу и Дж. Кейнса, Дж. Хикса, Г. Харрода и многих других.
Регулярное чередование периодов промышленного подъема и спада в совокупности создает то, что называется экономическим циклом. М. Туган-Барановский подробно охарактеризовал состояние промышленности в основных фазах цикла, а также сопутствующие экономические явления. По мнению ученого, капиталистический цикл состоит из трех фаз: промышленного подъема, кризиса и промышленного застоя. Однако кризис не является неизбежной фазой капиталистического цикла - подъем может переходить в застой и постепенно, без острого кризиса.
За М. Туганом-Барановским, причины кризисов кроются в самой природе капиталистического хозяйства через том, что, во-первых, рабочий в нем является простым средством производства; во-вторых, оно имеет тенденцию до неограниченного расширения; в-третьих, оно в целом является неорганизованным. Охватывая все сферы хозяйства, промышленная кризис никогда не наступает внезапно, ей всегда предшествует особое состояние промышленности и торговли, и симптомы этой лихорадки настолько характерны, что промышленную кризис можно предсказать.
Это знали и другие экономисты, но только Г. Тугану-Барановскому удалось обосновать научное предсказание промышленных кризисов. «Одной из самых характерных особенностей промышленных колебаний, - утверждал ученый, - является поразительно закономерный движение цен железа, который приурочивается к фаз капиталистического цикла: в фазе промышленного подъема цена железа всегда высокое, в фазе промышленного застоя - всегда низкая. Цены других товаров колеблются не так закономерно. Это указывает на то, что условия спроса на железо находятся в особенно тесной связи с фазами капиталистического цикла».
Очевидно, что фаза промышленного подъема тесно коррелирует со спросом на изделия из железа, то есть на средства производства, за счет которых, как сказано выше, развивается капиталистический рынок. Рост спроса на средства производства - это фаза подъема, ослабление спроса - фаза кризиса и даже застоя. В фазе подъема строительство и грюндерство создают повышенный спрос не только на элементы основного и оборотного капитала (железо, машины, древесину и т.д.), но и на предметы личного потребления, потому что растет численность занятых, капиталисты получают большие прибыли.
Теория экономической конъюнктуры, начатая М. Туганом-Барановским, получила свое развитие в работах украинских экономистов, которые оказались в западных ячейках эмиграции. Одним из таких исследователей был бывший сотрудник Института экономической конъюнктуры в Киеве В. П. Тимошенко (1885 - 1965)*, ученик и последователь М. Тугана-Барановского.
В. Тимошенко отслеживал экономические колебания в сельском хозяйстве в основном за динамикой цен. «Цены, как и урожаи, - писал он, - до некоторой степени проявляют цикличность или периодичность». Однако эти явления, по свидетельству В. Тимошенко, еще не стали объектом надлежащего емпі-рико-статистического анализа, а потому собственные исследования по этой теме считал значимыми и с методологического точки зрения. Очевидно, ученый был прав, ведь не случайно летом 1928 г. дирекция Исследовательского института питания Стэнфордского университета (Калифорния, США) пригласила В. Тимошенко на должность научного сотрудника. Он работал также в Мичиганском университете, где среди других дисциплин преподавал и теория деловых циклов.
На продолжение своей предыдущей работы В. Тимошенко опубликовал ряд ценных трудов, посвященных особенностям цикличности в аграрной сфере. Рассмотрев статистические материалы, которые отражали положение в течение 40 лет перед первой мировой войной, он пришел к таким выводам:
1. Сельское хозяйство США имеет определенные циклические колебания, но циклы в изменении физического объема продукции маскируются нерегулярными мелкими колебаниями и отсутствием четкой периодичности.
2. Через гибкость цен на сельскохозяйственную продукцию общая стоимость урожая фермеров более колеблется в соответствии с ими, чем в соответствии с физическим объемом продукции.
3. Цикличность объемов урожая влечет цикличность его цены, которая не совпадает с циклами цен на промышленную продукцию.
4. Низкий коэффициент отношения сельскохозяйственных цен до промышленных опережает или совпадает с экономическим подъемом, высокий наблюдается в период процветания.
5. Большой урожай не всегда увеличивает покупательную способность фермеров, но в целом повышает покупательную способность железных дорог и торговых посредников в покупке-продаже продукции сельского хозяйства.
6. Циклы в физическом объема продукции вызывают цикличность в сельскохозяйственном экспорте.
7. Колебания сельскохозяйственного экспорта положительно влияют на колебания в торговом балансе, на прилив и отлив золота.
8. Банковская деятельность также реагирует на цикличность колебания в сельском хозяйстве.
9. Статистика колебаний индексов объема урожая, отношение сельскохозяйственных цен в промышленных, сельскохозяйственного экспорта показывает зависимость делового цикла от сельскохозяйственных факторов.
10. Колебания в сельском хозяйстве является заметной (прямой и косвенной) причиной деловых циклов в США.
В русле приведенных выводов В. Тимошенко исследовал современное ему мировое сельское хозяйство, пытаясь проникнуть в суть Великой депрессии 1929 - 1933 гг. Он раскрыл роль цен, рост промышленного производства, управленческого потенциала, других стимулирующих факторов развития сельского хозяйства, его связи с промышленностью, участие в международных экономических отношениях в условиях депрессии, сделав соответствующие, ценные для науки и практики, обобщение.
Труда В. Тимошенко, посвященные цикличности сельскохозяйственного производства с учетом эндогенно-экзогенных экономических связей, сделали имя ученого известным не только в США, но и во многих других странах. Авторитет ученого был настолько высоким, что его пригласили на работу в Департамент сельского хозяйства США в 1934г., то есть именно тогда, когда были нужны конструктивные рекомендации для преодоления последствий экономического кризиса. В. Тимошенко значительно расширил зону конъюнктурных исследований относительно развитых стран новейшей эпохи.
Будучи основателем новой теории, таким образом, М. Туган-Баранов-ский не единственный репрезентант, потому что среди украинских экономистов были еще его ученики, единомышленники и последователи. Достаточно в этой связи назвать Есть. Слуцкого, В. Тимошенко. Его теория оказала большое влияние на ход мыслей многих современных выдающихся теоретиков конъюнктуры. В частности, это влияние можно проследить на трудах таких ученых, как Артур Шпитгоф, Жан Лескюр, ЛюдвігПоле. «Книга М. Тугана-Барановского «Промышленные кризисы в современной Англии», - отмечал И. Шумпетер, - представляет собой как бы сопротивления в истории экономической науки».
Идеи Г. Тугана-Барановского развил его ученик М. Кондратьев, который основал в 1920 г. в Москве сначала лабораторию, а потом Конъюнктурный институт. На базе исследований последнего был разработан динамику «длинных экономических волн», математическое обеспечение которой осуществлял украинский экономист-математик. Слуцкий.

  Теория распределения За пределы как классических, так и неоклассических представлений, в частности наиболее популярной на то время теории предельной производительности Дж. -Б. Кларка, теории «обязательства» и других, выходила и разработана М. Туганом-Барановским собственная теория распределения доходов, известная как социальная теория распределения. Основная идея Г. Тугана-Барановского при рассмотрении этой проблемы состояла в обосновании ним недостаточности абстрактно-статическому анализа для объяснения явлений распределения, в необходимости рассматривать их в контексте анализа динамики социально-экономического развития общества.
Исходя из своей теории распределения, М. Туган-Барановский четко определяет две основные факторы, от которых зависит заработная плата: рост производительности общественного труда (экономический фактор) и социальная сила рабочего класса (социальный фактор); ученый рассматривает как основной первый из них. Именно на базе роста производительности общественного труда, объективной предпосылкой для чего в первую очередь научно-технический прогресс, происходит рост национального дохода и доли заработной платы в нем рабочего класса. Это одна из объективных тенденций развития капиталистического хозяйства, считал ученый. В отношении же социального фактора - силы рабочего класса, дійовості его профсоюзных организаций и т.п., то он определяет конкретный уровень, на котором устанавливается средняя заработная плата. Этот уровень тоже проявляет устойчивую тенденцию к повышению. Ученый обращает внимание на то, что такое повышение заработной платы имеет положительный обратный влияние на повышение производительности общественного труда, обеспечивая определенную солидарность интересов рабочих и предпринимателей, конечно, далекую еще от той «гармонии», которую имел в виду, в частности, Л. Брентано.
Относительно прибыли, то его абсолютная величина, по теории М. Тугана-Барановского, определяется теми же факторами, что и величина заработной платы. Однако, если заработную плату ученый рассматривал как одно из необходимых условий самого производства, то прибыль, создание которого за неокласичним анализом связывается с нарушением экономического равновесия (т.е. по состоянию динамики с достижениями научно-технического прогресса и т.п.), М. Туган-Барановский определял как чисто социальное явление, порожденное существованием класса капиталистов. Прибыль он рассматривал как историческую категорию, социальной основой которой является собственность на средства производства. Он, по сути, противопоставлял заработную плату и прибыль как виды трудового и нетрудового доходов, противоположные по своей внутренней природой, определял прибыль как доход, основанный на эксплуатации рабочего капиталистом.

  Рента и источники ее возникновения В понимании ренты М. Туган-Барановский, как и подавляющее большинство ученых-экономистов той суток в России и Украине, остался на позициях теории дифференциальной ренты Д. Рикардо.
Ученый рассматривал ренту как результат естественных устойчивых различий в производительности труда в различных пунктах производства и определял ее как "нетрудовой доход, вытекающим из пользования устойчивыми полезными свойствами земли". Он различал три источника возникновения земельного ренты:
1) различие земельных участков по месту их расположения;
2) действие закона убывающей производительности земледельческой труда или убывающей производительности следующих расходов в земледелии (как известно, марксизм отвергал такой закон, а неоклассики, распространив его на все сферы и виды производства как объективную необходимость учета ограниченности ресурсов в распоряжении общества для эффективного их использования, совершили революцию в политической экономии, создали новую классическую ситуацию в ней);
3) различие земельных участков по плодородию.
Размер ренты, как считал ученый, определяется разницей в производительности труда в определенном пункте производства и предельном пункте производства, где последнее не дает никакого избыточного дохода и только восстанавливает с обычным прибылью затраченный капитал. Исходя из такого понимания ренты, Г. Туган-Барановский рассматривал ее рост как признак прогресса земледелия, перехода его к более интенсивного и продуктивного хозяйства.
Именно в интенсификации сельскохозяйственного производства в различных его формах (и крупных, и мелких), в их рациональном сочетании за сосуществования различных форм земельной собственности, проведении соответствующих реформ, которые бы способствовали развитию кредита, кооперации, ликвидации средневековых пережитков в сельском хозяйстве и т.д., Г. Туган-Барановский усматривал путь его дальнейшего развития.
Разойдясь с марксизмом в определении тенденций и последствий развития сельского хозяйства при капитализме, Г. Туган-Барановский, однако, продолжал оценивать как самую сильную идею К. Маркса о концентрации и централизации общественного производства. Но в противовес представлению К. Маркса, которому «видится в будущем хроническая кризис, что вовсе остановит движение капиталистического производства и тем самым нанесет удар по всему капиталистическому ладу», Г. Туган-Барановский делает совсем другой далеко идущий вывод, справедливость которого подтвердил следующий ход исторического процесса. «Растущая концентрация и централизация общественного производства легче всего объясняет, каким образом капиталистический хозяйственный строй превращается в свою противоположность, каким образом с беспощадной борьбы, угнетения, эксплуатации и ненависти, что господствуют сейчас, вырастает с необходимостью естественного процесса семья мирной, свободной и равноправного ассоциации будущего», - пишет Г. Туган-Барановский, поднося тем самым выводы Маркса на качественно высшую ступень общественно-экономических представлений конца XIX - начала XX вв.
Под этим углом зрения исследует ученый и такие новейшие явления капиталистической системы хозяйствования, как изменения в роли кредитно-банковской системы, образование финансового капитала и развитие его производительной функции, возникновения монополистических объединений различных видов и форм и их влияние на социально-экономические процессы, повышения экономической роли государства, организацию трудящихся - профсоюзов, кооперации и др. Основной определяющей чертой рассмотрения им этих и других проблем является преобладание положительного подхода, понимания всей сложности явлений, характеризующих монополистическую стадию капитализма как результат развития и усложнения рыночных отношений в соответствии с объективной необходимости неуклонного развития производительных сил общества.

  Экономическое обоснование кооперации Разработка теории кооперации - еще одна блестящая страница в научном наследии М. Тугана-Барановского.
«Как ПРОДУКТ сознательного творчества, направленной на преобразование существующего строя, - считал ученый, - кооперация появилась в результате воздействия на капиталистическое общество социалистического идеала.» Ученый убедительно доказывает, что понимание кооперации как возможной формы общественно-экономических организаций трудящихся, направленной на защиту их экономических интересов хозяйственными методами, связано с развитием именно капиталистической стадии производства и экономических отношений капитализма, с нарастанием протеста против притеснения и безграничной эксплуатации труда капиталом, сопровождали бурное развитие капитализма в передовых странах Западной Европы.
Ученый всесторонне обосновал вывод о несоответствие форм производственного кооперирования хозяйственным принципам капиталистического общества, показал, что способны к существованию лишь те из них, которые перерастают в типичные паевые общества акционерного типа. Он доказывал практическую негодность форм производственной кооперации как для широких рабочих масс, учитывая преимущества крупного машинного производства в промышленности, так и особенно для крестьянства через своеобразие земледельческого труда, індивідуалістичну психологию крестьянина как мелкого самостоятельного производителя и т.д.
Что же до кооперации в области обмена - потребительской (рабочей), кредитной и сельскохозяйственной, ее он считал своеобразной хозяйственной организацией, «которая стоит на почве частной собственности и заботится о приватногосподарські выгоды для своих членов», то есть своего рода составляющей организма капиталистического хозяйства. Наличие паевого капитала и капиталистических доходов, выплачиваемых пайщикам и акционерам кооперативов (за исключением той «некапіталістичної» части дохода, распределяемого согласно их участия в непосредственной деятельности кооператива), применение наемного труда предоставляют кооперации жизнеспособности, делают ее конкурентоспособной рядом с капиталистическими предприятиями и позволяют достичь кооперативных принципов и цели, что и отличает ее от остальных.
Особое значение имел выполнен М. Туганом-Барановским анализ сущности и роли сельскохозяйственной кооперации. Анализ основывается этот на общепризнанных в то время экономической наукой выводах относительно характера эволюции крестьянского хозяйства, которое в сфере земледелия проявляло большую устойчивость, чем большое капиталистическое хозяйство, поступаю-щаясь, однако, последнем в сфере обращения. В таких условиях кооперация крестьянства - кредитная, сбытовая, перерабатывающая и т.п., по мнению ученого, была необходима в крестьянском трудовом хозяйстве - благодаря кооперации крестьянин имел возможность пользоваться теми преимуществами и льготами, которые имели крупные хозяйства. Он акцентировал внимание на значении объединения кооперативов в союзы. Благосостояние каждого отдельного члена этой организации в значительной степени зависит от успешной работы всей кооперативной системы и благодаря этому хозяйство крестьянина теряет свой предыдущий индивидуалистический характер.
Однако, развивая это положение, ученый разъяснял, что хоть кооперация уничтожает обособленность между мелкими хозяевами, однако она не превращает крестьянское производство в некую иную форму: хозяйство крестьянина остается мелким, отдельным крестьянским хозяйством во главе с самостоятельным хозяином, что ведет его на свой риск. Именно индивидуальное крестьянское хозяйство ученый считал "основной клеткой" кооперативной ткани, которая, не угрожая его самостоятельности, "делает его еще крепче, потому что увеличивает его производительность и повышает технический уровень этого хозяйства. Тем-то надо решительным способом отбросить ту мысль, что будто кооперация ведет к концентрации крестьянского хозяйства и таким образом подготавливается почва к социализму. Нет, - решительно заявлял Г. Туган-Бара-новский, - как бы ни была развита сеть кооперативных организаций, все-таки в основе ее остается индивидуальный продуцент - крестьянин".
Ученый также сформулировал свое понимание хозяйства, хозяйственной деятельности как основной и определяющей сферы общественной жизни. Под хозяйством ученый понимал "совокупность человеческих действий, направленных на внешний мир и имеют цель не наслаждение самой деятельностью, а создание материальных обстоятельств, необходимых для удовлетворения человеческих потребностей". Он заменил марксово понятие "производительные силы" понятием "материальные факторы производства". Последние, как результат хозяйственного воздействия человека на природу, он считал именно той стойкой материальной стороной хозяйства, которая имеет определяющее влияние на общественное жизнь. Однако есть и другая сторона хозяйства - социальная, которая определяется обратной влиянием природы на общество. Это влияние меняет самого человека и определяет через хозяйство цель и условия ее хозяйственной деятельности.
Представление М. Тугана-Барановского о хозяйство как непрерывное взаимодействие человека (субъекта) с природой (объектом) и обусловили его вывод о значении психологического аспекта изучения хозяйственного процесса. Ученый был убежден, что с развитием общества, с его прогрессом, роль стихийных, материальных факторов в общественной жизни будет снижаться, а роль психологических факторов общественного сознания будет расти. Тем самым Г. Туган-Барановский, по сути, отошел от марксистской трактовки экономических явлений как выражение общественных отношений людей, которые складываются в процессе производства независимо от их хозяйственной свободы и определяют собой отношения в сфере обмена и распределения, то есть от понимания экономических явлений как абстрактных понятий общественного устройства.
Именно учет М. Туганом-Барановским этих моментов в определении предмета политической экономии, что воспринимается с первого взгляда как близкий к марксистского, делает это определение принципиально отличным от последнего. Предметом политической экономии ученый считал изучение общественных отношений людей в пределах их хозяйственной деятельности в сфере свободного мінового хозяйства, что исторически развивается.
«Вопрос о причинах разницы в богатстве и нищете народов, - пишет Г. Туган-Барановский в своей «Политической экономии», - неодинакового разделения богатства среди каждого народа и распространения везде постоянной нищеты наряду с ростом богатства - рассматривает наука, что называется политической экономией. Политическая экономия изучает современный хозяйственный порядок в его историческом развитии». Основной смысл этого развития и соответственно предмет изучения ученый видел в борьбе «двух видов хозяйства» - капиталистического, основанного на покорении работающего человека собственнику средств производства, и трудового, в котором во главе хозяйства стоит сама работающий человек (до последнего он относил трудовое крестьянское хозяйство, различные виды трудовой промышленности - домашнее производство, ремесло и кустарничество, а также кооперации). Изучение этой сферы полунатурального хозяйства составил отличительную черту и политической экономии и сельскохозяйственной экономии в начале XX ст., что впоследствии принесло ощутимые результаты (имеется на виду «школа В. Чаянова»).



Назад