Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

17.1. Традиционный американский институционализм


На рубеже XIX и XX веков сложились такие конкретно-исторические условия, под влиянием которых США превратились в наиболее богатой и развитой в социально-экономическом плане страну мира. Именно в США впервые в наиболее острой форме возникли проблемы, связанные с захватывающим процессом перехода от экономики свободной конкуренции к преимущественно монополистической. Это было одной из причин того, что США стали пионером антимонопольных мер, которые администрация этой страны апробировала еще в конце XIX ст. Перманентный характер таких действий со временем стал характерным для всех правительств развитых стран мира.
В начале XX в. ученые-экономисты США, активизировав анализ усиление монополистических тенденций в экономике и способствуя «анти-трестовськш» политике собственной страны, получили статус лидера концепций социального контроля над экономикой, их теории стали началом нового направления экономической мысли, который теперь принято называть сощально-інститущональним, или просто інституціоналізмом. Однако в начале XX в. процесс модификации экономики свободной конкуренции в монополистическую значительно ускорился на европейском континенте, где идеи экономического либерализма, что провозглашали полную свободу торговли (фритредерство) i рынков, и другие положения о невмешательстве государства в экономику перестали, так же как и в США, отвечать реальной действительности.
Следствием усиления монополистической организации бизнеса и хозяйственной жизни стал мировой экономический кризис 1929 - 1933 гг.
В этих условиях известный «закон рынков» Ж-Б. Сэя, на который более 100 лет опирались представители «чисто экономической теории» (сначала классики, а потом маржиналісти), - потерял свою привлекательность. Несовершенная конкуренция вслед за інституціоналізмом стала предметом исследования неоклассиков. К тому же, как выяснилось позже, проблемы несовершенного рынка, представленного монополизированными структурами хозяйствующих субъектов, почти одновременно рассматривали в своих работах представители неоклассической экономической мысли - профессор Гарвардского университета Бы Чемберлин и профессор Кембриджского университета Дж. Робінсон. их теории стали, бесспорно, важным достижением ученых-экономистов XX века

  Предмет и методология анализа В основе термина «институционализм» лежит одно из значений понятия «институт». Последнее рассматривается шституцюналістами как первичный элемент движущей силы общества в экономике и вне п пределами. К институтам они относят различные категории и явления (например государство, семью, предпринимательство, монополии, частную собственность, профсоюзы, религию и т.д.), отражающие обычаи, привычки, этику, правовые решения, общественную психологию и главное - эволюцию экономики.
Институционализм - это в определенном смысле альтернатива неоклассического направления экономической теории. Неоклассики выходят из смітіанської тезисы о совершенстве рыночного хозяйственного механизма и саморегулирования экономики и не выходят за рамки «чистой экономической науки». інституцюналісти же движущей силой экономики наряду с материальными факторами считают также духовные, моральные, правовые и другие факторы, которые рассматриваются в историческом контексте. Иначе говоря, институционализм предметом своего анализа имеет экономические и неэкономические аспекты. При этом объекты исследования - институты - не делятся на первичные или вторичные и не противопоставляются друг другу.
Американский экономист и историк экономической мысли Роберт Л. Хейл-бронер, размышляя о том, что современная экономическая теория «превратилась в царицу социальных наук» и стала единственной отраслью «социальных исследований, за которую присуждается Нобелевская премия», относит это прежде всего до неоклассики. Говоря же, что «экономическая наука наконец вышла за узкие пределы ее нынешнего царства - царства производства и распределения - i может теперь заявить о своих правах на большую территорию, что простирается от семейных отношений до спорта, от антропологии до государственного права», он имеет, бесспорно, на виду «достижения» именно институционализма. Нечто подобное мы видим и в Г. Блауга, который считал, что стремление шститущоналістів «расширить поле исследований экономической науки «обусловило» интерес к кибернетики, исследования операций, теории управления, теории организации и общей теории систем».
Идея синтеза социологического и экономического анализов лежит в основе их концепций. Термин «институционализм» (лат. institutio - образ действия, конечно направление) был принят для определения системы взглядов на общество и экономику, в основе которой лежит категория института, что составляет костяк социально-экономических построений сторонников этого направления. По определению В. Гамильтона, институт - это "словесный символ, введенный для лучшего описания группы общественных обычаев", "способ мышления", который стал привычкой для группы людей или обычаем для народа. В. Га-мильтон твердил, что "институты устанавливают пределы и формы человеческой деятельности. Мир обычаев и традиций, к которому мы приспосабливаем наша жизнь, представляет собой сплетение и непрерывную материю институтов". В основу системы взглядов институционалисты положили принцип естественного отбора институтов, представлен Т. Вебленом как содержание эволюции общественной структуры, основу общественного прогресса.
Таким образом, по логике институционалистов, способ мышления, словесный символ, обычаи и традиции выступают как первопричина общественно-экономического развития общества. Реально существующие экономические отношения оказываются производными, подаются как проявление воплощенных в институтах обычаев людей, их способ мышления. Поэтому экономический строй общества в подобных интерпретациях встает в специфическом виде.
Формулируя свое понимание общественной структуры, факторов общественного развития, институционалисты выходят в основном из внешнего в отношении поверхностного подхода к этим явлениям. Они, в противовес ортодоксальным марксистам, не признают определяющей роли отношений собственности на средства производства, обусловленного ими классового состава общества. Отвергая идею о производственных отношения как основу социально-экономической структуры, институционалисты сформулировали свой специфический подход к изучению общественных явлений, экономического процесса.
По методологии институционализм, по мнению многих исследователей, имеет много родственного с немецкой исторической школой. Так, В. Леон-тьєв пишет, что выдающиеся представители американской экономической мысли такие как Т. Веблен и В. Митчелл, "в своей критике количественных аналитических методов в экономической науке продолжили общую линию немецкой исторической школы. Частично это можно объяснить тем, что на рубеже веков влияние немецкой школы в США был таким же большим, а возможно, и более значительным, чем влияние английского".
Нужно, однако, отметить, что историзм и учета факторов социальной среды для обоснования путей экономического роста, хотя и свидетельствует о сходстве методологических принципов институционализма и исторической науки в Германии, но совсем не означает полного и безоговорочного преемственности традиций последней. Здесь есть несколько причин. Во-первых, находясь под теоретическим влиянием А. Смита, немецкие теоретики второй половины XIX в. полностью поддерживали юнкерські круга Пруссии в их борьбе за утверждение в Германии свободы торговли и других принципов экономического либерализма, включая необходимость неограниченной свободной конкуренции предпринимателей. Во-вторых, историзм в исследованиях немецкой школы проявлялся преимущественно как утверждение природного характера рыночных экономических отношений и поддержка положение о автоматическую равновесие в экономике на протяжении всего развития человеческого общества. И, в-третьих, в трудах представителей исторической школы Германии не допускались никакие намеки на возможность реформирования экономической жизни общества на принципах, которые ограничивают «свободное предпринимательство».
Методология институционалистов предусматривала:
1) широкое использование описательно-статистического метода;
2) историко-генетический метод;
3) как исходную и основополагающую - категорию института (совокупность правовых норм, обычаев, традиций).
Институционализм, таким образом, является качественно новым направлением экономической мысли. Он вобрал в себя лучшие теоретико-методологические исследование конъюнктуры рынка предыдущих школ экономической теории, а также методологический инструментарий исторической мысли Германии (для исследования проблем «социальной психологии» общества).
Подобные суждения имел М. Блауг, по мнению которого, при попытке определить суть «институционализма» мы обнаруживаем три существенные черты в области методологии:
1) недовольство высоким уровнем абстракции, который присущ неокласикам, и особенно статическим характером ортодоксальной теории цены;
2) стремление к интеграции экономической теории с другими общественными науками или вера в преимущества междисциплинарного подхода;
3) недовольство недостаточным уровнем эмпиризма классической и неоклассической теорий, призыв к глубоких количественных исследований.
По некоторым оценкам, возникновения институционального направления в экономической мысли приходится на время опубликования монографии Т. Веблена «Теории бездеятельного класса», то есть на 1899 г. Однако учитывая более поздние не менее значимые публикации Дж. Коммонса и В. Митчелла, которые означали зарождения новых течений в рамках институционализма, четкое формирование идей и концепций этого направления экономической теории в единое целое приходится все же на 20 - 30-е годы XX века.
Труда названных американских ученых и их последователей объединяет антимонопольно направления, идея учета влияния на экономическое рост всей совокупности общественных отношений и необходимости государственного вмешательства в экономику. Причем в последней части можно вспомнить требование усилить контроль « общества над бизнесом», вынесенное Дж. М. Кларком даже в заголовок своей одноименной книги, изданной им в 1926 г. Как писал Ф. Хайек, «если монополии в определенных сферах неизбежны, то лучшим является решение, которому до недавнего времени отдавали преимущество американцы, - контроль сильного руководства над частными монополиями. Последовательное проведение в жизнь этой концепции обещает более позитивные результаты, чем непосредственное государственное управление».
В известных трех течениях институционализма Т. Веблен представляет социально-психологический (технократический) вариант институциональных исследований, Дж. Коммонс - социально-правовой (юридический), В. Митчелл - конъюнктурно-статистический (емпіріостатистичний).

  Социально-психологическое направление Торстейн Веблен (1857 - 1929) - автор большого количества работ в области экономики и социологии, в которых он выходил из теории эволюции природы Ч. Дарвина, принципа взаимосвязи и взаимообусловленности всех общественных отношений, в том числе экономических и социально-психологических . Его теоретическое наследие получила наибольшую известность и применение в ряде следующих творческих поисков в русле социально-институт-туціонального направления экономической мысли во всех его трех течениях. По определению Т. Веблена, "институты - это результат процессов, происходивших в прошлом; они приспособлены к обстоятельств прошлого, и поэтому не находятся в полной гармонии с требованиями нынешнего времени". Отсюда, по его мнению, вытекает необходимость их обновления в соответствии с законами эволюции и "требований нынешнего времени", то есть традиционных способов рассуждения и общепринятого поведения. Благодаря таким своим размышлениям многими идеологами того времени он воспринимался как американский Маркс. И причиной этого было не только и не столько то, что Т. Веблен (в прошлом студент самого Дж. -Б. Кларка) стал противником экономической теории своего учителя, который придерживался "чистой экономической науки", а острая критическая оценка последствий того, к чему привели национальные экономики разных стран проповедники абсолютизации смітіанських идей экономического либерализма, саморегулирования и безкризовості народного хозяйства, "естественной" сходимости в условиях свободного предпринимательства индивидуальных интересов "экономической человека" с общественными. Вот почему в своих рассуждениях о "теология" и "апологию" он "решительно возражал центральную тезис неоклассической теории благосостояния, согласно с какой конкуренция при ограничении ведет к оптимальных результатов". И поэтому эволюционная наука для него - это "исследование происхождения и развития экономических институтов, а также взгляд на экономическую систему как на "кумулятивный процесс", а не "саморегулирующийся механизм".
Свое видение проблем социально-экономического развития общества Т. Веблен подчеркивал даже в названиях выданных им трудов: "Теория бездеятельного класса" (1899), "Инстинкт мастерства" (1914), "Интересы и система цен" (1921), "Собственность отсутствующего"(1923) и др. Свою убежденность в эволюционном преобразовании общества Т. Веблен применял на своеобразном переломе теории эволюции природы Ч. Дарвина. Отталкиваясь от ее постулатов, он пытался аргументировать положение о неизбежности в человеческом обществе "борьбы за существование". Т. Веблен пишет: "Жизнь человека в обществе точно такое же, как жизнь других видов - это борьба за выживание, а следовательно, это процесс отбора и приспособления. Эволюция общественного упорядочение является процессом естественного отбора социальных институтов". При этом он использует историческую оценку развития институтов общества, в котором отрицаются марксистские положения о "классовую эксплуатацию" и "историческую миссию" рабочего класса. По его мнению, экономическими мотивами людей есть прежде всего отцовские чувства, инстинктивное стремление к знаниям и высокого качества выполненной работы.
В теории «бездеятельного класса», исходя из содержания одноименной книги Т. Веблена, отношение этого «маєтного непроизводственного» класса к экономического процесса характеризуется как «отношение корыстолюбия, а не производства, эксплуатации, а не полезности». Этот класс, по мнению Веблена, отдает преимущество «законам мира бизнеса», образованным «скеровуючою и выборочной действием законов хищничества или паразитизма». Так, для представителей именно этого класса могут, очевидно, существовать особые цены на товары, которые являются показателем их «престижности», а не действительным выявлением закона спроса, что теперь принято называть «эффектом Веблена». Последний характеризует ситуацию, при которой снижение цены на товар воспринимается покупателем как ухудшение качества или потеря товаром «актуальности» или «престижности» среди населения. И поэтому этот товар перестает пользоваться спросом у покупателей, а в противоположной ситуации, наоборот, объем покупки с ростом цены может расти. Так-вот, «финансовые слои, - заканчивает Т. Веблен, - имеют определенную заинтересованность в приспособлении финансовых институтов... Отсюда - более или менее последовательное стремление бездеятельного класса направлять развитие институтов по тому пути, который бы отвечал денежным целям, которые определяют его».
Следовательно, эволюция общественной структуры - это, говоря словами Т. Веблена, «процесс естественного отбора институтов» в «борьбе за выживание». О том, в какой степени это положение можно считать небезосновательным, П. Семюелсон пишет так: «Мой учитель Йозеф Шумпетер однажды удачно заметил, что способность человека действовать как «мыслящее животное», систематически применять емпіріоіндуктивний метод, сама по себе является прямым следствием дарвиновской борьбы за выживание».
Немарксистская позиция Т. Веблена наиболее заметна в его концепции реформы. Так, критикуя «паразитический» образ жизни занятых исключительно финансовой деятельностью рантье - владельцев особой (абсентеїст-ской) формы частной собственности, а также осмысливая покорения сферы «индустрии» миром «бизнеса», финансистами и крупными предпринимателями, ориентированными только «на возможно большие прибыли», ученый отстаивал не революционное устранения «классового антагонизма» и победу «диктатуры пролетариата», а дальнейшую эволюцию общества, с его следующим реформированием. Как заметил Г. Блауг, «речь идет о классовой борьбе, которая в условиях капитализма ведется, по мнению Веблена, не между капиталистами и пролетариями, а между бизнесменами и инженерами. Денежный способ мышления объединяет банкиров, брокеров, юристов и менеджеров, которые отстаивают центральный принцип делового предпринимательства - принцип присвоения».
Сценарий реформ Т. Веблена состоит из неуклонного ускорение НТП и рост роли инженерно-технической интеллигенции. На его убеждение, интеллигенция, рабочие, техники и другие участники производства представляют сферу "индустрии" и имеют целью оптимизацию и рост эффективности процесса производства. Они подчеркивают растущую зависимость "бизнеса" от индустриальной системы, неизбежность "паралича старого порядка" и перехода власти к представителям инженерно-технической интеллигенции.
В результате реформ Т. Веблен предусматривает установление "нового порядка", при котором руководство промышленным производством страны будет передано специальной раде "техников", а "индустриальная система" перестанет служить интересам "абсентеїстських владельцев" (монополистов), поскольку мотивом технократии и індустріалів не "денежная выгода", а служение интересам всего общества.

  Социально-правовой институционализм Джон Г. Коммонс (1862 - 1945), исследуя такие коллективные институты, как семья, профсоюзы, торговые объединения, производственные корпорации, государство, правовые отношения и другие, приоритетное внимание уделял юридически-правовым институтам, и стал лидером юридического течения институционализма. При этом он исходил из неприятие идеи классовой борьбы рабочих, а также, говоря его словами, стремление "сделать систему бизнеса настолько эффективной, чтобы она была достойна сохранения".
Правовой аспект Дж. Коммонс использовал и в выдвинутой им концепции стоимости, согласно которой стоимость товарной продукции есть не что иное, как результат юридического согласования «коллективных институтов». К последним он причислял объединения корпораций, профсоюзов, политических партий, которые отражают профессиональные интересы социальных групп и слоев населения.
Марксистскому учению о классовой борьбе Дж. Коммонс противопоставил положения о проведении государственной реформы в отрасли законодательства и создание руководства, предложенного лидерами различных коллективных « институтов». Он был убежден в необходимости создания такого правительства, которое был бы подотчетен общественном мнении и проводил демонополизацию экономики.
Эволюция капитализма свободной конкуренции в финансовую стадию - центральная идея его основных трудов - «Правовые основы капитализма» (1924), «институциональная экономика, ее место в политэкономии» (1934) и др. В них рассматриваются проблемы, вызванные «социальным конфликтом» через «нечестную» (монополистическую) конкуренцию предпринимателей. Государственные правовые решения в рамках экономических реформ, как считает автор, позволят устранить противоречия и конфликты в обществе, ознаменуют переход к стадии административного капитализма.
Как известно из истории экономики, юридические (правовые) аспекты «коллективных действий» Дж. Коммонса, как и антимонопольные реформаторские идеи в трудах Т. Веблена, нашли реальное практическое применение уже в 30-е годы - в период так называемого нового курса президента США Ф. Д. Рузвельта.

  Конъюнктурно-статистический направление Уэсли Клер Митчелл (1874 - 1948) - ученик и последователь Т. Веблена. Из уважения к заслугам своего учителя В. Митчелл подготовил посмертное собрание его трудов «Учение Веблена», включив в него выбранные места из его книг и статей.
В. Митчелл в своей основной публикации «Лекции о типы экономической теории» (1935) исходил прежде всего из идей Т. Веблена. Следуя его, он настаивал на взаимосвязи экономических проблем с неэкономическими, особенно с проблемами социологии, культуры и другими, которые предопределяют психологию, поведение и мотивы деятельности людей.
И все же в экономической науке этого ученого воспринимают нередко в качестве представителя концепции «измерения без теории» (после появления одноименной статье Т. Коопманса, посвященной критике исследований В. Митчелла и его последователей), или, как выражался В. Леонтьев, «основного ан-титеоретичного направления американской экономической мысли». Связано это, по мнению М. Блауга, с тем, что Митчелл «не был склонен к методологических атак ортодоксальной экономической теории и избегал междисциплинарного подхода». Его «институционализм» заключается в сборе (накоплении) статистических данных, которые в дальнейшем стали бы основой для объяснения гипотез. Кроме того, как считают В. Леонтьев, критикуя процесс построения сложных экономических моделей, он предложил опираться на прямые наблюдаемый, никак не связаны с предыдущими предложениями и сориентированы на всесторонние измерения наблюдательных фактов. Митчеллу, его ученикам и последователям США обязаны крупномасштабным развертыванием описательной экономической статистики, без которой не только современная экономическая наука, но и много современных экономических заведений не могли бы существовать. Личный вклад В. Митчелла в институциональную теорию заключается, во-первых, в выявлении влияния на экономические факторы (в категориях денежного обращения, кредита, финансов и др.) так называемых неэкономических факторов (в том числе психологических, поведенческих и др.) с помощью конкретного изучение цифровых показателей и выявление закономерностей в колебаниях (конъюнктуры) этих показателей на базе широкого массива статистических данных из фактического материала и их математической обработки. И, во-вторых, в попытке обосновать концепции бескризисного цикла с помощью различных вариантов государственного вмешательства в экономику.
Особую популярность в США. Митчеллу принесло признание его основоположником Национального бюро экономических наблюдений и одним из первооткрывателей циклических явлений в экономике. Он считал возможным и необходимым государственное влияние на экономику в сфере денежных, финансовых и кредитных отношений во взаимосвязи с социально-культурными проблемами и учетом психологического анализа.
Представители емпіріопрогностичної течения институционализма еще в 20-е годы в своем «конъюнктурном барометре» в Гарварде публиковали за выводами «анализа динамических рядов» первые прогнозы экономического роста путем построения кривых, что показывали средние индексы ряда показателей национального хозяйства. Положенные в основу новой отрасли экономической науки "эконометрики", математика и статистика, позволяли В. Митчеллу и его коллегам рассчитать продолжительность "малых" и "больших циклов", нацеливали на попытки сконструировать модели бескризисного (не-циклического) развития экономики, предусмотреть отклонения в динамике показателей, предотвратить их падению. Средством смягчение циклических колебаний и достижения благоприятной экономической конъюнктуры должно было стать, по мнению Митчелла, создание специального государственного планирующего органа. Планирование при этом предполагалось не директивный, а рекомендательное, основанное на научном прогнозировании реальных и достижимых конечных целей.
Неквалифицированный прогноз "гарвардского барометра", который накануне экономического кризиса 1929 - 1933 гг. предусматривал "расцвет экономики", выявил несовершенство методологической базы наблюдений тех лет, но уверенно продемонстрировал вероятность основного положения шститущо-стресса 20 - 30-х лет о необходимости государственного контроля над экономикой. Институционализм является одним из теоретических предшественников рожденного в 30-е годы кейнсианской i неолиберальной концепции государственного регулирования экономики, основной идеей которого является активное вмешательство государства в экономику.
Вместе с тем, создана. Мітчелломі его "школой" наука эконометрика до конца второй мировой войны стала, как пишет Г. Блауг, наиболее динамичная отрасль экономической науки, а кейнсианские или неокейнсіанські макроэкономические методы имеют очень важное, постоянно возрастающее значение для работ економетриків. Последние, как утверждает В. Леонтьев, в ответ на созданы экономистами-теоретиками "десятки экономических моделей" продолжают "приспосабливать алгебраические функции различных видов и форм" в предыдущих наборов статистических данных и не способны продвинуться вперед в систематическом понимании структуры и принципов функционирования реальной экономической системы.



Назад