Электронная онлайн библиотека

 
 История Украины

17.5. Новая волна русификации. Диссидентство


Придя к власти, Леонид Ильич Брежнев начал с того, что укрепил свое влияние, изменил политический курс руководства и обеспечил своей политике поддержку советской элиты, гарантируя ей устойчивое положение. Его 18-летнее пребывание при власти характеризовалось консерватизмом, авторитарностью, сосредоточением в руках Компартии (фактически ее руководства, а не рядовых членов) всей власти и всеобъемлющего контроля за жизнью страны. Брежнєвське руководство выдвинуло надуманную идею «развитого социализма». Говорить об этом можно было лишь при условии такого уровня экономики, который отвечал бы высшему мировому уровню научно-технической революции. И этого можно было достичь, осуществив глубокие реформы в советской экономике, но такая возможность не была использована. Новое руководство СССР критериями оценки зрелости производства нового этапа социализма считало ликвидацию остатков мелкотоварного производства, повышение уровня обобществления кооперативной собственности и ее сближение с общенародной собственностью, развитие единого народнохозяйственного комплекса и некоторые другие. Однако эти критерии и мотивы не отвечали характера экономики, которая достигала бы мирового уровня технологий и техники.
Уровень жизни советских людей, их политические и социальные права были в гораздо худшем состоянии, чем в странах Западной Европы. Ограничения прав человека особенно усиливаются после прихода к власти Брежнева. На это время диссидентское движение характеризуется расцветом самиздата, который играл функцию параллельного духовного пространства: циркулировали десятки небольших политико-публицистических разведок, литературно-художественных произведений. Главные вопросы, которые в них затрагивались, касались прежде всего национальных проблем и демократизации советского общества. Однако большинство диссидентов не выступала против советской власти, а скорее придерживалась просоветских позиций. И новое руководство КПСС не воспринимало даже такой формы оппозиции.
Уже в августе 1965 г. в нескольких городах Украины было арестовано около трех десятков человек из круга «шестидесятников», большинство из которых засадили в лагеря Мордовии по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». Других увольняли с работы и прорабатывали на собрании. В это же время произошли репрессивные акции в Москве, Ленинграде и других городах СССР, а ЦК КПУ, который возглавлял тогда П.Шелест, направил закрытые письма в парторганизации, где оправдывались действия КГБ, и требовал усиливать «воспитательную работу» в массах и вести борьбу против «украинского буржуазного национализма».
Шелест, выдвиженец Хрущева (1963 г.), при Брежневе удерживался на самом высоком в республиканской иерархии посту до 1972 г. В эти годы партийное руководство Украины занимали двойственную позицию: безусловно поддерживая и выполняя указания Москвы, оно все время завуалировано пыталось использовать настроения диссидентов и всей общественности в борьбе с центром за больший объем власти в республике. В 1968 г., когда по инициативе Леонида Брежнева войска Варшавского договора вошли в Чехословакию и подавили там демократизацию и попытки создать «социализм с человеческим лицом», в Украине, как и в целом в СССР, прошли протесты. Шелест, хоть и отстаивал ввода войск в Чехословакию, все же пытался сдерживать репрессии. Однако кампания преследований не спадала. Осуществлялась она и в Украине, при активном участии партийного руководства. Только в 1968-1971 гг. ЦК КПУ принял 12 постановлений, направленных на более жесткий курс в идеологической сфере. Однако украинское руководство было недовольно растущим диктатом Центра в идеологических вопросах, понимая, что вскоре это коснется и других сфер. Поэтому нередко идеологические «проработки» представителей интеллигенции не доводились до суда или административных мер. Сторонники Шелеста среди высшей номенклатуры иногда даже заступались за тех, кто подвергался идеологическим гонениям.
Но главной его заботой были экономические интересы Украины. Он был активным сторонником принципа паритета, по которым Украина должна получать от СССР фонды, товары и услуги, которое равнялись стоимости ее экономического вклада в СССР. Еще откровеннее защищал Шелест языковые и культурные права украинцев. В его речах раздавались призывы как «самое дорогое сокровище» беречь «прекрасный украинский язык». С его согласия министр высшего образования Ю.Даденков дал указание расширить употребление украинского языка в высших учебных заведениях УССР. С симпатией первый секретарь ЦК КПУ относился к прежней политики украинизации, даже пытался использовать отдельные элементы ее опыта.
В 1970 г. вышла книга П.Шелеста «Украина наша Советская», где наряду с описанием достижений Советской Украины он подчеркивал историческую автономность ее в прошлом и прогрессивную роль казачества. Сразу же книга получила ряд хвалебных рецензий. Но в 1972 г. автора сняли с должности секретаря ЦК КПУ по обвинениям в «мягкости» к проявлениям украинского национализма и попустительстве экономическом «місництву» и перевели в Москву на должность заместителя председателя Совета Министров СССР.
В 1973 г. разворачивается жесткая критика книги с шаблонными обвинениями в «национализме», и Шелест подал заявление о выходе на пенсию. По советской традиции книгу изъяли из библиотек и уничтожили. Самого автора на работу не брали, пока не поклонился Брежневу. А потом назначили начальником опытного производства одного из подмосковных авиационных предприятий, где он работал более 10 лет. В Украину не пускали, даже на могилы родителей выезжал тайно.
Историки неоднозначно оценивают эту политическую фигуру. Одни справедливо сравнивают его с М. Скрыпников, отмечая сочетание коммунистических убеждений с украинским патриотизмом. Но наряду с этим следует отметить высокое мужество и стойкость этого человека в отстаивании социальных и национальных интересов украинского народа, что в условиях укоренілого, окрепшего неосталинизма было слишком сложно. То, что Шелест так долго держался у власти, объясняется поддержкой партаппарата КПУ, в котором преобладали украинцы. Поэтому за снятие его голосовало только три из 25 секретарей обкомов компартии Украины. Украинская партийная элита и много рядовых коммунистов были в большей или меньшей степени недовольны централизаторским курсу брежневской верхушки, но они недооценили живучесть и силу российского великодержавия и неосталинизма.
Преемником Шелеста стал Владимир Щербицкий, ожесточенный его политический соперник и конкурент, давний член «днепропетровского клана», ставленник Брежнева. Он давно уже выделялся усердием в исполнении указаний Москвы, вероятно, в надежде сделать карьеру. Новый наместник Москвы сразу осуществил кадровую перестановку, лишился сторонников предшественника, поставив на их место своих. Секретаря ЦК КПУ по идеологии, культуры, науки академика Ф. Овчаренко уже в октябре 1972 г. вернули на научную работу. Вместо него назначили ретивый «борца с национализмом». Маланчука, который прославился преследованием львовской интеллигенции и русификацией образования в Украине, когда работал в министерстве образования УССР. Председателем Совета Министров УССР стал малозаметный и «послушный». Ляшко. Председателем Президиума Верховного Совета УССР был назначен «активный» участник борьбы против Шелеста, председатель Комитета партийного контроля И. Грушецкий. Предоставляя веса репрессивной машине КГБ, его руководителя В. Федорчука через некоторое время провели в члены Политбюро ЦК КПУ. Осуществлялось и много других перемещений, что имело результатом полную поддержку политики. Щербицкого в Компартии Украины и в правительственных структурах республики.
Приход к власти в Украине Щербицкого состоялся в то время, когда вся советская держава и ее составная часть - УССР требовали глубокого реформирования. В настоящее время реформа В. Косыгина уже была забыта, углублялись экономические проблемы, падали темпы развития экономики, происходила ее милитаризация, чрезвычайно низким был уровень использования достижений науки и техники. Становилось очевидным, что экономическая стратегия «развитого социализма» имела консервативно-утопический характер. Вместо поисков путей решения конкретных экономических проблем подавляющее большинство идеологов и обществоведов сосредоточивалась на пропаганде иллюзорных, мифических положений концепции «зрелого социализма». Это вызвало социальную апатию, безразличие масс и протест части интеллигенции. В Украине надлежащим образом не использовался интеллектуальный и экономический потенциал, потому что схоластическая доктрина «развитого социализма» и ее пропаганда затушовували реальный мир и положение общества -- все тонуло в пустых декларациях и «исследованиях».
Реальностью было то, что численность научных работников СССР на конец 70-х годов составляла 1,3 млн человек. Значительно увеличилось количество специалистов с высшим и средним образованием: в 1940-1978 гг. она выросла в 10 раз, а рабочих и служащих - в 3,2 раза. Повысилась активность изобретателей и рационализаторов. Но возможности их не использовались в достаточной степени, что демонстрировало реакционность определенных сторон деятельности руководства страны.
Особенно далеким от жизни был «теоретический» вывод о советском народе как новую национальную общность. Он отвергал понятия нации и народности. К тому же часть теоретиков выдвинула тезис о великий русский народ, а все остальные относила к малых, в том числе и украинский. Это исключало любую равенство, унижало малые народы, превознося и шовінізуючи русскую нацию. На основе этих теоретических открытий» во второй половине 70-х годов начинается новая волна русификации. Разворачивается широкая идеологическая кампания. Русский язык, что пропагандировалась как средство межнационального общения, на практике вытесняет украинскую образования, науки и культуры. Украинский язык начала исчезать из официального употребления. Пример местной партийной бюрократы подал сам Щербицкий, который произносил свои речи на русском. Предназначены из Днепропетровска министры и другие руководители тоже стали проводниками русификации в своих отраслях. В дальнейшем на всех официальных мероприятиях, начиная с Верховной Рады, престижным считалось употребление русского языка и плебейством - украинской. Усиливалось повсеместное русскоязычное преподавания в вузах, техникумах, профтехучилищах, не говоря уже о военных.
Критическое положение сложилось в культуре. Около 90% репертуара театров и кинотеатров был российским. С приходом к власти Щербицкого состоялась также переориентация издательской политики. Если в 1970 г. в УССР на русском языке было издано 38,2% книг, то в 1988 - 21,4%.
Научная, техническая, учебная литература издавались на русском языке. За это время количество украинских газет сократилась с 80,9 до 70,3%.
Официально стимулировалась изменение соотношение украинского и русского населения в пользу последнего. По переписи 1989 г., россиян в Украине насчитывалось 11,4 млн человек, что на 884 тыс. больше, чем за попереднім. их доля в составе населения увеличилась с 21,2 до 22,1%. Продолжалась политика переселения украинцев в отдаленные районы СССР, теперь уже в основном добровольно. Больше всего выехало в Тюменскую область и на Кольский полуостров.
Протесты оппозиционных кругов украинской интеллигенции против проявлений неосталинизма, консерватизма, отсталости в экономической и политической жизни и национальном вопросе в 70-х годах усиливаются. В ответ новое руководство провело в 1972-1973 гг. погромные акции против движения оппозиции. Происходили аресты и обыски. Было привлечено к уголовной ответственности около 1000 человек, преимущественно в Киеве и Львове, изъято почти 3 тыс. экземпляров самвидавної литературы.
Среди арестованных в Киеве - В. Стус, И. Светличный, Есть. Сверстюк, Л. Плющ, Д. Шумук и много других. Во Львове к следственной тюрьмы попали В. Чорновил, И. Гель, И. Калинец, С. Шабатура, несколько позднее Бы. Горынь и Я. Кендзер. Большинство арестованных в 1972-1973 гг. получили от 8 до 12 лет лишения свободы.
Аппарат руководства Щербицкого беспощадно расправлялся с честными, преданными Украине деятелями науки, литературы и искусства. Откровенных диссидентов, а также сотрудников исследовательских институтов, редакционных ко-легій, университетов, которых подозревали в «неблагонадежных» взглядах, выгоняли с работы, часто арестовывали. За решеткой оказались И. Дзюба, Н.Світличний и много других. Массово отправляли протестующих в психбольницы. Поредевшие численно, но полны решимости диссиденты после подписания в 1975 г. Советским Союзом Гельсинських соглашений, по которым он согласился соблюдать общественных прав своих подданных, создали Украинскую Гельсинську группу, которую возглавил писатель М. Руденко. Эта группа (37 человек) представляла собой открытую общественную організацію. ее члены считали, что действуют на законной основе и ставили задачи надзора за соблюдением гражданских прав в Украине. Они подчеркивали, что уважают законы государства и права лица, действуют легально, считая демократию основой развития общества. Поэтому их деятельность называлась правозащитным движением. Это было поворотным пунктом в развитии политической мысли украинской интеллигенции, которая раньше увлекалась марксизмом или национализмом. Исходя из своих легалістських взглядов, члены группы считали, что лучшим путем к независимости Украины является применение гарантированного в советской конституции права на выход из СССР.
Но умеренность Хельсинкской группы не помешала Щербицкому устроить диссидентам погромы: 23 члены Группы из 37 (до 1980 г.) получили срок заключения от 10 до 15 лет. Когда кто из них возвращался, им инкриминировали новые преступления и снова арестовывали. Остальные выслали из Украины или разрешили эмигрировать. Уничтожение этой легальной оппозиционной группы было одной из последних судорог тоталитарной системы. В первой половине 80-х годов в Украине открытых оппозиционных выступлений уже не было. Но теперь, когда стало невозможным открыто отстаивать правозащитные и демократические идеи, внимание участников этого движения снова привлекают возможности использования нелегальных форм борьбы, однако мирными средствами. В 1979 г. КГБ раскрыла в Ивано-Франковской области организацию «Украинский национальный фронт», в которую входило около 40 человек. Организация занималась просветительской деятельностью и распространением самвидавних произведений. В 1980 г. суд определил участникам УНФ различные сроки наказания.
В январе 1981 г. была осуждена группа молодых интеллигентов (трех украинцев и двух евреев), которые основали Киевский демократический клуб. В 80-х годах распространяется практика размещения неблагонадежных в психушке.
В 1983-1984 гг. Львовское УКГБ раскрыло и разгромило молодежную организацию «Интернациональный революционный фронт», созданную еще в 1979 г. преимущественно со студенческой молодежи. Особенностью оппозиционного движения этих лет было создание минимального количества формальных организаций, что их легко раскрывало и уничтожало КГБ. Движение имело большой, неформальный характер и содействовал политическому и духовному возрождению нации. С точки зрения власти, в начале 80-х диссидентское движение было разгромлено, но большинство узников сохраняли устойчивость и готовность к дальнейшей борьбе.
Разгромив диссидентское движение, Щербицкий продолжал укреплять систему советского строя и способствовать развитию «единого народнохозяйственного комплекса». Он дал согласие на «перекачки» средств, которые имели бы вкладываться в экономику Украины, в энергетическую промышленность Сибири и Севера СССР и развивать в УССР военную промышленность. Во всем чувствовалась жестокость его власти, и подавлено тоталитаризмом общество утратило оппозиционную политическую активность.
Почти не изменили положения Щербицкого ни смерть Брежнева (1982), p. ни следующие генеральные секретари. Реформатор Ю.Андропов (1982-1984 гг.), видимо, не успел ничего изменить, а ставленник брежневской группы тщедушный К. Черненко (1984-1985 гг.) и не пытался нечто сдвинуть. Не повлияли на него и перестроечные ветры. После нескольких лет деятельности в условиях горбачевской перестройки в начале 1989 г. он подал заявление об освобождении от руководящих обязанностей. На удивление окружающих, последние свои речи он произносил на русском языке.
Фигура Щербицкого более одномерная, чем Шелеста, но не лишена противоречий. Как отмечают историки, он пытался многое сделать для республики, если это благословляла Москва. За 18 лет его руководства Украина сделала определенные шаги в экономическом, социальном и духовном развитии, но еще больше их она не осуществила, хотя жизнь требовало этого и они были возможными. Среди этих достижений на первое место историки ставят экономическую мощь УССР в конце 80-х. Следует также обратить внимание на такую деталь: после смерти Брежнева, а особенно Андропова, опытный партийный и советский деятель Щербицкий мог рассчитывать на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, но он был украинцем и поэтому этой должности не обнял. Такой оказалась «благодарность» великорусской «интернационалистов» за его «верного» борьбу против «национализма» и за укрепление дружбы» народов СССР. Наряду с этим в Щербицкого есть несколько тяжелых проступков перед украинским народом. Самым большим грехом следует считать Чернобыльскую трагедию - не сам взрыв, а строительство АЭС на песке, в верховьях Днепра, в одном из наиболее заселенных районов Украины, вопреки решительному протеста ученых. С согласия Генерального секретаря ЦК КПСС Г. Горбачева и первого секретаря ЦК КПУ. Щербицкого было скрыто аварию в первые, самые опасные дни после взрыва и преступно замалчивалась объективная информация позже. Через пять дней после аварии, 1 мая 1986 г., детей и молодежь вывели на Первомайскую демонстрацию, где они получили большую дозу радиоактивного облучения. Лишь через несколько дней, когда номенклатурщики уже вывезли своих детей далеко за пределы Киева, началось переселение из загрязненных районов Украины.



Назад