Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

15.1. Возрождение экономического либерализма Ф. фон Хайека



Поступай с людьми хорошо, когда тебе хорошо,
потому что встретишься с ними за собственных неурядиц.
  Вильсон Мізнер

Основные научные интересы Хайек сосредоточил вокруг философских, правовых, политических и экономических проблем рыночной экономики, а также теории и методологии процесса познания. Среди многих научных трудов Хайека важное место занимают следующие: «Путь к рабству» (1944), в которой будь-яка форма государственного вмешательства в экономику рассматривается как разновидность тоталитаризма; «Индивидуализм и экономический порядок» (1948), в которой экономические интересы индивидов, их преимущества и субъективные оценки рассматриваются как основа экономического порядка»; «Конституция свободы» (1960), где изложены правовые принципы общества, основанного на идеалах либерализма. Изложенные здесь идеи получили дальнейшее развитие в трехтомной труда Хайека «Право, законодательство и свобода» (1973,1976,1979), в которой автор оценивает правовые и политические основы современной западной демократии как противоречащие идеалам истинного либерализма, и намечает пути их реформированию с целью приближения в этих идеалов. Последняя работа Хайека «Роковая концепция: ошибки социализма» (1989), которая подводит своего рода итог его более чем полувековой научно-публицистической деятельности, нацелена преимущественно на обоснование преимуществ рыночной экономики и критику социализма.

  Особенности методологии исследования Методология Хайека имеет несколько своеобразных черт. Прежде всего для автора характерный своего рода социологический подход к общественных, в том числе экономических, явлений. В круг проблем, которые рассматриваются им, включаются не только собственно экономические вопросы, но и в тесной связи с ними социальные, политические и этические аспекты жизни общества. Экономические явления рассматриваются как неотъемлемая часть социально-экономической системы, прежде всего подчеркиваются те из социальных черт и свойств, которые характерны для рыночной системы в целом в условиях свободной конкуренции, в частности, индивидуализм хозяйствующих субъектов, их субъективные оценки, их представление об экономической свободе, их конкурентная природа и т.п. При этом собственно экономическое содержание указанных явлений, как правило, остается в тени. Основой такого подхода является значительно большая, чем в ранней австрийской школе, суб'єктивізація экономической теории. По мнению Хайека, экономические явления в принципе не могут быть отражены в "объективных" терминах, поскольку они отображают лишь субъективные представления людей и ничего больше. Отсюда Хайек делает вывод о коренном различие методов общественных и естественных наук, в которых "объективные" категории вполне соответствуют природе предмета, который изучается.
Эта особенность методологии Хайека органично связана с присущим ему методологическим индивидуализмом и суб'єктивізмом, который положен в основу изложенного выше социального подхода к экономическим явлений. Эта вторая особенность методологии Хайека навеяна философией неокантианства с ее проповедью ограниченности человеческого разума и основывается на представлении о отсутствие объективных критериев истины при анализе экономических процессов, поскольку всякий исследователь при необходимости вносит в процесс анализа свое собственное "я - свой опыт, свои ошибки, свое миропонимание и т.д. Объект исследования, таким образом, становится в определенном смысле неотъемлемым от его субъекта. В естественных науках, объяснял Хайек, исследователь находится вне объектом, который изучает, тогда как предмет общественных наук - поведение людей и ее мотивы - предусматривает, что собственные мотивы и установки исследователя включены в этот предмет, и это не может не сказываться на результатах исследования. Поэтому задача общественных наук Хайек видел не в том, чтобы найти объективные законы общественного развития, а в поэтому, чтобы найти грань познания социально-экономических процессов. ЗаХайєком, следует признать ограниченность познавательных возможностей человека и не требовать от науки ничего более субъективно-психологических оценок экономических явлений. Отсюда Хайек делает, в частности, вывод о принципиальной невозможности математизации экономической науки, которая предусматривает, что экономические знания имеют объективную основу, а это, по мнению ученого, не соответствует действительности.
Методологический индивидуализм и субъективизм Хайека фактически означают признание неузнаваемости экономических явлений, поскольку теоретическая модель экономики, по его мнению, строится исследователем на субъективном, а следовательно произвольном выборе отдельных элементов действительности. Таким образом, эта модель не может дать истинно научных знаний об экономике, которые бы не зависели от субъективного опыта исследователя. Дело еще и в том, что как экономическая действительность, так и человеческий разум не остаются неизменными, а постоянно эволюционируют.
Вместе с тем, методологический индивидуализм и субъективизм Хайека предопределял микроэкономическую направленность его концепций и возражения им макроэкономического анализа как такового. По его мнению, макроеко-социально-экономические зависимости, которыми оперируют представители многих школ экономической мысли (кейнсианства, марксизма, монетаризма и ряда других), имеют мало общего с реальной действительностью, поскольку в основе хозяйственного жизни лежат индивидуальные субъективно-психологические оценки и мотивы хозяйствующих субъектов, что никоим образом не сводятся к которым бы то ни было общих закономерностей. С этих позиций неоавстрійська школа выступает и против неокейнсіанської теории равновесия. Признавая возможность экономической равновесия относительно отдельных фирм на микроуровне, ее представители отрицают применение этого понятия с экономической целью на макроуровне, поскольку в противном случае пришлось бы признать узнаваемость экономических явлений.

  Концепция спонтанного рыночного порядка Важное место в теории экономического либерализма Хайека занимает его учение о спонтанный характер рыночного порядка. Оно играет двоякую роль: во-первых, выступает как один из основных методологических принципов, во-вторых - как центральный цепь концепции.
По мнению Хайека, рыночная экономика возникает и эволюционирует в результате взаимодействия людей. Однако отсюда не следует вывод о том, что такой характер ее формирования и развития создает для людей возможность целенаправленного влияния на эти процессы. Дело в том, что рыночная экономика развивается в соответствии со своей собственной внутренней логики, обусловленной той обстоятельством, что в ее формировании люди руководствуются своими практическими знаниями, воплощенными в обычаях. Это, так сказать, невидимое знание, которое не осознается его носителем и поэтому не может быть отдельно от него формализованным, обобщенным в каких теориях и положенным в основу экономической политики. Практические знания, используемых хозяйствующими субъектами, представляют собой своего рода информацию, «рассеяна» и «скоропортящийся». Эта информация огромная по объему, она касается конкретных условий и параметров текущей деятельности в области экономики. Характер знания, положенного в основу эволюции рыночного порядка, полностью исключает, по мнению Хайека, саму возможность любого вмешательства в этот процесс без угрозы частичного или полного его разрушения. Рыночный порядок, утверждает Хайек, принципиально отличается от природных и технологических объектов и систем, знания о которых в виде конкретных данных, формул, графиков и т.п. легко поддаются формализации и могут быть использованы для управления такими объектами и системами.
Хайек считает, что ведущая роль в формировании и распространении текущих практических знаний о хозяйство принадлежит механизма рынка, который через систему цен, изменение соотношения спроса и предложения, рекламу и т.д. систематически передает информацию о том, что, где, как, когда производить, покупать и продавать, и тем самым обеспечивает координацию действий участников рынка. Рынок, таким образом, рассматривается как своеобразный информационный механизм, который обеспечивает получение не фрагментарных, а системных знаний об экономике, без которых невозможна сколько-нибудь эффективная хозяйственная деятельность. С этих позиций Хайек вступает в полемику с другими представителями неоклассической школы, которые считают, что рынок - социальный механизм, который распределяет ограничен и к тому же известен объем ресурсов согласно объемов и в соответствии со структурой потребностей покупателей. С точки зрения Хайека, если бы проблема заключалась в такого рода распределении, то рынок со свойственной ему конкуренцией был бы не нужен. С таким заданием вполне справилась бы система планового распределения производственных факторов из единого центра. Рынок же сам способен эффективно распределять те ресурсы, которые ранее не были и не могли быть учтены, на хозяйственные цели, которые ранее не были и не могли быть обнаруженными. Конкуренция, писал Хайек, это эффективный способ направления неизвестных ресурсов на неизвестные цели. Эти задачи рынок может выполнять, отмечает Хайек, в силу того, что он способен обнаружить, распространить и эффективно использовать ранее неизвестные данные о потребности, ресурсы и технологии, то есть выступить в роли специфической информационной системы.
Как объясняет Хайек, спонтанный характер рыночного порядка означает, что любое вмешательство в него может только подорвать механизм рынка и парализовать хозяйственную систему в целом. Более того, всякий сознательный контроль над хозяйственным жизнью, будь-какая экономическая политика, нацеленная на получение определенных результатов - то ли будет политика полной занятости, экономического роста, борьбы с инфляцией или экономическим спадом, или балансирование спроса и предложения денежной массы, - по мнению Хайека, в принципе невозможна, поскольку она не в состоянии учесть и использовать массив знаний, который необходим для ее успешной реализации. И такое вмешательство в рыночный порядок с целью его реформирования или усовершенствования, независимо от того, какими намерениями руководствовались лица, посягая на этот порядок, может иметь разрушительные последствия. Рыночный порядок, отмечает Хайек, развивается на основе собственной внутренней логики, не имея ничего общего с морально-этическими нормами, которые отстаивают представители тех или иных социальных слоев и классов, требуя "великой справедливости", то есть большего равенства в распределении доходов и имущества.

  Противопоставление монетаризма и кейнсианства Идею спонтанного развития рыночного порядка Хайек распространял и на деньги. Последние, по его мнению, не МОГУТ выступать в роли инструмента экономической политики государства, которая имеет целью (как считали монетаристы. - Авт.) обеспечение постоянного темпа прироста денежной массы в обращении в соответствии с спроса на деньги. С точки зрения Хайека, это противоречит самой природе этого явления. Стабильность денежной системы может быть достигнута, как думал Хайек, только на пути либерализации, которая предусматривает отличие правительственной монополии на эмиссию денег и замену ее конкуренцией частных эмитентов. Такого рода конкуренция бы соответствовала рыночной природе денег и была бы способна, по мнению Хайека, не допустить инфляции и экономических спадов, порождаемых политикой государственного регулирования экономики. Эта позиция Хайека направленная как против монетаризма, так и против кеинсіанської концепции, что рассматривала деньги как один из инструментов государственного влияния на экономику.
Кейнсианство вообще стало одним из основных направлений критики Хайека. Выступая против него, Хайек использовал свою концепцию спонтанного рыночного порядка, которая в принципе исключает любое вмешательство государства в экономическую жизнь общества. Вместе с тем, Хайек в этой борьбе опирался на свое понимание «неявного» знания хозяйствующих субъектов, упрекая Кейнсу, что он переоценивает возможности экономической науки, которая дает лишь абстрактные, а потому неполные знания о наиболее общие тенденции экономического жизни, оставляя в стороне главное - практические знания хозяйствующих агентов, которые положены в основу реальных экономических процессов. Неприемлемым для Хайека оказался и подход Кейнса к явлений рыночной экономики с позиций макроуровня. За Хайєком, этот уровень экономических зависимостей не имеет аналогов в реальной деятельности, где все экономические решения принимаются только индивидами с учетом их субъективных оценок и предпочтений.
Хайек противопоставляет теории Кейнса не только общие основы своей концепции, но и некоторые специальные аргументы, направленные против центральных положений кейнсианства. Он, например, считает необоснованной кейн-сіанську концепцию эффективного спроса на том основании, что она оставляет без внимания проблему соотношение структуры спроса и структуры предложения. При значительном расхождении этих структур, отмечает Хайек, товары не будут реализованы, независимо от общего объема совокупного спроса. По мнению Хайека, необоснованным является объяснение Кейнсом причин безработицы. Оно возникает не вследствие недостаточного уровня эффективного спроса, как полагал Кейнс, а через высокий уровень заработной платы, обусловленный непомерными требованиями профсоюзов, что приводит к неоправданному сокращению прибыли предприятий и к соответствующему уменьшению спроса на труд. Поскольку причиной безработица выступают профсоюзные организации, утверждает Хайек, нет никаких оснований перекладывать ответственность за безработицы на правительство, и тем более правительство не обязан принимать меры по его устранению. Попала под огонь критики Хайека и кейнсианская концепция регулюваної валюты. Хайек утверждает, что использование умеренной инфляции как средства борьбы с безработицей на самом деле лишь усилит безработицы и дополнит его инфляционным процессом. Дело в том, объяснял Хайек, что это приведет к неравномерности роста цен, а следовательно, и к нерациональному использованию ресурсов, поскольку они будут направляться в отрасли с искусственно высокой конъюнктурой, определенной ростом цен. Для поддержки этой конъюнктуры будут нужны новые денежно-кредитные инъекции, что усилит инфляционное процесс, а структурные диспропорции, которые возникнут в связи с этим, усилят безработицы. Решение перечисленных проблем следует искать не на пути мифической «кривой Филлипса», отмечал Хайек, а в рамках свободного рыночного хозяйства.

Критика социализма Учение о спонтанный характер рыночного порядка, а также концепцию "неявного" знания Хайек широко использовал и в своей критике социализма. Концентрация экономической власти в руках плановых органов казалась ему такой, что имела исключительно негативные последствия из целого ряду причин. По его мнению, она подрывает естественный ход общественно-исторического процесса, лишаю-ли его внутренних движущих сил развития. Она навязывает обществу произвольно выбранную шкалу ценностей, которой оно должно руководствоваться в своей хозяйственной деятельности. Такая шкала по необходимости отражает борьбу различных групп в центральных, в том числе плановых органах, а иногда и волюнтаристские зигзаги высших должностных лиц, а потому дезориентирует при определении конкретных целей хозяйствования и мероприятий по их достижению. Централизованная плановая экономика, по мнению Хайека, лишенная тех механизмов компенсации ошибок хозяйствующих субъектов, которые действуют в рыночной экономике. В этой последней, объясняет Хайек, хозяйственные решения принимаются всеми без исключения субъектами экономики. С этой причине ошибки одних неизбежно компенсируются успешной хозяйственной деятельностью других. В плановой же экономике допущена ошибка может быть обнаружена и исправлена лишь после того, как хозяйству уже нанесен непоправимый ущерб. Плановая экономика не в состоянии ни использовать положенные в основу хозяйственной деятельности "неявные" знания, ни заменить их чем адекватным. Такая система ликвидирует экономическую свободу граждан и превращает их из активных самостоятельных субъектов хозяйствования в пассивных объектов плановой экономики.
Негативное отношение вызывает у Хайека и связана с социализмом идея социальной справедливости, которая имеет целью ослабления в пользу малообеспеченных слоев населения, в том числе и с помощью прогрессивной системы налогообложения. Эта идея, считает Хайек, лишена рационального содержания, поскольку этические положения не могут быть применены к спонтанным социально-экономических процессов, как они неприменимы к физических процессов, что происходят, скажем, в пределах Солнечной системы. К тому же политика социальной справедливости подрывает адаптивные качества рыночного порядка, который предусматривает систематическое отмирание тех отраслей и сфер хозяйства, которые перестают отвечать потребностям и становятся причиной безработицы, снижение доходов и т.п.
Перераспределение доходов в пользу відживших свой возраст видов хозяйственной деятельности способен лишь снизить экономическую эффективность и замедлить экономический рост. Тем временем, отмечает Хайек, именно ускоренный экономическое развитие, непременным условием которого является невмешательство в стихийно действующие силы рыночного порядка, как раз и может компенсировать снижение доходов в неперспективных отраслях. Вместе с тем, Хайек считал, что государство, создавая общие предпосылки для функционирования свободной рыночной экономики, должна предоставить обществу некоторые социальные услуги, которые не может предложить рынок. Прежде всего - это пенсионное обеспечения, развитие системы здравоохранения и образования, страхования от безработица и т.д.
Главный труд Хайека, которая направлена против социализма - это уже упомянутая выше книга "Роковая концепция: ошибки социализма". В ней противопоставляются капитализм, представленный Хайєком как "расширенный порядок человеческого сотрудничества", возникший естественным образом в результате соблюдения, как он выражается, определенной моральной практики, и социализм, который в воображении Хайека выступает как искусственно сконструированная социально-экономическая система. С его точки зрения, единственный возможный путь развития человечества - это капитализм. Поэтому проблему выбора между капитализмом и социализмом он трактует как вопрос о самом существовании человеческого общества. "Спор о рыночный порядок и социализм, - писал он, - спор о выживании - ни больше, ни меньше. Подражания социалистической морали привело бы к уничтожению большей части современного человечества и обнищание основной массы общества". Хайек считал, что система, которая возникла спонтанно, естественным образом, всегда совершеннее от искусственно созданной. Не случайно, отмечает он, при рыночном порядке производится и накапливается больше знаний и богатства, чем это возможно при централизованно-управляемой экономике. Ведь дело в том, что капитализм "имеет наибольшую способность использовать рассеяны знания" благодаря свойственной ему рыночной конкуренции, которая представляет собой единственный известный человечеству способ информирования хозяйствующего субъекта о направлениях деятельности, которые могут дать максимальный результат.
Противопоставляя капитализм и социализм, Хайек выделяет два принципы регулирования отношений между людьми. Во-первых, это инстинкты, которые играют большую роль на начальном этапе развития человечества - стадному. Во-вторых, это правила расширенного порядка как спонтанная сложная система человеческой поведения в обществе. К этой системы следует отнести честность, соблюдение договоренностей, частную собственность, конкуренция, прибыль и собственную жизнь. Эти последние правила, в отличие от инстинктов, которые передаются биологическим путем, распространяются через традиции, обучение и подражания. Людям приходится жить в двух системах правил, которые находятся в конфликте друг с другом, поскольку правила расширенного порядка заставляют воздерживаться от того, к чему побуждает их инстинкт - до захвата чужой собственности, нарушение договоров и прочее.
Сравнивая эти две системы правил, из которых первая обусловлена биологической природой человека, а вторая имеет сугубо социальный характер, Хайек отмечает, что расширенный порядок представляет собой искусственное образование. Он писал, что этот порядок должен «неестественный характер, поскольку не соответствует биологической сущности человека». Вместе с тем, ученый отмечает, что такой порядок не более искусственный, чем вся человеческая цивилизация, речь, разум, искусство и т.п. «В другом смысле расширенный порядок - это довольно естественный порядок, потому что, подобно биологических феноменов, он естественно развивался в процессе естественного отбора». Первую систему правил, которая основывается, по словам Хайека, на природных инстинктах человека с характерной для них моралью солидарности, альтруизма, группового принятия решений и т.п., он осуждает, поскольку видит в них преграду к распространения и использования "рассеянных" знаний и рост богатства. Вместе с тем, эти инстинкты, по оценке Хайека, представляют собой главный источник колективістської традиции". Деятельность реформаторов, которые пытаются внести в процесс общественного развития "сознательное достижения известных и непосредственно воспроизводимых полезных целей", трактуется Хайєком как "пережиток інстинктивності и обзорной мікроетики малого стада".
Основная идея книги Хайека, отражена в ее названии, заключается в том, что "пагубную самоуверенность" реформаторов и прежде всего социалистов он усматривал в преувеличении ими роли разума в общественном развитии, через что они считают возможным вмешательство в спонтанный ход общественной эволюции. "Моральные нормы и традиции, а не интеллект и расчетливый ум позволили людям, - отмечал Хайек, - подняться над уровнем дикарей". Характерно, что к нормам морали он относит, "в частности, наши институты собственности, свободы и справедливости". Хайек осуждает эту пагубную самоуверенность, трактуя ее как представление о способности человека "лепить" окружающий мир в соответствии со своими желаниями. Здесь социальное реформаторство выведенное им как проявление настоящего волюнтаризма.



Назад