Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

21.2. Формирование "политической экономии социализма" (20-50-е годы)


На рубеже 20 - 30-х годов начала формироваться идея о необходимости разработки политической экономии социализма, а во второй половине 30-х и далее в 40-ые и 50-ые годы она приобрела все более конкретные очертания. Предметом исследования политической экономии социализма была действительно важная теоретическая проблема, которой уделяли большое внимание в 20 - 30-х годах и многих западных экономистов. Суть ее заключалась в выяснении того, может ли эффективно функционировать центрально-управляемая система (в этом, правда, советские экономисты не сомневались. - Автп.)и, если это возможно, в каких конкретных формах экономических отношений эта система должна быть воплощена.
Методология, во-первых, формально сохраняла основные черты методологии Маркса, то есть в ней присутствовали тезисы о примате отрасли производства; во-вторых, спецификой методологии советских экономистов было идеологическую трактовку многих экономических проблем. Например, вопрос о рабочую силу как товар, разделение производства продукта на необходимый и дополнительный связывались с проблемой эксплуатации трудящихся. В-третьих, обязательным условием теоретических исследований и дискуссий была непогрешимость авторитетов. Нельзя было отрицать высказывания Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, решения партийных съездов, а при возникновении противоречий между изложенным, и положениями и реальной действительностью было возможным лишь разная трактовка их.
В 20-е годы в советской марксистской экономической науке господствовала идея ограниченности предмета политической экономии рыночной, прежде всего капиталистической экономики, поскольку считалось, что исследовать нужно только экономические законы, скрытые рыночной стихией, а «при социалистическом строе политическая экономия теряет свой смысл, - писал Г. Бухарин, - потому что отношения между людьми будут простыми и ясными..., а на место закономерностей стихийного жизнь станет закономерность сознательных действий коллективов».
Более подробно обосновывая эту идею в работе «Экономика переходного периода» (1920), он утверждал, что конец капиталистического товарного общества будет и концом политической экономии.
Замечания Ленина на эту фразу, напечатанные в 1929 г. уже после его смерти, были такими: «Неправильно. Даже в чистом коммунизме хотя бы отношение И v + m до II с? и накопления?», а против фразы «политическая экономия изучает товарное производство» заметил: « Не только!». В результате появятся публикации с расширенным толкованием предмета политэкономии. Представитель нового поколения советских теоретиков М. Воз-несенський в работе «К вопросу об экономике социализма» (1931) одним из первых употребил понятие «политическая экономия социализма». В то же время он противопоставлял природу экономических законов капитализма и социализма, утверждая, что происходит «революционный переход от эпохи стихийных экономических законов до эпохи экономических законов, сознательно установленных господствующим пролетариатом». В 1932 г. известный экономист С. Струмілін уточнит, что «плановое хозяйство по своей идеей, кроме технико-экономических норм, физико-химических законов и тому подобных детерминант, никаких других «объективных», т.е. не зависящих от воли общества, «социальных» законов не знает».
Итоги дискуссии были закреплены в 1936 г. постановлением ЦК ВКП (б) «О перестройке преподавания политической экономии», в соответствии с которой была предложена новая структура политэкономии, которая включала большой раздел «Социализм». Задачей нового курса «изложение законов развития социалистической экономики..., которые создаются и изменяются самой социалистическим государством».
Подготовка нового учебника требовала обоснования отдельных экономических законов, которые составляли предмет политэкономии социализма. Наиболее дискуссионной здесь была проблема закона стоимости и товарно-денежных отношений при социализме. Как уже отмечалось выше, социалистическая экономика в связи с высказываниями классиков марксизма противопоставлялась не только капиталистической экономике, но и товарному производству в целом. Отвергал понятие товара и стоимости при социализме ИМ. Бухарин в книге «Экономика переходного периода». Проблему же измерения затрат и результатов предлагалось решить с помощью натуральных показателей. Так, С. Струмілін как единицу измерения предлагал «трудовую единицу (тред)» - трудовой день рабочего первого разряда, который выполняет норму выработки на 100%. М. Бухарин писал о возможности выражения величины продукта в энергетических единицах.
С введением нэпа теоретическая позиция не изменилась, а наличие товарно-денежных отношений объяснялась наличием в экономике несоциалистических укладов хозяйства. По мнению Есть. Преображенского, в условиях нэпа существуют два секторы экономики: социалистический и несоціалістичний, в первом действует закон «первоначального социалистического накопления», во втором - закон стоимости. « В законе стоимости, - писал он, - концентрируется вся сумма тенденций товарного и товарно-капиталистического элементов нашего хозяйства, а также вся сумма влияния на нашу экономику мирового капиталистического рынка». Несколько иную точку зрения высказал А. Богданов, выдвигая идею вечного для всех видов экономики «закона трудовых затрат», частным случаем которого он считал закон стоимости. Этой же точки зрения придерживается М. Бухарин, утверждая, что стоимость при переходе к социализма трансформируется в "закон пропорциональных трудовых затрат". В этот период царила тезис о постепенном отмирании закона стоимости вследствие нарастания планового характера экономики. Различие мнений была по вопросу имеет ли план опираться на обобщающие показатели типа "пропорциональных трудовых затрат"? Вопрос о единицу измерения этих расходов оставался открытым.
Официальное признание того, что присущие социализму товарно-денежные отношения было сделано в 1934г. на XVII съезде ВКП (б), где подчеркивалось, что деньги "останутся еще долго, вплоть до завершения первого этапа коммунизма - социалистической стадии развития". Теперь встал вопрос о выяснении причин их сохранения при социализме. Тот же Г. Возне-сенский в статье "О советские деньги" (1935) объяснял их сохранения наличием различных форм собственности (государственные предприятия, колхозы и неусуспільнена труд в сфере услуг. -Авт.), а также различной степени механизации и квалификации труда на государственных предприятиях. Эти две версии, которые объясняли существование товарных отношений при социализме, преобладали в советской экономической литературе в последующие годы. Из них собственно экономическим было второе так называемое учетно-распределительное трактовка природы товарно-денежных отношений при социализме, что получалось из невозможности использования только натуральной единицы измерения в социалистической экономике. Другая версия, которая объясняла товарные отношения сменой владельца продукта, имела скорее правовую основу или, принимая проблему шире, институциональное. Но здесь следует помнить, какую большую роль играла в марксистской экономике проблема собственности и, в частности, собственности на средства производства.
Важной проблемой товарных отношений при социализме было определение границ их распространения. Так, Вознесенский твердил, что товар при социализме - это товар особого рода, поскольку товарность не распространяется на средства производства и рабочую силу. Это положение также было широко распространено.
Таким образом, к середине 30-х годов в СССР состоялось официальное признание политической экономии социализма как науки и началась подготовка нового учебника политэкономии, который включал бы большой раздел с социалистической экономики. Этот учебник должен был стать "катехізисом" новой марксистской науки и поэтому его разработка находилась под постоянным контролем И. Сталина. В основу этого учебника были возложены обобщенные замечания Сталина после встречи с авторским коллективом в 1941 г. Суть их сводилась к признание объективных законов социализма и закона стоимости в "измененном виде". Под "измененным видом" понималась не только принципиально иная социальная природа закона стоимости, а и были определены ограничения сферы его действия. "Социализм не может существовать без того, что Ленин назвал всенародным учетом и контролем над мерой труда и мерой потребление... Наперший взгляд казалось, что самым простым выходом является учет труда по часам и дням в том, что Маркс называл естественным образом драке, - но дело в том, что труд граждан социалистического общества качественно неодинакова. В этом отношении она отличается от труда членов коммунистического общества. В результате этого учет меры труда и меры потребления возможен лишь на основе использования закон стоимости».

Первые теоретические обобщения
В 1947 г. вышла книга М. Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», где также поднимались теоретические проблемы экономики социализма. Вознесенский противопоставлял в ней капиталистическую и социалистическую экономику прежде всего как стихийную и планомерную. «Социалистическое планирование, - отмечал он, - основывается на разумном использовании и применении экономических законов производства и распределения и именно является общественным законом развития, и как такое - предметом политической экономии». В то же время он отрицал формулировки, что «план е закон», согласно которому в социалистическом хозяйстве можно запланировать и осуществить любой экономическая задача. Вознесенский подчеркивал наличие экономических законов производства и распределения, с которыми должен считаться социалистическое планирование. Как пример такого он называл «изменен в советской экономике закон стоимости».
В этой книге Вознесенский отмечает лишь одну причину существования закона стоимости при социализме - невозможность сравнения экономических величин в натуральных показателях. Стоимостные показатели, по мнению автора, позволяют осуществлять «соблюдение хозяйственного расчета, введение учета прибылей и убытков, снижение издержек производства».
В этой труда Вознесенский вплотную подошел к признанию того, что стоимостные отношения характерны для самой социалистической экономики без ссылок на влияние других форм собственности. «Советское общество в СССР, - писал он, - имеет свою форму учета товаров, основная и подавляющее часть которых произведена на социалистических предприятиях». Далее Вознесенский поднял проблему средств производства и рабочей силы, которые во всех предыдущих трудах не считались товарами при социализме. «Закон стоимости, - отмечал он, - действует не только при распределении продуктов, но также и при распределении самой труда между отраслями народного хозяйства СССР». «Советская торговля исключает из сферы частных купли-прода-жу основные средства производства и рабочую силу». Отсюда фактически был всего один шаг до признания товарами в социалистической экономике средств производства и рабочей силы, но если в отношении средств производства это признание в конечном счете было сделано, то рабочую силу советская экономическая наука товаром не признавала никогда, поскольку следующим логическим шагом было бы признание «эксплуатации трудящихся при социализме. Логика научного анализа вступала в противоречие с официальной идеологией.
Книга Вознесенского, «добро» на которую дал сам Сталин, в 1948 г. была отмечена Сталинской премией в области науки и изобретений, а потом изъята из обращения. М. Вознесенский в 1949 г. был арестован и в 1950 г. расстрелян.
Итоги дискуссий 50-х годов подведет труд И. Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" (1952), которая станет основой учебника политэкономии, вышедший в 1954 г.
Сталин признал объективный характер экономических законов при социализме и отрицал способность советского государства "отменять" или "создавать" экономические законы. Отвергал он и формулировка об "изменении" законов, но признавал возможность ограничения сферы их действия. "Не можно "изменить" законы и еще и "коренным образом". Если их можно изменить, то можно и уничтожить... Можно ограничить сферу действия тех или иных экономических законов, можно предупредить их разрушительное действие, если, конечно, она есть, но не можно "изменить" или "удалить".
Сталин дал новое определение "основного экономического закона социализма", не согласившись с утверждением, что им является закон "планомерного пропорционального развития". Он заключается, по мнению Сталина, в "обеспечении максимального удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на основе высшей техники". Это определение с некоторой модификацией хранилось в политэкономии социализма весь последующий период советской власти.
Основное место в работе Сталина занимала проблема товарно-денежных отношений при социализме. Существование их Сталин выводил из наличия существование двух основных форм социалистического производства: государственная - общенародная и колхозная, которую нельзя назвать общенародной. Поэтому товарное производство и товарооборот является необходимостью, подчеркивал И. Сталин. Исчезнет оно, по мнению Сталина, со слиянием этих двух производственных j секторов в один общий производственный сектор. «На второй фазе коммунистического общества количество труда, затраченного на производство продуктов, будет измеряться не окружным путем, не через посредничество стоимости и ее форм, как это было при товарном производстве, а прямо и непосредственно - количеством времени, количеством часов, потраченных на производство продуктов».
Таким образом, Сталин оставил единственную причину существования товарного производства при социализме - существование двух форм собственности, отбросив все другие точки зрения, в том числе и так называемое учетно-распределительное трактовка закона стоимости при социализме М. Вознесенского. О чем Сталин написал так: «...Это необходимо для калькуляции, для расчетов, для определения доходности и убыточности предприятий, для проверки и контроля предприятий. Но это лишь формальная сторона дела».
Далее Сталин рассматривает сферу распространения товарного хозяйства при социализме и делает вывод, что «наше товарное хозяйство представляет собой не обычное товарное производство, а товарное производство особого рода..., сфера действия которого ограничена предметами личного потребления».
При социализме, по мнению Сталина, рабочая сила и средства производства не являются товарами («средства производства «не продаются» даже колхозам, они только распределяются государством среди своих предприятий», - отмечал Сталин). «Цены у нас на сельскохозяйственное сырье, - писал он далее, - твердые, установленные планом, а не «свободные».
Следует выделить еще одну сталинскую категорию товарного производства при социализме - «народнохозяйственную рентабельность». Признав наличие закона стоимости при социализме, хотя и в ограниченном виде, Сталин пишет: «Совершенно неправильно также утверждать, что при нашем нынешнем экономическом ладе... закон стоимости регулирует якобы «пропорции» распределения труда между различными отраслями производства. Если бы это было верно, то непонятно, почему у нас не развивают на всю мощность легкую промышленность как наиболее рентабельную?». Здесь Сталин фактически признал, что народное хозяйство развивалось вопреки закону стоимости и понятию экономической эффективности. Но этот вывод Сталин формулировать не хотел. «Некоторые товарищи, - писал он, - делают отсюда вывод, что закон планомерного развития народного хозяйства и планирования народного хозяйства уничтожает принцип рентабельности производства. Это совершенно неверно. Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства и не в разрезе одного года, а с точки зрения всего народного хозяйства и в разрезе, скажем, десяти-пятнадцати лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная и нестабильная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в какое сравнение с той высшей формой прочности и постоянной рентабельности, которую дает нам действие закона планомерного развития народного хозяйства».
И еще один тезис Сталина заслуживает внимания. Возражая товарную природу средств производства при социализме, Сталин утверждает, что они становятся товаром в случае продажи их за границу. «Здесь, в области внешней торговли, но только в этой области, наши средства производства действительно являются товарами и они действительно продаются».
В целом «политэкономия социализма», которая сформировалась в концепцию в ходе многочисленных дискуссий, была систематизацией экономической политики государства и идеологии правящей бюрократии и давала слишком искаженное представление о реальный порядок государственного социализма в СССР. И с 1954 г. (год выхода первого учебника политэкономии. - Авт.), модернизируясь, она перемещалась с одного издания в другое вплоть до конца 80-х годов.



Назад