Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: теория и история культуры

2. Субкультура. Контркультура


Научное осмысление субкультур и контркультур в современной культурологии началось в 60-х годах XX ст. До этого проблемы субкультур исследовались, как правило, в рамках концепции социализации соответствующими научными отраслями - социологией, социальной психологией и культурантропологією (в бывшем СССР - этнографией). Несмотря на то, что культура - это концентрированный и благоустроенный опыт деятельности конкретно-исторической, социальной, этнической общности людей в ограниченном временем и местом пространстве, объединенных общими интересами, потребностями, ценностями, нормами и стереотипами, было введено понятие "субкультура".
Каждое общество имеет определенную совокупность культурных образцов, которые принимаются и осознаются всеми его членами. Эту совокупность принято называть доминирующей культурой (или всеобщей), которая функционирует на общественном уровне. Субъектом культуры на этом уровне выступает общество как выразитель вероятно определенных культурных ценностей. Вместе с тем общество включает некоторые группы людей, которые развивают определенные культурные комплексы, которые не воспринимаются всеми членами этого общества. Эти культурные комплексы отражают групповой уровень функционирования культуры, а лицо, носитель специфических представлений, своего "личного" культурного опыта, - личностный уровень.
Каждая из групп людей развивает свои способы поведения, которые отличают ее от всего остального общества, создает собственную культуру. Некоторые социальные институты стремятся внедрить поведенческие образцы и ценности, которые отличаются от подобных образцов и ценностей других институтов. Такие выражения, как "культура производства", "культура обучения", "культура управления", "армейская жизнь", "богема", "жизнь в коммуналке" и т.п., отражают картину культурных особенностей и образцов различных типов социальной жизни.
Как правило, субкультуры функционируют именно на групповом уровне. В любом социуме существуют социальные группы (коллективы), что имеют ориентацию на культурные ценности, нормы и традиции, которые отличаются от общепринятых норм и традиций подавляющего большинства населения. Поэтому культурные образцы, которые тесно связаны с общей доминирующей культурой и вместе с тем отличаются от нее своими специфическими чертами, называются субкультурами.
Понятие "субкультура" не тождественно понятию "социальная группа", а отражает лишь частное проявление последнего. Социальная группа определяется фундаментальными признаками социального размежевания - отношением к собственности, власти, месту в системе общественного разделения труда. Члены социальной группы не всегда обязательно связаны прямыми контактами, однако им присущи такие аспекты жизнедеятельности, как уклад, уровень, качество жизни, то есть то, что сейчас все чаще называют "стилем жизни".
Субкультуры существовали с давних времен, однако в патриархальные эпохи они отличались лишь так называемым "нормативным образцом" той или иной социальной группы. "Патриархально-крестьянский" образец как личностный тип субкультуры исторически сложился первым. Так, Гесиод (8-7 вв. до н.э.) в дидактической поэме "Труды и дни" добропорядочность этого типа связывал с собственными усилиями; законами, которые установлены богами; упорядоченностью, мірністю, традиционностью жизненного уклада; совершенствованием мастерства в трудовой деятельности; стремлением к материальному достатку, обогащению не за счет насилия и грабежа, а хозяйственной самодостаточности. Жизненными установками такого типа являются: социальная осторожность, стремление к безопасности от сомнительного случае, подрывающие устоявшийся уклад и благополучия; добропорядочное отношение к соседу, в отличие от соперничества аристократов; прагматическая осмотрительностью, а иногда и хитрость - он и хозяин в собственной семье или общине, и подвергнут "в мире". Такой нормативно-культурный тип может довольно живо трансформироваться как в тирана, деспота, так и в раба, хитрого холопа.
В результате урбанизации и становления новых капиталистических отношений возник "нормативный образец" личности буржуа. Он по-своему оценивает и понимает роль богатства: главная добродетель для него - деньги, которые обеспечивают его личную независимость и завоеванную демократическим путем свободу. Он признает высокую ценность труда - трудолюбие, деловитость, предприимчивость, что вместе с честностью и верностью дает возможность достичь делового успеха. Он опирается на собственные силы, руководствуется принципом "человек делает себя сам, обязана себе самой, несет ответственность за себя, свои решения и поступки". Буржуазная этика поощряет скромность, бережливость, методический и холодный расчет. В то же время ценятся такие добродетели, как расходы на "добрые дела" - как на собственные и семейные нужды, так и на благотворительность и меценатство.
Нормативный образец "благородного мужа" (аристократа) предусматривал соответствующую аристократическую этику. В древние времена - это древнеримский воин, скандинавский викинг, китайский мандарин, японский самурай; в средние века - европейский рыцарь, славянский дружинник или князь; английский джентльмен Нового времени. К характерным особенностям такого "нормативного образца" можно отнести личное благородство, что диктуется родовым происхождению (наследования или дарения дворянского титула, посвящение в рыцарства), кодекс чести, слава, образованность, манерность и привычки (например, знание и употребление иностранных языков в общении); соперничество, воинственный характер пополнения собственности; пренебрежение физическим, производительным трудом; расточительное отношение к собственности и т.д.
В каждую эпоху, кроме нормативных типов, существовали и ненормативные образцы субкультур: как субкультурні образования существовали культуры гладиаторов, риторів - в Древнем Риме, смеховая карнавальная культура Средневековья, мещанская культура изысканной эпохи Просвещения, бытовая городская культура второй половины XIX - начала XX вв.
В основе современного нормативного образца личности лежит приоритет общечеловеческих ценностей культуры, которые имеют гуманистическое содержание: высвобождена труд и материальный достаток, что обеспечивает современный уровень комфорта, доступность образования и духовного развития личности, качество здоровья и его надежная охрана, личная безопасность и уважение достоинства личности, гарантированное благополучие в старости. Весомой ценностью остается институт семьи и воспитания ребенка.
Среди основных факторов, влияющих на формирование субкультур, современная культурология выделяет социальное положение, этническое происхождение (национальность), религию, место проживания, уровень образования, профессиональный статус, половые, возрастные различия. Любое сообщество - носитель определенной субкультуры. Субъект в сообществе всегда формируется как противоречивое единство общества и лица, иерархии сообществ. Традиции, обычаи той или иной человеческого сообщества, образцы, нормы, верования, средства и цель собственной деятельности являются важными характеристиками культуры человека, непосредственным содержанием его сознания и поведения. В этом смысле деятельность человека всегда культурно обусловлена и имеет определенный культурный смысл.
Методологическое значение категории "субкультура" заключается в том, что дает возможность не только представить общий вид культуры того или иного общества, но и увидеть довольно пеструю мозаику субкультур, которые по-разному взаимодействуют.
Во-первых, субкультура подчеркивает внутреннюю дифференцированность культуры. Именно в этой категории отражается и необходимость, и потребность в культурном разграничении и самоопределении людей как членов вероятно определенных социальных групп, каждая из которых имеет специфические признаки. Исследование динамики развития таких социальных групп, их устойчивости в определенном времени дает возможность выстроить типологию субкультур. Кроме того, по этой категории можно отличить социально принятые формы культурной дифференциации (профессиональные, молодежные, научные, творческие, религиозные субкультуры, субкультуры национальных меньшинств) от антисоциальных субкультур (террористических группировок, преступных групп и т.п.).
Каждая субкультура - это продукт исторического развития общества. Поэтому важно исследовать дифференциации его групп не только по определенным признакам, но и по их устойчивостью во времени. По формам организации субкультуры неодинаковые: они могут быть формальными (действовать согласно уставу, правовых норм), например, политические партии, профессиональные объединения и т.п.; напівформальними
- общественные социокультурные и социально-политические движения.
В последние десятилетия ученые отделили и неформальные субкультуры - они касаются в основном творческих, самодеятельных и других кружков. При таком анализе субкультур внимание исследователей больше акцентируется на непосредственных связях между теми, кто их составляет, на их об'єднаності общими интересами, чем на выполнении ими социально значимых функций.
В частности, различают внутригрупповые и межгрупповые и общие социальные последствия деятельности субкультур. Так, культура диссидентского движения вполне удовлетворяла своих представителей, господствующая официальная культура считала ее чрезвычайно опасной для советского общества.
Существующие субкультуры оцениваются не только собственными представителями, но и представителями других групп. От того, какие оценки будут преобладать (позитивные, негативные, нейтральные), зависит судьба субкультуры, ее устойчивость, напряжение связей в ней, возможности развития и т.д. Поэтому существующие в обществе субкультуры неравнозначны: одни пользуются большей, другие - в меньшей уважением; одни ощутимо, другие менее заметно влияют на культурный прогресс общества в целом.
Ученые все больше склоняются к той мысли, что развитие культуры любого общества в современных условиях напрямую зависит от количества и состояния существующих в нем субкультур. Анализ динамики культуры становится более эффективным благодаря выявлению норм поведения, которые устанавливаются в обществе между его членами как представителями определенных групп (возрастных, профессиональных, по интересам и т.п.), а также специфики стиля их жизни и ценностей, которые они исповедуют. Выяснение экономических, социальных, демографических предпосылок развития каждой субкультуры, изучение факторов, обусловливающих их специфику, позволяют типологізувати субкультуры. Это, в свою очередь, дает возможность определить особенности социально-группового состава каждой субкультуры, ее мировоззренческие и идейные основы, пределы влияния на человека, общество и его культуру в целом, социальное значение и степень привлекательности для всех участников культурного процесса, помогает установить ее рейтинг и спрогнозировать возможные изменения (развитие, угасания, устойчивое воспроизводство, трансформацию) и социокультурные последствия этих изменений.
Таким образом, субкультура является производным понятием от общего понятия "культура" и означает культурную общность с некоторыми особыми чертами и признаками, выделенными из той или иной культуры. Каждая культура является целостным образованием, состоящий из множества субкультур. Однако последние не являются механическими компонентами культуры. В реальной жизни они перекрещиваются, сливаются, немного разграничиваются или же очень отличаются по некоторым параметрам вплоть до противостояния основном массива культуры, превращаясь в его альтернативу.
pic
Рис. Общий массив культуры общества
Если плоскость круга представить как основной массив культуры (см. рис.), то у его центра, в уплотненном "ядре", сосредотачиваются субкультуры, которые составляют основу этого массива. их называют базовыми, или центральными, субкультурами. Именно в них формируются самые стойкие образования, которые сохраняют систему ценностей данной культуры, ее традиции, разнообразные исторические достижения. Однако базовые субкультуры имеют сложную структуру, к тому же не обязательно монолитную. Эта структура воплощает в себе возможность противостоять субкультурам как в собственных пределах общекультурного ядра, так, в основном, и в определенной степени традиционности и инновационности. Нарушение этой степени предопределяет драматические конфликты.
Периферийные субкультуры культивируют черты, которые менее развитые или совсем примитивными в центральных субкультурах, и они могут поддерживаться центром или не находить такой поддержки. Уровень усвоения субкультурної разнообразия предопределяется інтегративними возможностями культуры. Субкультуры, удаленные от центра, несут в себе разный смысл. Одни из них выполняют функции "накопителей" ранее открытого, исторически сложившегося. Эти субкультуры - архаические модели, что сохранили и восстановили те культурные достояния, которые для общества в целом связываются с патриархальностью и даже с анахронізмом1. Другие, инновационные субкультуры, воплощают в себе новое, культивируют нетрадиционное, проявляют себя как "лаборатории будущего", как "экспериментальные" структуры культурного развития.
За последние 25-30 лет именно инновационные субкультуры привлекли внимание ученых и стали объектами культурологических исследований. Согласно их изучение было сделано принципиальные выводы. Во-первых, инновационные субкультуры не всегда признаются нужными, не всегда несут в себе прогрессивное начало, а иногда и не приживаются в общем массиве культуры. Если инновация вражеская общекультурном "ядру" или "размывает" ценности базовой субкультуры конкретного общества, скорее всего она будет незамеченной или же энергично заперечуватиметься, или же будет подвергаться решительным изменениям под влиянием общекультурного окружения. Во-вторых, для внедрения и распространения соответствующей инновации необходима мощная социальная поддержка, именно этим объясняется невозможность принятия далеких от центра инноваций: чем больше людей должны их принять и трансформироваться в своем мышлении и деятельности, тем сложнее это осуществить. В-третьих, способность к существенным изменениям в культурном развитии общества предопределяется состоянием центральных субкультур. Периоды, когда по каким причинам они находятся в состоянии кризиса или стагнации, а в обществе достаточно реформаторских сил для осуществления культурных сдвигов, являются более благоприятными для внедрения и распространения инновационных субкультур. Как правило, в такие периоды культура обладает значительным числом инновационных субкультур, активнее становится и социальный запрос для ввода таких инноваций. Когда же центральные субкультуры находятся в фазе стойкой, и культура изменениям не подвергается, внедрение и распространение инновационных субкультур происходит в неблагоприятных для этого условиях.
Так было в СССР в 50-80-е годы XX ст., когда в результате "оттепели" и "перестройки" активизировались культурные движения бардов, постмодернистов, правозащитников, национально-культурные группировки и т.д. Однако широкой социальной поддержки ценностей этих культурных движений не было, а официальная советская культура, проникнутая идеологию марксизма, находилась в стабильном состоянии. Лишь в конце 80 - начале 90-х годов XX в. творческая активность масс в совокупности с размытием идеологизированных культурных ценностей тоталитарной эпохи дала возможность проявиться новым субкультурам, внедрить некоторые их ценности в общий массив официальной культуры.
Участники политических движений, утверждая определенные ценности, как правило, пытаются распространить свои убеждения на все общество, быстрее воплотить определенную инновацию в социальную и культурную жизнь. В определенной степени это касается субкультур власти, которые на законодательной или экономической основе создают условия для возникновения новых субкультурных, в том числе и контркультурных образований.
Субкультура призвана удерживать социокультурные признаки в определенной изоляции от "других" культурных слоев. Большинство субкультур преимущественно функционирует именно по такому принципу, пытаясь отделиться от "официальной" культуры, сохраняя собственные ценности неприкосновенными и не превращая их в "официоз". Однако естественную динамику субкультур корректируют их отношения с социальными институтами. Эти институты, особенно те, которые наделены властью (например, государство), поддерживают необходимые для своего функционирования культурные силы, стремятся усилить одни субкультурні образования и подавить или даже устранить другие. Хоть субкультуры возникают в рамках социальных институтов, представители некоторых из них могут проявлять стремление к институциализации своей субкультури2. В таких случаях локальные комплексы ценностей начинают претендовать на некоторую универсальность. Они выходят за рамки собственной культурной среды, провозглашая новые ценностные и практические рекомендации для более широких социальных общностей. В этом случае можно говорить уже не о субкультуры, а об их трансформацию в контркультуру.
При определенных обстоятельствах субкультура может культивировать образцы поведения, которые выступают антитезой доминирующей культуре. Субкультуры тех групп, которые не только отличаются от доминирующих образцов культуры, но и бросают им вызов, называют контркультурами. В современной культурологии понятие "контркультура" используется в двух значениях: 1) для обозначения социально-культурных установок, которые противостоят фундаментальным принципам господствующей культуры; 2) как отказ от социальных ценностей, моральных норм и идеалов, стандартов и стереотипов массовой культуры, сложившиеся в условиях современной техногенной культуры, которая представляется организованным насилием над личностью, системой ограничения ее творческого потенциала.
В первом случае речь идет о тех субкультуры, которые вступают в конфликт с общепринятыми нормами и ценностями всего общества (преступные группы, фашистские движения, уголовные и криминогенные субкультуры). Такие субкультуры не лишены стандартов поведения и моральных норм: наоборот, они имеют ярко выраженные стандарты и нормы, однако совершенно противоположные общепринятым нормам данного общества, которые репродукуються внутри таких субкультур привлечением в них молодежи, которая через определенные социально-экономические, политические и другие обстоятельства теряет социальные ориентиры, направленные на поддержку общекультурного прогресса.
Во втором случае мы имеем дело с субкультурами, которые отождествляются с западной молодежной культурой 60-70-х годов XX ст. Особенно показательным было противопоставление культурным ценностям в движении хиппи, панков, битников и др. Так, хіпі1 исповедовали культуру, в которой не было места для работы, а сдержанность представлялся ненужной и ограничивающей свободу праведностью, патриотизм признавался ненормальным явлением, а стремление к приобретению материальных благ - не стоящим человеческого достоинства. Такие культурные ориентации отбивали критическое отношение молодежи к современной культуры и ее отрицание как "культуры родителей". Именно тогда, в I960 г., американский социолог Теодор Роззак предложил понятие "контркультура", давая либеральную оценку тогдашним молодежным движениям. На рубеже XX и XXI вв. появились другие направления контркультуры - байкеров, реперов и т.п.; их сущностные характеристики и идейные основы тесно связаны с периодом зарождения и развития молодежных контркультур Мероприятия.
Следовательно, если с помощью субкультур индивид может разными путями воспринять и реализовать базисные ценности общества, то контркультура означает индивидуальное отказа от основных образцов культуры общества. Конечно контркультура возникает вследствие неудачного подражания доминирующим культурным образцам. Ценности, которые культивируют контркультуры, становятся причиной длительных и неразрешимых конфликтов в обществе, особенно тогда, когда они проникают в самую господствующую культуру.
История знает также периоды, когда в общекультурном массиве общества возникали субкультуры, которые не возражали базисных культурных ценностей, принципов и норм, но и не вписывались в официально действующее, даже законодательно оформлено культурное поле. В этом случае речь идет о так называемом underground - подпольную культуру, которая формируется и функционирует в недрах диссидентских движений.
Диссидентские субкультуры следует относить к контркультуры с определенной степенью условности, поскольку они существовали в условиях тотального духовного давления со стороны власти и имели соответствующее социально-политическую окраску; они не были антитезой культуре всего общества, а лишь официальной культуре, заключенном в прокрустово ложе политико-правовых отношений государств с коммунистической идеологией.
Длинные волосы, изобретательность в языке и одежде, употребление алкоголя и наркотиков характерные для хиппи 70-х годов ("детей цветов"). В конце 80-х годов в Украине сложились условия для распространения богемной субкультуры (в том числе и культуры хиппи), но она по своей сути в основном имеет характер китча.
Итак, субкультура становится по сути восходящим началом не только в теории культуры, но и в философской концепции истории. Она является своеобразным отрицанием предыдущего начала с одновременным накоплением сил для развития еще не существующего, для радикального прорыва в мир новых духовных параметров, культурных установок. Кроме того, естественная способность субкультур к взаимного проникновения, переплетение делает "оккультные" и "эзотерические" субкультуры определенной промежуточным звеном между патриархальной и современной культурой. По мнению канадского социолога Е. Тирьякана, процветания эзотерических и оккультных сообществ свидетельствует о глубоком кризисе господствующей культуры, в недрах которой происходит формирование новой парадигмы. Субкультуры, по убеждению ученого, несут постоянное обновление культурной жизни, без них западная цивилизация не приобрела бы присущего ей культурно-исторического жизненного задора.
Канадская исследовательница Л. Марсіль-Лаксот пыталась проанализировать проблему субкультур с точки зрения единства и равноправия культур, поставив вопрос: что имеет большую ценность - сама культура или рожденные ею субкультуры? По ее мнению, субкультуры своим творческим порывом превосходят значения господствующей культуры.
Противоположную точку зрения высказывает немецкий социолог К. Мангейм. Учитывая то, что в культурологии проблему субкультуры рассматривали, как правило, в рамках концепции социализации, предполагалось, что привлечение к культурных стандартов, вхождение в мир господствующей культуры - процесс сложный и противоречивый. Он постоянно наталкивается на психологические и другие трудности. Это и обусловливает особые жизненные стремления молодежи, которая из духовного фонда усваивает то, что соответствует ее жизненным порывом. Так рождаются определенные культурные циклы, обусловленные сменой поколений. Юность воплощает в себе новую историческую реальность, но не превращает культуру, не совершенствует ее, не меняет ее стандарты. Речь идет лишь о том, что ценностные искания, духовные проявления неизбежны в силу возрастной адаптации. Проходит возраст брожения, и культура вновь возвращается в свое русло. Иначе говоря, мангеймівська концепция объясняет, почему люди создают особый мир ценностей, жизненных ориентаций, но вместе с тем констатирует: субкультуры хоть и постоянно воспроизводятся в истории, но все-таки отображают процесс приспособления людей к господствующей культуры. Субкультуры, таким образом, лишаются своего конвертирования статуса. Они эпизодом в историческом коловороте бытия.
Современные культурологи, в частности Г. М. Закович, считают, что на стыке обеих концепций стоит пытаться осмыслить основные варианты культурного развития и упадка, культурного развития и культурной ограниченности. Путь новаций возможен как от периферии к центру, так и в обратном направлении.
Проблема субкультур - самый весомый аргумент в переосмыслении целостной концепции культуры; она дает возможность проследить развитие культуры, ее динамику. Во все времена культура зумовлювалась множеством субкультур, преобладающим влиянием одних и воинственными, иногда незаметными претензиями других. Прогрессивные претензии, которые призывали к смещению отсталых или отживших составляющих субкультур, редко становились базой культурного поля общества. Они, как правило, вуалювалися или уничтожались господствующими субкультурами, потому что последние обслуживают властные круги.



Назад