Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

14.3. Эволюция кейнсианства



Классики убеждены, что деловой цикл можно
понять через модель рынков, исправно функционируют,
тогда как кейнсіанці считают, что разного рода рыночные неудачи
нужны, чтобы объяснить колебания в экономике.
Грегори Манко

В современной западной экономической литературе и практике государственного регулирования экономики сохраняет значительное влияние кейнсианское направление, хотя его сторонники оттеснены на второстепенные позиции и критика в их адрес не прекращается. До середины 70-х годов в большинстве развитых стран кейнсианство составляло теоретическую основу государственного регулирования экономики. Дж. Кейнс разработал макроэкономическую теорию эффективного спроса, которая составляла основу его теории государственного регулирования. Считая одним из важнейших задач такого регулирования экономики достижения полной занятости, он концентрировал внимание на создании и движении национального дохода, рассматривая все экономические процессы сквозь призму реализации, обеспечение эффективного спроса. Много теоретических положений Дж. Кейнса были восприняты многочисленными последователями, претерпели определенную эволюцию и используются до настоящего времени. Одним из последователей Дж. Кейнса является П. Семюелсон*.

  Кейнсианство в системе экономических течений Крупнейший историко-экономический "отступление". Семюелсон делает в тридцать шестом и сороковом разделах второго тома «Экономикс». В части тридцать шестого раздела с подзаголовком «Кейнсианская революция» кратко и логично Нобелевский лауреат отзывается и о теории Дж. Кейнса. П. Семюелсон отмечает то, что в годы после первой мировой войны политическая экономия, с одной стороны, далеко продвинулась в разъяснении экономической ситуации и в описании деловой активности, но с другой - неоклассическая экономическая теория того времени «не произвела развитой макроэкономической модели, которая бы отвечала слишком развитой микро-экономике». И только эпохальная работа Дж. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» не позволила экономической науке «оставаться посредственной» и «простодушная вера в закон Сэя испарилась».
Сороковой раздел посвящен размышлениям П. Семюелсона о магистральный путь экономики в период «современной посткейнсіанської политической экономии» и о «консервативные атаки» против этого пути. Прежде всего ученый признает, что тождественностью посткейнсіанства стало лучше функционирования смешанной экономики, что после второй мировой войны был достигнут беспрецедентный в истории рост производства и уровня жизни. Но главное, по его мнению, заключается в том, что смешанная экономика даже
нисколько не приблизило «золотой возраст», что еще не найдена единственная совершенная модель экономической политики, «которая бы избавляла нас от необходимости выбирать между новой деятельностью и стабильностью цен». Возможно поэтому автор «Экономикс» считал необходимым заявить о институционализм как серьезную экономическую течение сорокалетней давности и о целесообразности посвятить часть этого раздела краткому обзору «школ, которые решительно критикуют магистральное направление экономической науки посткейнсіанської эры».
В числе таких школ Нобелевский лауреат называет прежде всего чикагскую школу, которая собрала в своих рядов, как выражается сам П. Семюелсон, «апостолов свободной конкуренции», в том числе М. Фридмена и других, кто отстаивал истинно рыночные цены. Затем выделяется так называемая гелб-рейтівська критика и отмечается, что Дж. Гэлбрейт, чьи книги продаются так легко, в своих исследованиях обосновывает немало «очень нужного и полезного», критикуя господствующую в экономике ортодоксию. И, наконец, третья школа, которая критикует магистральные направления экономической науки, - это так называемые новые левые, или те американские экономисты, кто называет себя «радикальными экономистами», хотя в действительности они обеспокоены «мелкими вопросами, которые теряют свое значение».

  Неоклассический (кейнсіансько-неоклассический синтез) Современное кейнсианство не есть нечто единое. В нем выделяется группа ортодоксальных (старых) кейнсианцев, которые считают себя основными хранителями концепции Дж. Кейнса. К ним в определенной степени принадлежат известные ученые экономисты А. Хансен, Дж. Хикс, С. Харрис, П. Семюелсон и др. Непосредственным воплощением кейнсианской ортодоксии в первую очередь является инвестиционная теория цикла, которая составляет основу антициклического регулирования экономики и ориентирует на гибкое использование доходов и расходов бюджета в зависимости от изменений конъюнктуры, налоговой системы, выплат социального страхования и др. Ортодоксальное кейнсианство включилось также в решение проблем экономической динамики. «Считая, что достижение более или менее стабильной полной занятости вполне осуществимой целью, - отмечает П. Семюелсон, - современные экономисты могут использовать концепцию «неоклассического синтеза», которая основывается на сочетании современных принципов, разъясняющие и процесс создания доходов, и положения классической политической экономии». «Термин «неоклассический синтез», - уточняет он, - используется в более широком смысле, чем обычно использовался ранее. Сейчас мы используем этот термин для определения более широкого круга идей - синтеза тех истин, которые были установлены классической политической экономией, и положений, доведенных современными теориям формирования доходов». Новая концепция основывалась на сочетании кейнсианства с традиционными положениями неоклассики. Этот ортодоксальный вариант включал, с одной стороны, инструментарий кейнсианской теории с бюджетными, налоговыми, финансово-кредитными методами государственного регулирования экономики, а с другой - ориентировал на более точное учета и широкое использование рыночных условий (конкуренция, динамика цен и др.). В неоклассическом синтезе ортодоксальное кейнсианство много в чем теряло свой вид, поскольку сводилось к отдельного случая неоклассической теории общего равновесия, которая в свою очередь рассматривалась как общая основа функционирование экономической системы, включая оптимальное распределение ресурсов, рыночное саморегулирование, распределение доходов. Как утверждал П. Семюелсон, " нужно, с одной стороны, проводить политику кредитно-денежной экспансии, которая способствует развития капитала вглубь и значительным масштабам капиталовложений, а с другой стороны, тенденция возникновения инфляционного разрыва в результате такого увеличения инвестиционных расходов должна быть нейтрализована с помощью жесткой фискальной политики, которая предусматривает достаточно высокие налоговые ставки (и довольно низкие правительственные затраты). Это должно привести к такого сокращения доходов, что остались у населения после выплаты налогов, чтобы заставить его сократить потребление и, таким образом, высвободить средства для инвестиций, не вызывая при этом инфляции".
Формальное объединение кейнсианства с неоклассикой не дало ожидаемых результатов. Однако идея синтеза продолжает привлекать внимание экономистов до этого времени. Признавая бесплодие очередных попыток создать на основе ортодоксального кейнсианства эффективную экономическую теорию, как это было с неокласичним синтезом, сторонники этого направления вынуждены снова и снова возвращаться к идее синтеза экономических концепций. На этой основе делались попытки модификации концепции регулируемого капитализма сторонниками так называемой новой экономической теории (new economics). Хэл-лером, Дж. Тобином*, А. Оукеном и др. Они пытались усовершенствовать систему короткочасового антициклического регулирование как средства обеспечения устойчивого экономического роста. Одним из основных рычагов влияния на конъюнктуру определялось снижение налогов. Отмечая близость своей концепции до неоклассического синтеза, Дж. Тобин писал: "Мы отстаиваем неоклассический синтез, его основной тезис о том, что денежные и фискальные элементы можно смешивать в разных пропорциях с целью достичь желаемых макроэкономических результатов". Сторонники новой экономической теории обосновали экспансионистский внешний курс, недооценив угрозу инфляции. В результате высокий авторитет, который имела эта теория в США, было подорвано.
Вмешательство в экономику государства как регулирующей силы имеет свои пределы. В 70-е годы отношение к кейнсианской концепции резко изменилось.
Критика кейнсианства в это время усилилась. Последователей Дж. Кейнса обвиняли прежде всего в том, что их теория нарушала принципы свободного предпринимательства, мешала естественному ходу экономических процессов, их саморегулирование. Кейнсіанцям упрекали, что они не проявили должного внимания к вопросам движения денежной массы, ценообразования, динамики цен, нормы процента, отодвинув эти понятия на второстепенные позиции как несущественные. Все это в значительной мере не учитывалось при формировании ан-тициклічних программ, моделей экономической динамики.
Оценки сущности и результатов неоклассического синтеза неоднозначные. В основном они негативные. Видный английский ученый Л. Харрис, например, считает, что синтез сделал модель Кейнса «очень схожей с неоклассической теорией цены (микроэкономикой) и неоклассической количественной теорией». Другие исследователи обращают внимание на логическую противоречивость кейнсіан-ско-неоклассического синтеза: наличие в нем двух противоположных концепций рыночной экономики. Неоклассическая часть синтеза воспроизводит основные постулаты, которые закрепились в экономической теории Запада с 70-х гг. XIX ст. В кейнсианской же части ли не каждый из них опровергается. Но пока практические рекомендации синтеза способствовали позитивным результатам, он воспринимался в целом западными экономистами, с одной стороны, как свидетельство эффективности кейнсианской концепции государственного регулирования, а с другой - как подтверждение неоклассической идеи о устойчивость и гармоничность капиталистической рыночной экономики.

  Современное кейнсианство Оно включает несколько течений. Наряду со сторонниками кейнсианской ортодоксии много экономистов - сторонников теории Дж. Кейнса отвергают ортодоксальный вариант, обосновывают необходимость очищение и обновление кейнсианской концепции. С одной стороны, они отстаивают восстановление чистоты теории Дж. Кейнса, изъятие из нее различных наслоений, привнесенных многочисленными последователями, с другой - пытаются дополнить кейнсіанську концепцию отсутствующими, по их мнению, элементами, обновить ее, влить в кейнсианство новую кровь, оживить его, придать ему современное звучание и сделать снова дееспособным. Такое обновление было начато группой влиятельных американских экономистов, которые представляют монетаристське посткейнсіан-ство, А в частности. Лейонхуфвудом, С. Вайнтраубом, Д. Девидсоном, Г. Клауером, X. Мински и др.
Выступая за возрождение кейнсианства на современном уровне, эти экономисты американской школы пытаются не только очистить его от всего, что на их мнению, не присуще самой основе учения, но и изъять упрощенные понятия относительно подходов к экономическим процессам. «Для того, чтобы вернуться на утраченные позиции, - пишет X. Мински, - теорию денег Кейнса следует возродить в том виде, в котором она изложена в книге «Общая теория...», что позволит продемонстрировать упущения и ошибки как традиционной «кейнсианской теории», так и «современного монетаризма». Восстановлению денежных аспектов предоставляется особого значение, поскольку в этом случае, как считают авторы, кейнсианская концепция будет пригодна и для анализа инфляционных ситуаций, и для разработки антиінфля-ких мер. Значительное место при этом отводится вопросам организации оперативных и надежных источников достоверной экономической информации.
Однако экономическое развитие в 80-е годы, НТР требовали снижения расходов государственного регулирования за счет сокращения прямого вмешательство государства и его бюрократического аппарата в экономику. Все это привело к расширение рамок свободного предпринимательства на основе рынка и конкуренции и усиления роли внутрифирменного планирования экономической деятельности. В таких условиях о восстановление предыдущего состояния, утраченных доверия и престижа кейнсианской теории трудно вести речь.
Наряду с этим в 80-е годы экономисты не отказались от идеи синтеза, от того, чтобы интегрировать макроанализ и неоклассическую теорию, что в отличие от неоклассического синтеза получило название кейнсінізму. Кейнсінізм, как и ранее, ориентирует на использование таких кейнсіанських категорий, как эффективный спрос, макроэкономический анализ рынка, рациональные преимущества денег и др. Вместе с тем, сторонники кейнсінізму не противопоставляют кейнсианские постулаты неоклассической концепции. Наоборот, принципы неоклассики рассматриваются как универсальные. Особая внимание уделяется использованию рынка, конкуренции в распределении ресурсов в соответствии к агрегатных преимуществ индивидуумов.
Современные кейнсіанці считают, что экономическая теория требует обновления и дальнейшего развития. Как и ранее, уделяется большое внимание таким факторам, как инвестиции, инвестиционный спрос. Пытаются найти новые подходы, которые расширяют возможности регулирования. Примером этого может служить обоснование концепции бюджета капиталовложений, разработка методов его сбалансирования. Большое внимание исследователей привлекает также теория финансовой нестабильности, которая рассматривается как основа для определения антикризисных мер регулирования бюджетного дефицита. Вместе с тем, современные кейнсіанці ищут средства эффективного влияния на рыночный механизм регулирования конкуренции, выясняют влияние на динамику рынка инвестиций, движения безработицы, инвестиционных процессов. Современные последователи Дж. Кейнса упорно продолжают поиск путей обновления кейнсианства. Процесс этот сложный, неоднозначный, развивается далеко не гладко, но он дает отдельные положительные результаты, которые способствуют жизнеспособности учение Кейнса.
Левое В свое время на основе учения Кейнса образовалась течение, кейнсианство представители которого выступали с позиций антимонополістичних - левое кейнсианство. Наибольшее распространение оно имело в Англии. Его основу составила влиятельная группа экономистов Кембриджского университета, который был цитаделью кейнсианства. Возглавила левое кейнсианство Джоан Робинсон. Сторонниками его были Н. Кал-дор, П. Сраффа, Дж. Ітуелл, Л. Пазінетті и др. Дж. Робинсон одной из первых заявила о кризисе ортодоксального кейнсианства. Отвергая неоклассическую теорию, левые кейнсіанці подвергли критике концепцию и ортодоксии. Они критиковали ортодоксальную концепцию за то, что в ней не нашли отражения и не получили разрешения социальные проблемы (например, неравенство в распределении доходов), без которых невозможно положительное решение вопросов функционирования экономики, ее регулирования.
Дж. Робинсон и ее товарищи по Кембриджу попытались создать альтернативный вариант «Общей теории...» Кейнса, соединив его краткосрочный анализ эффективного спроса с долгосрочным анализом факторов накопления капитала, технологического прогресса и распределения продукта. Приоритет в этом, бесспорно, принадлежит Дж. Робинсон.
Робинсон развивает теорию, в которой рост накопления капитала и распределение взаимосвязаны действием реально существующих институтов, которые определяют стремление предпринимателей к накоплению, с одной стороны, и борьбу рабочих за долю продукта в национальном доходе - с другой («экономическая история представляет собой, как известно, арену конфликтующих интересов, которые неоклассики как раз и не хотят обсуждать», - писала она). Другими словами, она пытается обойтись не только без трудовой теории стоимости, но и без категории предельного продукта.
Все общественное производство Дж. Робинсон разделяет на два сектора - сектор инвестиционных товаров (1) и сектор предметов потребления (2). Она исходит из того, что стоимость конечной продукции каждого подразделения состоит из заработной платы (W) и квазіренти, которая в свою очередь состоит из прибыли и амортизации (Q):
W1+Q1=Y1 (1) W2+Q2=Y2, (2) W1=Q2.
Для выяснения закономерностей накопления Робинсон предполагает ряд ограничительных условий, в частности отсутствие государственного вмешательства в экономику, наличие только двух классов - рабочих и предпринимателей, отсутствие потребления с дохода, который целиком идет на накопление капитала. Заработная плата в ее системе - независимая переменная. Это плата за труд, и величина ее является результатом длительного исторического развития. Она имеет свою конечную цель - физиологический минимум, который обеспечивает возможность существования и содержания семьи. «Но с тех пор процесс исторического развития, - пишет Робинсон, - привел заработную плату и занятость до такого уровня, который мы имеем сейчас». Таким образом, заработная плата определяется тем, чем она есть на сегодняшний день.
Предвидя, что заработная плата - независимая переменная, Робинсон делает первый вывод из приведенной равенства: фонд зарплаты и занятость в 1-ом подразделении определяется величиной квазіренти 2-го подразделения. Следовательно, чтобы осуществилось инвестирования, должен работать производство и занятость в 1-му подразделении. Условием этого будет или снижение реальной зарплаты, или соответствующий рост квазіренти 2-го подразделения (Q2). Таков основной фон, на котором развиваются взаимосвязи между накоплением, занятостью и потреблением.
Относительно процесса накопления (или прироста капитала, то он зависит от двух условий: во-первых, от величины дохода, которая равняется годовому производству капитальных товаров за вычетом износа (Y1 - R) или общего суммы квазіренти минус амортизация (Q1 + Q2-A); no-вторых, от попытки предпринимателя осуществлять инвестиции. Этим двум условиям отвечает равенство нормы дохода темпа накопление капитала, откуда следует, что «если у них нет дохода, предприниматели не способны накапливать, если они не накапливают, у них нет дохода».
Второй условии Дж. Робинсон предоставляет очень важного значение. «Рассмотрим случай, - пишет она, - когда реальная зарплата не очень превышает минимум, необходимый для существования, так что есть технический избыток, необходимый для накопления, рабочие не слишком организованы и не очень внимательно относятся до цен, чтобы построить инфляционную баррикаду против падения реальной зарплаты. Тогда накопление возможно. Но может случиться, что каждый отдельный предприниматель доволен величиной уже накопленного капитала. Все вместе они будут нанимать лишь столько рабочих, чтобы поддержать неизменным запас капитала. В результате ква-зірента будет равняться только амортизации и доход исчезнет".
Отсюда Робинсон делает вывод, что капиталистическая экономика может чувствовать стагнацию двух видов: вызванный нехваткой технического прогресса или вызванную пересиченістю, апатией, нежеланием вкладывать капитал.
Простейшая модель для Робинсон исходным пунктом для анализа проблемы накопления в долгосрочной перспективе, которую она рассматривает как соотношение между доходом, заработной платой и занятостью. Причем это глобальное соотношение исследуется ней под влиянием трех динамических процессов - роста народонаселения и изменения предложения рабочей силы; соотношение монополии и конкуренции; и, наконец, технического прогресса.
Учение о техническом прогрессе - одна из важнейших частей теории Дж. Робинсон. Она рассматривает три типа технического прогресса: нейтральный, когда соотношение между основными параметрами двух подразделений, в том числе и в отношении занятости, не меняются, и два его уклоны - ка-піталозберігаючий и капиталоемкий технический прогресс. Первый означает более быстрый темп роста нововведений и производительности труда в инвестиционном подразделении; второй - предусматривает, что производительность труда растет быстрее во втором подразделении, который производит предметы потребление. Эти "уклоны" будут изменять соотношение двух подразделений, в том числе и распределение дохода, и величину спроса на рабочую силу.
Детально анализирует Робинсон и обратное воздействие соотношение заработной платы и дохода на выбор техники производства, на «уклоны» в темпе технического прогресса.
В своей книге «Накопление капитала» (1956) Робинсон формирует идеальные условия экономического развития - условия «золотого возраста». Важнейшие из них следующие.
1. Нейтральный технический прогресс, в условиях которого производительность труда, заработная плата на одного человека и капіталоозброєність повышается в одинаковой пропорции, а норма прибыли остается постоянной.
2. Гибкость и подвижность реальной заработной платы рабочего класса, которые растут вместе с ростом производства на душу населения.
3. Свободная конкуренция, которая является обязательным условием именно такого роста заработной платы.
4. Накопление капитала в условиях «золотого возраста» зависит только от темпов технического прогресса и прироста занятого населения. «Потенциальный темп роста, - пишет она, - примерно равен темпу роста занятости плюс темп роста продукции на душу населения».
Робинсон считает, что именно нарушение этих условий является причиной нестабильного развития капитализма. «Стоит лишь перечислить условия, необходимые для стабильного развития, чтобы убедиться, насколько надежным является сохранение стабильности при капиталистических правилах игры. Условия нарушаются вследствие:
1) неожиданного изменения темпа технического прогресса;
2) возникновения препятствий в механизме конкуренции;
3) изменения темпа накопления относительно роста производительности труда;
4) невозможности технического прогресса равномерно охватить всю систему».
По мнению Дж. Робинсон, существует оптимальный уровень темпа накопления капитала, который соответствует такому распределению национального дохода, при котором рост эффективного спроса идет в ногу с ростом производства. Слишком высокий темп накопления, по ее мнению, предопределяет слишком высокую долю прибыли в доходе и уменьшает долю рабочего класса. В таком случае развиваются инфляционные процессы, снижение уровня жизни побуждает рабочий класс бороться за повышение денежной заработной платы с целью сохранения своего привычного уровня существования. Слишком низкий темп накопления приводит к снижению нормы и доли дохода и тем самым уменьшает стимулы для экономического роста. В экономике возникает тенденция к стагнации.
Однако эта тенденция может возникнуть и в условиях слишком высокой нормы дохода, если этот доход является результатом монополии, а не чрезвычайно высокой нормы накопления.
«Цель увеличения богатства продолжалось в течение периода, - писала она, - устанавливается не техническими пределами, а той летаргией, которая развивается в результате притупление конкуренции и отсутствия роста заработной платы». Дж. Робинсон считала, что этой тенденции можно помешать за помощью профсоюзной борьбы рабочего класса. «Основное препятствие возникает благодаря борьбе профсоюзов за повышение денежной заработной платы. Если благодаря этому реальную заработную плату удается повышать в той пропорции, в которой растет производство на душу населения, то корень зла уничтожается, а экономика может накапливать капитал и увеличивать общее производство в темпе, который отвечает темпа технического прогресса - точно так, как при действия конкуренции».
Повышение заработной платы с ростом производительности труда, по мнению Дж. Робинсон, не только решает противоречия капиталистического реализации роста в условиях технического прогресса, но и является важнейшим стимулом его. В обществе всегда существует некоторый спектр технологических решений той или иной технической проблемы, которая определяется уровнем производительности труда и капиталовооруженности: как правило, техника, которая обеспечивает более высокую производительность труда, требует больших затрат капитала на единицу труда. Уровень и динамика заработной платы и определяют грани прибыльности техники. Чем выше заработная плата, тем выгоднее применять менее трудоемкую, следовательно, более капіталомістку технику.
Дж. Робинсон подчеркивала, что в условиях конкуренции именно повышение заработной платы определяет рост производительности, а не наоборот. "Возможна более высокая заработная плата без увеличения производительности (при условии, что замедлились темпы накопления), но (в условиях конкуренции) было бы невозможно иметь более высокую производительность без повышения заработной платы". По ее мнению, "низкая степень механизации - симптом того, что какие факторы определяют низкий уровень реальной заработной платы, но не является причиной низкого уровня".
Отсюда он делает вывод, согласно которому повышение заработной платы может быть или уже стало сознательной политикой "просвещенных" монополистов, которые понимают необходимость "жить самим и давать жить другим". Она предусматривает, что может быть создано общество, в котором будут сотрудничать прогрессивные монополисты и профсоюзы, потому что и те и другие одинаково заинтересованы в повышении заработной платы: первые - потому что это создает спрос и стимулирует технический прогресс, вторые - потому что улучшает их жизненные условия. Хотя программа добровольного сотрудничества рабочих и прогрессивных предпринимателей еще далека от реального развития капиталистического общества и борьбы рабочего класса за свои экономические интересы, но некоторые объективные процессы, которые сняли остроту противоречий между производством и потреблением именно благодаря росту заработной платы, она отражает верно.

  Посткейнсіанство В дальнейшем левое кейнсианство вливалось в более широкую течение - посткейнсіанство. Левые кейнсіанці составляли его основу. Посткейнсіанці продолжили критику ортодоксального варианта, особенно неоклассики. Они подвергли резкой критике маржи-налізм. Поставив своей целью обновление учение Дж. Кейнса и завершения "кейнсианской революции", посткейнсіанці одновременно пытаются довести до логического завершения и критику неоклассики. Посткейнсіанці опираются не только на теорию Дж. Кейнса. Они используют и другие источники: институционализм, учения Д. Рикардо, концепцию радикалов, экономическую теорию К. Маркса. Привлекает внимание неорікардіанська ветка посткейнсіанства, которую разрабатывает П. Сраффа, а также Дж. Ітуелл, П. Гаре-ньяні, Л. Пазінетті и другие. Эти экономисты имеют цель заполнить пробелы в теории стоимости и эффективного спроса. Посткейнсіанство представляет собой также одну из современных разновидностей западных интерпретаций марксистской политэкономии.
Посткейнсіанці обосновали один из вариантов реформирование экономики. Дж. Робинсон и ее коллеги ищут не только пути обеспечения устойчивого динамического равновесия, важнейшим элементом которой является регулирование экономических процессов. В их теории значительное место занимает ликвидация неравенства в распределении доходов на образование, здравоохранение и другие социальные цели, развитие социального страхование. Все это свидетельствует о том, что посткейнсіанці делают акцент на использовании социальных факторов, предвидя их реализацию через широкую регулирующую деятельность государства, демократизации экономической политики, особенно в области распределения доходов.
В начале 80-х годов в английском посткейнсіанстві выделилась еще одна ветвь, которая получила название новой кембриджской школы, ее представляет группа экономистов, к которой входят В. Годлі, К. Куттс, Г. Тарлінг, М. Фезерстон и другие. Выделение этой ветки произошло не столько под влиянием теории самого Дж. Кейнса, сколько в результате переосмысления и модернизации концепции одного из его учеников - Н. Калдора. Более того, глубокий анализ свидетельствует, что доктрина новой кембриджской школы представляет собой разрыв с идеями Кейнса. В интерпретации проблем воспроизводства капитала экономисты, принадлежащих к этой ветви кейнсианства, сделали большой шаг в сторону традиционных положений неоклассики. Так, например, отдавая должное идеи саморегулирования экономики, они соглашаются с тем, что колебания производства чаще всего является следствием регулирующего вмешательства государства по поддержке совокупного спроса. Отсюда делается вывод о необходимости отказа от политики точной надстройки. Не отвергая полностью государственного вмешательство в экономику, теоретики новой кембриджской школы предлагают ограничить его рамками среднесрочных или дальних целей. Изменилось и отношение к традиционных для кейнсианства бюджетных методов регулирования. Но, несмотря на это, связь с кейн-сіанською концепцией здесь чрезвычайно прочный. С ней тесно связанные основы новой кембриджской школы. Признается положение о том, что занятость зависит прежде всего от процесса производства, безработица носит вынужденный характер, а мультипликационный процесс составляет основу величины национального дохода.
Наиболее заметным трудом экономистов новой кембриджской школы является книга. Годлі и Ф. Криппсе «Макроэкономика» (1983 г.), в которой предпринята попытка обосновать важнейшие параметры концепции. Как и другие разновидности кейнсианства, новая кембриджская школа поставила некоторые новые вопросы, которые требуют как теоретической разработки, так и практического решения. Они связаны с исследованием влияния фактора интернационализации экономической деятельности на открытую систему, а также с проблемой взаимосвязи динамики доходов и расходов с движением активов. Концепция новой кембриджской школы вышла за рамки одной из ветвей, образованных в процессе эволюции современного кейнсианства.
Таким образом, кейнсианство сегодня чрезвычайно многоликий. Эволюция учение последователей Дж. Кейнса продолжается. Кейнсианская теория оказывает влияние на систему хозяйствования, проявляется в инструментарии хозяйственного механизма. Поскольку проблема соотношения между государством и частным предпринимательством с учетом влияния современного этапа НТР и интернационализации экономики остается одной из актуальных относительно определения оптимального и наиболее рационального их соотношение, эволюция посткейнсіанства будет продолжаться и далее. Не исключено, что новые варианты посткейнсіанства в дальнейшем могут приобрести большее влияние в разработке теоретических основ хозяйствования.


Назад