Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

20.1. Теории глобальной промышленной революции и индустриального общества


Термины «глобальная промышленная революция»,"вторая промышленная революция», «индустриальное общество» получили признание после книги П. Друкера* «Новое общество: анатомия индустриального строя» (1949).
В ней автор описал общую картину новой «индустриальной системы», поставив в центр внимания промышленную корпорацию, профсоюзы, менеджмент, развитие человека и общества.
Последовательно развивая концепцию второй промышленной революции, Дру-кер убедительно показал настоящую революционную роль массового потоково-конвейерного производства («фордизм»), а также значение и социально-экономические последствия научной организации труда («тейлоризм»). Становится понятной принципиальное отличие нового производства, которое развивается не столько за счет новых инвестиций, сколько в результате новых знаний о самой труд (а не машины) и за счет новых специалистов - промышленных инженеров, которые применяют эти знания. На этой основе он создает новую науку - менеджмент, теория организации и развития гибкого, быстрого, перебудовуючого, эффективного и динамичного производственного коллектива крупной корпорации, в основе которой лежит не фактор производства, а фактор производительности.

  Концепция промышленного переворота Применение потоково-конвейерных технологий, научной организации труда и научного менеджмента изменили тенденции роста капиталоемкости, энергоемкости и органического состава производства, резко увеличили его доходность. Корпорации, которые освоили научный менеджмент, завоевали доверие бирж и банков, получили доступ к финансовым ресурсам всего мира и создали филиалы своего массового производства в десятках стран и сотнях отраслей. Друкер фактически показал возникновения нового, антимонопольного типа корпораций (позднее они получили название "олиго-наледь". - Авт.), которые быстро перебрасывают свои капиталы из галу со в отрасль, из страны в страну и ломают монополистические барьеры между отраслями. В начале высококонкурентная, качественная и доступна населению продукция конвейеров изменила вид и быт крупных городов, а потом и образ жизни людей целых стран.
Изменились производственные и социальные отношения между людьми. Экономисты, которые превозносили роль новой техники, и специалисты по автоматизации рассматривали интенсивную ручной труд как брошенный ресурс, который обречен на восстановление. Научный менеджмент сделал его "золотым ресурсом", основой системы высоких заработных плат, динамичных рынков конечной продукции и высоких прибылей.
П. Друкер произвел новое понимание технологии, но не как системы работающих машин, а как культуры производственных и социальных связей, создаваемых наукой о эффективность труда. Тем самым фактически были "разведены" понятие капиталоемкости и "наукоемкого производства".
Вместо системы " человек-машина" в поле зрения экономиста оказалась экономическая "оболочка" системы трудовых отношений между людьми, которая игнорировалась предварительной экономической наукой. Могущество этой технологии как фактора производства не унижала, а превозносил роль человека в производстве. Друкер показал возможность принципиально новых перспектив промышленного развития бедных многонаселенных стран, особенно при работе промышленности на мировой рынок. Его теория объясняет, почему развитие гигантских корпораций перерабатывающей промышленности в 50 - 60-е гг. "рассосал" массовая безработица, породил систему маркетинга и потребительского кредита, что открыло путь потокам продукции отраслей массового производства в домашнее хозяйство и сделало " средние слои" наемных рабочих основными владельцами материальных богатств.
В основе этой концепции промышленного переворота лежит презумпция стихийного развития массовых рынков в экономически лидирующих странах за счет:
1) расширение занятости в трудоемких потоково-конвейерных процессах отраслей массового производства с высокими заработками работающих;
2) расширение потребительского кредита семьям с растущими потребностями (в автомашинах, коттеджах, бытовых приборах и других товарам длительного пользования).
Развитие технологий и товарного мира - рост производительности труда, заработной платы и занятости - развитие рабочего и отношений на производстве - развитие кредита и рынка - развитие общества - такова основная зависимость в этой концепції.Тому ее следует характеризовать не просто как прикладную, рыночно-технологическую, но и как социально-рыночную. Идеи этой o теории взяла на вооружение Япония, которая создала свои могучие ТНК.

  Теория «общества изобилия» Выше мы уже рассматривали теорию «корпоративной экономики» и «зрівноважувальних сил»
Дж. Гэлбрейта. В книге «Общество изобилия» (1958) он снова резко меняет оценку деятельности крупной корпорации и государства, рассматривает их через призму новых ценностей, которые начинают определять действия людей.У 1958 - 1960 гг. развернулась широкая дискуссия вокруг следующих основных идей его книги.
1. Крупные корпорации создали достаточное количество всех товаров, которые удовлетворяют материальные потребности граждан.
2. Основной для корпораций стала проблема ежедневного формирование соответствующих потребностей и массового спроса на товары.
3. Корпорации создали мощный рекламно-продажи аппарат, который подавляет самостоятельность оценок и решений людей.
4. Рост производства потребительских товаров стал самым высоким целью американского общества, что угрожает национальной безопасности США перед лицом военно-космических достижений СССР.
5. Навязывание различных малокорисних, а то и вредных предметов быта и престижного отдыха происходит в США в ущерб удовлетворению жизненно важных потребностей интеллектуального и духовного развития людей.
6. Роль организатора формирования и удовлетворения общественное важных потребностей должно взять на себя государство, поскольку почти все инвестиции « в человека» проходят вне рыночной системой.
7. Любые необходимые «инвестирование в человека» могут быть легко получены за счет косвенного налогообложения потока создаваемых корпорациями товаров.
8. Создается «новый класс» из наемных управляющих, служащих и специалистов, что является главным социальным достижением общества.
9. В отличие от расходов Пентагона, указанные расходы не создают инфляции, которая обостряет социальные проблемы.
10. Основным процессом, который создает этот новый класс, являются «инвестиции в человека», что, в отличие от инвестиций в материальный капитал, невидимые и не поддаются оценке.
11. Фактически не капиталовложения в материальные ценности или макси-мізація доходов, а именно «инвестиции в своих детей» становятся основной целью И человека, и общества, что еще не осознанно экономической наукой.
Гэлбрейт одним из первых показал мощное развитие системы корпоративного маркетинга (этот термин возник лишь в 1961 г. - Авт.), который форсирует формирования крупных рынков для товаров массового производства. Корпорация не только производит товары, но и навязывает их населению на шко-ДУ развития духовных потребностей человека. Фактически развивалась идея, что именно монополия создает материальное благополучия (возможность этого. И. Ленин подчеркивал в начале века. - Авт.), навязывая его за счет ограниченности всестороннего развития людей (основная линия критики капитализма Лениным. -Авт.), нарушая «социальное равновесие», подрывая занятость и обеспечивая существование индивидов. "В принципе физическое И духовное жизнь американцев контролируется крупными корпорациями, однако оно практически не полностью порабощено. Опасность кроется в будущем, - отмечает Ф. Хайек. - Поэтому необходимо оздоровительное, по сути антикорпоратив-не вмешательства государства".
Идея естественной взаимодополняемости корпораций и государственного сектора воплотилась позже в концепции "двойственного общества" А. Хансена. Эффективность частно-предпринимательской производства материальных благ высвобождает рабочую силу для перемещения в сферу услуг, которая развивается на базе государственного предпринимательства. Хансен строит на этом теорию "государственного благодеяние". Тем самым было показано значение "смешанной экономики", в которой каждая из экономических форм выполняет свои, чрезвычайно важные для общества функции.
Книга Гэлбрейта привлекла внимание общества к проблемам развития духовного производства, показывая необходимость развития теории капиталовложений в человеке и анализа негативных последствий инфляции и милитаризации. Она способствовала пониманию необходимости развития в обществе сферы услуг и использования для этого средств госбюджета.
Но Гэлбрейт сохранил презумпцию (характерную и для кейнсианства. - Авт.) об инвестиции в физический капитал как о двигателе производственного прогресса, то есть устаревшее представление о решающую роль новой капиталоемкой техники.

  Теория «кибернетической революции» Г. Тібольда Сложилась в начале 60-х годов и получила широкое признание после выхода в свет «Манифеста тройственной революции» (1964), p. авторами которого были американские экономисты, ученые-естествоведы и общественные деятели. Концепция строилась на следующих положениях:
1) крупные корпорации обеспечивают производство большой и растущей массы любых товаров;
2) основной фактор этого процесса - автоматические линии, которые управляются кибернетикой (сегодня их называют «высокие технологии». -Авт.)',
3) для этого необходимы большие вложения в технику при сокращении количества трудоемких производств и наемных работников;
4) последнее означает рост массовой безработицы, нищеты и сокращение рынка параллельно с ростом массы товаров, которые производятся;
5) массовая безработица и большие избыточные мощности повлекут за собой небывалый кризис мирового масштаба и создадут обстановку социального взрыва;
6) социальные противоречия не ослабляются (как в «обществе изобилия» Дж. Гэлбрейта. - Авт.), а достигают предела;
7) достаток, а не редкость благ становится основной проблемой экономики и экономической науки;
8) выход заключается в перестройке всей системы распределения, в обеспечении каждому гражданину гарантированного дохода независимо от его деятельности, «право на труд» должно быть заменено «правом на доход»;
9) систематическую помощь всем семьям с доходом, который ниже прожиточного минимума, обеспечивает государство за счет прямого налогообложения и перехода к больших бюджетных дефицитов;
10) инфляция преодолевается увеличением потоков товаров, и задача государства - стимулирование кібернетизації, сокращение количества работающих и создание общества «полной незанятости»;
11) в период перехода к «обществу безделья» государство должно контролировать темпы кібернетизації, создавать общественные работы, содействовать строительству дешевого жилья, переквалифицировать безработных, субсидировать корпорации и др.
Эйфория надежд на автоматизацию и будущий достаток достигла вершины в 1964 - 1965 гг. и парадоксально изменилась соображениями мало не о «конце света» в связи с загрязнением окружающей среды, нехваткой ресурсов, питьевой воды и т.п. В основном, под влиянием работ Римского клуба, стали преобладать идеалы ограниченности производства и потребления, идеалы «нулевого роста». Эта критика фактически помогла переориентации экономики на процессы роста сферы услуг, но почему то осталось без внимания то, что именно ее рост - главный фактор роста ВНП.

  Теория сферы услуг Из европейских теорий трансформации производства и общества следует выделить разработку К. Кларком теории сферы услуг как новой третьей стадии развития производства:
1) аграрная стадия (в этой отрасли производительность растет медленно и определяется законом убывающей доходности); 2) промышленная (с тенденцией к растущей доходности и наиболее быстрого роста производительности); 3) стадия преобладающего роста сферы услуг (рост производительности снова замедляется и оба законы производительности имеют здесь свои «участки», процветает мелкое предпринимательство).
В основе этих трансформаций лежит изменение структуры спроса, которая зависит от уровня доходов населения. По мере роста этого уровня «центр тяжести» В совокупных расходах смещается от продуктов питания сначала к промтоваров («закон Энгеля». -Авт.), а потом - к услугам. Для третьей стадии характерные насыщенность рынков промышленными товарами, быстрый рост спроса в сфере услуг и преодоление массовой безработицы. Главными причинами безработицы и падение спроса на труд является недостаточный производственный и социальное развитие людей, их инертность, отсутствие производственной мобильности. Необходимы эффективные государственные меры развития человека и преодоление реструкціоністської практики монополий. Основными условиями развития Кларк считал долгосрочное повышение доли трудовых доходов в национальном доходе и показал наличие этой тенденции.
Однако в концепции К. Кларка сохранилась презумпция теории Кейнса: фактическая «привязка» конкурентных успехов экономики лишь в достаточных инвестиций. Блестящий статистик Кларк оставил без внимания проблемы изменения технологического спроса производства. Основную причину более высокой эффективности и прибыльности промышленности США он усматривал не в научной организации труда и менеджменте (которые тогда были еще малоизвестные в Европе. -Авт.), ay больших масштабах производства, обусловленных более емким внутренним рынком. Сами инвестиции (а не применение знаний) фактически оставались для него определяющим, лимитирующим фактором развития. В разрушенном войной Европе эта идея определила основную общую черту концепций НТР.
Как в американской, так и в европейской концепции НТР развитие производства отождествлялся с усложнением техники, с автоматизацией. Французы Серж Малле и Ален Турен отразили прогресс как естественный переход от маломеханізованого производства с универсальными машинами (фаза "А") в сплошной механизации (фаза "В"). Конечно, такой прогресс может происходить только в результате инвестирование все больших средств в машины, технику и оборудование каждого рабочего места. Основной фактор этого развития - накопление капитала. Таким образом, НТР - это прямое продолжение и развитие того самого великого и капиталоемкого машинного, фабрично-заводского производства, отличительная черта которого - развитие материально-технической базы. Эта мысль является актуальной и сегодня.
Для большинства перспектива автоматизации и роботизации означала ма-лоцінність труда основной массы людей и угрозу гигантского массового безработица, то есть соответствовала кейнсіанському представлению об опасности стихийных развития капитализма и предсказания нарастающего бессилие человека. В основе этой концепции лежала подмена науки о эффективную работу науками о технику (которая царила в старом производстве. -Авт.).
Фабрично-заводская концепция НТР, которая абсолютизувала значение капиталов и решений чиновника-технократа, скрывала от европейского общества суть того глобального переворота в материальном производстве, который состоялся в 50 - 70-х гг., переворота, что создал не "технически более развито", а принципиально новое производство, привел на смену господству капитала (и его владельцев) господство знаний (и их носителей).

  Теория второй промышленной революции Создана Же. Фурастье, Ф. Штернбергом, Г. Ароном, Же. Еллюлем, рассматривала указанный процесс как вторую, еще более мощную волну развития сложной техники, автоматизации, что резко повышала производительность труда и в перспективе кардинально меняло все общественные отношения.
Ряд новых условий существенно отличает ее от первой промышленной революции:
1. Высвобождение рабочих в промышленности не приведет к опасности безработицы, поскольку новые рабочие места создает сфера услуг (Ж. Фурастье). Рост производительности создает и завершает эпоху капитализма.
2. Мощные профсоюзы и социал-демократические партии способны ограничить негативные последствия стихийного автоматизации, влияя разными путями на экономические решения государства и компаний. Изобилие наступит в 1970-1975 гг. без ликвидации капитализма (Ф. Штернберг).
3. Состоялись процессы социализации и «модернизации» экономики Запада, которые блокируют разрушительную природу погони за прибылью. Развитие второй промышленной революции еще больше сблизит капитализм и социализм (Г. Арон).
4. Развитые демократические институты и традиции способны предотвратить появление опасных тенденций концентрации и бюрократизации государства в ходе НТР. Отличалась в этом отношении концепция Же. Еллюля о неизбежности бесчеловечному и безжалостного господства императивов техники в технологическом обществе».
Несмотря на гуманизм этих теорий, связанных в той или иной степени с демократическим алармізмом, они в целом ориентировали массовые организации на необходимость «контроля» западом НТР. Так, например, шведский концепция НТР и занятости фактически состояла в рамках влиятельного профсоюзного и социал-демократического движения малой нейтральной страны. Под влиянием идей Г. Рена профсоюзы создавались не по профессиям (как в Великобритании. -Авт.), а как производственные, что включали всех работников предприятия. Установленный ими высокий уровень заработной платы заставлял перерабатывающую промышленность использовать эффективные конвейерные технологии, которые создали вакансии.
С другой стороны, аграрный характер экономики довоенной означал необходимость перемещения значительной части работающих в промышленность. На предложение Рена были созданы трехсторонние комиссии, которые планировали на два года вперед освобождения, переподготовку и новое найма рабочих. Эту активную политику занятости Г. Рен позже охарактеризовал как «занятость на крыльях», в отличие от обычных требований «занятости на якоре», т.е. требования запрета освобождения, что консервувало старое производство. Технологически передовые предприятия и фирмы получили доступ к подготовленных кадров и возможность быстрого развития. Шведские экономисты отработали много необходимых для этого принципов, мер и процедур. Промышленные инженеры применили науки о труде.
В 50 - 70-х гг. маленькая Швеция стала лидером НТР в Европе, демонстрируя наиболее высокий уровень жизни и образования населения, его полную занятость и самые маленькие разрывы в доходах семей. Шведская модель НТР и рыночного хозяйства стала давать сбои» лишь позже, когда уравнительном распределение стал снижать мотивы инноваций, ограничивая этим развитие Второго этапа НТР.



Назад