Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

21.4. Дискуссии и устремления реформ (60-80-е годы)


Попытки построить целостную "теорию советского хозяйства", определить "систему производственных отношений и законов социализма" делались и после смерти Сталина в 60-80-е годы. В научных публикациях этого периода были освещены многие модели системы производственных отношений социализма. Среди них наиболее распространенными были следующие.
  Модели системы Разделение системы производственных отношений на три уровня: общие для всех социально-экономических формаций; общие для некоторых формаций; характерные для одной экономической формации.
В структуре производственных отношений социализма выделялись группы по критериям структуры собственности: отношения общенародной собственности; отношения колгоспно-кооперативной собственности; отношения личной собственности; отношения собственности общественных организаций (Н. Цагалов).
Была предложена модель системы производственных отношений, которая получила название воспроизведения. В ней выделяли четыре блока: отношения производства; отношения распределения; отношения обмена; отношения потребления. Вместе с тем выделяли и отношения, которые соединяли систему в единое целое: систематизированы отношения; отношения, выраженные в основном экономическом законе; в законе планомерного пропорционального развития; в законе экономии времени и др. (Я. Кронрод).
Разрабатывалась классификация производственных отношений по уровню организации общественного производства. Эта концепция основывалась на потому, что общество существует как совокупный производитель и как субъект производственных отношений. По сути под обществом понималась государство как основной экономический субъект экономической системы. В связи с этим в структуре отношений выделялись: отношения непосредственного единства общества как совокупного производителя; отношения между отдельными организациями (предприятиями) и обществом в целом; отношения между производственными центрами; отношения внутри производственных ячеек; отношения между обществом и индивидумом; отношения между індивідумами.
Широкое распространение получила концепция, согласно которой как элементы системы производственных отношений выделялись: технико-экономические; социально-экономические отношения; организационно-экономические отношения (А. Покритан). Эта концепция широко освещалась в учебниках.
Предлагалась двохелементна модель, в которой выделялось две большие слои производственных отношений: организационно-экономические отношения, которые непосредственно основаны на развитии производственных сил и характеризуют организацию совокупной общественной труда (ее распределение и специализацию, уровень обобществления и т. п. -Авт.), и социально-экономические отношения (формы собственности, социальная структура собственности, система интересов. -Авт.), которые предоставляют социалистическую качество всем другим общественным отношениям (Л. Абалкин).
На роль исходных категорий системы выдвигались: социалистическая (общенародная) собственность; собственность на средства производства; сочетание производителей со средствами производства; планомерность; коллективность; обобществления производства; обобществления труда и др. Но все перечисленные схемы построения системы производственных отношений социализма были слишком абстрактными, почти не оказывали влияния на хозяйственную практику.

  Классификация экономических законов При классификации экономических законов социализма выходили из классификации производственных отношений.
В разные времена на роль основного экономического закона выдвигались: народнохозяйственный план, обобществления советского хозяйства, диктатура пролетариата, закон распределения по труду, закон социалистического накопления, закон стоимости. После дискуссий относительно сталинского формулировка основного закона в 80-е годы было признано такая формулировка, которое вошло во все учебники: обеспечение полного благосостояния всех членов общества и свободного всестороннего развития личности путем непрерывного роста и совершенствования общественного производства. Основном экономическому закону приписывались основные функции: обеспечение полного благосостояния и всестороннего развития личности; регулирование ведущих пропорций народного хозяйства; роль высшего критерия социально-экономической эффективности производства. Практически это означало, что эффективным считалось только то, что служит роста благосостояния людей.
Такая теоретическая оценка роли основного экономического закона существенно расходилась с действительностью. Возник парадокс: по теории социалистическая экономика должна подчиняться основному закону, который весь нацеливал развитие на «общество всеобщего благосостояния», а на практике реализация каждой новой социальной программы становилась все более «реальной» для народного хозяйства. Поиски «виновного» привели к появлению теоретической схемы, по которой глубинные законы экономики будто-то реализуются через потребности и интересы людей и учитываются государством с помощью различных форм и методов управления и планирования. Таким образом, опять получалось, что в неудачах социалистической экономики виноваты не действующие законы, а лишь те формы хозяйственного механизма, включая формы планирования и управления, которые созданы людьми. Однако эти проблемы заставили немного приблизиться до практики: начали изучать реальные потребности людей, структуру их интересов.
Не менее важным в 60 - 80-е годы было истолкование того, как используются экономические законы в хозяйственной практике. Сначала твердилось, что деятельность советского государства относительно централизованного управления экономикой и есть механизм использования экономических законов. Позже было предложено выделить исходные условия использования, поскольку государство может и не считаться с требованиями объективных экономических законов. И такие условия были сформулированы. Первой из них было признано изучения экономических законов, их системы, без того невозможно их сознательное использование. Вторым условием считалось единое научно обоснованное народнохозяйственное планирование. Потом усиленно подчеркивалась роль хозяйственного расчета в использовании экономических законов, социалистического соревнования, которое призвано было в хозяйственных процессах заменить конкуренцию.
Следующей проблемой конца 50-х годов стало введение понятие собственности как предмета изучения официальной экономической науки. Социалистическая собственность трактовалась как категория владения, распоряжения тем имуществом, которое перешло в руки государства в процессе национализации, коллективизации и индустриализации (Г. Колганов).
После принятия в 1977 г. брежневской конституции, в которой официально было записано положение о том, что общественная собственность - основа социализма, официальная наука интенсивно занялась изучением этой проблемы.
В результате сложились три основные концепции собственности.
Собственность рассматривалась как отдельное, самостоятельное производственное отношение, которое отображает форму присвоения материальных благ и прежде всего средств производства (Я. Кронрод). По мнению оппонентов, собственность в такой концепции была заморожена, остановлена. Здесь отсутствует ответ на вопрос, как живет сама собственность? Как она воспроизводится и приумножается? Какие отношения связывают общество в единое? Поиски ответа на эти вопросы привели к заметному развития теории собственности.
Обсуждение всех нюансов второй концепции (социалистическая собственность должна рассматриваться через совокупность производственных отношений при обязательном связи с рабочей силой. - Авт.) привело ученых к трех основных выводов. Во-первых, отношения собственности пронизывают все фазы воспроизводства, поскольку без их нормального осуществления невозможно воспроизведение материальных объектов собственности и самих производственных отношений. Во-вторых, с общественной собственности вырастают все специфические производственные отношения социализма. Вся совокупность производственных и социальных отношений рассматривалось как реализация, проявление отношений собственности в масштабе общества. При Этом каждое звено такой совокупности не теряла своих функций. В-третьих, социалистическая собственность, как и любая из ее исторических форм, должен реализоваться, приносить какие плоды своему субъекту, то есть обществу. Без этого собственность, в том числе и социалистическая, не имеет реального значения для владельца. Было признано, что основной формой реализации общественной собственности является рост благосостояния трудящихся, увеличение доходов трудовых коллективов, повышения осведомленности и укрепления здоровья народа, выравнивание экономического и социального развития республик и регионов страны. Все, что могло быть отнесено к достижений социалистического строя, объявлялось формами реализации общественной собственности.
Согласно третьей концепцией, собственность не имеет объективного, самостоятельного экономического содержания. Она является только юридическим выражением производственных отношений, совокупностью норм права с присвоения средств производства и других материальных объектов, принятых в любом, в том числе и в социалистическом обществе (В. Шкредов). Концепция возникла как стремление преодолеть ограниченность первых двух, когда экономическое содержание собственности как бы растворяется (исчезает) в системе производственных отношений. Когда же собственность рассматривается как правовые отношения, тогда все становится на свои места: существуют объективные производственные отношения и юридические нормы регулирования имущественных отношений между людьми, которые издавна принято называть отношениями собственности. Эта концепция наиболее подвергалась критике, потому что здесь одна из основных категорий марксистской политэкономии выводилась за рамки экономических отношений.
В 70-е годы утвердилась мысль, что собственность - основа производственных отношений, и из нее вырастают все элементы системы. В дальнейшему развитию это теоретическое положение явно отрывалось от практических задач планирования и развития экономики. Общенародный характер собственности был превращен в некий призрачный произведение, неуловимый на практике. На самом деле государственная собственность все больше превращалась в собственность правящей элиты.

  Теория и практика социалистического хозяйствования Наряду с проблемой собственности в советской экономической науке рассматривались и проблемы, более тесно связанные с реальной практикой социалистического хозяйствования, такие как проблемы товарно-денежных отношений, ценообразования таин. Дискуссия с указанных проблем имела место еще в середине 50-х годов. Часть ученых отстаивала сталинский тезис о существовании двух форм собственности как причины товарного производства, вместе с тем критиковали идею того, что средства производства не является товаром, а имеют лишь чисто внешнюю оболочку товара (К. Островітянов и др.). В. Дяченко объяснял существования товарного производства общественным разделением труда; Я. Кронрод - неоднородностью труда в государственном секторе, что вызвало необходимость рыночной формы оценки затраченной конкретного труда.
Дискуссии усилились в ходе хозяйственных реформ в начале 60-х годов. Широкую известность приобрела позиция Г. Лисичкіна, изложенная в труде «План и рынок» (1966). В ней обосновывалась необходимость сделать классический рыночный механизм полноценно действующим регулятором хозяйства. По мнению автора, для повышения эффективности общественного производства и ликвидации диспропорций в хозяйстве следует обеспечить свободный перелив капитала из одной отрасли в другую, формирования цен на основе соотношения спроса и предложения. Аналогичную точку зрения разделял и Н. Петраков в книге «Некоторые аспекты дискуссии об экономических методы хозяйствования» (1966). Как регулятор хозяйства эти ученые предлагали использовать цену производства, которая основывается на средней норме рентабельности во всех отраслях хозяйства. Социализм рассматривался при этом как один из видов, разновидность или форма товарного производства.
Причины существования товарного производства при социализме выдвигались разные: разделение труда (Г. Худокормов); разный технический уровень отдельных предприятий и относительная самостоятельность предприятий в рамках единой государственной собственности (И. Кузьминов); специфический характер труда при социализме (Г. Макарова). Такой разнобой в вопросе товарно-денежных отношений при социализме является свидетельством невозможности для экономистов-теоретиков отразить реальный характер той экономической системы, которая была создана Сталиным и которая уже в конце 80-х годов получила название «государственного социализма».
В результате выступлений против трактовки социализма как разновидности товарного, а тем более рыночного хозяйства (аргументы противников: социализм не является системой товарного производства. - Авт.) в экономической литературе все больше утвердилась характеристика сущности социализма как непосредственно общественного, планомерно организованного общества, которое развивается во имя обеспечения полного благосостояния и всестороннего развития личности. Соответственно именно в этих качеств социализма товарное производство «снималось» как более ранняя и словно бы незрелая форма организации общественного производства. Существование же реальных товарно-денежных отношений объяснялось противоречием социализма как первой ступени на пути к коммунизма, его объективной незрелостью. Процесс превращения товарного производства в непосредственно общественное, по мнению ряда экономистов, продолжался и в условиях зрелого социализма; тем самым провозглашалась тенденция прямо противоположна той, что имела место в действительности, где товарно-денежные отношения легально и нелегально прокладывали себе дорогу.
Термин «товарное производство» с начала 70-х годов исчез из научного оборота, его снова стали связывать с рынком. Разрешалось говорить только о товарно-денежные отношения. Появились и концепции, согласно которым товарно-денежные отношения является формой выражения непосредственных общественных, т.е. нетоварных по своей сущностью отношений.
Практические В 60-е годы были предприняты попытки проведения предложения экономических реформ советского времени. В 1962 - 1965 гг. разрабатывались предложения по совершенствованию системы управления, планирования, стимулирования производства, обсуждались предложения по расширению самостоятельности и инициативы предприятий на принципах хозрасчета.
Инициаторами этой разработки выступили ученые-экономисты Украины во главе с О. Либерманом. В статье "План, прибыль и премия" (1962) Либерман четко сформулировал проблему: необходима такая система планирования и оценка работы предприятий, которая бы стимулировала заинтересованность в наиболее высоких плановых задачах, в воплощении новой техники, улучшении качества продукции, в наибольшей эффективности производства. По его мнению, достичь этого можно, если доводить предприятиям только планы объемов и номенклатуры продукции и сроки поставок. При этом хозяйственная система должна быть в значительной мере переориентирована на прямые связи между предприятиями, между поставщиками и потребителями, то есть частично децентрализованная. Остальные плановых показателей предлагалось доказывать лишь к отраслевых или региональных органов управления, которые тогда выступали в виде совнархозов, что заменили на то время обычные министерства.
Чтобы заинтересовать предприятия в выполнении планов, О. Либерман предлагал утверждать по каждой отрасли длительные нормы рентабельности. Каждое предприятие в зависимости от степени достижения нормативного уровня рентабельности (отношение прибыли к производственных фондов в процентах. - Авт.) могло бы иметь право на материальное стимулирование и поощрение коллектива. Предлагаемый порядок должен был освободить централизованное планирование от мелочной опеки над предприятиями и перейти к методам экономического (а не административного влияния на предприятия.
Такая схема управления промышленностью основывалась на основном принципе, предложенном Либерманом: то, что выгодно обществу, должно быть выгодным и каждому предприятию. И наоборот, то, что невыгодно обществу, должно быть невыгодным и для коллектива любого предприятия.
Дискуссия советских экономистов, которая с середины 60-х годов приобрела характер обсуждения практических предложений по изменению механизма управления и применения "экономических" методов хозяйствования, подготовила почву для проведения хозяйственной реформы 1965 г. Два пленумы ЦК КПСС 1965 г. (мартовский и сентябрьский) положили начало этой реформе. Мартовский Пленум рассмотрел вопрос повышения материальной заинтересованности колхозников и работников совхозов в росте производства. Снижался план обязательной закупки зерна, объявленный на 10 лет. Более плановая закупка должна осуществляться по повышенным ценам. Снимались ограничения с личных подсобных хозяйств, введены при Хрущеве. Однако, вопреки решению Пленума, планы постоянно "корректировались" и исправлялись, проявилась ограниченность намеченных механизмов стимулирования, в частности тенденция к занижению объемов плановых поставок сельскохозяйственной продукции.
Целью реформы в промышленности было совместить комплекс мер, призванных усилить экономические рычаги, расширить самостоятельность хозрасчетной звена (предприятия или организации), усовершенствовать централизованное планирование. Сентябрьский Пленум (1965) предусматривал:
1) сокращение количества директивных плановых показателей, замену валовой продукции как основного планового и оценочного показателя объему реализации;
2) укрепления хозрасчета предприятий, сохранение в их распоряжении большой доли прибыли;
3) перестройку системы ценообразования таким образом, чтобы политику поддержания низких оптовых цен заменить политикой установления цен на уровне, который бы обеспечивал работу предприятия на принципах хозрасчета (в 1966 - 1967 гг. была осуществлена реформа оптовых цен в промышленности. - Авт.);
4) восстановление отраслевого принципа организационного структуры управления промышленностью.
Исходной идеей реформы была невозможность решать все народнохозяйственные вопрос в центре, что обусловило потребность в децентрализации. Оставалось пять показателей, которые директивно планировались: объем реализации продукции, основная номенклатура, фонд заработной платы, доход и рентабельность, взаимосвязи с бюджетом. Однако административная обязательность задач при этих экономических показателях должна сохраняться.
Консерватизм, инертность мышления, сопротивление бюрократического аппарата стал причиной негативных последствий реформы уже в 1966 - 1967 гг. Интересы общества и предприятий стали все больше и больше расходиться. Постепенно это привело к сбою в работе всего хозяйственного механизма страны, вело до глубокого экономического кризиса.

  Концепции планового ценообразования Соответственно к общей концепции социалистического планового производства все категории товарного хозяйства, в том числе цены, в социалистической экономике должны были иметь «плановые качества». Вместе с тем существовала концепция рыночного ценообразования, так называемых цен равновесия.
Концепция планового ценообразования основывалась на затратной модели цены, при которой в основе цены лежали общественное необходимые затраты труда (СНЗП). Согласно марксистского понимания, эти затраты должны отображать не фактические, а только необходимые, с точки зрения общества, затраты живого и овеществленного труда на производство определенного товара. Однако в практике планового ценообразования, учет СНЗП сводился к учета фактически среднеотраслевых расходов.
Чтобы найти выход из такой ситуации, возникшей в результате применения модели ценообразования на базе СНЗП, была предложена модернизированная концепция «плановой цены», в которой учитывались не только затраты труда, но и качество, потребительские свойства продукта, его полезный эффект В потребителя, общественная необходимость в нем (иначе говоря - «спрос». - Авт.)

Как итог двадцатилетней дискуссии в советской экономической литературе сформировались следующие основные концепции планового ценообразования: стоимостная, цены производства, цен оптимального плана, цены равновесия.

Стоимостная концепция, согласно которой основой цен должно быть стоимость продукции (Я. Кронрод и др.) была распространена в начале 60-х годов. Для исчисления цен предлагалась следующая формула
Ц = с + v +m',
где с - стоимость израсходованных средств производства; v - заработная плата; m' - норма стоимости прибавочного продукта, которая обраховувалась по сути как произвольная надбавка к заработной платы.
Стоимостная, или расходная концепция противилась на понятие СНЗП, как на основу формирования цен. Основной недостаток затратной цены заключался в том, что разница в уровнях рентабельности (как проектной, так и особенно фактической, которая возникала при ее применении) не отражала разницы в полезном эффекте различных видов продукции, в их необходимости, в их дефицитности.
Концепция цен оптимального плана была выдвинута в работах Л. Канторовича*, В. Немчинова и др.
Именно за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов Л. Канторовичу и Т. Купмансу (Йельский университет, США) в 1975 г. была присуждена Нобелевская премия.
Если известны ограничения на все виды производственных ресурсов в определенный период и известные условия технологии, которые сложились в этот период, выраженные коэффициентами расходов, если цель данной системы может быть выражена формально в виде целевой функции (критерия оптимальности), то, во-первых, может быть определен оптимальный план, при реализации которого будет достигнут лучшее значение целевой функции; во-вторых, всем видам ресурсов в этом плане могут быть поставлены соответствующие экономические (по терминологии Канторовича - объективно обусловленные) оценки, что равны прирощенню значение целевой функции при увеличении ресурсов данного вида на единицу. Составив таким образом оптимальный план, государство одновременно определяла бы и систему цен, стимулируя его выполнение. Это была аксиома, которая, к сожалению, в реальной экономической практике того времени не реализовалась.
Поиск более практических подходов в рамках этого направления привело к обоснование формулы плановой цены как суммы расходов факторов
p=My+Ty+Фу Py+
где Му - удельные материальные расходы (включая амортизацию), которые можно оценивать по действующим ценам с учетом их взаимного увязки; Ту - оценка трудовых затрат, которые можно приближенно оценить как удельные затраты заработной платы с начислениями до уровня полных затрат на воспроизводство рабочей силы с учетом общественных фондов потребления; Фу - «прокатная оценка» (то есть стоимость использования) производственных фондов на единицу продукции; Ру - рентная составляющая.
Немало сторонников имела и концепция «цены производства», ее позитивность заключалась в том, что такие цены учитывали фондоемкость производства, однако при этом цены на продукцию трудоемких отраслей не обеспечивали бы предприятию необходимых накоплений. Формула цены производства имела такой вид:
Ц = с + v + ф*рн,
где Ц - цена; с - материальные затраты; ф - фонды, которые используются при производстве определенного товара; рн - норма рентабельности по народному хозяйству, рассчитанная как отношение чистого дохода к стоимости основных производственных фондов и материальных оборотных средств.
Наиболее дискуссионной была смешанная модель цены под названием «сводных СНЗП» (В. Дяченко), с помощью которых предлагалось избавиться от минусов «чистых» концепций, зберігпги их плюсы (модель имела еще название «цена воспроизведения»).
Она получила такой вид:
Ц = М + 3 (1 + Ржд) К Рф + Н + П,
где М - удельные материальные расходы (включая амортизацию); 3 - удельные затраты заработной платы; Ржд - норматив чистого дохода, который включается в цену пропорционально заработной плате; Ф - удельный фондоемкость; Г - норматив чистого дохода, который включается в цену пропорционально стоимости производственных фондов; К - коэффициент отраслевой дифференциации норматива Рф; Н - налог с оборота; П - удельные рентные платежи.
Это была последняя модель методов планового ценообразования, которая опиралась в целом на «техническую» версию стоимости. Критики ее обращали внимание на то, что, по мнению классиков марксизма, стоимость не поддается расчета и по своей природе может проявляться только через колебания цен под давлением динамики спроса и предложения, то есть через функционирования рыночного механизма. Отсюда выходило, что любая модель цены из числа ориентированных на СНЗП как основу, может дать лишь некоторую условную величину, которая только случайно может совпадать с СНЗП и обеспечивать согласованность интересов.
Таким образом, несмотря на то, что новые цены позволили обеспечить на некоторое время рентабельность труда практически во всех отраслях промышленности, они были в очередной раз приспособлены к хозяйственных условий. Цены, как и раньше, не выполняли роли регулятора эффективного распределения ресурсов и эффективного использования их.

  Социалистическое производство и НТП Исследование факторов производства и, в частности, научно-технического прогресса (НТП) стало
особенно актуальной проблемой для советской науки в середине 70-х годов. Время требовал найти способы и методы, которые бы позволили реально использовать достижения НТП для модернизации стареющего и неэффективного производственного аппарата промышленности, для предоставления экономической системе, находившаяся в состоянии застоя (стагнации), импульса, который бы позволил выстоять в соревновании с развитыми странами Запада, которые УСПЕШНО преодолели кризис модернизации середины 60-х - начале 70-х гг.
Пытаясь доказать преимущества социалистического производства в использовании НТП, в 70-е годы советские экономисты были вынуждены констатировать, что «еще не выработано действенного экономического механизма, который бы на основе государственного плана и в полном соответствии с него влиял на экономическую заинтересованность предприятий таким образом, чтобы они сами стремились производить новую технику и ее внедрять" (О. Румянцев).
В работах того периода отмечалось, что сеть хозяйственных связей в экономике усложнилась и стала гораздо чувствительнее к нарушениям ритмов взаимных поставок. Сохранение неизменными принципов централизованного планирования приводило к тому, что сбои в любой звене народ ного хозяйства серьезно нарушали воспроизводительные связи в производстве, распределении, обмене и потреблении общественного продукта.
Ареал исследований проблем был расширен. К традиционных исследований валового общественного продукта, национального дохода, производственных фондов и производственных отношений прилагался анализ воспроизведения рабочей силы, материальных условий роста жизненного уровня, национального богатства и природной среды. Однако результаты их были заранее определены.
В целом можно констатировать, что хоть в понимании многих проблем хозяйственного механизма советская экономическая мысль в результате дискуссий продвинулась вперед, основной вопрос - совместим ли сам государственный социализм с требованиями, которые вытекают из современного этапа НТП, с новыми возможностями и потребностями общества - не могло быть ею решен и даже поставлена.


Назад