Электронная онлайн библиотека

 
 История Украины

17.2. Общественно-политические процессы. Гражданская война


Сложной оставалась в Украине общественно-политическая ситуация, хотя советская система после фашистской оккупации позитивно воспринималась большинством украинского народа, особенно в восточноукраинском регионе. Однако сталинская верхушка продолжала раздувать «классовую борьбу».
Сталин относился к украинцам с недоверием и, как известно, готов был депортировать украинский народ в Сибирь. Но он был слишком многочисленный, к тому же в Западной Украине все еще действовала УПА-ОУН. В послевоенное время административно-командная система в СССР укрепилась, и культ личности Сталина достиг апогея. Сталин был недоволен тем, что Хрущев, проявляя определенные симпатии к украинцев, неоднократно обращался к правительству СССР с просьбой о помощи в ликвидации трагических последствий голода 1946-1947 гг. В ответ он отправил в Украину Л. Кагановича для «укрепления руководства». Пленум ЦК ВКП (б) утвердило 8 марта 1947 г. сталинского подручного первым секретарем, а Хрущев остался во главе правительства.
Вся деятельность Кагановича была направлена на то, чтобы доказать, будто в Украине не только в сельском хозяйстве, но и вообще во всех сферах жизни не все в порядке, и причины этого вроде кроются в националистических проявлениях. Пытаясь «навести порядок», он создает в республике атмосферу страха, запугивая даже ее партийное руководство. На одном из совещаний с секретарями обкомов партии Каганович заявил, что каждый случай невыполнения плановых заданий в промышленности и сельском хозяйстве будет рассматриваться как проявление буржуазного национализма. Вместо организации помощи населению, которое страдало от голода, он сосредоточивает свои усилия на искоренении «украинского буржуазного национализма». Но особую ненависть Каганович проявил в борьбе с украинской творческой интеллигенцией. Под его руководством принимаются постановления ЦК КП (б) У, в которых Союз писателей Украины и отдельные писатели обвиняются в буржуазных извращениях советской действительности, в примиренському отношении к украинского буржуазного национализма. На это время идеологическая реакция охватила все республики СССР. Она началась из известных постановлений ЦК ВКП (б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», которые принимались по докладу «главного идеолога» сталинского руководства. Жданова. Но их направленность, как и выступлений членов руководства партии и как и документов ЦК КП (б) У, была определена Сталиным в его выступлении на заседании оргбюро цк вкп (б) 14 августа 1946 г. На выполнение указаний генсека ЦК КП (б) У было принято с 1946 по 1951 гг. 12 постановлений по идеологическим вопросам. Среди них особенно погромницьким характером отличались именно те, которые принимались по инициативе Кагановича. Под руководством сталинского «посланца» разворачивается грубая критика писателей Ю. Яновского, І.Сенченка, М.рыльского, А. Малышко, П. Панча и других. «Разоблачались» также «ошибки» и «искажения» в работе института истории Академии наук УССР, ряда коллективов историков, что выдали свои труда в 1941-1944 гг. Однако это не удовлетворяло Кагановича. По его инициативе велась подготовка пленума ЦК КП (б) У с повесткой дня «Борьба против национализма как главной опасности в КП (б) У». Это свидетельствует о том, что Каганович и те, кто поддерживал его, не просто идейно терроризировали интеллигенцию, некоторых представителей партийно-государственной номенклатуры в Украине, а готовили очередной тур физических репрессий и расправ. Однако в декабре 1947 г. Сталин отозвал его в Москву, вероятно потому, что не хотел обострять и без того сложную ситуацию в Украине и надеялся, что Хрущев учтет «урок» и больше не будет проявлять проукраинские настроения и симпатии. К тому же в «разоблачении» украинского национализма Хрущев проявлял достаточно «бурную активность», послушно выполняя указания Сталина, и после переезда в 1949 г. Хрущева в Москву, где он занимал должности секретаря ЦК ВКП (б) и секретаря Московского горкома ВКП (б), эта линия продолжалась. Даже в 1951 г. была раздута кампания критики поэзии в.н . сосюры «Любите Украину» - произведения патриотического, а не националистического. Все эти постановления и обвинения были частично сняты в 1958 г. и полностью отменены в 1988-1990 гг., как несправедливые.
В 1948 г. в Украине, как и в СССР, развернулась борьба против «низькопоклонства перед Западом», а впоследствии - с космополитизмом. В прессе появились статьи, в которых творческие работники обвинялись в антипатриотизме, склонении перед Западом, замалчивании культурных связей украинского и российского народов и в которых подчеркивалась величие русской культуры. На самом деле это была антиеврейская кампания, которая сопровождалась несправедливыми преследованиями и репрессиями еврейской творческой интеллигенции. Деятельность многих из них была связана с Украиной. Часть их обвиняли в связях с Еврейским антифашистским комитетом (ЄАК), фабрикация дела которого началась в 1946 г. и закончилась расстрелом в 1952 г. в Москве его активных деятелей. К тому же, антисемитизм хорошо уживался в деятельности сталинских палачей с украинофобией, и было немало случаев, когда выдвигались обвинения в совместных действиях еврейских и украинских «националистов».
В этот период происходят широкомасштабные дискуссии по вопросам философии, политэкономии, языкознания, однако инакомыслие в них не допускалось. Ученые могли только цитировать и комментировать положения «гения человечества» Сталина и классиков марксизма-ленинизма. В общественных науках все больше утверджувався диктат и догматизм. В эти послевоенные годы в биологической науке была разгромлена «реакционная» теория генетики, подвергнуты жестоким преследованиям выдающиеся ученые-генетики М. Гришко, Е. Гершензон, И. Поляков, Л. Делоне и другие. Эта «борьба» негативно сказался на развитии литературы, искусства и науки в Украине, усложняла, вносила противоречия в общественно-политическую жизнь в республике, разжигала гражданскую войну в Западной Украине.
Политическая жизнь западных областей УССР характеризовалось обострением противоречий между руководящими кадрами, которые в основном прибыли из восточных областей республики, и местным населением, которому не доверяли. В западный регион лишь к середине 1946 г. прибыло более 86 тыс. партийных, советских и комсомольских работников, специалистов различного профиля. К середине 1946 г. на руководящую работу в партийные, советские органы, учреждения образования, культуры было выдвинуто 53 тыс. активистов из местного населения, но они занимали в основном второстепенные должности на уровне села или района. Мало местных жителей было в составе парторганизаций КП (б) У. Так, в 1950 г. с 23 тыс. членов львовской областной парторганизации лишь 10% составляли выходцы из местного населения. В связи с тем, что решающую роль в жизни этих областей играли прибывшие руководители, плохо знакомые с местными условиями, к тому же недостаточно образованные и компетентные, в деятельности руководящих органов допускалось много серьезных ошибок, просчетов и злоупотреблений, особенно в период коллективизации и борьбы с оуновским подпольем.
Одним из чрезвычайно жестоких шагов, который больно задевал интересы миллионов людей, было уничтожение греко-католической церкви (УГКЦ), которая охватывала 3040 приходов, 4440 церквей, Духовную академию, пять духовных семинарий, две школы, 127 монастырей. Под ее влиянием пре-вало около пяти миллионов верующих. Церковь возглавлял митрополит, которому подчинялись 10 епископов и 2950 священников. УГКЦ была национальной церковью и играла чрезвычайно большую роль в духов-ном жизни Западной Украины. Значительный вклад в ее подъема своей бага-тогранною деятельностью сделал А.шептицкий, который занимал митрополичий престол от 17 января 1901 до ноября 1944 года.
В марте 1945 г. появилась одобрена лично Сталиным инструкция о ликвидации УГКЦ. При этом развернулась пропагандистская кампания по дискредитации УГКЦ как «слуги Ватикана», «врага народа», выдвигались обвинения в сотрудничестве с нацистами. Начинаются репрессии, и все священники высшего ранга, которые находились в СССР, были арестованы. В мае 1945 г. под контролем органов безопасности формируется «инициативная группа», которая повела агитацию за разрыв унии с като-лицькою церковью. ее председателем стал священник Г. Костельник, который имел большое влияние на униатов. 8-10 марта 1946 г. под контролем работников госбезопасности СССР состоялся Львовский собор - съезд представителей УГКЦ, на котором большинством голосов приняли отменить Берестейской унии 1596 г. и воссоединить галицкую церковь с русской православной. Г. Костельник, который исполнял главную роль в этом спектакле, 20 сентября 1948 г. погиб при загадочных обстоятельствах. Его убийца покончил жизнь самоубийством. В 1949 г. решение о прекращении деятельности униатской церкви под давлением властей принимает Мукачевская епархия. Однако осталось пять миллионов верующих, которые продолжали молиться за своими обычаями, а это означало неуничтожимость УГКЦ.
После Львовского собора среди униатского духовенства распространяется воззвание с призывом присоединяться к новой церкви. Священников, которые отказывались от этого, сразу арестовывали. Через несколько месяцев после собора свыше 1400 священников и монахов были арестованы и сосланы в Сибирь, 200 - расстреляны.
В политической жизни Западной Украины в первые послевоенные годы распространенной формой насилия были массовые депортации украинцев. Они происходили не только в советских районах, но и в юго-восточных регионах соседней Польши.
Самым «активным» периодом вывоз на восток украинцев из западных областей УССР был 1947, p. когда должность первого руководителя УССР занимал Л. Каганович. Тысячи семей воинов УПА, членов ОУН и многих других вывозили не только в Сибири, но и на угольные шахты Казахстана, Севера Российской Федерации (Печорский бассейн), в Среднюю Азию, на Чукотку. За 1944-1952 гг. из Западной Украины было вывезено 200 тыс. семей, около 800 тыс. человек. Это по численности населения почти столько, сколько депортированных в 1944-1945 гг. из Крыма и Кавказа.
В 1947-1948 гг. польское правительство осуществил принудительное выселение из юго-восточных районов Польши автохтонного украинского населения, которое там еще оставалось и отказывалось будь-куда выезжать. Этим вместе польская власть переселяла украинцев на запад, на бывшие немецкие земли, преимущественно в Ольштынское воеводство. Этой акцией она пыталась не только решить в своих эгоистических интересах украинское национальное и территориальное вопросы, но и уничтожить УПА, которую поддерживало местное население. Переселение осуществляла армия, Генеральный штаб которой разработал план «Висла», рассчитанный на полное выселение украинцев и их ополячивания. На второй день после утверждения плана воинами УПА в перестрелке был убит вице-министр обороны Польши К.Сверчевський. Это обострило ситуацию.
СССР и Чехословакия поддержали своими пограничными войсками эту акцию. Переселение осуществляли шесть дивизий польской армии, которые окружили украинские села и насильно вывезли их жителей. Для тех, кто пытался оказать сопротивление, был создан концлагерь «Явожно», что находился на филиала немецкого концлагеря Освенцим. Членов ОУН-УПА расстреливали (около 500 человек). Взаимоотношения между украинцами и поляками в те времена отличались чрезвычайной жестокостью. Всем переселенцам запрещалось жить в городах, учиться на родном языке, поступать в вузы, над ними осуществлялся жесткий полицейский надзор.
Более продолжительной и изнурительной была борьба советской власти против УПА и подполья ОУН в послевоенное время. Бандеровский провод изменил тактику, превратив все военные подразделения на небольшие боевые группы по 10-15 человек, которые дислоцировались в лесных массивах. Возникла широкая сеть подпольных «боивок», которые контролировали большую территорию (почти 150 тыс. км2). Они пытались утвердить и сохранить национально-государственные структуры, альтернативные органам советской власти. Руководство УССР и правительство СССР для утверждения своей власти отправили туда большие силы и превратили Западную Украину на театр военных действий. Возникло противостояние, в котором прежде всего страдало мирное население. Погибли десятки тысяч работников советских и партийных органов, специалистов, приехавших с Востока, военнослужащих, воинов УПА, местных жителей.
В конце концов случилось то, чего следовало ожидать: преобладающее военная сила, подкрепленная репресивно-карательными органами МВД и КГБ, подавила сопротивление ОУН-УПА. Блокады, прочесывания огромных территорий, аресты и депортации, расстрелы, провокации, когда спецотряды госбезопасности, замаскированные под УПА, оказывали произвола, непрерывные бои и стычки - вот те формы, что все больше использовались в борьбе против ОУН-УПА. За 1944-1953 гг. было арестовано почти 103 тыс. человек - «бандитов» и «бандпосибного элемента».
Надежды руководства ОУН-УПА на советско-американский конфликт не оправдались, и, несмотря на все их борьба продолжалась, хотя было понятно, особенно в конце 40-х годов, что она бесперспективна. Вооруженное подполье все больше испытывало нехватку оружия, амуниции, пищи, не хватало скоординированности действий. После гибели в марте 1950 г. близ Львова командующего УПА Романа Шухевича (Т. Чупринки) УПА окончательно теряет боеспособность, хотя отдельные «боевки» продержались до середины 50-х годов. Немалую роль в ослаблении и разгроме УПА сыграла мощная пропагандистская кампания советской прессы, которая использовала любой предлог (убийство при загадочных обстоятельствах писателя Я. Галана), а также социально-экономические изменения, особенно результативную индустриализацию края. Дорогой ценой заплатили западноукраинские борцы за национальную свободу и государственность Украины. Зародившись в первой половине XIX в. как движение небольшой группы интеллигенции за национальное возрождение Украины, борьба развивалась, нарастала, втягивая все более широкие массы. Высшей точки она достигла в конце Второй мировой войны и в первые послевоенные годы. На этом пути было много вдохновения, героизма, огромных жертв, ошибок и поражений. Однако борьба с несравненно более мощными соседями была обречена. И ее поражение не перечеркнула ее мужества. Борьба в 40-х годах отличалась необычайной жестокостью и кривавістю. Это ставит перед следующими поколениями вопрос о целесообразности террора и вооруженных восстаний и о новых подходах к решению национальных проблем.



Назад