Электронная онлайн библиотека

 
 Политология: курс лекций

13.3. Соотношение политики и морали как регуляторов общественной жизни


Проблемами оптимального взаимодействия политики и морали на разных этапах развития общественно-политической жизни занимались философы и историки, социологи и политологи. Учитывая необходимость достижения гармоничного взаимодействия между политикой и моралью важное значение имеет выяснение причин, обусловивших разрыв между ними, анализ форм взаимодействия практически-политической деятельности людей с общечеловеческой моралью, единство которых обеспечивает гуманистическое регулирования соотношения целей и средств в политике.
Политика и мораль взаимодействуют как формы общественного сознания и практики. Этические понятия - добро, справедливость, честность, порядочность - не только характеризуют политическую деятельность власти, государства, партии или политика, они либо поддерживают, морально санкционируют и стимулируют эту деятельность, или осуждают, блокируют.
Политика, которая не имеет должной поддержки со стороны морали, обречена на поражение. Бесчестный политик, бесстыдный политикан, для которого превыше всего эгоистические интересы - временная персона на политической арене. Впрочем, как это часто случается, он уступает место другому політикану. Политик, который выражает социальные чаяния людей, руководствуется ими, получает длительную поддержку общественности.
Проблема соотношения политики и морали - одна из центральных в политической и этической теориях. Она была сформулирована еще в философско-политических трактатах древнегреческих мыслителей, которые уже тогда обнаружили ее сложность и неоднозначность.
Согласно этико-политическим учением древнекитайского мыслителя Конфуция политическая государственная власть является отголоском вечных законов неба, носителем которых является правитель. Поэтому главным принципом политического и морального поведения является исповедание “каждому по заслугам”: “...царь должен быть царем, министр-министром, отец-отцом, сын-сыном”. По мнению другого китайского философа Лао Цзы, жизнь людей не определяется волей неба, а развивается естественным путем - дао. Естественный закон справедливости должен победить, человек должен верить в это и подчиняться ему. Учение древнекитайских мудрецов сущностью морального долга считали необходимость придерживаться должного.
Полемику относительно соотношения политики и морали продолжили классики античной философии - Гераклит, Демокрит, Платон, Аристотель.
В этико-политической доктрине Гераклита доминируют аристократические, антидемократические склонности. Но он считал недопустимой тиранию, выступал за соблюдение законов: “Народ должен бороться за закон, как за свои стены”.
Демокрит толковал сущность политической жизни и политической этики с позиции демократии, которую он считал самой высокой ценностью. Покорение отдельного человека интересам государства - ее моральный долг, в этом заключается суть общественной справедливости. Правитель, который властвует над другими, должен прежде всего научиться властвовать над самим собой. Демокрит доказывал, что источник морали в душе человека, импульсы которого должны контролироваться умом.
Характерным для концепции Платона и Аристотеля е положения о нравственности социального долга. Справедливость у Платона - не только моральная добродетель, а признаки социальной гармонии, общественного равновесия. Такого мнения придерживался и Аристотель. Оба они отождествляли политику и мораль: человек живет ради государства, а не государство для человека. Отдельный индивид как носитель моральных и политических качеств “растворяется в всеобщему”, то есть в государстве. Вместе с тем в их взглядах на соотношение политики и морали есть заметные различия. Согласно Платону, человек, прежде всего, нравственное существо. Ей присущи справедливость, мужество, честность. В совокупности они образуют внутренний мир души человека (микромир). Идеальная, совершенная государство (“Полития”) является воплощением этих добродетелей. Она должна быть основана на моральных принципах. Политика - наука о том, как на основании знания о человеке сделать ее общественное полезным гражданином.
Аристотель, решая проблему взаимоотношений политики и морали, выходил из иного понимания сущности человека. Она, по его мнению, является общественной, то есть политическим существом. Моральные качества человека не являются врожденными, они производятся практическими действиями. Аристотель вводит в политическую этику проблему моральной мотивации и свободы выбора общественной, в т. ч. политического поведения.
Проблемы политики и морали привлекали внимание мыслителей Средневековья. Фома Аквинский, утверждая о божественное происхождение государственной власти, о духовном превосходстве церкви над ней, соответственно трактовал природу моральных норм, сущность этических принципов. Единственный источник морали - всемогущая воля Бога, подчиняться ей - моральный долг каждого человека.
Политизация морали, растворение нравственности в политике, проповедуемые античными мыслителями и их последователям, натолкнулись на сопротивление ранньобуржуазних теоретиков политической жизни.
Итальянский политический идеолог Н. Макиавелли доказывал принципиальное несовпадение политического и морального миров, в одном из которых, по его мнению, царит общественная целесообразность, в другом - этические убеждения. В реальной политической жизни правитель использует ради достижения своих целей любые средства, в том числе и аморальные - коварство, насилие, убийство, обман и т.п. “Цель оправдывает средства”, - это высказывание Макиавелли стало кредо политического аморалізму (макиавеллизм). Не соглашаясь с тем, что политика должна быть аморальной, утверждал, что она является таковой на самом деле.
Тезис относительно противостояния политики и морали нашла дальнейшее обоснование в трудах английского мыслителя Т. Гоббса, который считал, что общество держится на вражды, ведь человек - эгоистическое существо, руководствуется законом самосохранения. “Война всех против всех” грозит этому закону. Именно поэтому люди в договорный способ образуют государство (“левиафан”), которая своей волей и принуждением удерживает их от агрессивного соперничества, стремится к единой цели: “Только в государстве существует общий масштаб измерения добродетели и порока”. Под таким углом зрения морали будто растворяется в державництві, лишается ее важнейшей функции - быть автономным регулятором человеческих поступков, осуществлять контроль над властью.
Другой английский философ Дж. Локк, в отличие от Гоббса, утверждал, что от рождения люди склонны к добру, являются равными и независимыми. Именно поэтому они заключают общественный договор, образуют государственные институты и гражданское общество, цель которых - закрепить и гарантировать этот закон. Поэтому “благородная” природа истинной морали делает возможным “умный” государственный строй.
В дискуссиях по проблеме соотношения политических и моральных ценностей принимали активное участие и украинские ученые - философы Киево-Могилянской академии (С. Яворский, Ф. Прокопович, И. Кононович-Горбацький, Г. Конисский), которые придавали особое значение моральным принципам общественно-политической жизни, подчеркивали наличие у человека “ свободно!' свободы”, способности “выбирать то, что касается цели” (Г. Конисский).
Концепция “общественного гуманизма” представляли украинские мыслители ренессансной суток, среди которых выделялся С. Ореховский-Роксолан. Государство, по его мнению, возникает вследствие заключения общественного договора людей, которым присущи склонность и стремление к взаимопомощи. Поэтому государство (“просвещенная монархия”) должна заботиться о людях, обеспечивать их счастливую жизнь. Моральный долг граждан - служить государству, руководствоваться принципом общего блага.
Приоритет нравственного начала в общественной жизни отстаивал французский политический мыслитель Же. -Же. Руссо, считая, что человек по своей природе склонен к добру и солидарности. Впрочем, цивилизация, основанная на частной собственности, портит человеческие характеры, обесценивает гражданскую ответственность, нарушает права человека. Руссо доказывал, что существующее социальное неравенство должны уравновешивать безусловная свобода и равенство юридических прав. Именно в этом, по его мнению, ключ к разрешению дилеммы политики и морали.
Особенности взаимодействия властно-политических и моральных факторов выясняли. Кант и Г. -В. -Ф. Гегель. Согласно учению Канта, человек постоянно находится между тем, что продиктовано обществом, политикой, и тем, что диктует свобода, нравственность. Ее внутренняя свобода не нуждается воздействий государства. Наоборот, насколько существующий правопорядок отвечает автономии человеческой свободы, настолько он выступает социальным пространством нравственности. В своем поведении человек должен руководствоваться моральными мотивами, а не практическими потребностями. Гегель, с одной стороны, отождествляет нравственность и политическую действительность (“то, что действительное, то умное”), с другой, на место морального благотворительности ставит санкционированную государством добропорядочность, исследуя конкретные социальные формы, в которых оказывается моральная деятельность человека, ее контакты с государством (семья, корпорация, гражданское общество).
Весомый вклад в осмысление диалектики политики и морали принадлежит К. Марксу, который стремился выяснить общественные основы политических и моральных взглядов, причины социально-политического и морального отчуждения людей. Формула Маркса - “ ... цель, для которой нужны несправедливые средства, - несправедливая цель”. Он выступил против “моралізуючої критики” политики, выяснял условия, изменение которых способна настолько гуманизировать обстоятельства человеческой жизни, что свободное развитие каждого был бы условием развития всех. В то же время Маркс абсолютизував моральные качества такого субъекта общественно-политической жизни, как пролетариат, преувеличивал значение революционного насилия.
В конце XIX - начале XX вв. к проблемам взаимодействия политики и морали обращались В. Конт, Е. Дюркгейм, В. Парето и др. Немецкий теоретик М. Вебер доказывал полное несовпадение политики и морали, в связи с чем его называли “новым Макиавелли”. Смысл политики, отмечает Вебер, достижения и сохранения власти, главный ее средство - насилие. Однако не всегда участие в политике - аморальна. На основе принципов христианской морали (“не убий”, “не произноси ложного свидетельства”) и требований рациональной политической целесообразности (использование насилия и средств принуждения). Вебер предлагал разграничить “мораль убеждения” (Кант) и “мораль ответственности” (Макиавелли).
Проблема соотношения политической целесообразности и моральной оправданности является стержнем современной политической науки, которая исследует моральные аспекты социальной дифференциации общества (Г. Дарендорф, Германия), этический фундамент политики сепаратизма (А. Б'юконен, США), значение моральных регуляторов социально-ответственного государства. Немало современных теоретиков принципиально придерживается позиций Макиавелли и Вебера, подкрепляя их новой аргументацией (Г. Кан, Г. Моска, Ф. Хайек и др.). В целом в новейшей социально-философской политической и этической мысли доминирует признание важности моральных критериев политической деятельности. Популярной является попытка совместить политику и мораль средствами модернизированной концепции справедливости (американский теоретик Дж. Роле). Приобретают “второго дыхания” идеи “облагораживания” политики моралью (А. Швейцер, А. Эйнштейн, Г. Ганди), приоритета нравственных ценностей в общественно-политической жизни (Е. Фромм, Дж. Хаксли).
Предотвращению крайностей в толковании диалектики политики и морали, понимании их значение для общества помогает знание факторов общественной жизни, их функционального назначения.
Политика и мораль - вечные союзники и противники. Политика способствует образованию сети социальных связей человека, группы, сообщества с государством. Мораль призвана осуществлять духовное единение общества. Возникнув как объективно необходимые и родственные регуляторы общественной жизни, политика и мораль в процессе своего развития стали самостоятельными институтами, начали действовать по собственным законам. Мораль значительно древнее, чем политика. Летопись моральных сделок заметно богаче по сравнению с историей политических договоров. Политика и мораль значительно различаются по своим субъектом.
Субъект политики - большие социальные общности и образования (социальная группа, класс, партия, государство).
Субъект морали - всечеловеческое сообщество, род человеческий (общечеловеческая мораль; социальная или профессиональная мораль являются модификациями общечеловеческой), отдельный индивид (индивидуальная мораль).
Политика заземлена в практические проблемы, мораль направлена в сферу духовных ценностей, которые достигают глубин человеческой души. Политика даже в борьбе за права и свободу опирается на необходимые законы, ее требования в силу этого являются обязательными. Моральный человек, даже встретившись с безусловной необходимостью совершить нечто против собственной совести, демонстрирует свободу человеческого духа, право выбора. Политика отдает предпочтение наиболее полезном (политика - искусство возможного). Мораль ориентирует личность на лучшее. Различаются они и способом трансляции своих принципов, правил, нормативов, поскольку политика “разговаривает” с обществом преимущественно на языке властных предписаний, требований, государственных законов и правительственных указов, а язык морали - это апелляция к совести с целью пробудить в людях моральные добродетели, которые бы стали ориентирами добровольно избранной поведения.
Если политика требует, то мораль убеждает; если политика осуществляется с помощью специальных институтов и организаций, то мораль существует как естественная и необходимая атмосфера. Отсутствие моральных факторов как у “верхов” и “низов” вызывает общественную катастрофу. Политика может быть разной; мораль или есть, или ее нет.
Существенно различаются политика и мораль и по оценке эффективности деятельности политика. Даже одно поражение нередко влечет завершения его политической карьеры. Иначе воспринимается неудача моральным сознанием. Страдания, нищета, даже смерть моралиста не только не дискредитируют его, но, наоборот, придают дополнительной силы его аргументации. Даже временно отступая, политика нацелена на практический результат. Моральное поведение в основе своей бескорыстная. Вопрос о власти, ее получения и сохранения - главное для политика. Мораль угасает, как только-что пробует управлять.
Политология выделяет несколько типов взаимодействия политики и морали.
Оптимистичный. Согласно им политика и мораль совпадают, их различия являются следствием конкретных обстоятельств, которые поддаются корректировке.
Пессимистический. Обнаруживает принципиальную несовместимость политики и морали.
Об'єктивістський. Основывается на разграничении политики и морали, нецелесообразности установления связи между ними. Политика объявляется вне морали, ее следует оценивать только категориями политологии. Соответственно и мораль “должен” ограничиться собственными понятиями и проблемами, “не должно вмешиваться” в теоретические и практические дела политики.
Релятивистский. Исходит из того, что особенности взаимодействия политики и морали зависят от конкретной социально-политической ситуации. Они могут совпадать, а могут противоречить друг другу, их союз может быть краткосрочным или длительным, устойчивым.
В XX в. тоталитарные политические режимы, в каком бы варианте они не выступали, дали новые свидетельства острых коллизий политики и морали. По мнению немецкого профессора К. Хельда, человечество в XX в. проверило взаимосвязь политического мира и моральных устоев в негативной форме. Моральные требования теряют свою обязательность. По словам французского историка и политолога Же. -Ф. Ревеля, движущей силой современного общества является ложь, которой в первую очередь переполнена идеология и политика.
Однако подобные констатации не могут служить доказательством полной и окончательной несовместимости политики и морали. Ведь история общественной жизни демонстрирует и множество образцов честной политики, единства благородных моральных мотивов и ответственной политической деятельности. Для современного общества потребность в морально ориентированной политике является жизненно необходимой. Политика не может быть простым средством подчинения общества власти, она призвана быть инструментом гуманизации общества. Утверждается понимание политики как науки и деятельности с целью оптимизации социальных процессов, обеспечения стабильного гражданского мира, демократизации государства, ее социальной направленности. Это предусматривает необходимость этического измерения государственной деятельности, морального экспертизы политических программ, применение моральных критериев для оценки политики и политиков.
Необходимость моральных измерений политики продиктована и обстоятельствами глобального порядка. Экологические катастрофы, острые межнациональные конфликты, массовый голод во многих странах, войны и кровопролития в конце XX в. нуждаются в новой глобальной политики, общечеловеческой этики, которые основывались бы на признании прав человека на достойную жизнь.
Согласно Конвенции о защите человеческих прав и достоинства личности (март 1997 г.) “интересы и благополучие личности должны иметь приоритет в отношении высших интересов общества”.
Переориентация политики на гуманистические цели требует встречных шагов политики и морали. Современно мыслящий политик должен учитывать то, что политика может быть эффективной, если будет сочетать в себе ориентацию на общественную полезность (политическая целесообразность) и на обеспечение свободного развития личности (нравственность, гуманизм). Политика должна определять пределы своего вмешательства в общественную жизнь, особенности взаимодействия с такими неполитическими структурами, как гражданское общество, семья, частная жизнь. Ведь свобода выбора, непринужденность в действиях - основные признаки нравственности человека.
Переориентируясь на гуманистические цели, политика будет приобретать определенных моральных качеств, что будет способствовать преодолению предвзятости в отношении нее как “грязного дела”, согласно которой мораль может сохранить свои принципы, только находясь вне политики. Но в таком случае мораль обречена на отделенность от мира, окажется неспособной реализовать свое социальное назначение - согласовывать интересы индивида с интересами человеческого сообщества, способствовать духовному связи личности с обществом.
Практическое назначение морали четко очерчен в идее “разумного эгоизма”. В западной социологии (Г. Вебер, Т. Парсонс, Г. Мертон) существует устойчивая традиция рассматривать человеческое действие как рациональную, если она построена по принципу согласование целей и средств, ориентируется на всеобщее обозрение.
Проблема “противостояние” политики и морали не является неразрешимой. Етизація политики - необходимое условие утверждения гуманистических принципов во всех сферах общественной жизни. Справедливость, добродетель должны превратиться на движущие мотивы деятельности политиков, государственных и общественных деятелей. Несмотря на устойчивые предубеждение, общество стремится сделать политику моральной, а мораль деятельной. Но это не означает растворение морали в ее политике, потери ее контролирующих возможностей. Между политикой и моралью всегда должно сохраняться расстояние. Ведь отождествление политики и морали таит в себе угрозу морализаторства любой политики (политические процессы 1937-го года, когда сугубо политические цели выдавали за высоконравственные).
Драматический опыт политической жизни дает основания утверждать, что мораль является первичной относительно политики. Власть и последствия ее политики должны находиться под постоянным моральным контролем общества. Иначе неизбежная угроза деформации политики и ее последствий. В стабильных демократических странах моральные взаємовідповідальні отношения власти и общества поддерживать значительно легче, чем в кризисных обстоятельствах. Впрочем, за будь-яких обставин ссылки на практическую целесообразность не могут оправдать грязные, аморальные действия.
“Не так политика портит характеры, как характеры политику” (Л. Украинка).
Политическая этика - одна из модификаций этической науки, прикладной, “служебной” морали. Формируя собственный понятийный аппарат, свои принципы и нормативы, политическая этика опирается на методологическую базу социальных и гуманитарных наук об обществе, человеке, политику, мораль. Она учитывает достижения философской концепции личности и ее социализации, политической психологии и аксиологии, конфликтологии и консенсології.
Политическая палитра современного общества, в т. ч. украинского, демонстрирует различные взгляды на назначение и содержание политической деятельности именно в нравственном аспекте. Среди современных политиков немало откровенных сторонников Макиавелли или носителей экстремистских взглядов. Для демократически мыслящего политика принципиальным является признание приоритетов морального фактора, гуманистическая ориентация, обязательное учета моральных последствий политических решений и действий.
Приоритетность требований политической этики обусловлена особенностями ситуации, в которой действует политик. Политик во власти и политик в оппозиции, политик-победитель и побежденный политик, профессиональный политик и человек, которого занесло на фарватер политической жизни, по-разному используют принципы политической морали. Поэтому политическая этика содержит конкретные рекомендации относительно поведения политика при разных обстоятельствах: этика борьбы, этика успеха, этика поражения, этика ожидания, этика оппозиции, этика компромисса.
Особенности поведения политика зависят и от аудитории, с которой он взаимодействует. Но моральные убеждения нельзя взять “на прокат” - люди быстро распознают показную этику. Существенной чертой современной культуры политики является отказ от монологической стиля общения на пользу диалогического (политический и моральный плюрализм). Политическая этика требует отношение ко всем субъектов общественно-политической жизни как к равноправным, признает правомочность их моральных ценностей. “Атакуйте проблему, а не партнеров, относитесь к переговорам не как к соревнованию, а как к процессу поиска общего решения, старайтесь убедить оппонентов в справедливости и обоснованности ваших позиций вместо того, чтобы просто сломить их волю”, - такие советы американских политологов Г. Фишера и С. Брауна.
Овладение этикой, методологией и технологией диалогового общения - путь к разрешению социальных конфликтов, эффективное средство развития личности политика. Участие в диалоге предусматривает толерантное восприятия аргументов другой стороны, умение противопоставить им собственные. В взаємозвинуваченнях, дрязгах, стихийных спорах проявляются в основном нестримувані эмоции; в диалоге, дискуссии - интеллект, эрудиция, разумное мышление, сила логики и убеждения.
Характерной особенностью политической этики является ориентация на своевременное выявление конфликтных ситуаций, готовность выходить достойно с любого конфликта. Политическая этика - это наука и искусство использования средств и приемов компромиссной технологии. Распространены в прошлом оценки компромиссов как чего беспринципного уступают место признанию их значимости как эффективной формы достижения согласия противостоящих сторон.
Политическая этика не решает проблему зла как таковую. Политик не может игнорировать то, что уступки в пользу одного, как правило, связаны с определенными потерями другого. “Политик действует морально, если добро от его поступков преувеличивает зло. А вообще не творить зла он просто не может, приходится жертвовать одними частями добра ради других”, - замечает теоретик политики В. Денисов. Эта далеко не очевидна мысль содержит в себе рациональное зерно: политическая деятельность, в основе которой моральные критерии, должен учитывать и негативные моменты, которые сопровождают политическое решение; если она не в состоянии разрешить проблему зла, то по крайней мере обязана предусмотреть нежелательные последствия, минимизировать их, компенсировать людям потери от него.
Важными в политической этике есть способы решения конфликтных ситуаций. По подсчетам американского профессора Д. Шарпа, существует до двухсот методов ненасильственного разрешения политических проблем - ненасильственный протест и убеждения, отказ от социального, экономического, политического сотрудничества, ненасильственное вмешательства и др.
Современный политик должен владеть всем арсеналом “политической технологии”, быть способным гибко и оперативно использовать его в практической деятельности, учитывая новые реалии общественной жизни, необычные проблемы, требующие нового концептуального мышления. Именно такие, инновационные подходы предлагают современные теоретики политической жизни: положение о “реальный прагматизм” (Д. Белл, Ф. -В. Франкен), “справедливую неравенство” (Дж. Роулс), “легитимную государство” (X. Карраседо); “справедливое государство”, согласно которой этические требования, которые предшествуют политической жизни, имеют “абсолютный характер”.
Политическая этика - открытая система положений, аргументов, взглядов. Ей присуща гибкость, способность к творческому обновление норм. Однако неизменными остаются главные принципы - признание значимости и приоритета нравственных факторов в политике, ориентации на такие ценности, как свобода, права, благосостояние людей. Ведь только благодаря им политика способна реализовать свой нравственный потенциал. В начале XXI в. необходимость в гуманистической, морально ответственной политике становится общечеловеческой потребностью, актуалітетом человеческой цивилизации.
На современном этапе и в Украине заявила о себе тенденция перекладывать всю ответственность за судьбу нации на власть, что является свидетельством недостаточной политической, исторической осведомленности ее активных носителей. Ошибочность такой точки зрения объясняется тем, что государственная власть на сегодня изъедена коррумпированностью, клановостью бюрократии, ее сращиванием с теневым капиталом и криминалитетом. Идеал: гражданского общества стал значительно віддаленішим. Все эти проблемы носят этический характер, порождают неверие в существующую власть, усложняют реформы.
Украинская политическая культура тоже демонстрирует свою неспособность к гармонизации социального порядка, благоустроенных институциональных отношений в условиях ослабления традиционных иерархических властно-правовых отношений. По идеологическим параметрам она еще находится под влиянием социалистического идеала (уравниловка, коллективизм, тоталитаризм), демонстрируя одновременно и тенденцию к определенной деидеологизации. Политическая культура современной Украины является культурой маргинального общества, (наделенного взаимоисключающими чертами), что проявляется и в ориентации граждан на взаємозаперечуючі ценности: 33% считают, что капиталистическая система наиболее благоприятна для республики, 25% - не имеют определенной позиции, и только 42% убеждены, что западный тип развития их не устраивает. Этот феномен связан с амбівалентною (раздвоенной) общественным сознанием. Итак, вместо внутренней мобилизации украинского общества наблюдается своеобразный его расстройство.
Особенности политической этики украинского общества обусловлены географическим положением нашей страны на так называемом разломе культур, социально-политических ориентаций: если центральные, западные регионы ориентируются на европейские стандарты, то на востоке большей популярностью пользуются евроазиатские. К тому же если цели и идеалы украинской общественности близки к западным, то образ жизни ближе к восточной. Украина всегда стремилась участвовать в европейской политической игре, но при этом часто пользовалась методами восточного происхождения.
Политическая этика современного украинского общества во многом обусловлена непідконтрольністю власти, приоритетности государственных целей перед правами личности, преимуществом прагматических соображений перед системными гарантиями, преобладанием традиционализма над динамизмом. Например, по требованию европейской общественности в Украине недавно была отменена смертная казнь. Это действительно серьезный шаг не только с точки зрения политической этики, но и общечеловеческой. Но средства для пожизненного содержания осужденных должен выискивать начальник колонии.
Множество примеров истории убеждают, что восточная политика ориентирована на могущество, силу, а не на право или политическую этику. Украине чаще приходилось иметь дело именно с такой политикой, и, разумеется, в ее политической этике можно найти немало “азиатских” следов - авторикратизм, геронтократію, патріархізм, тайную дипломатию, склонность к силовым методам.
В этой связи важно определить некоторые противоречия между политикой и моралью, что разрывает целостность политической этики в общественном сознании. Эти противоречия является фоном, на котором формируются политические отношения в обществе.
Первым из них является морально-психологическое противоречие между желаемым и действительным”. Весьма длительный разрыв между ними почти всегда знаменует раскол, внутренний кризис личности, а нередко лицемерие и лживость души. То же происходит, если народу не удается организовать свою жизнь по собственным принципам, согласовать свое желание с социальным порядком. Явления такого несогласия наблюдались в прошлом, например, когда общество так и не дождалось осуществление обещания М. Хрущева “о окончательное построение коммунизма”. Прослеживаются они и в настоящее украинской истории. Так, принятие новой Конституции Украины дало основание для утверждения о завершении начального этапа становления демократического, социального, правового государства и о начале перехода к следующему периоду - “воплощение принципов и норм Конституции в реальную жизнь общества и государства, в жизни каждого конкретного человека, живущего в Украине”. И через некоторое время с новой остротой встала противоречие между продекларованими нормами, реальной возможностью и желанием их воплощения. Речь идет прежде всего о трехчленную вербальную конструкцию: “демократическое, социальное, правовое государство”, которая до сих пор является недостижимой.
Даже реальные сдвиги относительно идеалов демократии не вызывают адекватной реакции в связи с неверием в политические идеалы, которые выдвигает власти, и в возможность их осуществления. Большинство событий последних лет XX ст., начала XXI в., похоже, происходят “вне народной душой”.
Другая нравственная коллизия, связанная с понятиями “мы” и “они”, образует основной нерв этической проблематики в индивидуальной и политической морали. “Мы” - это те, кто не имеет власти, считает себя “простым народом”, и “они” - те, которые эту власть пользуются и распоряжаются ею. Содержание политической морали “мы” отвечает явном, официальном, что подлежит правовому контролю; “они” - тайном, неофициальном, что выпадает из сферы правоотношений. Но если большая часть социальных отношений выпадает из сферы общественного и правового контроля, это свидетельствует о неадекватности социальной системы общественной практике. В умеренных размерах эта неадекватность может компенсироваться политической моралью, в непомерных - приводит к расписания политической морали, разрушению социальной системы. Факты безнравственности представителей высшей власти воспринимаются как моральная индульгенция для широких слоев населения, что выражается в уклонении от налогообложения, от лицензирования профессиональной деятельности, в деятельности в обход законов, двойной бухгалтерии, сотрудничестве правоохранительных органов с теневыми структурами и т.д. Пока такая практика будет признаваться населением морально допустимым, о реализации идеала социально-правового государства и речи не может быть.
Еще одна коллизия, которая приобретает ощутимого значение для формирования политической этики, связанная с ростом претензий граждан к аппарата относительно их участия в управлении государством. Аппарат, вопреки претензиям граждан, старается оттеснить от политики массы людей, пытаясь в то же время создать иллюзию их участия в ней. Для этого культивируются общие формы участия граждан в политике: выборы, референдумы, другие политические акции, с помощью которых людей привлекают к политической сферы. Квазіполітика охватывает всю сферу связей государства с обществом, все типы политического мышления. Но если политические функции существуют в пределах определенных форм, то индивиды вынуждены руководствоваться абстрактными критериями. Люди не анализируют того, что политические формы социального бытия выдворены еще до их рождения, существуют вне волей и сознанием индивидов. Индивид может только выбирать, руководствуясь о них своим политическим идеалом (если он есть). Способствуя политике правящих сил, он может получить свою долю власти: стать партийным и государственным деятелем, членом государственного аппарата и т.д. В свою очередь, власть распределяется среди индивидов. Конечно, свою долю власти он может получить и не разделяя политики правящих сил, а просто стараясь определенного статуса в обществе. А это и является вопросом этического порядка. К власти приходит много случайных людей, а политическая этика предполагает наличие моральных убеждений и ответственности за свои поступки. Это прежде всего касается профессиональных политиков, которые должны исходить не из конъюнктурных соображений, а мыслить государственными категориями, сопоставлять свои действия с моральными ценностями и нормами, оценивать последствия своих деяний. Поэтому нравственная культура политического деятеля предусматривает не просто профессионализм в работе, но и исключительное уважение к интересам страны и ее граждан, умение рационально пользоваться властью, демократически обращаться с оппонентами, оппозицией, быть способным к компромиссам, принципиально отстаивая государственную и гражданскую позиции. Свидетельством моральной целостности государственных и общественно-политических деятелей являются их высокие волевые качества, умение придерживаться единства слова и дела, проявлять реализм в оценке собственных результатов и государственной политики, нетерпимость к некомпетентности, догматизма, застоя.
Социально-политическая мораль - несколько иной культурный феномен, чем индивидуальная: она принадлежит к другой сферы, имеет другие критерии, нормы. Но нельзя игнорировать их взаимосвязи и взаимообусловленности. Если члены общества являются аморальными, таким будет и общество. Украинском моральному климату вадять сквернословие, воровство, хулиганство, пьянство, неряшливость, непунктуальность и т.д.
Не на должном уровне уважение к личности морального и физического достоинства, неприкосновенности имущества, прав. Обусловлено это тем, что этика индивидуализма, трактуемая у нас как эгоизм, понесла в украинском этносе осуждения. Причина этого - в слабой сформированности раціоналізованої индивидуальной морального сознания, обусловленной приоритетностью родовых связей отечественной культуры с ее традицией перенос центра тяжести с индивидуальной ответственности на коллективную; в ослабленной способности к моральной самоидентификации, что влечет неразвитость осознание категории индивидуальной совести и самоценности взглядов человека.
Опираясь на моральный плюрализм (взгляд, что признает множественность ценностных отношений, обязательств и планов жизни, часто несовместимые), эта теория предполагает необходимость человека делать выбор между тем, что она считает морально правильным и морально ложным. Моральный плюрализм не требует толерантности к морально ложного, примиренності добра и зла. Государство непримусовими действиями может поощрить людей соблюдать достойных форм жизни на основе производимых ею этических норм и в то же время может отбить охоту соблюдать морально неприемлемого образа жизни, искореняя условия, которые делают его привлекательным. Поэтому она не должна прибегать к принуждению, чтобы остановить “самоцінних” лиц от неприемлемой деятельности, пока они не вредят другим.
Признание государством самоценности личности однако предоставляет ей право использовать принуждение, чтобы не был нанесен ущерб другим людям, поскольку ее задача - обеспечить людям реальные возможности для личной жизни и реализации самоценной позиции. Она может принудительно вмешиваться в автономию одних, чтобы защитить автономию других. В то же время государство не может вмешиваться в их автономию с каких-либо других причин. Фундаментальное моральное обоснование самоценности личности и морального принципа плюрализма должно стать важным аспектом политической этики, в основе которого толерантность, а не нейтралитет.
Современное фон формирования политической этики характеризуют расстройство внешнего и внутреннего жизни нации, высокий удельный вес тайного, преимущество права силы над этикой, квазіполітика и т.п., которые вызывают глубокие структурные диспропорции, препятствуют формированию гражданского общества.
Несоответствия между идеалами и реальностью нашего общества обусловлены неразвитостью политической и социальной этики. Невыполнение должностных обязанностей, нереализованность соглашений, несвоевременно выплаченные зарплаты, неуплаченные налоги, проигнорированы законы и общественные интересы - все это является различием между идеалом и социальной действительностью. Устранить его - значит восстановить нравственное здоровье общества.
В демократическом обществе политическая этика является одним из важных измерений политической жизни, она служит неотъемлемым компонентом стабильности политической системы, существенным показателем развития общества и его политического сознания.


Назад