Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая стратегия государства: теория, методология, практика

3. Особенности экономической стратегии в переходных экономиках


Переход от командно-административного демократически-рыночного общественного устройства является специфическим феноменом современной эпохи. Экономические системы, которые находятся на этапе перехода от централизованно-плановой к рыночной системы экономической координации, характеризуются значительной нестабильностью. Она обусловлена временным вакуумом экономической координации, которая возникает после разрушения командных рычагов влияния на экономику и к образованию действенных механизмов рыночного саморегулирования и соответствующих им технологий новой государственной экономической политики. Широко признано, что в значительной степени эта нестабильность уходит корнями плановых экономик. Последние, достигнув определенного этапа своего развития, исчерпали возможности экономического роста при сохранении тех способов регулирования, которые сложились. А это повлекло за собой нарастание структурных диспропорций. Можно также довольно легко заметить, что значительная или и подавляющая часть кризисных факторов возникла вследствие осуществления стратегий экономических преобразований, следовательно, имеет трансформационный характер. Экономическая система, которая находится в состоянии трансформации от командно-административных к рыночным отношениям, характеризуется специфическими чертами.

Значительным влиянием структурных факторов. Эти факторы формируют коэффициенты основных макроэкономических уравнений, которые в классической экономической теории принято считать неизменными. В результате нарушается согласованность динамики реального, денежно-кредитного и внешнеэкономического секторов.


Недостаточным развитием рынков. Это создает серьезные препятствия для установления цен равновесия на ведущих рынках и объективного определения эффективности приложения капиталов, формирует дефицит децентрализованной информации для принятия управленческих решений.


Разногласиями между уровнями цен на национальных и международных рынках (речь идет не столько о товарные цены, сколько о цене рабочей силы, денег, капитала и т.п.).

Слаборозвиненістю капитала как фактора производства. Это искажает цену капитала, значительно уменьшает мобильность. Дефицит капитала ограничивает действие механизмов конкуренции и препятствует становлению стабильного и разветвленной структуры собственности.


Экстремальными случаями экономической динамики. Высокие темпы инфляции, глубокий экономический спад и значительное недозагрузка мощностей, немалый избыток трудовых ресурсов и другие особенности смещают действие макроэкономических моделей в "пограничные", малоисследованные области. Между тем классические концепции разработаны для незначительных отклонений главных экономических индикаторов от равновесных значений.

Особенность трансформационного кризиса заключается в том, что кризисные факторы возникают не вследствие накопления внутренних противоречий экономической системы, а как унаследованные или через изменение самой системы, следовательно, имеют в определенной степени надсистемний характер. В соответствии переходная экономическая система не содержит внутренних механизмов, которые обеспечивают ее возвращение к стабильного состояния (как это, в частности, наблюдается в классической рыночной экономике). Для осуществления экономической стабилизации действие традиционных рыночных механизмов саморегуляции является недостаточной и должна быть дополнена системными сдвигами.

Значительная несовершенство рыночной среды, которая оказывается в неразвитости и искривленном характере денежной системы, ограниченной мобильности ресурсов и слабой финансовой системе, нерациональности структуры производительных сил, несовершенной законодательной сфере и т.п., не позволяет государству реально контролировать имеющиеся в стране ресурсы. В то же время и субъекты хозяйствования по той же причине испытывают дефицит информации для построения собственной эффективной экономической стратегии. Актуальность приведенной противоречия резко возрастает учитывая то, что характерной особенностью переходных экономик является разбалансированность индивидуальных и групповых интересов, вызванное распадом установленных ранее институтов и институциональной недостаточностью новой общественно-экономической системы.

В Частности Г. Колодко отмечает такие аспекты институциональной недостаточности в переходной экономике:

отсутствие организационной инфраструктуры, которая присуща либеральной рыночной экономике;


слабость финансовых посредников, способных эффективно разместить активы;

низкий уровень коммерциализации государственных предприятий до начала приватизации;


неквалифицированный менеджмент, неспособный обеспечить грамотное корпоративное управление в условиях дерегулирования экономики;

отсутствие инфраструктуры для проведения политики развития конкуренции;


слабые законодательная база и система судопроизводства, что ведет к неблагоприятным условиям для выполнения контрактов;

неспособность местного управления решать проблемы регионального развития;


отсутствие неправительственных организаций, которые помогают развитию рыночной экономики.

Вследствие этого экономические стратегии субъектов хозяйствования, которые должны составлять основу воспроизведения общественной системы, страдают от серьезных деформаций. Преследуя собственные экономические интересы (интересы собственного выживания), субъекты входят в противоречие с интересами других субъектов, как равных себе в общественной иерархии, так и тех, что находятся на других "этажах" последней. Фактически место разрушенной иерархии планово-административных отношений пока не занимает новая иерархическая структура субъектов частной экономической власти, создание которой требует значительного времени и определенных условий. Это и проявляется в росте взаимного отчуждения рядовых граждан, субъектов хозяйствования и государства.

В условиях неразвитого рынка преследования экономическими субъектами собственных интересов ведет к игнорированию интересов ряда национального уровня (на переходном этапе это структурная перестройка и обновление производства, финансово-бюджетная и монетарная стабильность, социальное обеспечение и т.д.) и может приобретать негативного и разрушительного для общества характер. Только со становлением в стране относительно развитой рыночной системы хозяйственные субъекты начинают адекватно реагировать на сигналы рынка, формировать эффективные частные экономические стратегии, и появляется возможность применения традиционных регуляторов экономической стабилизации. Поэтому значительного веса приобретает необходимость тщательной проработки средств экономической тактики, которые способны реализовать эффективную экономическую стратегию государства. Ключевая задача государства, таким образом, заключается в построении четкой структуры экономической стратегии - от базовой цели к стратегических приоритетов и средств экономической тактики.

Крайне важным аспектом является поиск места государства в новой экономической структуре, установление границ эффективности ее вмешательства и их динамики. В переходной экономике, как замечает Я. Корнаї, государство часто проявляет чрезмерную активность, когда для этого нет достаточных оснований, и является пассивной в сферах, которые требуют постоянного или временного государственного вмешательства. Государство как субъект экономической стратегии и сама характеризуется значительной несовершенством, особенно на начальной стадии трансформационного процесса. Сказывается отсутствие устоявшейся теоретико-методологической базы, мощные политические факторы, которые часто побеждают экономические соображения в государственной политике, нехватка средств для осуществления регулирующего влияния и на развитие контрольно-управленческих структур и т.д. Субъект экономической стратегии, столкнувшись с проблемами ресурсного обеспечения реформ, начинает применять экстренные меры по решению текущих проблем: сокращение дефицита бюджета, уравновешивания платежного баланса, ограничения инфляции, регулирования валютного курса, выполнение неотложных социальных обязательств и т.п., теряя стратегические ориентиры и последовательность стратегии реформ.

Нестабильной экономической системе свойственны прежде всего динамизм стратегической цели, ступенчатость в ее постановке. Стратегическая цель государства на первом этапе - это построение или восстановление эффективной экономической системы. На втором - обеспечение ее хорошего прогресса. Поскольку в этих этапов меняется состояние объекта и субъектов экономической стратегии, значительные изменения происходят и в направлениях и задачах экономической стратегии. Очевидно, что между элементами стратегии существует тесная взаимосвязь, возможно их переплетения или определенное совпадение. Итак, найпотрібнішою есть свойство гибкости элементов стратегии, которая необходима для их приспособления к особенностям как объекта, так и субъекта стратегии.

Экономическая трансформация является не только заменой механизма экономической координации, но прежде всего переводом на рыночную основу воспроизводственного процесса. До тех пор, пока последний не состоится, трансформационный процесс не может считаться завершенным. В связи с тем, что процессы экономического воспроизводства, так или иначе, оказываются через воспроизведения на уровне экономических субъектов, экономическая стратегия государства направляется, прямо или косвенно, на влияние на деятельность этих субъектов и формируется в расчете на их рациональную реакцию. Ведь встроенные регуляторы экономической системы по своей форме являются действиями экономических субъектов с преследование собственных экономических интересов. Следовательно, изменение системы экономической координации в переходной экономике выводит на первый план обеспечение способности частных экономических субъектов разрабатывать и осуществлять собственные эффективные экономические стратегии.

Независимое функционирование субъектов хозяйствования непосредственно связано с проблемой мотивов и стимулов их деятельности. Соответствующая мотивация следует из интереса независимого экономического субъекта к самовоспроизводству и побуждает к наиболее полного удовлетворения этого интереса, исходя из имеющихся ресурсных возможностей и окружающей институциональной среды. Потребность во всестороннем укреплении мотивов к эффективного использования имеющихся в обществе ресурсов и приумножения национального богатства страны в рыночной экономике обусловливает необходимость приоритетного развития предпринимательской поведения как главного инициатора развития экономической системы.

Особенности переходных экономических систем затрудняет действие в них механизмов рыночного саморегулирования и рыночных рычагов экономической тактики государства. Законы внутрісистемного развития часто оказываются не идентичными законам трансформационного развития. В переходных системах могут действовать специфические экономические законы переходного периода или приобретать “нестандартного” проявления действие законов общепринятого характера, на которые обычно возлагается главная регуляторная миссия.

Во-первых, специфического характера приобретает соотношение между потреблением и сбережениями. На размер потребления, кроме уровня доходов, влияют также инфляционные ожидания экономических субъектов и пропорции распределения дохода. За значительного недозагрузка мощностей рост доходов ведет к синхронного увеличение заработной платы и прибыли, то есть непосредственно не влияет на рост склонности к сбережению, характерного для прибыли более, чем для заработной платы. Это же позволяет отметить, что до достижения уровнем производства почти границы производственных возможностей роста доходов вряд ли будет характеризоваться ростом удельного веса сбережений. Как будет показано в следующем разделе, в Украине рост доходов населения и заработной платы сопровождалось даже ростом склонности к потреблению.

Во-вторых, в условиях неразвитой финансовой инфраструктуры объем инвестиций зависит в решающей степени от величины отдачи на капитал. На него в значительной мере влияют структура финансовой системы, финансовое состояние предприятий, размер их доходов, платежеспособность и т.д.

В-третьих, не следует однозначно воспринимать утверждение теоретиков, что рост ВВП ведет к сокращению чистого экспорта, поскольку импорт увеличивается быстрее, чем растет экспорт. Такая закономерность характерна для случаев, когда загрузка мощностей достигает 80-90%, как это имеет место в развитых экономиках. Следовательно, производство совокупного продукта не выходит за границы производственных возможностей и предельные расходы увеличение объемов отечественного производства превышают расходы импорта аналогичной продукции. В условиях значительного недозагрузка производств рост внутренних доходов вполне может покрываться увеличением выпуска на отечественных предприятиях, в результате чего указанная закономерность для переходной экономики очень условная. Экономический рост в Украине 1999-2001 гг. сопровождался опережающим ростом экспорта и активным импортозамещением. Ситуация изменилась только в конце 2001 г., после исчерпания возможностей безінвестиційного импортозамещения.

По-четвертых, явного проявления приобретает разделение спроса на деньги на трансакционный и спекулятивный (соответственно, вертикальная и горизонтальная части кривой спроса на деньги). На участке трансакційного спроса значительные изменения процентных ставок вызывают незначительные изменения спроса, поскольку деньги выступают инструментом оборота уже инвестированного капитала. На участке спекулятивного спроса, наоборот, небольшие колебания процента приводят к значительным изменениям спроса на деньги, поскольку последние используются непосредственно как актив. В этом случае увеличение предложения денег ведет к снижению процентных ставок, рост инвестиций и ВВП. В условиях, когда ссудный процент значительно выше рентабельности в реальном секторе, возникает парадокс, когда стоимость ресурсов для функционирования капитала выше дохода от этого функционирования. В результате повышения процента влияет на себестоимость продукции. Сохранение высоких кредитных ставок коммерческих банков на фоне снижения учетной ставки НБУ в 2001-2002 гг. дает основания утверждать, что украинская денежная система пока что остается на участке трансакційного спроса.

В условиях невысокой эластичности спроса на деньги на передний план вместо ценовых факторов выходят структурные. Среди них - платежеспособности дебиторов и различия между потенциальным и платежеспособным спросом на кредиты; проблема соблюдения платежной дисциплины и гарантирования кредита. В результате действия структурных факторов возникает не предусмотрена классической моделью ситуация, когда накопление избыточной ликвидности банков происходит за большого потенциального спроса на кредиты и совокупного предложения, значительно ниже уровня границы производственных возможностей.

Исходя из рациональных ориентиров поведения, правительство сокращает избыточную ликвидность банков, чем ограничивает их кредитоспособность. Таким образом, стратегический компонент монетаристской модели макроэкономического регулирования не срабатывает, поскольку снижение процентных ставок не успевает перевести спрос на деньги на этап спроса на них как на инвестиционные активы. Между тем тактическая составляющая в виде ограничения оборотов и внутреннего спроса действует непосредственно - оживление в экономике ведет к увеличению трансакційного спроса на деньги, что в условиях низкой монетизации экономики вызывает увеличение ссудного процента. Через дефицитность денежных ресурсов этот рост может быть очень значительным и негативно влиять на инвестиции и экономический рост.

По-пятое, в традиционных макроэкономических моделях принято считать, что увеличение государственных расходов ведет к росту процентных ставок, что, в свою очередь, вызывает в открытой экономике приток капитала и подорожание национальной валюты. Происходит ухудшение торгового баланса и сокращение внутреннего спроса. Уменьшение частных инвестиций в результате роста процентных ставок через долговое финансирование дефицита бюджета получило название "эффекта вытеснения". Это дает сторонникам неоклассического подхода основания говорить о "чрезмерное государственное потребление" как фактор подавление частной экономической, в том числе - инвестиционной активности. Исходя из приведенных соображений, в частности украинское правительство целенаправленно осуществляет ограничения расходов бюджета в расчете на то, что такое ограничение будет способствовать снижению процентных ставок и активизации инвестиционных процессов.

Отказ от финансирования бюджета за счет кредитов, действительно, в переходной экономике повлияет на процентные ставки, однако лишь в направлении предотвращения их излишнем росту. В условиях отсутствия значительных потоков капитала нет особых оснований ожидать заметного влияния ограничительной бюджетной политики на девальвацию, тогда как ее влияние на сокращение ВВП будет сильнее.

Ведь, как известно, в экономике, что находится в состоянии спада, роста государственных расходов характеризуется также "эффектом мультипликатора", согласно которому спрос со стороны государства на рынке потребительских и инвестиционных товаров ведет к увеличению доходов частных субъектов хозяйствования, следовательно, играет стимулирующую роль. Поэтому сокращение бюджетных расходов выводит из-под контроля правительства управление спросом и уменьшает действие встроенного бюджетного стабилизатора. Необходимо также отметить, что в случае финансирования дефицита бюджета средствами денежно-кредитной экспансии рост реальных процентных ставок не происходит, и "эффект вытеснения" не действует.

По-шестое, современные экономические теории рассчитаны для анализа и использования в условиях открытой экономики. По мнению теоретиков, экономика является открытой, если "государство не может претворять в жизнь свою макроэкономическую политику, основываясь на предположении, что она действует в закрытой народнохозяйственной системе".

В свете данного определения переходную экономику можно считать открытой лишь частично. Государство, действительно, не в состоянии осуществлять независимую макроэкономическую политику, но часто не через влияние международных потоков капитала, а в результате выдвинутых иностранными и международными кредиторами условий получения кредитов. В результате возникает феномен виртуальной открытости", за которого на национальную экономическую политику накладываются ограничения, подобные тем, которые характерны для открытых экономик. Однако практически отсутствует регуляторно-корректирующее влияние на платежный баланс и динамику макроэкономических показателей международных потоков капитала. В частности для малой открытой экономики реальный ссудный процент обычно стремится к среднемировому, что ограничивает размах рестриктивной монетарной политики. Между тем в переходной экономике через институциональные и структурные препятствия остается возможным сохранение кредитного процента, существенно выше ставку, которая применяется на международных кредитных рынках.

Общеизвестно, что так называемое "неоклассическая сдвиги" в экономической теории в 80-х годах прошлого века произошло в развитых странах именно под влиянием нарастающей интернационализации движения капиталов, когда эффективность бюджетно-налоговых рычагов экономической политики, на которых основываются основные положения кейнсианства, стала резко уменьшаться. Однако через том, что открытость переходных экономик (речь идет практически о все переходные экономики и прежде всего - об страны-члены СНГ) имеет преимущественно “виртуальный” характер, не стоит, по нашему мнению, абсолютизировать действенность и актуальность неоклассических рецептов в этих условиях.

Собственно, приведены дополнительные факторы, которые влияют на традиционные экономические закономерности, не являются новыми и для классической западной экономической науки. Особенности переходных экономик заключаются лишь в чрезмерном усилении действия именно этих факторов. К сожалению, подавляющее большинство адептов рыночных экономических теорий в переходных экономиках не отличается такой глубиной знания этих аспектов.

Итак, теория переходного периода требует более глубоких подходов, поскольку заставляет заглянуть в суть устоявшихся явлений и взаимоотношений, создать методологию учета их изменчивости. В. Бодров предлагает применять для анализа переходных общественно-экономических процессов специализированную отрасль науки - „транзитологію” - „отрасль общественных знаний, которая изучает переходные формы и состояния общества, находящихся в процессе динамических изменений, преобразований эволюционного и революционного характера”.

В переходной экономике недостаточно просто устанавливать “рамочные условия” для конкуренции в расчете на то, что действие “конкурентного порядка” обеспечит эффективное функционирование экономической системы. Следует разобраться в сути условий и механизмов конкуренции и формирования конкурентоспособности. По мнению многих исследователей экономической стратегии государства в переходных экономиках, “главная цель конструктивных усилий в переходный период - создать такую структуру национального хозяйства, которая, имея в себе механизм самоорганизации, была бы способна достичь равновесного состояния, выйдя из циклического кризиса в кратчайшее время”.

К сожалению, главной характерной чертой экономической стратегии большинстве переходных экономик на рубеже 80-90-х годов в значительной мере под влиянием субъективных, политических факторов стало размывание действительной стратегической цели - построения дееспособной конкурентоспособной экономической системы и ее подмена фрагментарными частными целями - либерализацией, монетарной стабилизацией, приватизацией и т.д. Соответственно значительная часть стратегических направлений, необходимых для обеспечения реальной стабилизации экономической системы и прочного экономического роста, осталась вне поля зрения.

В тех переходных обществах, в которых государство отделилась от активных целенаправленных действий в экономике, общее ухудшение экономической стабильности было гораздо глубже, поэтому даже после более чем десятилетия трансформационных процессов они все еще относятся к нестабильных экономик. К сожалению, именно в число последних входят большинство государств - бывших республик СССР, в том числе и Украина. В странах Центральной и Юго-Восточной Европы и Балтии, где осуществляется последовательная государственная политика, независимо от ее направления, трансформационные процессы обрели успех и логично перешли в стадию евроинтеграции.



Назад