Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

21.3. Альтернативные теории О. В. Чаянова и М. Д. Кондратьева


В своих трудах "Сравнение статистических методов с методами естественных наук", "Сущность и границы науки", "существует Ли принципиальная разница между опытами и методами статистического исследования?" и В других. Чаянов* нарушил целый ряд проблем экономической теории. Одной из таких, которая проходит красной нитью через все его труда, является теория семейно-трудового хозяйства. О. Чаянов доказывал, что наиболее эффективными формами ведения сельского хозяйства есть небольшие семейно-трудовые хозяйства, которые олицетворяют не сферу производства, как в общине или в артели, а сферу обращения, где экономические отношения регулируются торговлей, сбытом и кредитной кооперации. Однако в этом прослеживается влияние на него народников, которые тяготели в определенной степени к взглядов физиократов (имеется в виду признание крестьянина ключевой фигурой в экономике России в начале века и выдвижение аграрного вопроса как важнейшего для судьбы страны этого периода).
Организационный план крестьянского хозяйства
О. Чаянов творчески развил достижения зарубежной, прежде всего немецкой экономической мысли. Особый интерес вызвали у него учение о сельскохозяйственное предприятие и теория размещения производства. Учения о сельскохозяйственное предприятие обосновывалось в трудах немецких экономистов Т. Гольца и Ф. Еребо, швейцарского агрария Е. Л аура, которые создали сложную систему учета и управления крупным капиталистическим сельскохозяйственным предприятием с наемным трудом. О. Чаянов применил к семейно-трудового хозяйства систему учета капиталистического предприятия, предложил оригинальный вариант организационного плана крестьянского хозяйства, учитывая достижения немецкой таксации (оценивания). По теории размещения производства, которую разрабатывали еще И. Тюнен и А. Вебер, то она позволила российскому экономисту сформулировать задачи оптимального размещения хозяйства от города-рынка и определить размер дифференциальной ренты по месту расположения.
Организационный план, или субъективное отражение крестьянином системы целей и средств хозяйственной деятельности, включает: выбор направления хозяйства, сочетание его отраслей, согласование трудовых ресурсов и объемов работ, распределение продукции для потребления и продажи на рынке, баланс денежных поступлений и расходов. Концепция трудоспоживчого баланса была основана на том, что крестьянин не стремится к максимуму чистой прибыли, а к росту общего дохода, согласно производства и потребления, равновесия производственных и природных факторов, равномерного распределения труда и прибыли в течение всего года.
Распространенном в советской экономической литературе схеме «кулак - середняк - бедняк», Чаянов противопоставлял собственную классификацию, которая включала шесть типов хозяйств: 1) капиталистическое; 2) напівтрудове; 3) зажиточное семейно-трудовое; 4) бедняцкий семейно-трудовое; 5) напівпроле-тарське; 6) пролетарское. Чаянов предложил план решения социальных противоречий на селе через кооперативную коллективизацию различных типов хозяйств (с 2 по 5-й) и кооперативный кредит.
Путь к кардинальному повышению эффективности аграрного сектора Чаянов усматривал в массовом распространении кооперации, ее антикапіталі-стичному и антибюрократическом смысле. Он выступал против государственной кооперации. Преимущества кооперации, по мнению ученого, заключаются в относительно низких ценах на продукцию и в дополнительных доходах ее членов.
Чаянов считал, что к кооперативов должны отходить те виды деятельности, технический оптимум которых превосходил возможности отдельного крестьянского хозяйства. Он исходил из того, что индустриальное крестьянское хозяйство способно вести эффективный возделывание почвы и животноводство. Остальные виды деятельности принадлежит постепенном и добровольному кооперированию.
Сложным является вопрос об отношении О. Чаянова к «австрийской школы» - школы предельной полезности. В своих ранних работах он находился под большим влиянием Бем-Баверка, Менгера и других теоретиков маржиналізму. Так, его «Очерки по теории трудового хозяйства» (1912 - 1913 гг.) построены по сравнению предельных издержек и предельной полезности крестьянского труда, на категориях «предельной сложности», «предельного выработки» и т.д. Позже он убедился, что сравнение затрат и полезности в одних и тех же единицах невозможно. Кроме того, О. Чаянов своеобразно интерпретирует теорию предельной полезности, считая ее такой, которую можно применить только к трудового хозяйства как один Из методов его анализа.
Опираясь на труды своих предшественников и современников, он обосновал основные принципы трудового хозяйства, открыл его методы оптиме-зации, обосновал теорию организации крестьянских хозяйств, начертил пути их изучения и дифференциации.
Для О. Чаянова было характерно сочетание статистического и динамического подхода в анализе: необходимость статистического анализа диктовалась исходным абстрактно-логическим рассмотрением объекта, динамический анализ раскрывал его связи с народным хозяйством в целом. По австрийской школы, то О. Чаянов действительно пользовался категориями "предельных издержек" и "предельной полезности", создавал графики соответствующих кривых, однако, в отличие от экономистов австрийской школы, не делал общих выводов из теории полезности в народном хозяйстве, всегда оставался наравне предприятия, семьи, небольшого коллектива. Однако семейно-трудовое хозяйство рассматривалось им не обособленно, а сквозь призму народнохозяйственных категорий - цен, ренты, процента, прибыли и т.д. Кроме того, автор был очень далек от видения радужных перспектив самостоятельного крестьянского хозяйства; наоборот, он говорил о необходимости кооперирования и включения их в народное хозяйство.
Характеризуя в первом разделе монографии "Организация крестьянского хозяйства" факторы доходности крестьянских хозяйств, он делит их на две группы - внутрихозяйственные и народнохозяйственные. Основными внутрихозяйственным факторами были, по его мнению, трудовые ресурсы семьи и интенсивность труда. Отметим, что автор при этом не абсолютизував коэффициент (їдока-рабочего), ведь, кроме потребности потребления, на интенсивность труда влияет обеспеченность землей, наличие средств производства, оплата одного рабочего дня. Обосновывается очень важный вывод об отсутствии в некапіталістичних хозяйствах категории зарплаты и о превращении ее в чистую прибыль (личный бюджет) членов семьи. В зачаточной форме здесь высказана идея хозрасчетного прибыли, который распределялся бы между членами трудового коллектива, а также показана устойчивость такого коллектива.
Специфика сельского хозяйства без категории зарплаты ставила задачи погружения его в систему народнохозяйственных категорий. О. Чаянов успешно справился с этой задачей, указав на преобразование форм цен, процента и ренты в крестьянском хозяйстве и их влияние на внутреннее устройство некапіталістичних форм производства. Особенно интересным является его анализ рентных отношений: рента, по мнению автора, теряет свою експлуататорську суть в крестьянском хозяйстве и оказывается там как избыточный доход, полученный крестьянином благодаря более плодородным землям, выгодному местоположению относительно рынка, густоты населения, структуры его доходов, рыночных цен. Как видим, О. Чаянов развивал таким образом классическую теорию ренты, выделяя как рентоутворювальні факторы характер спроса и уровень рыночных цен. Последний фактор представляется необоснованным с традиционной точки зрения, однако, следует отметить, что здесь автор вел речь об обычной локализацию сельскохозяйственных рынков, городов, вокруг которых создавались особые зоны « притяжение» крестьянских хозяйств различных грунтово-климатических зон.
В работе «К вопросу о теории некапіталістичних систем хозяйства». Чаянов делает попытку построить на основе системного метода «метатеорію» экономических систем. Подобная проблема была очень актуальной в 20-е годы, когда в СССР было пять укладов хозяйств. Кстати, О. Чаянов делает вывод о возможности их сосуществование и взаимодействие через рынок и цены, причем не только в пространственном, но и более широком плане.

  Семейно-трудовое хозяйство В этой самой статьи ученый определяет место семейно-трудового уклада в ряде экономических систем. Он должен был бы стать, по мнению ученого, основой консолидации прогрессивных некапіталістичних систем. Под этим углом зрения О.Чаянов «монтировал в метатеорію» экономических систем теорию некапіталістичних укладов. При этом одним из наиболее важных пунктов его концепции является «раздвоение сути» экономических категорий процесса производства. Чаянов убедительно доказал, что семейно-трудовое хозяйство имеет большую устойчивость, выживаемость, чем хозяйство, основанное на наемном труде, поскольку способно мириться с временным снижением рыночных цен, а также выплачивать более склонно высокую арендную плату, чем капиталистические предприниматели. Важно подчеркнуть, что теория саморегулирующегося некапі-талістичного предприятия, разработана Чаяновим на примере семьи, имеет большое значение для анализа других коллективных форм организации производства - кооперативных, арендных, акционерных и др.
Одно из ключевых положений теории Чаянова - о относительную устойчивость крестьянского семейно-трудового хозяйства - следует из анализа организации производства, семейных бюджетов и целей, которыми руководствуется это хозяйство. Крестьянин, владелец небольшого земельного участка, стремится не к приумножение богатства, а главным образом к увеличению валового дохода. При этом он пытается сохранить определенное соответствие между трудовыми усилиями и достигнутым результатом, более или менее равномерно распределить трудовые усилия в течение года.
Основная забота владельца этого участка - обеспечить потребности семьи. Наблюдения и исследования привели ученых к выводу о важности сохранение баланса между трудовыми затратами и потребностями крестьянской семьи. Отвечая критикам, Чаянов отмечал, что «каждый крестьянин не отказался бы ни от хорошего ростбифа, ни от граммофона, ни даже от пакета акций Шелл Ойл Компании», если бы поэтому представилась возможность. К сожалению, в массе такому случаю не выпадает, и каждая копейка достается крестьянской семье тяжелой напряженной работой. А в этих обстоятельствах ей приходится отказаться не только от акций и граммофона, но иногда и от говядины».
В своих обоснованных выводах ученый обращает внимание на специфические особенности развития сельского хозяйства, которые не соответствуют экономической теории. Например, под давлением потребительской нужды крестьяне соглашались на уплату чрезвычайно высокой аренды, которая превышала цену земли. Они разводили невыгодные и слишком трудоемкие культуры (лен, картофель), чтобы сократить безработицу. В неурожайные годы крестьянам снижали заработки в результате чрезвычайного наплыва "голодных" рабочих рук. В результате в России заработная плата устанавливалась не прямо пропорционально, а обратно пропорционально ценам на хлеб.

Трудовое крестьянское хозяйство, за Чаяновим, имеет естественную" предел своей продукции". Эта граница обусловлена тем, что годовой рост напряжения труда оказывается неподходящим к потребностям крестьянской семьи. Крестьянское хозяйство по своей природе потребительское, а потребление (бюджет крестьянской семьи) по сравнению с ростом трудовых затрат с определенного времени растет медленнее. Эта взаимосвязь (или несоответствие) Чаянов иллюстрирует за помощью простого графика (рис. 23).

Предположим, что хозяйство способно выработать продукции на 100 тыс. рублей. Но с ростом трудовых усилий ценность дополнительно полученной в индивидуальном крестьянском хозяйстве продукции (выраженная в стоимостных показателях) неуклонно падает. "Каждый лишний рубль, который производится рабочим, достается ему трудно", - отмечает Чаянов.
В точке пересечения кривой АВ, которая отражает сумму ценностей, которые производятся в хозяйстве (в денежных единицах) в течение года, и кривой CD, которая отражает степень переменных полезностей этих ценностей (продуктов, произведенных в хозяйстве), устанавливается равновесие двух оценок Х1. Она показывает, с одной стороны, оценку затрат, степень трудовых усилий, а с другой - оценку значимости продукции, которая добывается предельной трудом.
В случае повышения производительности труда точка пересечения двух кривых Х1 сдвинется вправо и остановится на «более высокой степени удовлетворения потребностей». Доходы крестьянского хозяйства, естественно, при этом растут. Однако «скорость увеличения бюджета значительно отстает от скорости роста производительности труда». Пытаясь проследить на статистическом материале, какие факторы способствуют повышению напряженности трудовых усилий, Чаянов отмечает, что «только очень высокая оплата труда может побудить крестьянина до новых работ».
Важный принцип организации трудового крестьянского хозяйства заключается в стремлении к равновесию факторов производства, занятости и потребления. Речь, в частности, идет о пропорциональности трудовых усилий и их распределение между членами семьи в течение года, о сочетание технических средств и ручной труда, об участии крестьян в земледельческих работах и промыслах.
Принцип пропорциональности и равновесия приводит к выводу о высокой устойчивость крестьянского хозяйства, его способность к выживанию в крайне неблагоприятных условиях, при резком падении рыночной конъюнктуры. «Благодаря механизму трудового расчета отрицательные величины (убыток) появляются в крестьянском хозяйстве значительно позже, чем в капиталистическом (отсюда исключительная важность и устойчивость крестьянского хозяйства), и часто условия внутренней основной равновесия семейного хозяйства делают приемлемой для него очень низкую оплату единицы труда, что дает возможность существовать в условиях, которые обрекают капиталистическое хозяйство на безусловную гибель».
В разделах, посвященных анализу организационной структуры крестьянских хозяйств, А. Чаянов детально и на большом статистическом материале исследует труд, средства производства, землю, животных и другие моменты производственной деятельности крестьянина. Но он рассматривает не только внутреннюю «морфологию» семейно-трудовой деятельности, но и ее связи с народным хозяйством в целом. Он органично связывал развитие крестьянского хозяйства, которое, на от мину от капиталистического, нацеленное на удовлетворение потребностей своих членов, а не на получение прибыли, и основывается на их собственной труда, а не на наемном рабочей силе (участники такого хозяйства сочетали в себе хозяина и работника), с кооперацией.
Летом 1917г. ученый выдвинул план реконструкции аграрного сектора: передача земли в собственность трудового крестьянства, введение трудовой собственности на землю (без права купли-продажи участков), передача государству помещичьих хозяйств и подворий, ввод единого сельхозналога для частичного изъятия дифференциальной ренты. Чаянов выступил против уравнительного раздела земли между крестьянами. Он выходил из двоякого критерия аграрной перестройки: повышение производительности труда и демократизации распределения национального дохода.
Большим достижением О.Чаянова есть теория дифференциальных оптими минимумов сельскохозяйственных предприятий. Оптимум имеет место там, где "при прочих равных условиях себестоимость оптимальной продукции будет наименьшей". Оптимум зависит от природно-климатических, географических условий, биологических процессов. Все элементы себестоимости в земледелии Чаянов разделил на три группы: 1) те, которые уменьшают себестоимость при укрупнении хозяйств (административные расходы, затраты на использование машин, строений); 2) те, что ее повышают при укрупнении хозяйств (транспортные расходы, потери от ухудшения контроля за качеством труда); 3) те, которые не зависят от размеров хозяйств (стоимость семена, минудобрений, погрузочно-разгрузочные работы). Оптимум сводится до обретения точки, в которой сумма всех затрат на единицу продукции будет минимальной.
В годы организации совхозов (1928 - 1930) О.Чаянов предложил оценивать их деятельность по степени выполнения государственного плана с точки зрения учета интересов регионов и по уровню доходности самого предприятия. Однако проблема индивидуальной мотивации труда, которая занимала одно из центральных мест в трудах ученого, в 1928 - 1930 гг. не исследовалась.

  Методология планирования В этот же период работал и М. Кондратьев*. Мировую славу и признание принесли ему труда "К вопрос о понятии экономической статистики, динамики и конъюнктуры", "Большие циклы экономической конъюнктуры", "План и предвидение" и другие. Центральной в кругу научных интересов М. Кондратьева есть проблема экономической динамики. Научную значимость этой проблемы ученый объяснял тем, что «только динамические закономерности могут указать путь и формы перехода событий с современной стадии к той или иной стадии будущего». Разработку проблемы экономической динамики М. Кондратьев напрямую связывал с прогностической функцией экономической науки.
В 20-е годы он занимался разработкой методологии планирование народного хозяйства. В эти годы популярный лозунг того времени «Управлять - значит предвидеть» стало непосредственным принципом деятельности ученого.
Кондратьев серьезно подошел к концепции смешанных форм влияния на экономику со стороны государства, торгово-предпринимательских структур, местных органов власти, отдельных крестьянских хозяйств. Он выдвинул требования рыночной проверки методов государственной политики. Кондратьев исходил из необходимости сочетание на базе нэпа плановых и рыночных принципов, выдвинул идею тесного связи и равновесия аграрного и индустриального секторов экономики. Эффективный аграрный сектор, считал он, способен обеспечить подъем всей экономики, стать гарантией устойчивости всего народного хозяйства. Кондратьев считал необходимым подать первоочередную помощь хозяйствам, приближенным к фермерского типа, способным обеспечить быстрое наращивание производства товарного хлеба. Его программа была сориентирована на поддержку крепких семейных трудовых хозяйств, способных стать основой экономического подъема в стране.
М. Кондратьев был сторонником активного государственного вмешательства в экономические процессы через систему государственного планирования, в котором важную роль играет экономическое прогнозирование. В рыночной экономике построение прогноза экономического развития необходима для реализации мероприятий государственного регулирования. Для регулируемой государством экономики это задача предполагает не только знание, видение стихийных сил социально-экономического жизнь, но и подчинения их сознательном планомерному руководству со стороны государства, предсказания действий стихийных сил. «Только на основе этого знания и предсказание возможно построение реального плана и перспектив сознательной, организационно-регулирующей действия... План, конечно, - это не только предвидения событий, что стихийно разворачиваются. План одновременно является и программой сознательных действий. Но план без определенного предвидения - ничто».
Кондратьев изучал объективные характеристики и тенденции рыночной экономики. Он рассматривал рынок как связывающий цепь между национализированным кооперативным и частным секторами, а также как важный источник хозяйственной информации. Значение плана ученый видел в обеспечении более быстрого, чем при спонтанном развитии, темпа роста производительных сил, а также сбалансированного роста производства. Сочетание рыночных и плановых принципов Кондратьев считал подходящим для всей экономики. Однако указанную концепцию он модифицировал в зависимости от сектора. В сельском хозяйстве должны преобладать косвенные влияния на рынок, а в национализированной промышленности - прямые.

  «Циклы Кондратьева» В работе «К вопросу о понятии экономической статики, динамики и конъюнктуры» (1924 г.) М. Кондратьев впервые в развернутом виде сформулировал принципы нового на тот момент направления исследования - экономической динамики, определил ее основное содержание, показал сходство и отличие статического и динамического подходов к анализу явлений хозяйственного жизни, а также место конъюнктурных исследований в разработке проблем экономической динамики. Ученый обратился к важнейшей проблемы научного познания экономических явлений.
В этой труда М. Кондратьев формулирует свой план исследования, основанный на выделении двух качественно різнорядних групп конъюнктурных процессов: с одной стороны обратных, волнообразных процессов, с другой - необратимым, эволюционных, в которых оказывался поступательное развитие производительных сил. Относительно понимания экономического ряда, речь шла о Циклическую и длительную составляющую экономического роста.
Изучая обратные процессы, Г. Кондратьев выделял такие периоды колебаний экономической активности: меньше года (сезонные), три из половиной года, торгово-промышленные циклы продолжительностью 7-11 лет, а также большие циклы конъюнктуры - 50-60 лет. Такая классификация, которая сегодня является общепринятой в мировой экономической литературе, в то время еще только добывала признание.
Традиционные торгово-промышленные циклы М. Кондратьев рассматривал в монографии "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны", которая посвящена анализу экономического цикла, который завершился кризисом 1920 - 1921 гг. Ученый показал многогранность механизмов развертывания кризисов, подчеркнул важность структурных характеристик при их исследовании, углубив таким образом анализ этой проблемы, которая получила распространение в советской литературе через полвека.
В западной литературе обычно различают малые циклы продолжительностью около трех лет, большие циклы - восемь-десять лет и, наконец, так называемые длинные волны, которые получили название "волны Кондратьева". Подобные циклы охватывают долгие периоды экономических колебаний - около полувека, осуществляя длительное воздействие на экономическую жизнь. Чаще всего встречаются в экономике развитых капиталистических стран циклы продолжительностью 8 - 10 лет, но на деловую активность влияют, конечно, все другие циклы. Вот почему один из наиболее авторитетных исследователей этой проблемы В. Митчелл считал, что "экономические циклы представляют собой один из видов колебания хозяйственной деятельности организованного общества". Именно всестороннее их исследования, включая обязательный статистический анализ, помогает строить прогнозы экономической активности.
Описывая специфику развития циклических процессов в начале XX ст., М. Кондратьев сформулировал в своих трудах гипотезу о существовании больших циклов конъюнктуры. Эта проблема попала в поле зрения экономистов еще в середине XIX ст. Такие циклы писали выдающиеся ученые того времени: М.Ту-ган-Барановский, К. Віксель, В. Парето таин. Однако, интерес М. Кондратьева к проблеме долговременной периодичности объяснялся прежде всего попытками создать универсальную концепцию, которая охватывала бы все виды циклических колебаний и была бы пригодной для построения как кратко -, так и долгосрочных прогнозов развития экономики. Датируя переход от восходящей к нисходящей фазы большого цикла рубежом 20-х годов, ученый в 1922 г. предсказал великую депрессию, которая охватила Заход в 30-х годах. В трудах "Большие циклы конъюнктуры"(1925' г.) и "Большие циклы экономической конъюнктуры" (1926 г.) М. Кондратьев подтвердил гипотезу о существовании долгосрочной цикличности широким фактическим и статистическим материалом, применив новый для того времени статистический метод анализа временных рядов.
М. Кондратьев пришел к выводу, что долгосрочные колебания в экономике имеют регулярный, циклический характер. Он выделил комплекс социально-экономических процессов, развитие которых, по его мнению, характеризуется долговременной периодичностью, и предположил наличие внутреннего взаимосвязи между ними. Речь идет о неравномерность научно-технического прогресса и процесса накопление капитала, о скачкообразные изменения в технологической структуре производства и в условиях денежного обращения, о нарастании и ослабление общественно-политических процессов и процессов втягивания новых стран в систему мирового рыночного хозяйства.
Вместе с тем Г. Кондратьев, развивая идею А. Маршалла о природе экономического равновесия, предложил единый подход к объяснению экономических циклов различной продолжительности. Он начал также изучение механизма, который воспроизводит явления долгосрочной периодичности в экономике, предположив, что его основными элементами являются оборот основного капитала с длительным сроком службы (около 50 лет), накопление свободного денежного капитала и научно-технический прогресс. Речь идет о производственных инфраструктурные сооружения: промышленные здания, мосты, дороги, для сооружения которых нужны большие средства и длительное время. их обновление происходит не плавно, а своеобразными толчками, импульсами для которых есть научно-технические открытия и нововведения. Изменение «основных капитальных благ» требует значительных накоплений, крупных инвестиций. Итак, Г. Кондратьев обосновал инвестиционную теорию длинных волн в экономике.
В 30-х годах австрийский экономист И. Шумпетер дополнил ее инновационным механизмом, согласно которому длинные волны в экономике предопределяются также неравномерностью процесса нововведений, ростом или снижением склонности предпринимателей к значительным инновационно-технических, технологических, организационных методов выпуска новых видов товаров и т.д. Среднесрочные циклы развиваются на фоне длинных волн в экономике. В фазе их спада остро проявляют себя промышленные кризиса. Фаза подъема не исключает кризисов, но они возникают, как правило, на фоне длительной растущей конъюнктуры. Понимание механизма длинной волны в экономике дает возможность делать долгосрочные прогнозы экономического развития.
С конца 30-х годов западные экономисты, вслед за И. Шумпетером, полувековые циклы стали называть «циклами Кондратьева». Проблема больших циклов (80 - 90 лет), как и продолжительностью 20 - 30 лет, продолжает оставаться предметом острых дискуссий, в частности и относительно самого их существования. Но то, что многие вопросов, затронутых Кондратьевым, остаются и сегодня актуальными и нерешенными, свидетельствует прежде всего об их сложность.
В трудах «Основные проблемы экономической динамики», «Тренд, или проблема теории экономической динамики», «Состояние учения о тренд в теории социальной экономики» М. Кондратьев наряду с исследованием больших Циклов начал исследовать проблему тренда.
М. Кондратьев построил односекторну модель экономического роста, предназначенную для анализа и прогнозирования долгосрочной динамики макро-показателей. В западной литературе подобного типа модели появились лишь через 20 лет (Солоу, 1956; Свен, 1956), а в советской - через 25 (Канторович, 1959). По сравнению с современными моделями экономического роста, модель М. Кондратьева отличалась оригинальностью. В ней динамика экзогенных переменных не задается с помощью экспоненты или другой Равномерно возрастающей функцией времени, а с помощью логистической кривой, в которой отрезок медленного роста меняется отрезками быстрого, и наоборот. Таким образом, модель предполагает существенную неравномерность научно-технического прогресса, осуществление влияния на характер развития рыночной экономики. В скрытом виде в модели заложена идея длинных волн: достаточно лишь предположить, что фактическая динамика любого из факторов производства, скажем НТП или трудовых ресурсов, задается не единой логистической кривой, а кривой, "склеенной" из нескольких логистик.
Ограниченность модели М. Кондратьева объясняется тем, что факторы производства - труд, основные фонды и НТП - есть в ней экзогенными. Отметим, однако, что на современном этапе развития экономико-математических них - методов общепризнанные успехи достигнуты в моделировании процесса воспроизведения лишь одного из названных факторов производства - основных фондов. Относительно влияния экономических процессов на динамику НТП и трудовых ресурсов, то имеющиеся в этой отрасли подходы (например, модели с эндогенным НТП, модели формирования спроса на труд и т.д.) еще очень далеки от совершенства, особенно с позиций долгосрочного экономического анализа. Поэтому в моделях экономического роста малых размеров трудовые резервы и НТП и до сегодня рассматриваются в основном как экзогенные переменные.
Таким образом, заслугой Кондратьева является и то, что он применил в своих трудах методологические приемы экономико-математического анализа, которые в мировой экономической науке того времени находились лишь в стадии становления.
Сначала кризис, а потом длительная депрессия в мировой экономике 70-х годов заставили ученых вспомнить забытую гипотезу И. Шумпетера, согласно которой неравномерность развития объясняется таким фактором, как технические новшества, которые нарушают предыдущую равновесие. Воплощая такое нововведения первым, предприниматель получает избыточный доход, величина которого уменьшается по мере воплощения нововведений другими предпринимателями. Благодаря этому устанавливается равновесие на новом уровне. В начале, когда происходит внедрение нововведений, возникает спад в старых отраслях производства, а затем с некоторым опозданием - усиленное расширение новых отраслей. Однако эта концепция деловых циклов Шумпетера была подвергнута критике С. Кузнецом, выходцем из России, Нобелевским лауреатом, который указал на то, что для образования длинных волн в экономической конъюнктуре необходимо, чтобы нововведения были^довольно весомыми, что на практике бывает редко. Чаще нововведения бывают незначительными. М. Кондратьев, впервые открыв длинные волны в экономической конъюнктуре, объяснил их циклическим характером воспроизведение капитальных благ длительного пользования, периодическое обновление которых как раз и вызывает длительные отклонения экономики от состояния равновесия.
Продолжая развивать научное достояние М. Кондратьева, С. Глазьев в своей книге «Теория долгосрочного технико-экономического развития» (1993 г.) показывает, что техническое развитие экономики не может происходить иначе, чем путем последовательной смены технологических укладов, и строит модель формирования технологической траектории. Каждый такой уклад представляет собой совокупность связанных производств и в своем развитии опирается на производственный потенциал, созданный на предыдущей ступени технико-экономического развития. Жизненный цикл такого уклада в современных условиях охватывает приблизительно века. Однонаправленности и единый ритм мировой экономической системы обусловлены созданием общемирового рынка с времена промышленной революции. Именно рынок способствует тому, что нововведения, которые появляются в одной стране, получают общее распространение. Будь-яка страна впишется в общую картину мирового экономического развития и станет даже лидером в этому развития только после того, как ликвидирует старые технологические уклады и заменит их новыми. С этой точки зрения технологические скачки легче можно осуществить в отстающих странах, где не так много устаревших производственных мощностей и поэтому создаются благоприятные условия для перехода к новому технологическому укладу.
То же касается и гипотезы, которая возложена в основу уравнений, описывающих в модели Кондратьева динамику ставки заработной платы и нормы процента, гипотезы о связи между ценами на ресурсы и их народногосподарською ориентированностью. Активное экономико-математическая разработку этой гипотезы, которая берет начало с раннего развития теории предельной производительности и связана с производственными функциями и функциями полезности, начали представители неоклассической школы еще в начале 30-х годов.
Почти 10 лет своей работы М. Кондратьев отдал разработке основ планового управления народным хозяйством. Он не только занимался вопросами теории, но и активно участвовал в практической работе над созданием планов, возглавляя Управление сельскохозяйственной экономики и плановых работ Наркомзема РСФСР.
В своей концепции плана он проводил четкую грань между планированием в условиях экономики переходного периода в СССР и регулировкой хозяйства в капиталистических странах. Считая рынок носителем стихийного начала в экономике, а план - рациональным началом, М. Кондратьев подчеркивал элементы их неразрывного единства и не рассматривал их как альтернативу друг другу. Рынок с его стихийными процессами не является для М. Кондратьева синонимом разрушительных, неуправляемых сил. Кондратьев имел глубокое понимание рыночной экономики, считал принципиально важными внутренние законы ее развития. В своей концепции планирования предложения, устойчивости денежного обращения, возврат валюты М. Кондратьев считал необходимым корректировать в соответствии с положения на рынке в течение всего цикла подготовки плана.
В процессе реализации плана он расценивал реакцию рынка как объективный критерий верности того или иного решения. Этим объяснялась и то Внимание, которое он уделял совершенствованию статистического аппарата конъюнктурных исследований, стремясь к отражение даже слабых сигналов рынка.
Построение перспективных планов, в соответствии с концепцией М. Кондратьева, охватывала взаимосвязанные этапы или элементы. Во-первых, включала определение перспектив развития отдельных отраслей и экономики в целом, исходя из "анализа объективной хозяйственной деятельности и тенденций ее стихийного развития". Второй этап (элемент) планирование представлял собой активную, преобразующую функцию плана, включая в себя "построение системы мер и средств воздействия государства на ход этого стихийного развития с целью направления его в максимально желаемое русло". Третий этап заключался в окончательном определении перспектив экономического роста, включая вероятный эффект влияния органов планового управления хозяйством на ход социально-экономических процессов.
Полученный таким образом активный прогноз развития экономики, вместе с плановыми мероприятиями по его реализации был положен в основу направлений перспективного плана. Контрольные цифры перспективного плана имели целенаправленный, однако рекомендательный характер и не были навязыванием "сверху" обязательных решений относительно объемов производства. План был будто направленным задачей управляющих органов, которые осуществляли экономическую политику и "брали на себя" его директивы.
Методология построения планов, изложена в концепции Кондратьева, имела черты универсальности, то есть была в равной степени пригодна для государственного, частного и кооперативного секторов экономики. Это, однако, не исключало дифференциации приемов построения планов на каждом из его этапов относительно различных укладов хозяйства. Оставаясь приверженцем "генетических" планов, Г. Кондратьев допускал применение приемов технологического плана в промышленности. Возможность распространения этих приемов на сельскохозяйственное планирование он считал крайне ограниченной. Причина такой дифференциации заключалась в том, что в отношении кооперативных и собственных предприятий государство выступала лишь как регулирующая и влиятельная сила. Регулирования и влияние Г. Кондратьев понимал главным образом как формы стимулирования хозяйственной инициативы.
Проблемы, затронутые в работах по Кондратьева планирование (о реалистичность плана, роль прогнозирования в его научном обосновании, о сочетание плана с хозрасчетом), не менее актуальными, чем в 20-ти годы. И хотя наука о планировании значительно продвинулась вперед, однако основы, заложенные в работах Кондратьева о создании макроэкономической теории научного планирования и прогнозирования, является жизненным и сейчас.



Назад